URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Харченко В.К. Лингвосенсорика: Фундаментальные и прикладные аспекты
Id: 124665
 
264 руб.

Лингвосенсорика: Фундаментальные и прикладные аспекты

URSS. 2012. 216 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-02316-0.

 Аннотация

В настоящей монографии исследуется язык пяти органов чувств в проекциях на художественный, родословный, религиозный и мемуарный дискурсы. Рассматриваются проблемы сенсорной лексики, приемов усиления перцептивных образов, взаимосвязи сенсорики и жанра, сенсорики и возраста, сенсорики и гендера. Большое внимание уделено прикладным аспектам сенсорной лингвистики.

Книга предназначена для филологов различных специальностей, студентов филологических факультетов вузов, а также всех, кто интересуется вопросами лингвосенсорики.


 Оглавление

Глава 1. ЛИНГВОСЕНСОРИКА В КРУГУ СМЕЖНЫХ ОБЛАСТЕЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ
 §1. Принципы анализа лингвосенсорного материала, ключевые термины, приёмы исследования
 §2. Аспекты развития перцептивной лингвистики
 §3. Перцептивная поддержка концепта и эмоции
Глава 2. ЛЕКСИКА ПЕРЦЕПЦИИ
 §1. Лексика зрения
 §2. Лексика слуха
 §3. Лексика осязания
 §4. Лексика обоняния
 §5. Лексика вкуса
Глава 3. СЕНСОРИКА И МИКРОТЕКСТ
 §1. Сенсорика пословицы
 §2. Сенсорика приметы
 §3. Сенсорика загадки
 §4. Сенсорика афоризмов
 §5. Сенсорика крылатых слов
Глава 4. СЕНСОРИКА В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ТЕКСТЕ
 §1. Приёмы усиления сенсорики
 §2. Иносенсорные переключения
 §3. Лингвосенсорика классических текстов: М. Ломоносов, И. Тургенев
 §4. Лингвосенсорные находки писателей второго ряда: С. Сергеев-Ценский, Е. Пермитин
 §5. Лингвосенсорные находки региональной поэзии: Д. Маматов, Т. Олейникова
Глава 5. СЕНСОРИКА В ЛИТЕРАТУРЕ NON FICTION
 §1. Сенсорика путевых заметок
 §2. Сенсорика дневников
 §3. Сенсорика родословного дискурса
 §4. Сенсорика в мемуарном дискурсе
 §5. Сенсорика в религиозном дискурсе
Глава 6. СЕНСОРИКА ПЛЮС...
 §1. Сенсорика и нарратив
 §2. Сенсорика и инстинкт
 §3. Сенсорика и гендер
 §4. Сенсорика и возраст
 §5. Сенсорика и профессия
 §6. Сенсорика и творчество
 §7. Сенсорика и хобби
 §8. Сенсорика и этика
 §9. Разговорный дискурс: "Сенсорика плюс", приёмы усиления сенсорики
Глава 7. ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ EGO-СЕНСОРИКИ
 §1. Культура видения
 §2. Культура слушания
 §3. Культура касания
 §4. Культура вкуса
 §5. Культура обоняния
ЛИТЕРАТУРА
ИСТОЧНИКИ

  Глава I (отрывок)

ЛИНГВОСЕНСОРИКА В КРУГУ СМЕЖНЫХ ОБЛАСТЕЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ

§ 1. Принципы анализа лингвосенсорного материала

В своём перманентном насыщении новыми фактами, свежими интерпретациями, авторскими исследовательскими моделями любая развитая наука (а современная лингвистика, безусловно, относится к этой почётной категории!) сопровождается обособлением не сказать "наиболее частных" (они как раз и не частные!), а наиболее авторитетных, интенсивных сфер поиска.

В лингвистике последних десятилетий наблюдается отпочкование таких новомодных и притягательных направлений, как когнитивная лингвистика, коммуникативная лингвистика, лингвистика детской речи, т.е. онтолингвистика [Цейтлин 2000, Онтолингвистика... 2011]. В последние годы набирает обороты дискурсивная лингвистика. Выделились, авторитетно заявив о себе, контрастивная [Стернин 2004], функциональная, синергетическая лингвистики. В трудах Г.И.Богина ставится вопрос о духовной лингвистике: "...Что-то делать с человеческой субъективностью, например, совершенствовать её посредством чтения..." [Шахин 2008]. Монографическое изучение таких концептов, как "Печорин" или концепт "Фауст" [Семочко 2004], может стать толчком к развитию и, соответственно, некоторому обособлению, отпочкованию персонолингвистики. О пустотности персоносферы в ситуациях недостаточного, неполнокровного чтения пишет Г.Г.Хазагеров, отмечая дефицит образов литературных героев в языковом сознании современного школьника и печальные последствия такого дефицита [Хазагеров 2002: 132--145]. Если брать классификацию лингвистик по жанровым объектам исследования, то в качестве примера обособления можно привести выделившуюся сравнительно недавно документную лингвистику [Кушнерук 2007: 286], а также разрабатываемую Н.Д.Голевым и И.А.Стерниным юрислингвистику. В статье Анны Николовой (г.Шумен, Болгария) ставится вопрос об эгоцентрической теории языка, эгоцентрическом направлении исследований (Я-концепта, Я-повествования, жанра дневников и пр.). "Эгоцентрическая парадигма предполагает описание и исследование всех языковых элементов, при помощи которых конкретная личность пропускает через себя явления жизни и эксплицирует себя в дискурсе и тексте" [Николова 2009: 68]. Совокупность таких исследований может способствовать зарождению "эголингвистики", если исключить из этого слова пейоративную коннотацию, обозначив данную область как "эгоцентролингвистика". В монографии Ж.Багана и Е.В.Хапилиной говорится о контактной лингвистике -- относительно новом направлении, сформировавшемся в языкознании лишь в конце XX века с целью исследования языковых контактов, языкового взаимодействия [Багана, Рахилина 2010: 4].

Перечисленные лингвистики отчасти накладываются друг на друга, что ожидаемо и естественно, но что отнюдь не мешает динамике их, по большому счету, уникального развития.

В данной работе речь пойдёт о сенсорной лингвистике как области лингвистического знания, которая занимается языком перцепции, вербальной репрезентацией показаний пяти органов чувств: зрения, слуха, осязания, вкуса и обоняния. И.Г.Рузин определяет названные сферы восприятия как "перцептивные модусы или модусы перцепции", более того в зрительном компоненте исследователь выделяет несколько субмодусов, таких как восприятие света, цвета, формы и размера [Рузин 1994: 79].

Каждая работа строится на определённых принципах, которые не всегда, правда, оговариваются особо, что вполне объяснимо. Трудно сейчас отыскать публикацию большого формата (монографию, диссертацию, впрочем, даже и статью!), автор которой не заявлял бы о принципе комплексности, системности своего исследования или о своём почтительном отношении к принципу антропоцентризма.

У нас, однако, речь пойдёт о другом: о выборе пути исследования, а где выбор -- там всегда потери, о которых целесообразно сказать заранее, не дожидаясь разочарования со стороны уважаемых читателей. В ходе исследования (мы убеждались в этом неоднократно при подготовке предыдущих книг!) принципы "проступают" сами, как проступает картинка при проявлении фотоплёнки. Признать их, как и признаться в авторском подходе, несложно, хотя в чём-то, может быть, и рискованно. Итак, текст изложением мы бы хотели предварить принципами подхода к проблематике сенсорной лингвистики, коль скоро названием работы сделана заявка на весьма многоаспектную проблематику. Таких принципов три.

Первый принцип -- стремление к широте охвата проблемы, которая по мере приближения к ней открывала всё новые и новые горизонты, например: изучение взаимосвязи сенсорики и нарратива, сенсорики и инстинкта, поиск сенсорного следа в загадке, в афоризме. Но широта, с одной стороны, создаёт реальную угрозу в виде безмерности и аморфности работы, а с другой -- плохо коррелирует с полнотой и глубиной раскрытия той или иной частной проблемы лингвистической сенсорики. Ничего нового мы сейчас не сказали: любая широта крадёт сокровища глубины. "Нельзя всё читать и всё писать", -- как-то в ответ на критику сказал Андрей Битов. Но сама тема (увы и ах!) требовала, чтобы принцип широты подхода был взят в качестве основного. "Тут нужно обратить внимание на всё или вообще за это не браться". Заявка на тему "сенсорная лингвистика" требует широты охвата проблематики.

Но здесь вклинивается ещё одно мешающее и драматизирующее исследование обстоятельство. Это альтернатива, дихотомия, асимметрия внутри самого материала исследования. Нас всё время "подставляет"... зрение. Из пяти органов чувств оно "всегда" явный лидер, оно присутствует "везде". Когда мы описывали вкус, или осязание, или слух, или обоняние в их языковых и речевых презентациях, наш пиетет к видимому приходилось (условно, конечно!) выносить за скобки.

Широта подхода продиктована необходимостью учёта следующих проекций: (1) cенсорика для чего-либо и (2) что-либо для, во имя сенсорики.

Язык сенсорики способен усилить эмоциональность и художественность любого дискурса, слуховые экскурсы способны сделать ещё более зримыми зрительные образы и т.д. и т.п. Вместе с тем слишком многое в языке (метафоры и аллитерация, окказионализмы и междометия, сравнения и повтор -- перечень не закончен!) работает на выразительную передачу ещё и сенсорных образов. Широта подхода, таким образом, обусловливала учёт обоих векторов: "сенсорика для..." и "...для сенсорики".

Второй принцип и, соответственно, вторая особенность монографии касается того, что в орбиту исследования сенсорики вводится свежий, и, соответственно, мало исследованный материал. Конечно, невозможно было совсем обойтись без знаковых сенсорных образов, которые у всех на слуху, а значит, работают как модели представления языка чувств: "И дым отечества нам сладок и приятен", "Кроет уж лист золотой / влажную землю в лесу...". Но описывать, например, мастерство писателя в передаче художественной сенсорики мы пытались по текстам авторов, не самых изученных с точки зрения передачи сенсорных образов, по классикам "второго ряда", по сборникам стихов региональных поэтов. Привлекался корпус текстов семейных родословных, выписки-цитаты из научно-популярных изданий, данные картотеки записей разговорной речи, записей детской речи.

В отношении искусства передачи запахов в отечественной классике, безусловно, лидируют такие писатели, как А.И.Куприн, И.А.Бунин, С.Н.Сергеев--Ценский [Харченко 2007, 2005], в искусстве передачи вкусовых ощущений -- Н.В.Гоголь, И.С.Шмелёв, из более поздних -- В.А.Солоухин, В.Пьецух. Выразительный язык передачи сенсорных ощущений -- прерогатива далеко не только классических текстов. В текстах современных прозаиков бывает достаточно анализа всего одной строки, чтобы почувствовать уважительное отношение автора к сенсорным впечатлениям: Дерево гудит от пчёл (Б.Екимов);...Он спит на прохладных, почти звенящих простынях (Д.Маркиш). Сенсорная лингвистика предполагает исследование языковой передачи показаний пяти органов чувств: зрения, слуха, осязания, вкуса и обоняния. Лингвиста-сенсорика интересуют языковые и речевые сенсорные сигналы в отрывках из произведений и классических, и современных авторов, заслуживающие изучения, систематизации и, что весьма злободневно, -- лексикографирования.

Наконец, третий принцип работы с материалом исследования и третья особенность книги -- это более серьёзное внимание прикладным аспектам сенсорной лингвистики, в частности дефициту сенсорных образов применительно к каждому каналу восприятия и способам преодоления последствий такого дефицита. Современная лингвистика требует более серьёзной проработки практических аспектов исследования, хотя здесь подстерегает опасность уже другого характера -- временного, вынужденного отхода от собственно лингвистики. На протяжении, наверное, уже полувека лингвист пребывает в психологической зависимости от психологии, полагая, что только там истина в последней инстанции. Будем же уважать и то ценное, что современная лингвистика (или шире -- филология!) может предложить другим отраслям гуманитарного знания. В заключительной главе книги нам хотелось показать, как язык помогает психологии чувств и этике поведения, как в режиме модного сейчас кластера прикладная лингвистика работает на валеологию, психологию, эстетику, этику.

Прикладные направления исследований сенсорной лингвистики весьма значимы. Но при этом возникает (точнее, незаметно формируется) убеждение, что, де, прикладное -- это нечто для других, которые, может быть (а скорее, такого и не случится вовсе!) воспользуются данными фундаментальной сенсорной лингвистики. Увы и ах! Если мы хотим действительно развивать прикладные аспекты всего того, чем занимаемся сами, целесообразно применять полученные результаты к себе, корректируя свою жизнь. Поэтому в этой части монографии речь пойдёт, прежде всего, об ego-сенсорике. Здесь открываются проблемы интереснейшие и актуальные. Это и песенный дефицит современной жизни (песен мы слышим много, но отнюдь не в собственном исполнении и не в исполнении родных и близких, что нерадостно и даже тревожно), и дефицит разнообразия сенсорных образов, напоминающий о необходимости гармонизировать впечатления, получаемые от всех, без исключения, органов чувств...


 Об авторах

Вера Константиновна ХАРЧЕНКО

Доктор филологических наук, профессор, заведующая кафедрой русского языка и методики преподавания Белгородского государственного университета. Наряду с изучением языка семейных родословных занимается проблемами детской речи, теории метафор, лексикографии оттенков цвета. Автор нескольких монографий, среди которых: "Словарь современного детского языка: Около слов. Свыше 15000 высказываний" (2005), "Виды лингвистического разбора в пояснениях и образцах" (2-е изд. URSS, 2007), "Переносные значения слова" (2-е изд. URSS, 2009), "Функции метафоры" (3-е изд. URSS, 2009) и др.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце