URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Тарасова Е.К. Н.В.Гоголь в немецкоязычном литературоведении (70-90 годы ХХ века)
Id: 123495
 
186 руб.

Н.В.Гоголь в немецкоязычном литературоведении (70-90 годы ХХ века). Изд.2

URSS. 2011. 160 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-354-01397-5.

 Аннотация

Данная монография знакомит читателя с широким кругом современных немецкоязычных исследований жизни и творчества Н.В.Гоголя, в том числе неизвестных русскому читателю. Содержание и структура книги показывают идейно-теоретические особенности восприятия Гоголя современными учеными-славистами Германии, Австрии и Швейцарии, открывающие новые аспекты жизни и творчества писателя. В книге освещены основные черты как новейших, так и традиционных подходов к изучению классической литературы. Проведенное автором исследование заставляет задуматься над вопросом о связях русской и немецкой культур, о сферах пересечения в развитии русского и немецкого духа в истории и современности.

Книга предназначена не только для специалистов-гоголеведов, но и для филологов широкого профиля, философов и культурологов, а также всех, интересующихся русско-немецкими литературными и общекультурными связями.


 Оглавление

Введение
1 Новые и новейшие методы и направления немецкоязычного гоголеведения
 1.Общая характеристика состояния современного литературоведения в странах немецкоязычного региона
 2.Формально-аналитическое направление
  2.1.Структурно-семиотические концепции
  2.2.Интертекстуальный/интердискурсивный анализ
  2.3.Структурный психоанализ
  2.4.Новейшие толкования в рамках постструктурализма
 3.Философско-антропологическое направление
  3.1.Рецептивная эстетика
  3.2.Экзистенциальная критика
2 Вопросы биографии и творческого метода Н. В. Гоголя в немецкоязычных публикациях после 1970 года
 1.Биографические работы
 2.Роль комического
 3.Драматургия
 4.Особенности стиля и языка
3 Рассмотрение религиозно-философских проблем мировоззрения и творчества Н. В. Гоголя в современной немецкоязычной среде
 1.Духовно-нравственное начало
 2.Философская проблематика
  2.1.Антропологическая тематика
  2.2.Тема смерти
  2.3.Эстетика
 3."Шинель"
Заключение
Примечания

 Введение

Перемены, произошедшие в XX веке в жизни людей, часто заставляют современного человека задуматься над вопросами, ответы на которые сокрыты в художественном наследии русской классики XIX века. Кажется не случайным, что во второй половине XX века Гоголь был буквально открыт заново на Западе. Многочисленные публикации, постановки гоголевских пьес, создание фильмов свидетельствуют о повышенном интересе к русскому писателю и русской культуре в целом. Это во многом связано с развитием славистики в западных странах (и в первую очередь в Германии), с ростом внимания к России. Если ранее в западной общекультурной среде предпочтение отдавалось Толстому, Достоевскому, Чехову, то во второй половине XX века Гоголь приобретает здесь неменьшую актуальность. На прошедшей в 1976 году в Венеции конференции "Н.В.Гоголь и европейская культура" ученые, художники, кинематографисты говорили о ценности творческого и мировоззренческого наследия писателя для современного мира. Вопросы, затронутые Гоголем в его творчестве, имеют особую важность и в наше время. Как пишет Ю.И.Сохряков, "...творческое освоение художественного опыта Гоголя только начинается на Западе, и многим его творениям еще предстоит быть заново осмысленными в связи с происходящими во второй половине XX века социально-историческими и духовными изменениями". Своеобразие гоголевского стиля, религиозно-философское начало творчества писателя, оригинальность формы произведений Гоголя все более привлекают западных исследователей конца XX века. Укрепляющиеся международные связи, обмен мнениями среди литературоведов также способствуют развитию современного гоголеведения.

V конгресс славистов Германии (Берлин, 1990) показал, что Гоголь принадлежит к русским классикам, пользующимся повышенным вниманием со стороны немецких исследователей. Что привлекает немецкоязычного литературоведа в творчестве Гоголя и что остается незаметным для его исследовательского взора, каковы особенности осмысления гоголевского художественного мира в иной культурно-языковой среде -- эти вопросы актуальны для постижения в первую очередь своеобразия гоголевского таланта. Взгляд на русского писателя из другой, "инонациональной" сферы позволяет обнаружить новые аспекты в анализе и интерпретации мировоззрения и творчества писателя, наметить новые перспективы в изучении его произведений. "Иновременный, инонациональный контекст интерпретации позволяет выявить особую глубину классического текста, выходящую за пределы смысловой конкретики гоголевской эпохи, целый спектр новых образных смыслов и семантических полей, актуальных для современного читателя". Немецкоязычное литературоведение, к которому обращено наше внимание, имеет, на наш взгляд, богатые и глубокие в философско-эстетическом плане традиции (берущие начало в сочинениях немецких мыслителей конца XVIII -- начала XIX века), дополненные опытом различных западных школ и направлений, без которых немыслимо сегодняшнее изучение литературы на Западе. Такая серьезная литературоведческая база дает возможность исследователям Германии, а также Австрии и Швейцарии приблизиться к постижению идейно-художественных особенностей творчества Гоголя во всей их сложности и неоднозначности, чего часто нельзя сказать об англоязычных и других европейских исследователях писателя. Знакомство с современным немецкоязычным литературоведением, критическое усвоение его опыта является необходимым для развития отечественной науки, практически не знакомой с западными литературоведческими концепциями конца XX века. Между тем, западная славистика предлагает нам множество разнообразных, часто диаметрально противоположных по своей сути трактовок классического литературного наследия, преобразовывая тем самым классику в современность, заставляя нас почувствовать пульс жизни в, казалось бы, далеких от нас по времени творениях. Философско-эстетическая основа немецкоязычного литературоведения является важным его достоинством, позволяющим включить памятники литературы в общий контекст мировой науки и культуры, вынося художественное произведение за рамки изучения узкого круга специалистов. Новейшие литературоведческие концепции, получившие распространение в немецкоязычном регионе в 90-е годы, отражают взгляд на классику с позиции человека конца XX -- начала XXI века, вызывая тем самым все больший интерес ученых-славистов.

Изучение восприятия творчества Гоголя в немецкоязычных странах неизбежно приводит к проблеме соотношения и связей русской и немецкой культур. Данная проблема, положенная в основу нашего исследования, связана с целым рядом актуальных для современного человека вопросов о духовно-исторических связях между Россией и Западом, а также о своеобразии русского культурного наследия. Неоднозначность решения этой проблемы может быть соотнесена с неоднозначным отношением самого Гоголя к немцам и немецкой культуре: с одной стороны, юношеское увлечение немецким романтизмом и немецкой эстетикой, восхищение средневековой немецкой архитектурой, воплощающей, по словам писателя, величие европейского духа, а с другой -- отрицательные высказывания по поводу немецкого характера в переписке, иронические образы немцев в "Невском проспекте" и "Ревизоре".

В Германии достаточно рано зародился интерес к России, к русской культуре, что было связано во многом с развитием торговых отношений между этими странами. Начиная с 40-х годов XIX века немецкая литературная критика постепенно преобразуется в новую научную дисциплину -- науку о литературе (Literaturwissenschaft), что можно сказать и о славистике. Кафедры славистики появляются, к примеру, в Берлине в 1841, в Лейпциге в 1870 году. Вместе с тем, в Австрии и Швейцарии изучение русской литературы приобретает актуальность лишь после второй мировой войны.

Обратимся к характеристике первоначальных, сделанных немецкими критиками еще при жизни писателя, оценок гоголевского творчества, что имеет, на наш взгляд, существенное значение для понимания специфики германской литературной критики, а также позволяет проследить зарождение основных тенденций восприятия русского писателя в Германии. Так, в монографии немецкого автора Э.Райснера "Германия и русская литература: 1800--1848 гг." ("Deutschland und die russische Literatur:1800--1848" (1970)) рассматривается восприятие русской литературы первой половины XIX века, и, в частности, Гоголя, современной ей литературной критикой Германии. Райснер указывает, что имя Гоголя, наряду с именами Пушкина и Лермонтова, уже в начале творческого пути писателя было хорошо известно немецкой читающей публике. При этом отношение к Гоголю с самого начала носило двойственный характер -- с одной стороны, горячего одобрения и сочувствия, а с другой -- неприятия гоголевской сатиры в обличении русской действительности. Нетрудно заметить в этой двойственности некое сходство с неоднозначными оценками Гоголя в русской критике 30--40 годов. Первым немецким откликом на гоголевское творчество явилось сообщение петербургского корреспондента литературного журнала "Блеттэр фюр литерарише Унтерхальтунг", в котором подробно рассказывалось о постановке "Ревизора", только что осуществленной на петербургской сцене. Об этой рецензии Райснер пишет, что ее безымянный автор в целом характеризует премьеру как несомненный успех молодого русского автора, но, вслед за русской критикой, отмечает якобы излишнюю резкость в обличении Гоголем жизни высших сословий. Среди наиболее глубоких исследователей Гоголя при его жизни упоминается прежде всего имя Роберта Липперта, опиравшегося в своих статьях на высказывания В.Г.Белинского о гоголевском творчестве и видевшего в русском писателе, соответственно, "отца раннего русского реализма и натуральной школы". В целом же, нетрудно заметить, что в XIX веке работы немецких авторов о русских писателях, как правило, имели информативный характер: перевод иностранной книги являлся одним из способов познакомиться с культурой другой страны.

Более поздний период восприятия Гоголя в немецкой культуре освещен в диссертации У.Кирстена "Немецкий образ Гоголя и его традиции в споре реакции с прогрессом" (1890--1960) ("Das deutsche Gogolbild und seine Tradition im Widerstreit von Reaktion und Fortschritt (1890--1960)" (1964)). В ней, как и в работе Э.Райснера, говорится о том, что Гоголь в сравнении с другими великими русскими писателями -- такими, как Тургенев, Толстой, Достоевский, Чехов, -- не вызывал столь большого интереса со стороны немецких исследователей, что объясняется преобладанием в его творчестве проблем, свойственных исключительно России, и сторонней позицией Гоголя в политических вопросах его времени.

Если первые оценки творчества Гоголя во многом повторяли мнение русских литераторов, то дальнейшее развитие литературно-критической мысли в Германии не могло не привести к появлению разнообразных и отличных от господствовавших в отечественном литературоведении направлений в изучении Гоголя. Немецкая исследовательница Б.Зайдель-Дреффке пишет, что в Германии, еще

до 1945 года выявилось определенное тяготение к психологическим и религиозным интерпретациям творчества Гоголя. Древний символический образ загадочного сфинкса с телом зверя и головой человека, по мнению исследовательницы, в некоторой степени поясняет связь и контраст между психоаналитическим и религиозным направлениями в изучении Гоголя. Разница между ними велика, но лишь общая картина приближает нас к "истинному" Гоголю, так же, как лишь целостный образ сфинкса предполагает раскрытие его загадки. Б.Зайдель-Дреффке различает три основных направления в западноевропейском гоголеведении второй половины XX века: психоаналитический метод, изучение религиозно-философских аспектов в творчестве писателя и формальный анализ. Современная картина немецкого литературоведения представляется, конечно, более сложной -- формальный анализ распадается на ряд во многом отличных друг от друга методов, а наряду с религиозно-философской тематикой немецкие исследователи обращаются к проблемам поэтики Гоголя -- но с определением главных тенденций нельзя не согласиться. Швейцарский исследователь Л.Амберг так же указывает на интерес к Гоголю со стороны представителей различных методов -- социологов, символистов, формалистов, психоаналитиков и различает два подхода к изучению гоголевского творчества: один из них состоит в применении к произведению мерки определенного актуального литературного направления, а другой подход, предложенный Л.Амбергом в его книге, представляет собой разъяснение художественного и мировоззренческого самосознания писателя с помощью одного из его художественных мотивов. Таким образом, сами немецкоязычные специалисты подчеркивают разнообразие методов и направлений в изучении Гоголя на Западе и, в частности, в Германии.

В отечественном литературоведении последних десятилетий наметилось некоторое стремление проследить развитие западной мысли, связанной с русской классической литературой. При этом круг отбираемых для рассмотрения работ оказался весьма ограничен. Отметим, что отечественные исследователи склонны, как правило, критически и негативно оценивать изучение Гоголя на Западе. Так, авторы опубликованной в 1985 году статьи "Литературная мысль Запада перед "загадкой Гоголя"" (В.В.Бибихин, Р.А.Гальцева и И.Б.Роднянская) придерживаются мнения о том, что западным исследователям в принципе чужд поэтический мир Гоголя, и потому последние оказываются не в состоянии адекватно интерпретировать творчество русского писателя. "Гоголь-художник, принципиально полагающийся на читателя, уязвим для равнодушных к его идеалам интерпретаторов и легко поддается зачислению по чужому ведомству". Авторы статьи высказывают критическое суждение о некоторой "высокомерно-снисходительной отстраненности" в тоне многих исследований, о нежелании приблизиться к личности Гоголя и отнестись к ней с пониманием, не скрываясь за схемой своей литературоведческой позиции. "Как можно было убедиться, артистический образ Гоголя окружен для западного литературного сознания атмосферой экзотичности; в нем подчеркивается архаика, его гораздо охотнее, чем других русских классиков, сближают с античной комедией и эпосом, с готическим средневековьем, с Ренессансом и барокко. А с другой стороны -- ощущают в нем досрочного модерниста, который, перешагнув через современное ему искусство, оказался своим в XX веке, в обществе Кафки и Ионеско". Нельзя не согласиться с тем, что западные исследователи проявляют нередко равнодушие по отношению к личности русского писателя (что, кстати, почти не свойственно немецкоязычным авторам). Однако, с нашей точки зрения, для того, чтобы понять своеобразие западной рецепции русской литературы, необходимо с уважением отнестись к стремлению зарубежных исследователей увидеть Гоголя в контексте мировой культуры. Ведь это один из главных путей к постижению русского классика для западного литературоведа.

Отсутствие специальных как отечественных, так и зарубежных работ о научно-теоретических особенностях западной славистики, узкий круг анализируемых исследований (нельзя не заметить повторение одних и тех же имен в разных обзорах) не позволяют в полной мере судить о развитии немецкоязычного гоголеведения за последние десятилетия. Это приводит к ошибочным суждениям о восприятии Гоголя на Западе. Нельзя, например, согласиться с мнением, что для западного исследователя религиозно-нравственная проблематика у позднего Гоголя "остается специфически российской, а Гоголь -- не вероучитель, а один из величайших художников мира...". Как раз интерес к религиозным мотивам в творчестве писателя, а также к его идеологии является одной из характерных черт изучения Гоголя в Германии. Важно также отметить, что практически неизвестными для отечественного гоголеведения являются немецкоязычные публикации 90-х годов (хотя отчасти это связано с некоторым спадом интереса к Гоголю в Германии в последние годы и меньшим количеством работ о Гоголе по сравнению с 70-ми и 80-ми годами), достойные в то же время особого внимания как наиболее актуальные.

Предложенный нами в данной работе методологический анализ немецкоязычных публикаций о Гоголе строится на одинаковом внимании ко всем имеющим отношение к современному гоголеведению методам и школам изучения литературы на Западе. Мы не отдаем преимущества ни одному из упоминаемых методов, но стремимся к созданию общей картины западной славистики, которая объяснила бы особенности восприятия Гоголя в немецкоязычном регионе в 1970--1990-е годы. В соответствии с замечаемой в последнее время как в отечественном, так и в западном литературоведении тенденцией к пониманию науки о литературе как "открытой системы", в которой взаимодействуют различные идеи и концепции, ни одну из теорий не следует считать главной и более авторитетной, чем другие. По словам В.Е.Хализева, "сегодняшней теории литературы следует быть максимально открытой, "распахнутой" навстречу самым разным концепциям и при том критичной к любому направленческому догматизму". Таким образом, критика, присутствующая в работе, направлена в первую очередь против одностороннего, категоричного и субъективного взгляда на жизнь и творчество Гоголя. Отсутствие внимания и уважения к гоголевской, авторской позиции в отношении исследуемого вопроса служит для нас также показателем неосновательного подхода к изучению писателя. Однако в целом содержание и структура нашей работы обусловлены стремлением показать идейно-теоретические особенности восприятия Гоголя современными учеными-славистами Германии, Австрии и Швейцарии, открыть для читателей не только своеобразие сегодняшней науки о литературе на Западе, но и новые аспекты изучения жизни и творчества русского писателя. Соприкосновение двух разных национальных и культурно-исторических сфер неизбежно рождает новое понимание самобытности и оригинальности каждой из них. Традиции и новаторство немецкоязычного литературоведения в постижении гоголевского литературного таланта и составляют предмет данной монографии.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце