URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Беляев В.А. Либерализированная Россия в поисках нравственной основы
Id: 122365
 
299 руб.

Либерализированная Россия в поисках нравственной основы
Либерализированная Россия в поисках нравственной основы

URSS. 2011. 224 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-01906-4.

 Аннотация

Настоящая книга --- попытка понять нравственную ситуацию в современной либерализированной России. Ее содержание представляет собой критический анализ как самой российской ситуации, так и основ нравственной ситуации, которая может существовать в любой либерально-техногенной культуре. Критический анализ проводится на материале избранных автором сочинений, которые были присланы на конкурс, организованный Институтом философии РАН и международным фондом "Знание". Анализ позиций, высказанных на конкурсе, дает повод для фундаментальных разговоров о нравственных возможностях человека, о границах этих возможностей и об особенностях российского "нравственного климата".

Книга предназначена для всех интересующихся вопросами философской антропологии и этики, а также особенностями современной российской культуры.


 Содержание

Введение
ГЛАВА 1. Парадоксальная судьба ценностей (ответ на вопрос: возможна ли нравственность, независимая от религии?)
 1.1.Можно ли отвечать на этот вопрос напрямую? Вопросы, вырастающие из подтекста поставленного вопроса
 1.2.Либерализированная Россия в поисках нравственной основы
 1.3.Нравственная позиция Толстого -- что это?
 1.4.Нравственность разных масштабов и разных интенций
 1.5.Характеристическая таблица нравственности разных масштабов и интенций
 1.6.Религиозная и научная интенция: две предельные стратегии преодоления борьбы ценностных систем
 1.7.Возможна ли нравственность, независимая от науки?
 1.8.Чего следует опасаться / к чему следует стремиться: нравственности, независимой от религии, или нравственности, независимой от науки?
 1.9.Факторы, влияющие на ответ о связи нравственности и религии в современной российской ситуации
ГЛАВА 2. Размышления о проекте "Другая религия"
 2.1.Государственная посюсторонняя религия и еще одна этическая утопия
 2.2.Посюстороняя версия нравственного абсолютизма
  Возврат чувства сакральности и логика массовости
  Восстановление личной ответственности, социальный конструктор "веры" и "религии" и логика истории
  Метафизика "другого" и логика новоевропейской культуры
 2.3."Рациональное" обоснование абсолютной основы этики
 2.4."Другая религия": проект для немногих и проект для многих
ГЛАВА 3. Борьба за свободу личности на поле нравственности
 3.1.Борьба за мораль свободной личности и логика новоевропейской истории
 3.2.Пространство свободы внутри личности и пространство свободы внутри общества
  От борьбы за свободу личности к спасению от этой свободы. Логика "великого инквизитора" Достоевского
  Эволюция антропологии И.Канта: от борьбы за внутреннюю свободу личности к поискам конструктивного наполнения пространства этой свободы, от внутренней организации общества к внешней
  Апофеоз стратегии внешней организации человеческого общежития либерализма. "К вечному миру" И.Канта и "богатство народов" А.Смита
 3.3.Переходим от противопоставления "религиозность -- безрелигиозность" к противопоставлению "тоталитаризм -- либерализм". Может ли "средний человек" либерального общества конструктивно выполнить программу этического самоопределения?
 3.4.Внутреннее пространство личности как символический ресурс в современном либеральном обществе. Борьба за этот ресурс и положение религии в этой борьбе
ГЛАВА 4. О ценностно-этическом содержании новоевропейской науки и либерально-техногенной культуры
 4.1.Вопросы, инициируемые автором сочинения
 4.2.Новоевропейская культура на пути к "общечеловеческим ценностям" и "общечеловеческому знанию"
 4.3.Новоевропейская наука как "общечеловеческое знание", ценностная интенция и эзотерическая традиция
 4.4.Философия науки и идеология науки. История как вызов против техногенной цивилизации как вызова. Выяснение ценностно-этической основы современной науки
 4.5.Стратегии преодоления борьбы ценностных систем. Наука как одна из фундаментальных ценностно-этических стратегий
 4.6.Инструментальная сторона научной объективности. Внутренняя связь научной традиции и техногенной цивилизации
 4.7.Фундаментальная задача либерализма: от И.Канта и А.Смита к современным либеральным идеологам
 4.8.Рыночная экономика как стратегия социальной организации либерального общества
 4.9.Развертывание либеральной цивилизации, ее технологической и когнитивной размерностей. Экспериментальное математическое обществознание
  В поисках "либеральной науки"
  "Экспериментальное математическое обществознание" и проект техногенной цивилизации
 4.10.Выводы, которые надо сделать из сказанного для анализа ценностно-этического состояния и возможностей либерального общества
ГЛАВА 5. Русский лубок: диалог философствующей массовой аудитории с властью
 5.1.Модернизация России и модернизация нравственности
 5.2.О роли государства, русской ментальности и эффективности экономики
 5.3.Еще раз о русской ментальности, модернизации и свободе выбора
 5.4.О загадочной русской душе и безнравственности пассивной созерцательности
 5.5.О противоречивых свойствах русского национального характера и успешных японцах
 5.6.А может, вернуться к "православию, самодержавию и народности"?
 5.7.Возможно все, но религию трудно отменить
 5.8.Материя или сознание?
ГЛАВА 6. Нравственность между эзотерикой и правом
 6.1.От неудовлетворительного состояния права к неудовлетворительному состоянию нравственности
 6.2.Человек в мире обстоятельств. "Человек войны"
 6.3.Человек в мире обстоятельств. Эксперименты С.Милграма
 6.4.Человек в мире обстоятельств. "Глухарь"
 6.5.От неправовых практик к безнравственным практикам
 6.6.Нравственность между полюсом эзотерики и полюсом права
ГЛАВА 7. Геополитика нравственности
 7.1.Русская православная церковь в борьбе за антропологическое пространство
 7.2.Борьба за антропологические территории и заповедники русской духовности
 7.3.Незавидная судьба русского атеизма
 7.4.О диктатуре общечеловеческих ценностей
 7.5.Диктатура общечеловеческих ценностей, теизма и атеизма
 7.6.Религиозная мораль и мораль по ту сторону социальности
ГЛАВА 8. Либерализированная Россия и либеральная эзотерика
 8.1.Феномен множественной личности и социальная маргинальность
 8.2.Комментарий к заключению. Между внутренним и внешним путями
 8.3.Стратегии либерализма и "внутренний человек"
 8.4.Есть ли перспективы у либеральной эзотерики?
ГЛАВА 9. Взгляд на российскую нравственность через "философию управления"
 9.1.О связи философии политики и нравственности
 9.2.Стратегия рыночного управления, технический прогресс и культ новизны
 9.3.Парадоксы либеральной антропологии. Факторы принуждения. Человек в мире рыночных обстоятельств
 9.4.Антропология, предполагаемая "невидимой рукой" рынка
 9.5.Конкретный пример нестандартной позиции в философии управления. "Нормальная" философия управления и предельные антропологические вопросы
 9.6.Еще одно особое положение в ряду позиций философии управления
 9.7.Синергетическая философия управления
Заключение

 Введение

В 2010 году Институт философии РАН и международный фонд "Знание" объявили открытый конкурс философских сочинений (трактатов) на тему "Возможна ли нравственность, независимая от религии?", как писали организаторы конкурса, "учитывая общественную злободневность темы, желая стимулировать ее теоретическую разработку и в связи со 100-летием со дня кончины Л.Н.Толстого". Организаторы конкурса более подробно описали связь фигуры Толстого со смыслом конкурса и текущим состоянием нравственности в России.

"В конце XIX века профессор Берлинского университета Г.Гижицкий от имени журнала "За этическую культуру" обратился к Льву Николаевичу Толстому с просьбой ответить на вопросы "Что такое религия?" и "Возможна ли нравственность, независимая от религии?". Эти вопросы Толстой нашел очень точными и важными и откликнулся на них трактатом "Религия и нравственность" (1893 г.). Они сохраняют свою теоретическую и практическую актуальность до настоящего времени. В особенности это относится ко второму вопросу, который приобрел дополнительную остроту в свете советского и постсоветского опыта взаимоотношений государства и церкви, общества и религии, а также с учетом принятого недавно в нашей стране решения о введении в средней школе преподавания в альтернативном режиме основ религии и этики".

Для меня в указанных связях в первую очередь сквозила интенция организаторов конкурса получить варианты ответов на тему нравственного состояния современной России. Именно так я и понял свою задачу как участника конкурса (мое сочинение я расположил в первой главе этой книги). Одновременно я был удивлен тем, что большинство сочинений, присланных на конкурс (всего их было прислано более двухсот), рассматривает задачу скорее как метафизическую. Читая присланные сочинения, больше всего я увидел размышлений именно такого порядка. Одновременно большинство сочинений рассматривали кризис современной России именно как нравственный кризис. В результате, как мне показалось, получился большой набор размышлений и проектов на тему нравственного упадка и нравственного возрождения России и всего человечества.

Для меня это было вызовом. Я думал: с чего авторы взяли, что кризисное состояние современности -- это кризис нравственности? (Мне показалось, что именно это неявно полагалось в большинстве сочинений.) Возможно, нравственность занимает более скромное место в ряду факторов, создающих кризис современного мира вообще и России в частности. Кроме того, в сочинениях, отрицавших безусловную связь нравственности с религией, сама нравственность ставилась на место религии, то есть на место системы безусловных начал, организующих внутренним и внешним образом человеческую жизнь, наполняющих ее смыслом. В пределе это приводило к образу нравственности, играющему роль собирания смысла жизни личности, независимо от содержания окружающего социума. Нравственность приобретала мистический характер. Возникало внутреннее сопротивление от ощущения неоправданной универсализации нравственности. Возникали вопросы. Что может собой представлять универсальная нравственность? Какое место занимает нравственность в сумме других способов придать смысл и конструктивность индивидуальному и коллективному существованию человека? Образ абсолютной нравственности иногда рисовался как универсальный язык, который не должен быть государственным, который могут не знать родители, которому могут не обучать в школе, к изучению которого личность должна прийти через свободный выбор и который единственно может объединить людей. Нравственность становилась загадочной. С другой стороны, возникало множество вопросов относительно того, какие факторы технологии, современной либерально-техногенной цивилизации образуют нравственную атмосферу в современном либеральном мире, в либерализируемой России? При применении этих вопросов к читаемым сочинениям вырисовывалась определенная симптоматика. Диагноз, который я поставил бы большинству сочинений, звучит как игнорирование истории или явная антиисторичность. То же я отнес бы к социальности. Авторы большинства сочинений предлагали проекты глобального нравственного, нравственно-философского или нравственно-религиозного переустройства человечества, скорее минуя факторы, противодействующие этому. Создавая такие проекты, они "перешагивали" через историю и социальность. Мне было понятно, для чего авторы делали это. Но одновременно росло желание "современного бытия нравственности". И в либеральной культуре вообще, и в либерализируемой России в частности. Едва ли не все авторы занимались безоговорочной критикой либерализма, либеральных ценностей, реальностей либерально-техногенной цивилизации. Редко кто указывал на положительные стороны последних. А если указывал на них, то обычно в контексте обоснования подлинной нравственности как нравственности, исходящей от выбора автономной личности.

Это тоже было для меня вызовом. Само по себе внеисторическое противопоставление философских позиций приводит к логомахии -- безысходной борьбе глобальных идей. Каковыми бы эти идеи по содержанию ни были.

Из попыток ответить на возникавшие вопросы и образовалось содержание этой книги. Оно не является систематическим исследованием нравственности или конкурсных сочинений. Это скорее размышления о ключевых вопросах новоевропейской истории, новоевропейском человеке, его нравственных и других метаморфозах, с привлечением материала конкурсных сочинений. Я стремился показать логику истории и социальности, которая и ограничивает абсолютные претензии нравственности и дает толчки к ее жизни, показывая, как все это проецируется на культурно-символическое пространство современной либерализируемой России.


 Об авторе

Беляев Вадим Алексеевич
Кандидат философских наук, автор монографий "Антропология техногенной цивилизации на перекрестке позиций", "Проективная антропология", "Посюсторонняя эзотерика", "Путешествие в психодраму и социологию", "Технологии справедливости техногенного мира", "Проекты покорения человека против проекта покорения природы: К реконструкции новоевропейской рациональности", "Либерализированная Россия в поисках нравственной основы", "Глобализирующаяся цивилизация в контексте социокультурных стратегий", "Философия управления между теорией менеджмента и философией культуры", "Критика интеркультурного разума: Анализ ценностной структуры новоевропейского мира", "Феноменология и методология в контексте интеркультуры", "Интеркультура и философия", "Конструируем модерн: Посткультурный и интеркультурный аспекты. Проектно-системный подход", "Конструируем модерн: Методологический и диалектический аспекты", вышедших в издательстве URSS. Занимается проблемами философской антропологии, исследует антропологические основания современной цивилизации, науки и либерализма, а также способы реализации эзотерической направленности, которые возможны внутри разнообразных традиций техногенного мира.

 Страницы

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце