URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Асмус В.Ф. Проблема ИНТУИЦИИ в философии и математике: Очерк истории: XVII -- начало XX в.
Id: 122263
 
375 руб.

Проблема ИНТУИЦИИ в философии и математике: Очерк истории: XVII -- начало XX в. Изд.4

URSS. 2011. 320 с. Твердый переплет. ISBN 978-5-354-01384-5.

 Аннотация

Предлагаемая читателю книга известного российского философа, логика и литературоведа В.Ф.Асмуса (1894--1975) посвящена истории разработки проблемы интуиции в философии и математике XVII --- начала XX века. Свою задачу автор видит в точном различении "интуиции" как факта знания и философских теорий интуиции; в выявлении различий между философскими теориями интуиции, сменявшими друг друга в истории философии нового времени; в доказательстве несостоятельности теории "интуитивизма" и противопоставлении алогическому интуитивизму не только учений об интуиции, выработанных математиками и рационалистами XVII века, но и теорий, возникших в математике первой трети XX века.

Книга рекомендуется специалистам --- историкам и философам, а также широкому кругу читателей, интересующихся проблемами истории философии и математики.


 Содержание

Раздел I. Теории непосредственного знания в метафизическом идеализме и в метафизическом материализме XVII--XVIII вв.

Глава первая. Проблема непосредственного знания в философии XVII в.
 1.Учение об интуиции в рационализме XVII в.
 2.Вопрос о непосредственном знании в материалистическом сенсуализме XVII в.
Глава вторая. Теории непосредственного знания в немецких метафизических учениях XVIII в.
 1.Реакция против рационализма в Германии
 2.Учение Гамана о непосредственном знании
 3.Учение Ф.Г.Якоби о непосредственном знании

Раздел II. Теории непосредственного знания в немецком диалектическом идеализме

Глава третья. Проблема интуиции в немецком классическом идеализме
 1.Вопрос о непосредстьенном знании в философии Канта
 2.Вопрос о непосредственном знании в философии Фихте
 3.Вопрос о непосредственном знании в философии Шеллинга
 4.Диалектика непосредственного и опосредствованного знания в философии Гегеля

Раздел III. Алогические теории интуиции в буржуазной философии эпохи империализма

Глава четвертая. Возникновение алогического интуитивизма. Шопенгауэр и его учение об интуиции
Глава пятая. Неинтеллектуалистические теории интуиции
 1.Противоречивая оценка научного знания в буржуазной философии XX в.
 2.Учение об интуиции в "философии духа" Бенедетто Кроче
 3.Интуитивизм Анри Бергсона

Раздел IV. Вопрос об интуиции в математике конца XIX -- начала XX в.

Глава шестая. Ограничение применения интуиции в математике XIX в.
Глава седьмая. Теория множеств Кантора и интуиция актуально бесконечного
Глава восьмая.  Проблема интуиции в философии математики Пуанкаре
Глава девятая. "Интуиционизм" и проблема интуиции в математике
Заключение
Именной указатель
Предметный указатель
Цитируемая литература

 Вступительная статья

И наполняет душу горней ясностью,
Когда вокруг промозгло и темно,
Но все-таки не гаснет свет у Асмуса
И прогибает изнутри окно.

Евгений Евтушенко

Среди видов знания, различающихся философией, имеется так называемое непосредственное знание, именуемое некоторыми философами интуитивным знанием, или интуицией.

Непосредственным знанием эти философы называют знание, представляющее собой прямое усмотрение истины, то есть усмотрение объективной связи вещей, не опирающееся на доказательство.

Первоначальной формой такого знания, говорят они, является непосредственное усмотрение истины при помощи внешних чувств. Такое знание отличается, во-первых, непосредственным характером, оно не нуждается в доказательстве. Чтобы убедиться, например, в том, что я вижу нечто белое, мне нет необходимости доказывать истинность этого усмотрения. Истинность его открывается прямо. Во-вторых, во всех подобных случаях непосредственное усмотрение истины достигается при помощи чувств: зрения, слуха, обоняния, осязания и т.д. Непосредственное в отношении доказательства, это знание есть знание чувственное в отношении источника познания.

Так как из всех внешних чувств наиболее важным для познания является зрение, то всякое прямое, или непосредственное, усмотрение истины получило название "интуиции" -- от латинского слова intuitus, буквально означающего "созерцание", "усмотрение", "видение", то есть усмотрение с помощью зрения. Поскольку же интуиция, о которой здесь идет речь? получается при помощи чувственных органов познания, она стала называться "чувственной интуицией", или "чувственным созерцанием" (sinnliche Anschauung).

Понятие чувственного созерцания -- важное понятие материалистического учения о знании. Все наши знания, в том числе и наиболее отвлеченные, в конечном счете опираются на чувственные созерцания как на источник, из которого все они возникают. Еще школа, восходящая к Аристотелю, выразила это положение в знаменитой формуле: "Нет в уме ничего, чего бы раньше не было в ощущении" (nihil est in intellectu quod non prius fuerit in sensu).

Для развития теории познания большое значение имело проведение различия между знанием непосредственным и знанием опосредствованным. Впервые это различие было отчетливо проведено в математике. Математическое знание есть не простая сумма истин, а определенное логическое отношение между истинами. В этой связи одни истины рассматриваются в качестве истин без доказательства: это аксиомы, исходные положения данной научной системы. Другие получают признание как истины только на основе доказательства: это теоремы. Так как теоремы опосредствованы доказательством, то знание, заключающееся в них, стали называть опосредствованным.

Хотя различие между непосредственным и опосредствованным знанием впервые было проведено в математике, различие это существует не только в математике. Непосредственное и опосредствованное знание имеется во всех науках. Однако справедливость большинства истин, то есть их соответствие действительности, не может быть усмотрена прямо, непосредственно и устанавливается только на основе доказательства.

Различение непосредственного и опосредствованного знания привело к тому, что философы, которые пытались объяснить логические особенности математического знания, стали выделять новый вид непосредственного, или интуитивного, знания. Вид этот получил название "интеллектуальной интуиции".

Какой, однако, смысл может иметь термин "интуиция" в применении к постижениям ума? Совершенно очевидно, что смысл этот не может быть буквальным. Постижение ума не тождественно с чувственным "видением", "созерцанием". Ум, конечно, ничего не "видит", не "созерцает" в прямом смысле слова. "Интеллектуальное созерцание" есть образное выражение. Однако в этом выражении кроется глубокий смысл: оно содержит, во-первых, мысль о происхождении абстракций и постижений ума из лежащих в их основе чувственных созерцаний; во-вторых, мысль о том, что в составе постижений ума имеются истины, которые ум признает не на основании доказательства, а просто усмотрением мыслимого в них содержания. Достаточно вникнуть в это содержание -- и тотчас возникает непреложное сознание его истинности. Такие истины хотя и не созерцаются чувственным зрением, однако осознаются как истины, непосредственно отражающие действительность. От чувственных интуиции их отличает интеллектуальный характер постижения. Сближает их с чувственными интуициями непосредственность, с какой (в сознании современного человека) мыслится их содержание. Эта непосредственность, независимость от доказательства придает интеллектуальному постижению характер максимальной очевидности.

Если под "чувственной интуицией" ученый понимает только прямое усмотрение истины с помощью внешнего чувства (например, зрения), то против такого понимания этого термина не может быть возражений: оно еще не связано ни с какой философской теорией, объясняющей факт знания, называемого интуицией. Этот термин обозначает только признание факта. В этом смысле (не связанном ни с какой философской теорией) термином "интуиция" постоянно пользуются математики. Они говорят, например, об "интуитивных" (то есть воззрительных, наглядных) элементах геометрии, об "интуитивных" предпосылках геометрии Евклида и т.д.1

Точно так же если под "интеллектуальной интуицией" ученый понимает только прямое постижение умом истины, не выведенной из других истин посредством доказательства и не усматриваемой одними лишь внешними чувствами, то и против такого применения этого термина не может быть никаких принципиальных возражений. В этом случае термин "интеллектуальная интуиция" будет обозначать, как и термин "чувственная интуиция", только определенный факт знания или вид знания и отнюдь не будет необходимо связан с какой-либо философской теорией, объясняющей этот факт.

Но философия не только описывает, регистрирует виды знания и не только находит для каждого из них термин, она также дает и теоретическое объяснение каждого вида знания. Поэтому в истории философии термины "чувственная интуиция", "интеллектуальная интуиция" всегда применялись в связи с определенными философскими теориями интуитивного знания. В этих теориях точное описание реальных видов "интуитивного" (в указанном выше смысле) знания тесно переплетается с философским объяснением их.

Истолкование этих видов знания не могло не быть партийным. Как факт знания каждый вид интуиции -- непререкаемая реальность, существующая в сфере познания для всех познающих. Но как теория фактов знания каждая теория интуиции есть теория философская: идеалистическая или материалистическая, метафизическая или диалектическая. Философских теорий интуиции столько, сколько существует гносеологических учений, объясняющих факты "непосредственного", или "интуитивного", познания.

Истории разработки этой проблемы в философии и математике XVII -- начала XX в. и посвящается настоящая книга. Задача ее состоит, во-первых, в точном различении "интуиции" как факта знания и философских теорий интуиции. Если философ признает существование среди других видов знания также и знания интуитивного, то одно это признание еще ровно ничего не говорит о том, какова теория интуиции, характерная для этого философа, -- материалистическая или идеалистическая. Судить об этом на основании одного только признания философом существования интуиции так же ошибочно, как ошибочно, например, судить о характере философии на основании утверждения философа, что всякое знание восходит в конечном счете к ощущению: это утверждение, как известно, может быть и материалистическим и идеалистическим.

Вторая задача настоящей работы состоит в выявлении различий между философскими теориями интуиции, сменявшими друг друга в истории философии нового времени. В первую очередь необходимо отличать рационалистические теории интуиции, а также теории интуиции, разрабатывавшиеся немецкими идеалистами и романтиками в конце XVIII -- начале XIX в., от теорий так называемого "интуитивизма" -- направления, возникшего в философском идеализме эпохи империализма. Теории интуиции, то есть философские учения об интуиции, развивали и Платон, и неоплатоники, и Декарт, и Лейбниц, и Кант, и Фихте, и их современники Гаман и Якоби, Шеллинг и Фридрих Шлегель, Гете и Шопенгауэр, а в XX в. -- Бергсон и Лосский, Гуссерль и Бенедетто Кроче и многие другие. Но было бы явной ошибкой считать всех их "интуитивистами" -- такими, каким является, например, Бергсон. Не всякая теория интуиции есть теория "интуитивизма". "Интуитивизм" -- совершенно особая историческая форма философского учения об интуиции.

Учения философов XVII в. об интуиции возникли на основе рационалистического понимания знания. В этих учениях нет противопоставления интуитивного мышления логическому мышлению. В них нет алогизма. Интуиция рассматривается в них как высший род знания, но знания все же интеллектуального.

Напротив, "интуитивизм" XX в. -- форма критики интеллекта, отрицание интеллектуальных методов познания, выражение недоверия к способности науки адекватно познавать действительность. "Интуитивизм" -- воззрение алогизма, течение, скептическое по отношению к науке и ее логическому аппарату.

В связи с этим третья задача настоящей работы -- доказательство несостоятельности "интуитивизма". А так как учение об интуиции -- на рациональной основе -- возродилось в новейшей математике, где на него опираются весьма ценные достижения "интуиционистской" (конструктивистской) математики, то как четвертая задача книги явилась задача противопоставления упадочному, "алогическому" интуитивизму (типа Бергсона) не только учений об интуиции, выработанных математиками и рационалистами XVII в., но также и учений об интуиции, возникших в математике первой трети XX в. Поскольку учения эти (например, учение А.Пуанкаре) испытали влияние философского идеализма, возникла задача отделить собственно математическое -- положительное, ценное -- содержание математического понятия об интуиции и ее роли в математическом познании от превратных понятий философского идеализма, с которым теория интуиции связана вовсе не необходимо, а лишь в некоторые периоды истории мысли и лишь в лице некоторых его представителей.

Термин "интуиция" и философские учения об интуиции возникли еще в древнеиндийской и в древнегреческой философии. Чрезвычайно интересны также теории интуиции, созданные философами Возрождения, в частности Николаем Кузанским и Джордано Бруно. Однако ни античные теории интуиции, ни теории интуиции, возникшие в эпоху Возрождения, не являются предметом данной работы. Настоящая книга рассматривает теории интуиции только начиная с рационализма XVII в.

Ограничение это оправданно. Характерная черта учений об интуиции, разрабатывавшихся в XVII в. состоит в том, что они возникли в тесной связи с гносеологическими проблемами, поставленными перед философией развитием математики и естествознания. Рационалистические теории интуиции были попыткой выяснить основания, на которые опираются эти науки, а также характер достоверности результатов этих наук и их доказательств. Рассматривать теории интуиции, выдвинутые в XVII--XX вв., только как теории философские, без учета их обусловленности логическим характером современных им математических, естественных и общественных наук, нельзя. Именно в силу этой связи философских учений об интуиции с естественными и математическими науками история развития этих учений приобретает большой интерес.

Изучая историю развития философских теорий интуиции, мы убеждаемся, что теоретическим корнем содержавшихся в них философских заблуждений был не только идеализм, отделявший усмотрения ума от живых, чувственных созерцаний, но также и метафизический метод мышления, абсолютизирующий различие между непосредственным и опосредствованным знанием и неспособный выяснить действительный путь развития знания. Вместе с тем изучение истории философских учений об интуиции покажет, какими общественно-историческими причинами было вызвано появление этих теорий и чьим классовым интересам отвечало их содержание.

Автор предлагаемой работы ни в какой мере не претендует не только на исчерпывающее, но даже на сколько-нибудь обстоятельное позитивное решение проблемы интуиции. В работе вопрос ставится, указывается принцип его решения, почерпнутый из учения классиков марксизма, и только. Для подробного и всестороннего рассмотрения вопроса об интуиции в нашей литературе пока что сделано слишком мало.

Проблема интуиции не привлекала внимания историков философии, может быть, потому, что они недостаточно оценивали важность различий между типами учений об интуиции, сменявших друг друга в развитии философии, а может быть, и потому, что они не отдавали себе полного отчета в значении, какое проблема интуиции имеет для теории науки. Как бы то ни было, но кому-нибудь все же необходимо начать работу, которой все равно не миновать.


 Об авторе

Валентин Фердинандович Асмус

(1894-1975)

Выдающийся российский философ, доктор философских наук, профессор Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова, лауреат Государственной премии СССР, действительный член Международного института философии в Париже, заслуженный деятель науки.

Окончил историко-филологический факультет Киевского университета. С 1919 г. вел научно-исследовательскую и педагогическую работу. Автор более 200 книг и статей по вопросам философии, логики, эстетики и теории культуры. Работы В.Ф.Асмуса переведены на немецкий, французский, английский, испанский, итальянский, польский, словацкий, китайский, японский, венгерский, финский и другие языки.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце