URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Бестужев-Рюмин К.Н. О том, как росло Московское княжество и сделалось русским царством
Id: 123937
 
189 руб.

О том, как росло Московское княжество и сделалось русским царством. Изд.2

URSS. 2011. 176 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-02101-2. Уценка. Состояние: 5-. Обложка: 4+. Блок текста: 5.
Книга напечатана по дореволюционным правилам орфографии русского языка (репринтное воспроизведение издания 1866 г.)

 Аннотация

Вниманию читателей предлагается книга выдающегося русского историка, одного из основателей отечественной школы источниковедения К. Н. Бестужева-Рюмина (1829--1897), посвященная исследованию становления великого русского государства. В книге описывается история могущественного Московского княжества, которое возглавило процесс объединения русских земель в единое государство, добившееся полной независимости от Золотой Орды. Автор рассматривает процессы, происходившие на территории Руси со времен князя Ивана Калиты до периода правления царя Ивана Грозного.

Книга будет интересна как специалистам-историкам, так и широкому кругу читателей.


 Отрывок из книги

Шесть сотъ летъ тому назадъ страшная беда постигла Русь, тогда поделенную на мелкия княжества -- пришли татары; князья не соединились; татары разбили ихъ по одиночке, разорили Русь изъ конца въ конецъ и стали владеть ею. Пришлось русскимъ князьямъ ездить въ орду и вымаливать у хановъ татарскихъ и жизнь свою, и власть. Такъ прошло около ста лътъ. Татары поразбогатели и стали ссориться между собою; тогда начала отдыхатъ Русская Земля. Московский князь Иванъ Даниловичъ, одинъ изъ самыхъ слабыхъ, добился звания великаго князя и потихоньку сталъ скоплять богатства и покупать вотчины другихъ князей; татаръ онъ старался не обижать для того, чтобы до времени они не опомнились и опять не задавили Руси. То же делали и его наследники. Имъ помогали святые митрополиты Петръ и Алексей, которые и переехали жить въ Москву. Москва такъ усилилась, что внуку Ивана Даниловича, Димитрию Ивановичу Донскому удалось разбить татарския силы Мамая на по ле Куликовомъ и темъ показать, что и татаръ можно бить.

Бежалъ Мамай съ поля Куликовскаго, а въ Кафе (теперь Феодосия въ Крыму) убилъ его татаринъ же, Тохтамышъ, который сталъ съ техъ поръ ханомъ и началъ грозить Земле Русской, хотелъ опять заставить князей русскихъ платить себе дань. Русская Земля тогда еще не оправилась отъ погрома мамаева: дорого стоила ей победа надъ татарами, много и князей, и бояръ, и простыхъ воиновъ осталось на поле Куликовомъ. После такой натуги надо было бы отдохнуть несколько летъ; а татары собрались на Русь ровно черезъ годъ после мамаева побоища.

Перешелъ Тохтамышъ черезъ Волгу и шелъ къ рязанскимъ пределамъ: этимъ путемъ всегда въ то время вступали татары въ Русскую Землю. Услыхали объ его походе князь нижегородский Дмитрий Константиновичъ, тесть великаго князя Димитрия Ивановича, испугался беды и послалъ сыновей своихъ, князя Василья, да князя Семена, догнать Тохтамыша и смирить его своею покорностью. Едва удалось имъ догнать татаръ на меже рязанской. Услыхалъ о походе татарскомъ и князь Олегъ рязанский, и вышелъ на встречу Тохтамышу, поклонился ему, поднесъ дары и указалъ броды черезъ Оку.

Когда же услыхалъ о томъ великий князь Димитрий Ивановичъ, задумалъ онъ сначала выйдти биться съ татарами, но увидалъ, что войска у него мало и не остался въ Москве, а пошелъ черезъ Переяславль и Ростовъ въ Кострому.

Перешелъ Тохтамышь Оку, взялъ Серпуховъ и пошелъ къ Москве; а въ Москве народъ волновался: кто собирался бежать, кто хотелъ остаться въ городе.

Кто хотелъ остаться, те стали съ мечами въ воротахъ и не пускали никого изъ города; другие влезали на стены и камнями бросали въ убегающихъ. Никто не слушался ни великой княгини Евдокии, ни митрополита Киприяна, ни большихъ бояръ, и даже великую княгиню и митрополита едва выпустили изъ города. При такомъ волнении нашлись и злые люди, которые убивали своихъ, чтобы ограбить. Изо всехъ воеводъ, которые оставались въ городе, один только князь Остей, родомъ литвинъ, который служилъ великому князю, нашелъ, что надо делать: онъ уговорилъ москвичей защищаться и принялъ надъ ними начальство.

Въ полдень 23-гo августа (1381 г.) подступилъ Тохтамышъ къ Москве. Сталъ онъ сначала въ поле на разстоянии двухъ выстрелов отъ города; Увидали его москвичи со стены и затрубили въ трубы. Потомъ подъехали татары къ стенамъ и стали спрашивать: "Здесь ли князь Димитрий? -- "Его здесь нетъ", отвечали горожане. Осмотрелись вокругъ татары и отъехали: они заметили, что москвичи сожгли посадъ, не оставили ни деревца, ни кола, чтобы нечего было татарамъ приметатъ къ стенамъ, какъ въ то время делывали для того, чтобы зажечь городъ. Обрадовались этому отходу горожане и возгордились; стали говоритъ: "Не боимся мы татаръ, городъ у насъ каменный, твердый, ворота железныя, не долго постоятъ татары подъ городомъ, -- уйдутъ скоро: и насъ испугаются, да и вспомнятъ, что князь великий можетъ придти съ войскомъ и напасть на нихъ сзади". Ободрились многие такими мыслями, выкатили на площадь бочки меда изъ барскихъ погребовъ и пьяные влезали на стену и ругались надъ татарами, а татары ездили, грозили имъ саблями, потомъ отошли; еще больше приободрились москвичи и стали пировать на радости.

На другой день поутру, самъ ханъ подступилъ къ городу, татары не стреляли, а только осматривали городъ; горожане первые начали стрелять изъ луковъ и метать камни. Разъярились татары и посыпались стрелы ихъ какъ дождь на городъ; стрелы тучею застилали небо и убивали многихъ москвичей на стене потому, что татары стреляли искуснее русскихъ: были у нихъ такие искусники, что безъ промаха стреляли на скаку. Пока одни стреляли, другие принесли лестницы и полезли на стену; горожане же обливали ихъ со стенъ горячею водою. Утомились татары и отступили; скоро вместо усталой толпы пришла другая, свежая, и стала приступать еще свирепее. Москвичи храбро отбивались от нихъ стрелами и камнями.

Три дня стоялъ Тохтамышъ подъ городомъ, а на четвертый обманулъ князя Остея и москвичей. Въ полдень по слову цареву, подъехали къ стенамъ несколько знатныхъ татаръ, и князья нижегородские. Дали знать городу, что пришли для мирнаго дела. Стали они говорить народу, который собрался на стенахъ: "Царь хочетъ васъ, своихъ людей, жаловать: вы ни въ чемъ не виноваты и не на васъ онъ пришелъ, а на князя Димитрия; вамъ же онъ ничего не сделаетъ, если выйдете къ нему съ дарами и пустите его въ городъ: хочется ему видеть вашъ городъ"...


 Об авторе

Константин Николаевич БЕСТУЖЕВ-РЮМИН (1829--1897)

Выдающийся русский историк, один из основателей отечественной школы источниковедения; академик Российской академии наук (1890). Родился в Нижегородской губернии, в дворянской семье. В 1851 г. окончил юридический факультет Московского университета. В студенческие годы испытал влияние Т.Н.Грановского, К.Д.Кавелина, С.М.Соловьева. В 1859--1865 гг. сотрудничал в журнале "Отечественные записки". В 1864--1879 гг. преподавал русскую историю будущему императору Александру III. С 1865 г. -- профессор кафедры русской истории Петербургского университета; в 1867--1871 гг. одновременно преподавал русскую историю в Историко-филологическом институте. В 1878 г. основал и до 1882 г. возглавлял Высшие женские (Бестужевские) курсы. Член Археографической комиссии, Русского географического общества и других научных обществ. Почетный член Русского археологического общества.

К.Н.Бестужев--Рюмин -- автор многих трудов по истории России, главный из которых -- двухтомная "Русская история" (1872--1885). Его значение как историка связано с разработкой им проблем источниковедения; большое число его работ посвящено вопросам историографии. Ученый исследовал все основные виды историографических работ: изучение последовательного развития исторической науки, проблемная историография и персоналии. Он одним из первых дал полную классификацию источников, в основу которой были положены их внутреннее содержание и форма: летописи, отдельные сказания, жития святых, записки, письма, юридические памятники и государственные акты, памятники словесности -- устной и письменной, вещественные памятники, сказания иностранцев. В последние годы жизни К.Н.Бестужев--Рюмин занимался проблемой выяснения предпосылок и причин возникновения славянофильского направления в русской общественной мысли.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце