URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Баевский В.С. История русской поэзии. 1730-1980. Компендиум
Id: 120199
 
399 руб.

История русской поэзии. 1730-1980. Компендиум. Изд.3, испр. и доп.

1996. 320 с. Мягкая обложка. ISBN 5-7301-0283-6. Букинист. Состояние: 4+. .

 Аннотация

Книга представляет историю русской поэзии на теоретической основе как составную часть русской культуры последних трех столетий. Она рассчитана на воспитанников старших классов школ, гимназий, лицеев, на студентов-филологов, на учителей-словесников, на людей, профессионально связанных с изучением, изданием, преподаванием литературы, на любителей поэзии.

Книга победила на конкурсе международного фонда «Культурная инициатива».


 Оглавление

Введение

Часть I. XVIII век. Иерархия поэтических жанров

Глава 1. Тредиаковский. Ломоносов
Глава 2. Сумароков
Глава 3. Державин
Итоги XVIII столетия

Часть II. XIX век. Равноправие поэтических стилей

Глава 4. Жуковский
Глава 5. Пушкин
Глава 6. Тютчев. Лермонтов
Глава 7. Фет. Некрасов
Итоги XIX столетия

Часть III. XX век. Противостояние поэтических школ

Глава 8. Анненский. Блок. Хлебников
Глава 9. Ходасевич. Ахматова. Пастернак
Глава 10. Бродский
Итоги XX столетия
Заключение
Заключение к четвертому изданию. Две судьбы
Указатель имен
Предметный указатель

 Введение

Светлой памяти академика Дмитрия Сергеевича Лихачева

Что такое поэзия?

Литературные критики и сами поэты предлагали много определений.

Говорили, что поэзия -- это мышление образами.

Умение увидеть и показать мир с неожиданной стороны, непривычное в привычном.

Говорить одновременно о вечности и о своем времени.

Искусство внушать чувства и мысли окольным путем помимо прямых значений слов.

Умение располагать слова так, чтобы в них одновременно мерцали, просвечивали одно сквозь другое несколько значений.

Считают, что поэтом можно называть того, кто находит новые способы организации смысла в тексте.

Кто обладает даром повышенного внимания к внутренней форме слова (сближение корней, выявление заключенной в слове образности).

Кто обладает даром чувствовать внешнюю форму слова -- его звучание, графику.

Все мы находимся во власти родного языка. Но поэт еще и сам в известном смысле берет на себя функцию народа: отбирает слова, вводит новые, меняет их значения, правила их соединения.

У каждого истинного поэта не только свой взгляд на мир, не только свои смыслы, но и свои способы построения смысла.

Говорят еще, что поэзия -- это высшая форма существовани языка.

А один из величайших русских лириков не уставал повторять (см. главу седьмую), что поэзия есть ложь и что поэт, который с первого же слова не начинает лгать без оглядки, никуда не годится. Он утверждал, что поэт -- это сумасшедший, никуда не годный человек, лепечущий божественный вздор.

Да мало ли что еще!

Каждое из определений раскрывает какую-то важную грань понятия, но не исчерпывает его. Мы добавим еще одно. В этой книге под поэзией понимаются тексты, написанные стихами. Обычно это подразумевается, но не оговаривается.

Поэтом может быть и автор, пишущий прозу. Гоголь определил жанр "Мертвых душ" как поэму, и мы с ним не спорим. Л.Толстой соотносил "Войну и мир" с поэмой "Илиада". Достоевский в "Братьях Карамазовых" называет поэмой вставную легенду о великом инквизиторе. Вряд ли кто-нибудь стал бы возражать, если бы Гоголя, Л.Толстого, Достоевского называли поэтом.

И все-таки стихотворная речь обладает свойствами, которые обособляют эту область словесного творчества от прозы. Стихотворна речь, кроме всех требований языка, подчиняется еще делению на стихи (одна или несколько графических строк), часто еще и на строфы -- сочетание стихов, объединенных общей рифмовкой. В стихотворной речи возникают серьезные дополнительные ограничения, связанные с принципом внешней гармонической организацией речи. Их учет и преодоление требуют особого внимания к выбору слов и их сочетанию, к их звучанию и организации синтаксических конструкций. Если в прозе важнейша единица словесного построения -- предложение, то в стихотворной речи-стих. Важную роль играют вертикальные связи, соотношение стихов, их частей между собой. Проза не знает ничего подобного.

Что такое история?

История -- это наука о закономерностях, по которым изменяютс явления, о причинах и следствиях. Эта книга посвящена выявлению и описанию закономерностей, по которым изменялась русская поэзия.

Есть десятки тысяч книг и статей, в которых подробно, иногда с исчерпывающей полнотой рассматривается творчество какого-либо поэта, или группы поэтов, или целого периода. Однако нет книги, где бы с одной точки зрения описывались явления всей истории русской поэзии, самые общие ее закономерности.

В 1968--1969 гг. был опубликован двухтомный труд под таким заглавием. Но это всего лишь сборник статей, объединенных одним переплетом, об отдельных поэтах и группах поэтов (часто они написаны крупнейшими специалистами).

Подлинная история поэзии и не могла быть написана до отмены цензуры. И в XIX в., и в XX цензура мешала говорить о многих поэтах, о важнейших аспектах творчества. Теперь, когда запреты сняты, появится не одна, а несколько историй русской поэзии. Поэзия -- явление столь важное и столь сложное, что ее истори не может быть охвачена и исчерпана с какой-то одной точки зрения. Книга, которая лежит перед вами, -- лишь одна из возможных историй русской поэзии.

Здесь показано, что поэзия -- это организм, явление такое же естественное, как мир растений или жизнь человека, человеческого общества. Зерно становится колосом; и новое зерно падает в землю, чтобы прорасти новым колосом. Ритмично сменяются поколени людей, формы их жизни. И так же органично возникают и изменяютс формы поэзии -- жанры, стили, литературные школы, способы стихосложения. Органичность поэзии, которая вырастает из других проявлений жизни, остро ощущают сами поэты. Пушкин написал:

Мгновенной жатвой поколенья,
По тайной воле Провиденья,
Восходят, зреют и падут;
Другие им вослед идут...
Так наше ветреное племя
Растет, волнуется, кипит
И к гробу прадедов теснит.
Придет, придет и наше время,
И наши внуки в добрый час
Из мира вытеснят и нас!

Покаместь упивайтесь ею,
Сей легкой жизнию, друзья!
Ее ничтожность разумею,
И мало к ней привязан я;
Для призраков закрыл я вежды;
Но отдаленные надежды
Тревожат сердце иногда:
Без неприметного следа
Мне было б грустно мир оставить.
Живу, пишу не для похвал;
Но я бы, кажется, желал
Печальный жребий мой прославить,
Чтоб обо мне, как верный друг,
Напомнил хоть единый звук.


Спустя столетие, в декабре 1917 г., в единстве и органичности всего земного увидел надежду перед лицом тяжелейших испытаний Владислав Ходасевич:

Проходит сеятель по ровным бороздам.
Отец его и дед по тем же шли путям.

Сверкает золотом в его руке зерно,
Но в землю черную оно упасть должно.

И там, где червь слепой прокладывает ход,
Оно в заветный срок умрет и прорастет.

Так и душа моя идет путем зерна:
Сойдя во мрак, умрет -- и оживет она.

И ты, моя страна, и ты, ее народ,
Умрешь и оживешь, пройдя сквозь этот год, -

Затем, что мудрость нам единая дана:
Всему живущему идти путем зерна.


Еще сорок лет спустя ощущение единства творчества и других проявлений жизни, чувство преемственности выразил в своеобразной форме обращения к творцу-поэту (одновременно и к самому себе) Борис Пастернак:

Ты понял блаженство занятий,
Удачи закон и секрет.
Ты понял, что праздность -- проклятье
И счастья без подвига нет.

Что ждет алтарей, откровений,
Героев и богатырей
Дремучее царство растений,
Могучее царство зверей. <...>

Что поле во ржи и пшенице
Не только зовет к молотьбе,
Но некогда эту страницу
Твой предок вписал о тебе.


Среди неопубликованных рукописей великого исследовател мирового и русского фольклора, мировой и русской литературы академика Александра Николаевича Веселовского находим слова (написанные между концом 1880-х -- серединой 1890-х гг.), созвучные высказываниям поэтов. "Одни и те же знакомые образцы, одни и те же мотивы проходят по всей поэтической истории нашей расы: они-то вносят в нее ту связь, которая заставляет нас ощутить в ней присутствие организма, развития; ими главным образом объясняетс симпатия, с которой мы относимся к поэтическим произведениям старины, которой содержание нам чуждо и раскрывается перед нами наполовину только трудовым усилием мысли. Зато белая ручка, манящая нас из глубин мифологической сказки (Гейне), приведет нас тридевятью землями к тридесятому царству современной поэзии".

Книга охватывает ровно 250 лет -- с 1730 по 1980 гг. В 1730 г. вышла в свет "Езда в остров любви" Василия Тредиаковского -- перва книга, в которой была представлена поэзия в привычном дл нас сегодня понимании этого слова. До этого поэзия тоже существовала -- и устная народная, и книжная, но совсем в другом облике. Она превосходно исследована и описана, и тому, кто ею интересуется, можно посоветовать прежде всего труд академика Д.С.Лихачева "Поэтика древнерусской литературы", выдержавший уже несколько изданий и в нашей стране, и за рубежом.

1980-м годом пришлось ограничить себя потому, что историку для осмысления событий нужна временная дистанция. 10--15 лет -- минимальный срок. Лучше было бы иметь в запасе полвека, но издавать эту книгу без двух последних глав казалось невозможным, настолько связаны между собою поэты на протяжении всего XX в. Андрей Вознесенский формировался под непосредственным влиянием Пастернака, первая книга которого вышла в 1913 г., а Иосиф Бродский принадлежал к ближайшему окружению Ахматовой, первая книга которой вышла в 1912 г.

Тому, кто захочет подробно познакомиться с поэтами, упоминаемыми (или не упоминаемыми) здесь, следует прежде всего обратиться к уникальной серии книг (вышло более полутысячи томов) "Библиотека поэта". Есть надежные справочные издания -- "Краткая литературная энциклопедия" в 9 томах, биографический словарь "Русские писатели. 1800--1917" (вышло четыре тома) и др. Имеются библиографические справочники по литературе XVIII, XIX, начала XX вв., по поэзии русской эмиграции и по советской поэзии.

Эта книга написана на основе приблизительно 10 000 монографий, статей, публикаций, результатов разысканий в архивохранилищах Москвы, Петербурга, некоторых провинциальных городов, а также в Архиве Гуверовского центра войны, мира и революции при Стэнфордском университете США. Ценные данные получены при работе с семейными архивами ряда поэтов. Еще в студенческие годы благодаря любезному разрешению К.Н.Бугаевой, вдовы А.Белого, мне удалось прикоснуться к его архиву и выслушать комментарии свидетельницы творческого процесса поэта, к которой обращены многие его стихотворения, а несколько позже вдова М.Волошина Мария Степановна позволила мне заниматься в архиве ее мужа.

Книга опирается на некоторые труды, посвященные отдельным, но важнейшим аспектам истории поэзии: "Мелодика русского лирического стиха" Б.М.Эйхенбаума (Пб., 1922), "Руски дводелни ритмови" К.Ф.Тарановского (Београд, 1953), "О лирике" Л.Я.Гинзбурга (Л., 1974), "Очерк истории русского стиха" М.Л.Гаспарова (М., 1984). К ним следует обращаться в первую очередь тем, кто намерен углубить знания в исследуемой области.

В истории русской поэзии есть приблизительно полтора-два десятка поэтов, оказавших решающее влияние на ее судьбу. Их именами названы главы книги, прослежено, как именно их творчество воздействовало на современников и преемников. 100--200 поэтов могут быть отнесены к их ближайшему окружению. В книге сделана попытка указать, в чем состоит индивидуальный вклад каждого такого автора в историю поэзии. Наконец, есть примерно 1000 авторов, которые преломляли в своих стихах устремлени лидеров, иногда своеобразно, и имели круг читателей. О них в этой книге говорится лишь несколько раз по вполне конкретным поводам. Наконец, тысячи стихотворцев, образующих фон литературного процесса, пришлось оставить вне поля зрения.

В этой книге оценки поэтов даются по гамбургскому счету. Виктор Шкловский писал:

"Гамбургский счет -- чрезвычайно важное понятые. Все борцы, когда борются, жулят и ложатся на лопатки по приказанию антерпренера. Раз в году в гамбургском трактире собираются борцы. Они борются при закрытых дверях и завешанных окнах. Долго, некрасиво и тяжело. Здесь устанавливаются истинные классы борцов, -- чтобы не исхалтуриться. Гамбургский счет необходим в литературе. По гамбургскому счету -- Серафимовича и Вересаева нет. Они не доезжают до города. В Гамбурге -- Булгаков у ковра. Бабель -- легковес. Горький -- сомнителен (часто не в форме). Хлебников был чемпион".

Перед вами история русской поэзии в самом кратком изложении на теоретической основе. Не факты сами по себе, а их соотношение находится в центре внимания. Отобраны те факты, которые поясняют закономерности, причинно-следственные связи развити поэзии.

Установлена хронология, периодизация. Вопрос не только в том, что когда произошло, кто когда родился и умер. Это-то как раз многократно изложено в многочисленных трудах и справочниках. Важно, как чередуются взлеты и падения поэтических периодов, автоматизация и деавтоматизация приемов, поколения со своими вкусами и запросами.

Прослежены три доминанты исторического процесса и их смена. В XVIII в. доминирует в поэтическом сознании иерархия жанров, а XIX в. -- стилевое мышление, в XX в. доминирует борьба поэтических школ.

События в области поэзии соотнесены с основными стилевыми направлениями искусства данной эпохи, включены в общий процесс смены художественных представлений. Мы застаем начало русской поэзии на переломе от барокко к классицизму и потом прослеживаем ее движение сквозь классицизм, предромантизм, высокий романтизм, реализм, модернизм, авангардизм.

История поэзии рассмотрена, в частности, как история изменени отношения автора к слову, к звуку, как процесс смены и сочетания разных способов интонирования. Кратко обобщая, можно сказать, что в XVIII в. доминировала ораторская интонация, в XIX -- напевная, в XX -- говорная. А за этим обобщением открываетс необозримый простор индивидуальных способов интонировани в стихотворной речи.

В самых основных чертах отмечена эволюция приемов стихосложения. Возникновение поэзии современного типа связано со становлением силлабо-тонической системы, на базе которой русска поэзия и добилась своих высших достижений. По сравнению с нею скромное место занимают дольники, акцентный стих, логаэды, имитаций народного стиха, верлибр.

Сам по себе ряд стихотворений не представляет историю поэзии. В этой книге представлено довольно много разборов стихотворений, которые должны показать воочию те закономерности, о которых было сказано выше.

Итак, перед вами книга, где действующими лицами являютс не только поэты, но и их стихотворения, а также литературные школы, стили, жанры, приемы.


 Об авторе

Вадим Соломонович Баевский

Доктор филологических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации, заведующий кафедрой истории и теории литературы Смоленского университета, автор 630 печатных трудов, в том числе книг "Стих русской советской поэзии" (Смоленск, 1972), "Давид Самойлов. Поэт и его поколение" (М., 1986), "Сквозь магический кристалл. Поэтика "Евгения Онегина", романа в стихах А. Пушкина" (М., 1990), "В нем каждый вершок был поэт. Записки о Давиде Самойлове" (Смоленск, 1992), "Пастернак-лирик. Основы поэтической системы" (Смоленск, 1993), "История русской поэзии" (М., 1994; 2-е изд.: Смоленск, 1994; 3-е изд.: М., 1996), "Пастернак" (М., 1997; 2-е изд.: М., 1999; 3-е изд.: М., 2002), "История русской литературы ХХ века" (М., 1999; 2-е изд.: М., 2003) и других.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце