URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Шевырев С.П. Теория поэзии в историческом развитии у древних и новых народов
Id: 123763
 
296 руб.

Теория поэзии в историческом развитии у древних и новых народов. Изд.3

URSS. 2011. 280 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-02088-6.
Книга напечатана по дореволюционным правилам орфографии русского языка (репринтное воспроизведение издания 1887 г.)

 Аннотация

Вниманию читателей предлагается книга известного русского историка литературы, критика, поэта С.П.Шевырева (1806--1864), в которой изложена теория поэзии в ее историческом развитии с древнейших времен до начала XIX века. В первой части книги исследуется теория поэзии в древней Европе, в частности в Греции и Риме. Представлен анализ образцов античной поэзии, рассмотрены учения Платона, Аристотеля, Горация о прекрасном и поэзии, а также проанализировано сочинение неоплатоника Лонгина "О высоком", которое открывает новую сторону изящного в древней поэзии. Вторая часть работы посвящена теории поэзии в новой Европе. Проводится сравнительный анализ начального периода развития европейской поэзии с классическим периодом, когда сокровища древнего мира объединились с самостоятельными образцами поэзии различных стран Европы --- Италии, Англии, Франции. Особое внимание автор уделяет теории поэтического искусства в Германии, которая, по его мнению, явилась истинной создательницей теории искусства в новой Европе.

Книга рекомендуется историкам и теоретикам литературы, искусствоведам, культурологам, философам, всем заинтересованным читателям.


 Положения

I.  Теория искусства следовала за искусствомъ, а не обратно

А.  ТЕОРИЯ ПОЭЗИИ ВЪ ДРЕВНЕЙ ЕВРОПЕ

I. Теория поэзии въ Греции
 1) Греческие мифы или поэтическая прелюдия къ теории поэзии
 2) Учение Платона о прекрасномъ и поэзии, извлеченное изъ его сочинений
 3) Учение Аристотеля о поэзии
 4) Параллель между учениями Платона и Аристотеля
II. Теория поэзии въ Риме
III. Эпизодъ о Лонгине

В.  ТЕОРИЯ ПОЭЗИИ ВЪ НОВОЙ ЕВРОПЕ

I. Общее обозрение
II. Теория поэзии въ Италии
III. Теория поэзии во Франции
 1) Буало
 2) Баттё
 3) Мармонтель
 4) Лагарпъ
IV. Теория поэзии въ Англии
V. Теория поэзии въ Германии
 1) Отношение между философией и теориею искусства въ Германии
 2) История критики и поэзии въ Германии
 3) Теория поэзии въ Германии
Заключение

 Вступление

Все явления мира человеческаго должны были совершиться въ действии, прежде нежели перешли въ знание. Человекъ уже стремился къ истине, уже действовалъ и творилъ изящное, прежде нежели спросилъ себя о томъ: какъ должно стремиться къ истине по какому закону действуетъ его воля? какъ является изящное въ искусстве.

Искусство было прежде теории. Не искусство было следствиемъ теории, а теория следствиемъ искусства. Эта истина подтверждается опытами всехъ вековъ и народовъ. Миръ востока, древний и новый, богатъ произведениями поэзии во всехъ родахъ, однако мы не знаемъ его пиитики. Въ Греции наука поэзии явилась уже тогда, когда все произведения были на лицо и кругъ поэтическаго развития совершенно заключился. Въ новомъ мире Европы, который принялъ въ наследие пиитику древнихъ, все великая произведения Италии, Испании и Англии явились безъ участия науки. Дантъ, Лопе де Вега, Калдеронъ и Шекспиръ действовали безъ теории. Во Франции теория слишкомъ рано явившаяся только что стеснила художественную деятельность и произвела влияние, вредное для Словесности. Все это, вопервыхъ, убеждаетъ насъ въ истине, нами сказанной, вовторыхъ, какъ-будто говоритъ противъ той самой науки, историю которой я намеренъ изложить. Къ чему же, въ самомъ деле, служитъ эта наука, когда все образцы поэзии явились до нея и безъ малейшаго ея содействия? Скорее можемъ мы заключить, что она вредна, потомучто у некоторыхъ народовъ стеснила поэтическую деятельность.

Да, точно, это явление говоритъ противъ догматической формы науки, противъ положительныхъ кодексовъ, заключающихъ въ себе условныя правила, стеснительныя для искусства; но нисколько не говоритъ оно противъ сущности самой науки, которая заключается въ изучении самыхъ явлений и изследования законовъ, управляющихъ поэтическою деятельностью человека. Вопросъ о томъ, полезна ли какая-нибудь наука, въ наше время существовать не можетъ. Если эта наука есть, а наука поэзии должна быть, потомучто миръ явлений ея составляетъ такую огромную часть въ жизни человеческой, -- то она полезна и необходима, ибо врождено человеку отдавать себе разумный отчетъ во всехъ явленияхъ, имъ совершаемыхъ, и стараться привести ихъ къ единству закона, ими управляющаго. Безусловныя правила, предложенныя въ виде науки, могутъ быть вредны для искусства, какъ это и было во Франции; но эстетическое самопознание человека никогда не можетъ быть практически вредно для искусства. Хотя вопросъ о прямой пользе науки для того искусства, которое служитъ ей предметомъ, долженъ быть отделенъ отъ вопроса о необходимости этой науки въ общей массе знаний человеческихъ; но мы можемъ привести въ Истории Словесности примеръ разительный, которымъ вопросъ о пользе практической разрешается вместе съ вопросомъ о необходимости. Этотъ примеръ Германия. Она въ новомъ мире есть создательница теории искусства и собою доказываетъ ту же истину, съ которой мы начали, а именно, что теория является после образцовъ искусства. Германия, заключившая собою кругъ западнаго Европейскаго образования, олицетворила въ себе эстетическое самопознание новой Европы, создала настоящую теорию новаго искусства, къ чему напрасно стремились прочие народы, и основала сию теорию на глубокомъ сравнительномъ изучении образцовъ древнихъ и новыхъ. Собственная же ея художественная Словесность была уже прекраснымъ плодомъ самой науки, и практическая польза ея для искусства оправдалась блестящимъ примеромъ. Фактъ, нами вначале сказанный, обратился иначе: искусство въ Германии было следствиемъ науки, а не наука -- следствиемъ искусства. Такъ надлежало быть въ позднейшемъ человечестве.

Въ порядке Истории мы пройдемъ все явления теории поэзии, какия только совершались у разныхъ народовъ.


 Об авторе

Степан Петрович ШЕВЫРЕВ (1806--1864)

Русский литературный критик, историк литературы, поэт; академик Петербургской академии наук (1847). Родился в Саратове, в дворянской семье. Учился в Московском благородном пансионе при Московском университете (1818--1822). Служил в Московском архиве коллегии министерства иностранных дел. Входил в литературно-философский кружок "любомудров". В 1829--1832 гг. жил за границей; изучал историю литературы, искусства и архитектуры в Швейцарии и Италии. По возвращении защитил диссертацию "Дант и его век" (1833) и с 1834 г. читал курс по истории всеобщей словесности в Московском университете. Получив степень доктора философии за сочинение "Теория поэзии в историческом развитии у древних и новых народов" (1836), стал профессором Московского университета; преподавал историю русской литературы, всеобщую историю поэзии и теорию поэзии. В 1835--1837 гг. -- ведущий критик журнала "Московский наблюдатель". Совместно с М.П.Погодиным издавал и редактировал журнал "Москвитянин" (1841--1856).

С. П. Шевырев много сделал как литературный критик; он искренне стремился к беспристрастной оценке художественных произведений, честно отмечая достоинства и недостатки таких писателей, как А.С.Пушкин, М.Ю.Лермонтов, Н.В.Гоголь, И.С.Тургенев, Д.В.Григорович и др. Он также привлек внимание русской общественности к древнерусской литературе, ввел в научный оборот памятники допетровской русской словесности, показал существование художественной литературы со времен Киевской Руси. Именно он ввел в России систематическое изучение древнерусской литературы и истории русской литературы с древнейших времен. Вынужденный в 1860 г. уехать за границу, он до конца своих дней пропагандировал русскую литературу -- читал курсы лекций в Париже и Флоренции, выпустил "Историю русской литературы" на итальянском языке.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце