URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Уколова В.И. 'Последний римлянин' Боэций
Id: 120286
 
197 руб.

"Последний римлянин" Боэций. Изд.2

URSS. 2011. 162 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-382-01279-7.

 Аннотация

Предлагаемая читателю книга посвящена знаменитому римскому философу, поэту и политическому деятелю конца V -- начала VI века, сыгравшему исключительную роль в развитии средневековой культуры и в течение многих веков являвшемуся своеобразным эталоном нравственности и высокого служения идее. В книге ярко отражена переломная эпоха, когда рушился античный и рождался средневековый мир; подробно описана драматическая судьба Боэция и его научные искания, охарактеризованы его сочинения, показано его влияние на европейских мыслителей и поэтов эпохи Возрождения и Нового времени.

Книга рекомендуется как специалистам --- историкам, философам, культурологам, так и широкому кругу заинтересованных читателей.


 Содержание

От автора
На рубеже времен: от античности к средневековью
Остготы в Италии
Колесо Фортуны
"Четверные врата" познания
В союзе с Платоном и Аристотелем
Разум и вера
Философское утешение
"Найти знак истины"
Мудрость и судьба
"Прекрасный мир с прекрасными частями"
Не рвется связь времен
Примечания

 От автора

Читатель, взявший в руки эту книгу, может спросить: кто такой этот "последний римлянин" Боэций и зачем мне знать о нему Действительно, сегодня найдется немного людей, хорошо представляющих себе, кем был этот человек, хотя мировая научная общественность и отметила в 1980 г. его 1500-летний юбилей, прошедший скромна, академично, с достоинством. Это, наверное, пришлось бы по вкусу и самому юбиляру, ценившему поиски истины, а не блеск славы. Тем не менее слава у этого человека была -- прочная, нешумная и глубокая, пережившая тысячелетие.

На вопрос о том, кто такой Боэций, в средние века ответили бы так: "латинский Аристотель", "Учитель", быть может, даже "светоч разума". Великий итальянский поэт Данте, почитавший Боэция, сказал о нем более проникновенно: "...безгрешный дух, который лживость мира являет внявшему его cловам". Строители великолепного Шартрского собора показали бы скульптуру, якобы изображающую Боэция (как он выглядел в действительности -- неизвестно), который в силу своего "научного" авторитета в данном случае должен был "олицетворять" Арифметику в сонме наук. Адам Фульдский, видный теоретик музыки XV в., вероятно, упрекнул бы спрашивающих так же, как своих учеников: "Несчастные, они, кажется, не знают, что говорил Боэций...". Наставником мудрости и нравственности считали его первый поэт Ренессанса Петрарка, автор прославленной "Утопии" Томас Мор и даже французский писатель ХХ в., гуманист и насмешник Анатоль Франс.

Сегодня о Боэции можно прочитать преимущественно на страницах научных исследований', Ученые до сих пор спорят, был ли он оригинальным мыслителем или эклектиком, христианином или тайным приверженцем древнего язычества, ученым или моралистом, "последним римлянином" или "отцом средневековья", разгадывают-загадку его последних дней и посмертной легенды, тайну его питаемого мудростью оптимизма.

Фигура Боэция высится на "перекрестке времен" -- античного и средневекового. С именем "последнего римлянина" связана одна из важнейших проблем истории культуры -- преемственности и противостояния старого и нового типов культур, роли традиции и духовного наследия в развитии общества.

В зените средневековья поэт Пьер из Блуа произнес слова, популярные и в наше время: "Мы подобны карликам, взобравшимся на плечи гигантов; если мы видим дальше, чем они, то этим мы обязаны им..." Эти слова свидетельствуют о том, что уже в те далекие времена европейская цивилизация начала всерьез ощущать свою зависимость от культурного наследия прошлого, а следовательно, и собственную ответственность перед будущими поколениями. Хотя средневековье часто упрекают в отсутствии чувства исторической дистанции, однако нельзя не признать, что ощущение хода истории людьми той эпохи было достаточно острым. Правда, их интересовало в истории другое, чем, например, людей нового времени, -- не специфика той или иной реальности, давно ушедшей, но то вечное, общезначимое для поколений, что делает их единым человечеством.

Таким сплачивающим началом в истории Европы было не только христианство, но и античное наследие, являвшееся общим корнем, из которого пошли мощные побеги культур европейских народов. Культура античности воспринималась средневековьем не как нечто монолитное и всеобщее, но прежде всего как то, что было создано выдающимися людьми, ее "авторитетами". Платон и Аристотель, Вергилий и Овидий, Птолемей и Гиппократ проникли в интеллектуальный и поэтический мир средневековья и обосновались там. И это стало возможным потому, что культурные сокровища древности нашли хороших хранителей и передатчиков, сумевших спасти их в сложнейшее и тяжелейшее время перехода от античности к средневековью, когда Европа переживала один из наиболее важных поворотных моментов своей истории, вступая на путь феодализма. Потомки назвали их "последними римлянами", навсегда сохранив к ним чувство глубокого уважения и благодарности.

Очень разными были эти "последние римляне" -- государственными деятелями и ораторами, философами и поэтами, историками и эрудитами. Но всех их связывало одно: стараясь сохранить культурную традицию в условиях варваризации, они вольно или невольно открывали путь в завтрашний день Европы. Зарю средневековья Западная Европа встретила в развалинах. У истоков средневековой цивилизации -- разобщенные варварские королевства, разноязыкие и довольно дикие народы, наводнившие континент, разрушение древней культуры. А к концу средневековья можно говорить уже о складывании определенной культурной общности, о значительном продвижении народов и государств Европы по пути исторического прогресса, что в немалой степени стимулировалось и античным наследием, в сохранение которого заметный вклад внесли "последние римляне". По многообразию и масштабам деятельности, по влиянию на духовную жизнь последующих поколений самым выдающимся из них был Боэций.

Прошедшие века облекли патиной времени образ Боэция, но в глубинах европейской культуры он продолжает жить, хотя и утрачивая постепенно устойчивые очертания, определенность облика, но сохраняясь как своеобразный символ противостояния культуры варварству, разума -- насилию, как олицетворение духовной связи поколений, без которой невозможно движение человечества вперед.

Преемственность разума, духовности и добра всегда была показателем истинной культуры. Боэций доказал это и своей жизнью, и своей смертью. Возможно, не будь Боэция, история европейской культуры и не отклонилась бы от магистрального направления развития, но она явно стала бы беднее, утратив глубоко индивидуальную, яркую искру человеческого познания, стремления к совершенствованию, достоинствах мужества. Эта книга преследует скромную цель -- напомнить нашим современникам о Боэции -- мыслителе, труженике культуры, человеке, "связующем времена".


 Об авторе

Виктория Ивановна УКОЛОВА

Доктор исторических наук, профессор, заведующая кафедрой всемирной и отечественной истории МГИМО (У) МИД России. Известный российский историк, автор около 400 научных работ, в том числе 9 монографий и 7 учебников. Ряд ее работ изданы на английском, испанском и китайском языках. Сфера научных интересов В.И.Уколовой -- история поздней Античности, культура западноевропейского Средневековья, философия истории.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце