URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Погодин А.Л. Краткий очерк истории славян
Id: 122559
 
149 руб.

Краткий очерк истории славян. Изд.3

URSS. 2011. 136 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-354-01380-7. Уценка. Состояние: 5-. Блок текста: 5. Обложка: 4+.

 Аннотация

Вниманию читателей предлагается книга крупнейшего отечественного историка и филолога-слависта А.Л.Погодина (1872--1947), в которой проводится краткий обзор истории славян. В работе даются общие сведения о славянских народах, излагается история появления славян в регионах, где ныне находятся их государства. Кратко рассматривается история польского и чешского народа. Отдельные главы посвящены истории южнославянских народов Австро-Венгрии и истории славянских государств на Балканском полуострове.

Книга рекомендуется историкам, социологам, этнографам и всем, кого интересует история славянских народов.


 Оглавленiе

Гл. I. Сколько славянъ и гдЪ они живутъ
Гл. II. Исторiя польскаго народа
Гл. III. Исторiя чешскаго народа
Гл. IV. Исторiя южно-славянскихъ народовъ Австро-Венгрiи
Гл. V. Исторiя славянскихъ государствъ на Балканскомъ полуостровЪ (Болгарiя, Сербiя, Черногорiя, Боснiя-Герцеговина)

 Из главы I

Славянскiе народы, къ числу которыхъ принадлежитъ и русскiй, населяютъ въ настоящее время очень обширную территорiю: именно, значительную часть Средней Европы, Балканскiй полуостровъ, всю Восточную Европу и всю сЪверную часть Азiи. Но, разумеется, это ихъ разселенiе не представляетъ той древней области, на которой первоначально жили славянскiе народы или, еще болЪe, тотъ праславянскiй народъ, чье потомство, отдельные славянскiе народы, получили такое широкое распространенiе. Мы знаемъ, что Сибирь была занята русскимъ населенiемъ поздно, въ XVI вЪкЪ, и что до сихъ поръ оно здЪсь рЬдко и немногочисленно; намъ хорошо известно также, что на Балканскомъ полуостровЪ, за Дунаемъ, славяне появляются только въ началЪ VI вЪка послЪ Р. X., и что приблизительно въ то же время славяне доходили на ЗападЪ Европы до нижней Эльбы. Географическiя названiя Саксонiи, Баварiи, не говоря уже о болЪе восточныхъ областяхъ Германской имперiи, представляютъ несомнЪнныя свидетельства того, что здЪсь нЪкогда жили славяне, давшiя урочищамъ и поселенямъ свои имена. Однако, здЪсь славянскiе поселенцы были немногочисленны. Они были слишкомъ отдалены отъ славянскаго ядра и не удержались: ихъ поглотила волна германскаго нашествiя, которое въ VII--VIII вЪкахъ устремилась на Востокъ.

Если выделить те области, въ которыхъ славяне являются, несомненно, позднейшими пришельцами, т.е. страны къ югу отъ Карпатскихъ горъ и къ западу отъ Одера, то мы получимъ сплошную территорiю славянскаго населенiя, обнимающую все еще значительное пространство. И это последнее мы не имЪемъ научнаго права считать первоначальной славянской областью, такъ какъ въ ея пределахъ мы находимъ неславянскiя народности, живущiя здЪсь, наверное, со временъ глубокой древности. Такъ, по Неману, западной Двине, некоторымъ притокамъ верхняго теченiя Днепра обитали искони различныя литовскiя племена, къ востоку отъ нихъ, въ пределахъ нынешней средней Россiи, жили финны, еще не достигшiе въ своемъ движенiи на северъ не только Финляндщ, но и береговъ Балтiйскаго моря и оставившiе несомненные следы своего долгаго существованiя въ пределахъ средней Россiи въ виде множества финнскихъ географическихъ названiй. Югъ Европейской Россiи былъ занятъ искони же различными кочевниками, отъ Иранскихъ скифовъ и сорматовъ, бродившихъ здесь задолго до Р. X. и еще въ первыхъ векахъ нашей эры, до позднейшихъ кочевыхъ народовъ, хазаръ, гунновъ, болгаръ, угровъ (мадьяръ), печенеговъ и др. Такимъ образомъ, область древнейшаго поселенiя славянскаго племени, или, какъ условно называется такая область, родина славянства определяется съ некоторой достоверностью, какъ страна, занимавшая нынешнее Царство Польское, Полесье, Волынь, Прикарпатскую область.

Единственнымъ признакомъ принадлежности славянскихъ народовъ къ одному племени служитъ языкъ. Все славянскiе языки восходятъ къ одному предку, праславянскому языку, словарь и грамматику котораго можно возстановить съ помощью сравненiя отдельныхъ славянскихъ наречiй. По этому же признаку, заключающемуся въ сравнительной близости языковъ, располагаютъ эти последнiе въ порядке известныхъ родственныхъ группъ; такъ, польскiй языкъ ближе къ чешскому, чемъ къ сербскому или русскому, сербскiй, -- въ свою очередь, ближе къ болгарскому, чемъ къ чешскому и т.д. На основанiи такого языкового признака, который имеетъ все-же лишь относительное значенiе, въ настоящее время принято подразделять славянскiе языки на три группы: русскую, западно-славянскую (языки польскiй, чешскiй, лужицкie) и восточно-славянскую (языки сербско-хорватскiй, болгарскiй, словинскiй). Трудно сказать, можно-ли найти, кроме родства языковъ еще какой-нибудь признакъ, который позволялъ бы говорить о родстве славянскихъ народовъ. Конечно, делались и теперь делаются попытки возстановить по даннымъ этнографiи культуру славянскаго народа-предка, такъ наз. праславянскiй быть. Но въ такомъ возстановленiи всегда, къ сожалению, очень много произвола: ведь культура заимствуется народами другъ у друга. То, что делаетъ жизнь удобнее, прiятнее, безопаснее, распространяется всегда и у всехъ народовъ, стоящихъ на более или менее одинаковомъ культурномъ уровне. Но не станемъ же мы считать телеграфъ или железныя дороги древнейшимъ культурнымъ достоянiемъ европейскихъ народовъ потому, что все эти народы теперь знакомы съ этими культурными благами. И то же самое происходило съ незапамятныхъ временъ у всехъ народовъ мiра. Такимъ образомъ, не наследiе какого то "праславянскаго быта" роднить славянскiе народы.

Нетъ между ними и какого-либо иного сходства, напр, антропологическая; нетъ его даже въ пределахъ одной и той же славянской народности. Такъ, между поляками встречаются высокiе, голубоглазые, блондины и невысокiе, коренастые, брюнеты, а въ русскомъ населенiи мы встречаемъ величайшее разнообразiе типовъ. Конечно, такое разнообразiе должно было возникнуть въ результате смешенiя первоначальныхъ расъ. Но когда началось такое смешенiе? Не во времена-ли глубокой древности, когда даже самъ "праславянсюй" народъ не успелъ еще образоваться? И, наконецъ, не сдЪлались-ли многiя племена, первоначально неславянскiя "славянскими" лишь тогда, когда они приняли по различнымъ причинамъ славянсюе языки? Разумеется, образовавшаяся общность языковъ явилась въ последующее время для народнаго сознанiя славянъ такимъ звеномъ объединенiя, которое внушило славянскимъ народамъ убЪжденiе въ ихъ действительномъ "родстве", а вместе съ тЪмъ и чувства, покоющiяся на сознанiи такого родства. Но такое сознанiе продуктъ позднЪйшаго культурнаго и политическаго развитiя.

Конечно, отъ этого сознанiе своего родства и вытекающей изъ него общности политическихъ и культурныхъ интересовъ нисколько не теряетъ въ своей живости. Ведь точно также и германскiе народы представляютъ продукты всяческихъ племенныхъ и нацiональныхъ смешенiй: въ образованiи прусскаго народа участвовали и славяне, и литовцы, и старонемецкiе элементы. Французскiй народъ образовался изъ ассимиляцiи кельтской (гальской) и германской (франкской) стихiй, испанскiй изъ cмЪшенiя древне-иберскихъ, германскихъ, арабскихъ и др. элементовъ. Такимъ образомъ, повсюду и до самаго послЪдняго времени мы встрЪчаемся съ однимъ и тЬмъ же явленiемъ, созданiемъ новой народности изъ разнообразныхъ и чуждыхъ другъ другу племенъ. Въ этомъ отношенiи достаточно сослаться на всЬмъ известный фактъ образованiя сЪверо-американскаго народа изъ представителей чуть не всЪхъ европейскихъ народовъ, которые черезъ одно-два поколЪнiя начинаютъ походить другъ на друга даже по своему физическому типу, не говоря уже о полной общности нацiональнаго сознанiя и характернаго сЪверо-американскаго патрiотизма. То, что связуетъ людей, заключается именно въ ихъ сознанiи своей принадлежности къ одному цЪлому, обособленному отъ другихъ нацiональныхъ совокупностей. Въ памятномъ засЪданiи Гос. Думы передъ войной 1914 года обнаружилось, напр., что въ Россiи создался дЪйствительно, одинъ политически народъ, который не можетъ быть названъ русскимъ народомъ по своему происхожденiю, но объединенъ однимъ сознанiемъ, уже выходящимъ за пределы только государственнаго единенiя и представляющимъ признаки сознанiя нацiональнаго.

Если видеть въ понятiи народа не зоологическое единство людей, говорящихъ на одномъ языке, но соцiальное соединенiе людей, сознающихъ себя членами одного народа, то мы имеемъ право говорить о родстве славянскихъ народсвъ независимо отъ ихъ происхожденiя. Нуженъ былъ внешнiй признакъ, чтобы обусловить возможность такого славянскаго родственнаго сознанiя, и онъ заключался въ более или менее близкомъ сродстве славянскихъ языковъ. Но одинъ этотъ признакъ не могъ и до сихъ поръ не можетъ привести къ объединенiю родственныхъ народовъ: безконечныя войны русскихъ съ поляками, сербовъ съ болгарами, поляковъ съ чехами и древними поморскими славянами и т.д. не оставляли и мысли о какомъ-нибудь "славянскомъ братстве". И то, что разделяло славянскiе народы, было гораздо сильнее того, что ихъ соединяло: разделяли разность религiй, государственная обособленность, противоречивые экономическiе и др. интересы, а соединяло только едва тлевшееся кое-где сознанiе принадлежности всехъ славянъ къ одной семье, связанной родствомъ языковъ. Совершенно то же самое происходило въ среде германскихъ или романскихъ народовъ, потому что повсюду сознанiе своей народности является цветомъ долгаго культурнаго и политическаго развитiя.


 Об авторе

Погодин Александр Львович
Известный отечественный историк и филолог-славист. В 1894 г. окончил историко-филологический факультет Петербургского университета. С 1901 г. магистр, а с 1904 г. — доктор славянской филологии. Профессор Варшавского (1902–1908) и Харьковского (1910–1919) университетов. В 1919 г. эмигрировал и до 1941 г. работал в Белградском университете (профессор c 1939 г.).

Научные интересы А. Л. Погодина в основном были связаны с историей славянских народов и изучением славянских языков. Его магистерская диссертация называлась «Из истории славянских передвижений», а докторская — «Следы корней-основ в славянских языках». Он также написал ряд статей по сравнительному языкознанию, исторической географии и этнографии. Известность получили его книги «Основной курс общего языкознания» (1896), «Религия Зороастра» (1903), «Язык как творчество (психологические и социальные основы творчества речи): Происхождение языка» (1913; 3-е изд.: М., URSS), «Краткий очерк истории славян» (1915; 3-е изд.: М., URSS). В книге «Боги и герои Эллады» (1904; 3-е изд.: М., URSS) А. Л. Погодин не только в увлекательной форме изложил воззрения древних греков на мир богов и героев, но и исследовал стадии развития греческой мифологии вплоть до перехода к религии, отдельно выделив отношение греческих философов к народным верованиям.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце