URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Лависс Э. Очерки по истории Пруссии. Пер. с фр.
Id: 122171
 
449 руб.

Очерки по истории Пруссии. Пер. с фр. Изд.4

URSS. 2011. 328 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-354-01401-9.
Книга напечатана по дореволюционным правилам орфографии русского языка (репринтное воспроизведение издания)

 Аннотация

Известный французский историк Эрнест Лависс (1842--1922) после поражения своей страны во франко-прусской войне 1870--1871 годов особенно глубоко занимался историей Германии и, главным образом, Пруссии, стремясь выяснить и показать причины ее военных и политических успехов.

В книге подробно изложены история происхождения прусского государства и судьбы Брандербургского маркграфства и рыцарского Тевтонского ордена, которые явились предшественниками прусской монархии, ведущей свое начало с XVII века. С точки зрения исследования государственного строительства описаны жизнь и деятельность прусских королей из династии Гогенцоллернов, в том числе самого известного из них --- Фридриха II Великого. Отдельная глава посвящена основанию Берлинского университета, созданного в годы упадка прусского государства, но сыгравшего важнейшую роль в возрождении Германии в XIX веке.

Книга рекомендуется широкому кругу читателей, интересующихся вопросами истории и общественных наук.


 Оглавленiе

Предисловiе

Книга первая. Предшественники Гогенцоллерновъ въ БранденбургЪ

I. Основанiе Бранденбургской марки
 Новый взглядъ на происхожденiе прусскаго государства
 Природа Бранденбурга. -- Славяне и нЪмцы береговъ Эльбы
 Появленiе Асканiевъ
 Постепенное расширенiе Бранденбургской марки
II. Политическiя учрежденiя Бранденбургской марки
 Исключительный характеръ учрежденiй Марки
 Колонизацiя Марки
 Политическая организанiя
 Упадокъ и устойчивость этихъ учрежденiй

Книга вторая. Предшественники Гогенцоллерновъ въ Пруссiи

I. Завоеванiе Пруссiи тевтонскими рыцарями
 Судьбы Тевтонскаго ордена
 Старая Прусciя.-- Путешественники и миссiонеры
 Завоеванiе прусской области тевтонами
II. Эпоха могущества Тевтонскаго ордена
 Гросмейстеръ въ МарiенбургЪ
 Учрежденiя Тевтонскаго ордена
 Процвътанiе орденскихъ земель
 Военное могущество и историческая роль ордена
III. Паденie Тевтонскаго ордена.
 Причина упадка ордена
 Крестовые походы на Литву
 Войны и усобицы. -- Паденiе ордена
 Вторичное торжество германскаго элемента въ Пруссiи

Книга третья. Государи-колонизаторы Пруссiи.

I. Великiй Курфюрстъ Фридрихъ-Вильгeльмъ. -- Короли Фридрихъ I и Фридрихъ-Вильгельмъ I.
 Состоянiе владЪнiй Великаго Курфюрста послЪ ТридцатилЪтней войны. -- Голландскiе и нЪмецкiе колонисты
 Французскiе колонисты
 Король Фридрихъ I. -- Вальденскiе и французскiе колонисты
 Колонисты изъ Пфальца и Швейцарiи. -- Рекламы и манифесты
 Фридрихъ-Вильгельмъ I. -- Меннониты и дезертиры. -- Колонизацiя Восточной Пруссiи
 Колонисты изъ Зальцбурга и изъ австрiйскихъ земель. -- Религiозная политика Пруссiи и Австрiи
 Итоги колонизацiи при этихъ трехъ государяхъ
II. Фридрихъ Великiй.
 Колонизацiя; какъ отрасль администрацiи
 Прусскiе агенты за границей
 РаспредЪленiе колонистовъ по отдЪльнымъ провинцiямъ прусской монархiи
 Итоги колонизацiи при смерти Фридриха II. -- Происхожденiе колонистовъ. -- Греки и цыгане. -- Слiянiе съ народонаселенiемъ. -- Политическiя послЪдствiя

Книга четвертая. Основанiе университета въ БерлинЪ.

 Нацiональная роль нЪмецкихъ университетовъ
 Подготовительный мЪры къ открьтю университета. -- Проекты и теорiи
 Матерiальныя и нравственныя препятствiя. -- Начало лекцiй въ университетЪ. -- Подборъ персонала и организация преподаванiя Гумбольдтомъ Открытiе университета. -- Его политическая роль

 Предисловiе

Собранные въ этой книгЪ очерки представляютъ собою отдЪльные эпизоды прусской исторiи, и я считаю нужнымъ сделать несколько краткихъ предварительныхъ указанiй на то, съ какими именно сторонами этой исторш читатель можетъ здЪсь познакомиться.

Пруссiя есть германское государство, основанное за предЪлами Германiи. Это опредЪленiе объясняетъ уже многое въ ея исторической судьбЪ. Оно отличаетъ Пруссiю отъ Австрiи, которая представляетъ собой не государство, а случайно образовавшееся собранiе княжествъ и королевствъ, и отъ древней Германш, которая была политическимъ тЪломъ безъ опредЪленныхъ очертанiй: ея границы, словно раздуваемый вЪтромъ занавЪсъ, то прикрывали, то открывали часть французскихъ, итальянскихъ и славянскихъ земель. Въ Австрiи сохранились племенныя различiя, въ Германiи -- различiя областей и разнообразiе формъ правленiя; между тЪмъ всЪ части прусскаго государства, несмотря на всю свою разбросанность, очень рано слились въ одно цЪлое, жившее общими интересами: его глава облеченъ былъ верховенствомъ не въ качествЪ сеньера, владельца территорiи, но какъ представитель общественной власти.

Въ Пруссiи всЪ общественныя силы были взяты государствомъ въ руки и принуждены служить его интересамъ. Сама католическая церковь никогда не была вполнЪ независима ни въ БранденбургЬ, ни въ старой Пруссiи, даже въ тЪ времена, когда она управляла всЪмъ остальнымъ мiромъ. ПослЪ реформацiи новыя церкви сдЪлались прислужницами государства, и некоторые офицiальные сборники молитвъ, гдЪ о королЪ говорится почти какъ о БoгЪ, а о принцахъ и принцессахъ какъ о святыхъ, ясно показываютъ, что есть особый видъ христiанства "ad usum короля прусскаго". Но и то сказать -- государство здЪсь заслужило поклоненiе, предметомъ котораго оно является. Если оно доподлинно знаетъ обязанности всЪхъ по отношенiю къ себЪ, то оно знаетъ также и свои обязанности и исполняетъ ихъ. Оно не поглощается особою государя, оно выше его. Глубокiй смыслъ заключается въ словахъ Фридриха-Вильгельма I: "Я военный министръ и министръ финансовъ у короля прусскаго". Этотъ идеальный, безсмЪнный король прусскiй, министрами, т.-е. слугами, котораго являются смЪняющiе другъ друга короли, это и есть государство. И никогда не бывало короля, которому бы лучше служили.

Пруссiя и восторжествовала надъ Австрiей и Германiей именно благодаря тому, что она была государствомъ. Поэтому однимъ изъ важнЪйшихъ вопросовъ, надъ которымъ могутъ работать историки и политики, является вопросъ: какъ Пруссiя стала государствомъ? Чтобы отвЪтить на него, приходится углубиться въ далекое прошлое. Современное прусское государство ведетъ свое начало съ XVII вЪка, съ того дня, когда Великiй Курфюрстъ одЪлъ въ одинъ мундиръ своихъ солдатъ изъ прирейнскихъ герцогствъ, изъ Бранденбурга и изъ Пруссiи и надъ всЪми провинциальными органами власти и местными привилегiями поставилъ центральную администрацiю, какъ представительницу прусскаго отечества. Но Бранденбургъ и Пруссiя были настоящими государствами уже въ среднiе вЪка, когда они жили врозь -- Бранденбургъ подъ управленiемъ маркграфовъ Асканiйскаго дома, Пруссiя подъ властью Тевтонскихъ рыцарей -- и когда они не имЪли еще никакого понятiя о Гогенцоллернахъ. Европа переживала тогда феодальный перiодъ; повсюду права, связанныя съ земельной собственностью, сковывали общественную власть, которая стремилась разорвать свои путы, а въ БранденбургЪ и въ Пруссш уже были государи, которые правили.

Этотъ строй утвердился въ БранденбургЪ и Пруссiи благодаря тому обстоятельству, что они были колонiями германскаго народа, и если не знать этого факта и не оценить его по достоинству, то ничего не поймешь въ исторш Пруссiи.

Для всЪхъ народовъ сосЪди являются врагами, а границы -- полями битвъ. Германецъ былъ врагомъ славянина, своего сосЬда на востокЪ. Онъ далъ ему несколько крупныхъ счастливыхъ сраженiй за то очень короткое время, когда Германiя обладала извЪстнымъ политическимъ единствомъ; но окончательной своей победой надъ славянами, полнымъ ихъ изгнанiемъ или истребленiемъ на спорныхъ земляхъ онъ обязанъ былъ довольно безпорядочному, но зато непрерывному натиску купцовъ, рыцарей, монаховъ и нЪмецкихъ крестьянъ, которыхъ увлекали въ славянскую землю пылъ прозелитизма, любовь къ приключенiямъ и страсть къ наживЪ. Города, монастыри и кастелянства служили естественными рамками, въ которыхъ размещались толпы этихъ пришельцевъ; но нЪмецкiя колонiи недолго бы просуществовали, если бы не нашлось двухъ рамокъ гораздо шире и прочнЪe: военнаго государства маркграфовъ бранденбургскихъ на правомъ берегу Эльбы и военнаго государства тевтонскихъ рыцарей на правомъ берегу Вислы. Бранденбургъ и Пруссiя выработали у себя особыя учрежденiя, совсЪмъ непохожiя на современныя имъ германскiя, потому что оба эти государства были не свободно развившимися отпрысками, а искусственными созданiями, потому что они были основаны въ землЪ враговъ и въ виду врага; потому что колонизаторами этихъ двухъ территорiй были не народы и не части народовъ, которые приносятъ съ собой въ новыя страны свои старые законы, но отдЪльныя лица, вышедшiя изъ разныхъ областей Германiи и принимавшiя въ завоеванной землЪ законы, приспособленные къ нуждамъ этой земли.

Пять главъ предлагаемой книги посвящены этому вопросу о зарожденiи прусскаго государства; изъ нихъ двЪ первыя -- исторiи Бранденбургской марки до XIV вЪка. Бранденбургъ -- страна пустырей и болотъ, но онъ лежитъ на полпути между Балтiйскимъ моремъ и горной цЪпью Силезiи, между Эльбой, данницей СЬвернаго моря, и Одеромъ, данникомъ Балтiйскаго; его рЪчная сЪть словно нарочно начерчена для установленiя сообщенiй между Эльбой и НЪманомъ. Эта страна не прикрыта, но зато и не замкнута никакими границами; ей грозятъ опасности со всЬхъ сторонъ, но она можетъ и расширяться по всЪмъ направленiямъ. Въ этой странЪ изъ смЪшенiя славянъ и нЪмцевъ, пришедшихъ со всЪхъ сторонъ Германiи, образовалось народонаселенiе, способное постоянно принимать въ себя чужеродные элементы, закаленное бедностью, выносливое и цепкое, какъ сосны бранденбургскихъ песковъ, работящее и нелегко выпускающее изъ рукъ плоды своей работы.

Въ третьей, четвертой и пятой главахъ я пытался въ широкихъ чертахъ изобразить судьбы немецкой рыцарской корпорацiи. Тевтонскiе рыцари были на правомъ берегу Вислы тЬмъ же, чЪмъ маркграфы бранденбургскiе на правомъ берегу Эльбы: оставивъ далеко позади себя центръ армiи, они явились нЪмецкимъ авангардомъ, принимавшимъ на себя первый натискъ враговъ. Ихъ исторiя полна драматическаго интереса, какъ повесть о непрерывной борьбЪ двухъ расъ.

Правда, когда Гогенцоллерны сделались маркграфами бранденбургскими въ XV ст. и герцогами прусскими въ XVII, марка была уже не тЪмъ, чЪмъ сделали ее маркграфы асканiйскiе, и Пруссiя являлась не той богатой и благоустроенной страной, какой она была въ цвЪтущiя времена ордена; но старыя учрежденiя не были совсЪмъ стерты съ лица земли и оставили по себЪ глубокiе слЪды; при этомъ, несмотря на различiе эпохъ, условiя жизни страны и населявшаго ее народа остались все тЪ же: страна имЪла тЪхъ же враговъ; ея безопасность, ея существованiе были обезпечены не более прежняго; ей попрежнему приходилось разсчитывать на однЪ свои силы и видеть залогъ спасенiя въ своихъ учрежденiяхъ и въ дисциплине. Пусть новые государи не знали, можетъ быть, даже именъ асканiйскихъ маркграфовъ и совсЪмъ не помнили о рыцаряхъ; но тЪмъ не менЪe они делали то же, что делали маркграфы и гросмейстеры: шестая и седьмая главы этой книги, где говорится о Гогенцоллернахъ-колонизаторахъ, покажутъ, что государство Гогенцоллерновъ съ болЪe совершенными средствами и болЪe ясными идеями продолжало ту самую работу, которую начали маркграфы и рыцари.

Исторiя основанiя берлинскаго университета служитъ содержанiемъ послЪдняго очерка, откуда читатель можетъ познакомиться съ нЪкоторыми существенными особенностями прусской исторiи. Берлинскiй университетъ былъ основанъ въ то время, когда Пруссiя, казалось, была осуждена на гибель и не столько вслЪдствiе своего пораженiя, сколько благодаря недостаткамъ своего внутренняго строя. Политически строй, при которомъ личность является только орудiемъ достиженiя государственныхъ цЪлей, подчиняющихъ себЪ все человеческое существо, доставляетъ государю въ теченiе извЪстнаго времени необычайныя силы; но въ концЪ концовъ онъ изсушаетъ живой источникъ всякой силы -- духовное достоинство личности. Потративъ свой умъ и характеръ на сооруженiе такой прекрасной государственной машины, которая все знаетъ и все можетъ, люди слагаютъ затЪмъ на нее заботу все знать и все дЪлать, и если какой-нибудь неожиданный ударъ сломаетъ или просто только разстроитъ этотъ механизмъ, то они, потерявъ голову, не знаютъ какъ противиться бЪдЪ и какъ поступать, чтобы окончательно не погибнуть. Iена была такимъ непредвидЪннымъ ударомъ; само по себЪ это событiе показало только превосходство военнаго генiя Наполеона; но послЪдовавшее за нимъ крушенiе прусскаго государства обнаружило, что самая государственная машина Пруссiи изъЪдена ржавчиной.


 Страницы

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце