URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Булавин В.И., Дабагян Э.С., Семенов В.Л. Венесуэла в поисках альтернативы
Id: 12191
 
329 руб.

Венесуэла в поисках альтернативы

2002. 216 с. Мягкая обложка. ISBN 5-201-05397-1.

 Аннотация

В монографии рассматриваются проблемы политического и социально-экономического развития современной Венесуэлы. Особое внимание уделяется анализу острого противостояния правительства и оппозиции, вызванного осуществляемыми в стране реформами, путей и возможностей преодоления кризисной ситуации.

En la presente monografнa se examinan problemas del desarrollo polнtico y socio-econуmico de la Venezuela de hoy. Se presta especial atenciуn al anбlisis de la dramбtica confrontaciуn entre el Gobierno y la oposiciуn, originada por las reformas que se estбn realizando en el paнs, asн como a las vнas y posibilidades para superar la crisis.


 Оглавление

Введение
Глава I. Новые актеры выходят на авансцену
 1.Под знаменами Симона Боливара
 2.Мятежники и их требования
 3.Эрозия двухпартийной системы
 4.Смена тактических ориентиров и триумф на выборах 1998 г.
Глава II. Векторы политического развития
 1.Конфигурация правящего блока
 2.Контуры V Республики
 3.Главнейший приоритет
 4.Параметры новой конституции
 5.Консолидация режима
Глава III. Позиции на международной арене
 1.Активизация внешнеполитической деятельности
 2.Роль в ОПЕК и участие в региональных интеграционных проектах
 3.Диверсификация международного сотрудничества
 4.Отношения с США
Глава IV. Противостояние: причины и признаки
 1.Нарастание противоречий
 2.Переворот и контрпереворот
 3.Перспективы
Глава V. От нефтяной к многоотраслевой и социально ориентированной экономике
 1.Первый опыт реформ
 2.В поисках нового пути
 3.Экономические аспекты противостояния
 4.Энергетика: существует ли альтернатива нефти?
 5.Интересы иностранного капитала
Глава VI. Резервы российско-венесуэльского сотрудничества
Заключение
Статистическое приложение

 Введение

Боливарианская Республика Венесуэла (так стала называться эта страна в 2000 г.) представляет сегодня особый интерес для политолога, юриста, экономиста и, наверное, для каждого, кто так или иначе интересуется тем миром, в котором мы все живем.

В самом деле, не отвергая ни саму идею демократии, ни модель свободного рынка -- незыблемые постулаты современного миропорядка, это крупное южноамериканское государство с 1998 г. ведет поиск собственной, национальной политической и экономической модели, пытаясь с переменным успехом преодолеть недостатки той в значительной степени "формальной" демократии, по пути которой латиноамериканские государства идут вот уже почти двести лет.

Разумеется, различия между теорией и практикой (особенно в политике) могут достигать грандиозных размеров. Мы не будем сегодня ни заранее превозносить "венесуэльский эксперимент" в качестве панацеи от всем хорошо известных "болезней" Латинской Америки, ни заранее осуждать его как возможную попытку сохранения в новых исторических условиях старых военно-авторитарных традиций, столь характерных в недавнем прошлом для стран этого региона. Будущее покажет, насколько успешно удастся президенту У.Чавесу разорвать порочный круг "экономическая отсталость -- низкая политическая культура -- политическая нестабильность", в котором так или иначе вращается сегодня большинство латиноамериканских (да и не только латиноамериканских) государств. Последние события в Венесуэле показывают, что правительство президента Чавеса сталкивается с серьезными противоречиями как внутри страны, так и вне ее, что несогласие с проводимыми в стране реформами в той или иной степени высказывают не только оппозиционные партии, пресса и профсоюзы. Недовольство зреет и в "святая святых" режима -- в армии. Время и конкретные обстоятельства, которые уже вносят коррективы в стройные теории и концепции, в конечном счете, по-видимому, и докажут правоту или неправоту идеологов "боливарианизма".

Нам, с академической точки зрения, интересно, наверное, другое. "Венесуэльский эксперимент" (или как его еще называют "феномен Чавеса") практически не имеет аналогов в новейшей истории латиноамериканских стран. Идеология национализма и лозунги "третьего пути" уже не раз использовались теми или иными "харизматическими лидерами" для укрепления своей личной власти и влияния, либо для слома "изжившей себя системы" (Перон, Варгас, перуанские, панамские "военные революционеры"). В конечном итоге победу праздновала все та же "формальная демократия", со всеми присущими ей изъянами.

В основу же "феномена Чавеса" изначально закладывался "латиноамериканизм" и стремление не ломать систему "до основания", до отказа от демократических процедур, а усовершенствовать ее применительно к национальным реалиям. Интерес эксперимента, на наш взгляд, -- в намерении критически переосмыслить историю государственного строительства латиноамериканских стран, вернуться к истокам -- в начало XIX в. -- в эпоху становления их независимой государственности. Никак иначе и не назвать попытку создания "боливарианской" демократии, в отличие от заимствованного англосаксонского образца. Мало кто, даже из наиболее горячих сторонников либерализма, смог бы сегодня утверждать, что этот образец сумел обеспечить Латинской Америке искомые экономическое благоденствие и политическую стабильность.

Актуален ли сегодня Боливар? Венесуэльские реформаторы не сомневаются в этом, хотя бы потому, что, не будучи врагом Соединенных Штатов (в основе мировоззрения Освободителя лежали идеи, проповедовавшиеся "отцами-основателями" США), он справедливо полагал, что то, что мы сегодня называем англосаксонской цивилизацией, по многим параметрам отличается от латиноамериканской, и в силу этого обстоятельства последняя должна была бы иметь собственные политические институты, отличающиеся от североамериканских.

Боливар актуален и как горячий поборник латиноамериканского единства. Вне этого единства, реализующегося сегодня в форме региональных интеграционных проектов, "свободное плавание" латиноамериканских стран "по волнам" либерализма грозит им маргинализацией в системе международных политических и экономических отношений, скатыванием до положения поставщиков дешевого сырья и рабочей силы на рынки развитых государств. Имя Боливара, будучи начертано на знамени реформаторов, придает их национализму общелатиноамериканское звучание в период, когда идеологическое влияние Кубы, также в свое время инициировавшей общелатиноамериканский дискурс, однако с принципиально иных -- марксистских позиций, практически сошло на нет.

"Боливарианизм" как, возможно, новая зарождающаяся идеология Латинской Америки XXI в. (а такая перспектива напрямую зависит от практической политики венесуэльских реформаторов) соответствует идее многополюсного мира, с которой сегодня выступает Россия, Китай, Индия, Бразилия и многие другие страны. Общие ценности, несомненно, могли бы ускорить формирование "латиноамериканского полюса", которое сегодня встречает на своем пути известные трудности. И наконец, имена Боливара и Миранды способны, как представляется, открыть новую страницу в двусторонних российско-венесуэльских отношениях.

Россия и Венесуэла придерживаются одинаковых или схожих позиций по многим актуальным вопросам современных международных отношений. Они выступают против идеи так называемого "благожелательного гегемонизма", который пытаются утвердить сегодня сторонники "однополярности", и в этом контексте ратуют за усиление роли ООН и ее реформу в соответствии с реалиями сегодняшнего дня. Они отстаивают необходимость сохранения и в новых условиях основополагающих принципов международного права -- суверенитета, невмешательства во внутренние дела и территориальной целостности государств. Расценивая терроризм, религиозный фундаментализм и сепаратизм, наркоторговлю и преступность вызовами безопасности государств и народов, Россия и Венесуэла выступают против того, чтобы ограничивать борьбу с этими "побочными эффектами" процесса глобализации линейными, силовыми подходами, признавая необходимость последовательной работы по искоренению глубинных причин таких явлений. Отвергая практику так называемых "гуманитарных интервенций", Россия и Венесуэла настаивают на необходимости использования мирных средств решения международных споров, признавая легитимным применение силы лишь с санкции Совета Безопасности ООН.

Наконец, и это немаловажно, Венесуэла и Россия являются крупными нефтедобывающими странами, которые не могут не иметь общих интересов, так или иначе затрагивающих перспективы развития мировой энергетики и цен на энергоносители. А учитывая то, что Венесуэла -- один из учредителей ОПЕК, и ее представитель занимает сегодня в этой организации высший административный пост, наши страны просто "обречены" на сотрудничество.

В начале сентября 2000 г. в Нью-Йорке, в дни работы "Саммита Тысячелетия", состоялась первая встреча президентов России и Венесуэлы -- Владимира Путина и Уго Чавеса. Оба они относительно молоды, оба сравнительно недавно находятся на вершине пирамиды власти, оба когда-то носили погоны. И тому, и другому пришлось практически без раскачки взяться за решение сложных и нередко схожих политических и экономических проблем. Это предопределило важность первой встречи, оставившей после себя чувство взаимной симпатии двух лидеров.

В мае 2001 г. состоялся первый официальный визит президента У.Чавеса в Москву. Он заложил новые, хорошие предпосылки для перевода российско-венесуэльских отношений на более высокий уровень в сфере экономики, политики и культуры. В совместном заявлении по окончании визита обе стороны высказались в пользу многополярного мира, за уважение общепризнанных норм международного права и мирное урегулирование международных споров. Они вновь подтвердили свое стремление добиваться усиления роли ООН как универсальной организации, гаранта международного мира и безопасности. Россия и Венесуэла выступили против использования космического пространства в военных целях и подчеркнули необходимость создания для этого соответствующего международно-правового механизма. Кроме того, в ходе визита президента Чавеса был подписан ряд рамочных соглашений экономического характера, в частности, договор о военно-техническом сотрудничестве.

Окажутся ли президент Чавес и его правительство на высоте поставленной ими перед собой трудной исторической задачи, смогут ли они преодолеть искушение властью, не отступят ли перед неизбежными трудностями как объективного, так и субъективного порядка -- покажет время. Задачей же авторов данной монографии является дать объективную картину состояния дел в Венесуэле на конец 90-х годов XX в. -- начало первого десятилетия XXI в., помочь читателю сориентироваться в сложных коллизиях внутри- и внешнеполитической обстановки этой страны, название которой вполне способно вскоре возглавить передовицы газет и занять первые места в программах новостей всех мировых масс-медиа.

д.п.н. Б.Ф.Мартынов

 Заключение

Венесуэла вступила в XXI в., находясь на крутом переломе свой истории. Полным ходом осуществляется трансформация политической и социально-экономической системы государства и общества.

Методом проб и ошибок, зачастую на ощупь идет мучительный поиск оптимальной модели развития, которая, с одной стороны, отвечала бы вызовам глобализирующегося мира и принимала во внимание опыт других государств, а с другой -- не копировала бы его механически, а творчески учитывала реалии, национальную специфику и самобытность, условия конкретно-исторической действительности.

Вместо исчерпавшей себя двухпартийной модели представительной демократии мыслится строительство социальной и партисипативной демократии, при которой качественно возросло бы непосредственное участие народных масс в принятии решений на всех уровнях. На этом трудном и во многом неизведанном пути сделаны пока еще лишь первые, но весьма решительные шаги. Принята новая конституция. В острой конфронтационной борьбе демонтированы прежние структуры, реорганизованы все этажи власти. Президент за полтора года легитимизировался вторично, вновь избран на свой пост. Все это открывало благоприятные возможности для созидательной, конструктивной, плодотворной деятельности.

Венесуэла громко заявила о себе и на внешнеполитическом направлении. На международной арене она выступает против гегемонизма и стремления одной сверхдержавы диктовать правила поведения остальным субъектам мировой сцены. Она ратует за многополярность, за использование плодов и благ глобализации в интересах не только финансового капитала и высокоразвитых стран, но и всех действующих лиц, втянутых в этот процесс. Однако ее внешнеполитические шаги не всегда были достаточно взвешены, что привело к заметному ухудшению отношений с могущественным северным соседом.

На внешней арене, пожалуй, наиболее заметным результатом деятельности У.Чавеса и его сторонников (прежде всего А.Родригеса) стало достижение и поддержание более высоких мировых цен на нефть. Для роста нефтяных цен были и объективные причины, важнейшей из которых является оживление мировой экономики. Однако без энергичной деятельности венесуэльских представителей в ОПЕК и вне его этот рост мог бы быть значительно более скромным. Заметно усилилось экономическое сотрудничество Венесуэлы с Индией, Китаем и Россией, но снизился уровень доверия в экономических отношениях с США.

Вместе с тем имеющиеся достижения во внешнеэкономической политике были значительно перекрыты серьезными неудачами в проведении внутреннего социально-экономического курса, приведшими страну к кризисному состоянию. Очевидно, и президент страны признает, что в осуществлении экономического курса были допущены ошибки. Как представляется, основной просчет заключается в стремлении форсировать экономические реформы, к которым общество оказалось не готовым, в чрезмерном противопоставлении интересов различных его слоев. Венесуэле предстоит тяжелый путь по выходу из кризиса. Но для этого имеются определенные объективные и субъективные возможности -- богатейшие природные ресурсы, которыми надлежит разумно распорядиться, опираясь на значительный кадровый потенциал (он включает высококвалифицированный научно-технический персонал, хорошо подготовленных менеджеров, университетскую профессуру), инициативу и самодеятельность организаций, составляющих живую ткань гражданского общества.

Процессы, развивающиеся в Венесуэле на рубеже веков, привлекают пристальное внимание латиноамериканской и международной общественности, научных кругов как внутри страны, так и за ее пределами. Диапазон и амплитуда оценок установившегося режима весьма обширны -- от позитивно-доброжелательных до откровенно негативных.

На наш взгляд, пока еще представляется преждевременным и опрометчивым давать окончательную и однозначную характеристику происходящих в Венесуэле процессов и феномена У.Чавеса. Ведь многое в стране еще не устоялось, возможны новые зигзаги и резкие повороты в ее политической и экономической жизни.

Прежде всего, у режима отсутствуют аналоги на континенте, принимая во внимание, что силы, стоящие сегодня у власти, совершили эволюцию от недемократических к парламентским методам борьбы и пришли к управлению посредством избирательных процедур, ранее ими отвергаемых.

Безусловно, режиму присущи и ярко выраженные популистские черты. Слегка модифицировавшийся и превратившийся в неопопулизм, он получил второе дыхание на континенте в кардинально изменившейся обстановке, в условиях глобального доминирования неолиберального проекта, реализация которого сопровождается выталкиванием на обочину различных социальных групп и слоев, их маргинализацией и превращением в изгоев. Эти группы становятся питательной средой для появления новых харизматических лидеров, предлагающих населению быстрое решение их проблем. Отсюда риторика, постоянное заигрывание с массами, поиск внутренних и внешних врагов, якобы мешающих скорейшему осуществлению намеченных целей.

Декларируемый и разработанный боливарийцами альтернативный вариант развития может иметь шансы на претворение в жизнь, но при этом необходимо максимальное расширение его социальной базы, создание прочной опоры на гражданское общество, реальное участие его организаций в осуществлении намеченных планов и, конечно, реально ощутимый успех в экономике.

Между тем существует опасность скатывания режима к авторитаризму, принимая во внимание методы, использовавшиеся до последнего времени правящей верхушкой, ее неприятие оппозиции, неумение, а порой и нежелание вести с ней конструктивный диалог на равных, уважая и прислушиваясь к ее мнению. Конфронтация с иерархами католической церкви, руководством предпринимательских объединений и профсоюзов создает постоянную напряженность. Это порождает сомнения в прочности и долговременности режима. А экономическая система страны, увы, продолжает оставаться в состоянии спада.

* * *

В свете апрельских коллизий и последующих событий (попытка государственного переворота) перспективы общественно-политической стабильности и в более широком контексте ныне существующего режима представляются достаточно туманными. В решающей степени они зависят от соотношения социально-политических сил. Здесь возможно несколько сценариев развития:

1. Чавес и его команда извлекают серьезные уроки из происшедшего, существенно корректируют проводимый курс, не на словах, а на деле осуществляют конструктивный диалог с различными слоями общества, возвращаются к изначальным целям своего движения, зафиксированным в последней конституции, и налаживают строительство фундамента социальной и партисипативной демократии.

2. Ощущая упорное нежелание оппозиции идти на взаимные уступки, Чавес и его ближайшее окружение, стремясь выйти из политического тупика, развертывают "охоту за ведьмами", преследуют оппонентов и инакомыслящих, добиваясь дальнейшей концентрации власти, ведут дело к становлению авторитарного режима, слегка прикрытого фиговым листком правового государства.

3. Легальная политическая оппозиция, опираясь на легитимные механизмы, осуществляет импичмент, отстраняет от власти Чавеса и его наиболее преданных сторонников и в сжатые сроки проводит выборы под контролем авторитетных международных наблюдателей.

4. Оппозиция вновь с теми или иными модификациями предпринимает попытку выхода из кризиса посредством использования силы. При таком развитии ситуации возможно установление проамериканского режима правой ориентации с формальными признаками демократии. В этом случае, принимая во внимание наличие Межамериканской демократической хартии, где прописаны процедуры и механизмы коллективной реакции на нарушение конституционных процессов в любой из стран региона, Организация американских государств будет добиваться быстрейшего проведения новых выборов, чтобы не допустить сползания Венесуэлы к авторитаризму. На реальность подобного хода событий указывает недавний пример Перу, сумевшей при содействии ОАГ преодолеть острейший политический кризис и вернуться на путь многопартийной плюралистической демократии.

Наконец, не следует исключать и развития событий по наихудшему сценарию, а именно, развязывания гражданской войны, после которой страна не сможет оправиться долгое время.

С позиций того, как видится ситуация в ноябре 2002 г., наиболее вероятным представляется сценарий, при котором У.Чавес останется у власти, по крайней мере, до августа 2003 г., т.е. до подведения итогов возможного референдума о доверии существующей власти. Основанием для такого развития событий являются:

-- твердая решимость У.Чавеса оставаться у руководства страны на период времени, отведенный ему конституцией;

-- сохранение У.Чавесом поддержки значительной части населения (по оценкам, не менее 30%);

-- возможное укрепление позиций президента в вооруженных силах, симптомы которого появились после изменений в армейском командовании в июле 2002 г.;

-- сохранение высоких нефтяных цен на мировом рынке в ближайшей перспективе, что может способствовать решению проблемы бюджетного дефицита и в целом экономической устойчивости существующего режима.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце