URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Лазарев П.П. Физические основания принципа относительности: С приложением статей А.Пуанкаре и М.Планка
Id: 119707
 
117 руб.

Физические основания принципа относительности: С приложением статей А.Пуанкаре и М.Планка. Изд.2

URSS. 2011. 88 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-01718-3.

 Аннотация

Вниманию читателей предлагается книга, в которой крупнейшие ученые размышляют о теории относительности и ее влиянии как на другие разделы физики, так и на науку вообще. Центральное место в книге занимает работа выдающегося отечественного физика и биофизика, академика АН СССР П.П.Лазарева (1878--1942), где он излагает опытные физические основания, которые привели к принципу относительности, и, указав его простейшую формулировку, показывает, к каким следствиям она приводит. Статья великого французского математика, физика и философа Анри Пуанкаре (1854--1912) содержит его рассуждения о новой механике, ставшей следствием развития принципа относительности, и ее отношении к классической механике и астрономии. Великий немецкий физик Макс Планк (1858--1947) в своей работе размышляет о возможности взаимного приспособления различных разделов физики (в частности, механики, электродинамики и термодинамики) друг к другу и их дальнейшего соединения в единую теорию высшего порядка.

Книга адресована философам и физикам, историкам и методологам науки, всем заинтересованным читателям.


 Оглавление

А. ПУАНКАРЕ. Новая механика
П. П. ЛАЗАРЕВ. Физические основания принципа относительности
М. ПЛАНК. Отношение физических теорий друг к другу

 Из статей


НОВАЯ МЕХАНИКА

А.Пуанкаре. Из серии 6 лекций по анализу, математической физике,
астрономии и математической философии, читанных  с 22 по 28 апреля 1909 г. в Геттингене

...Вы знаете, что в этом мире нет ничего окончательного, нет ничего неизменяемого. Наиболее могущественные, наиболее прочные империи не вечны. Эту тему наиболее часто развивают духовные ораторы. Научные теории, подобно империям, не обезпечены в своем существовании на завтрашний день. Если одна из теорий, как казалось, была защищена от превратностей времени, то это без сомнения была ньютоновская механика: она представлялась непоколебимым монументом: и вот в настоящее время, если нельзя еще оказать, что монумент повержен на землю, --- это было бы еще преждевременным, -- то во всяком случае он сильно поколеблен. Он подвергнут натиску со стороны двух разрушителей: один находится среди Вас -- это Макс Абрагам, и другой -- один голландский физик Лорентц. Я хотел бы сообщить Вам в нескольких словах о развалинах старого здания и о новой постройке, которую предположено возвести на месте старого здания.

Прежде всего можно задать вопрос, что характеризует старую механику.

Старую механику характеризует следующий простой факт: я рассматриваю тело, находящееся в покое, и сообщаю ему импульс, то есть я заставляю на него действовать в течение определенного промежутка времени данную силу, тело приходит в движение, приобретает некоторую скорость; когда эта скорость достигнута, заставим действовать еще раз ту же силу в течение того же самого времени, скорость удвоится; если мы будем продолжать опыт дальше, то скорость утроится, после того, как мы дадим телу третий одинаковый импульс.

Если мы будем производить подобное действие достаточное число раз, тело в конце концов приобретет весьма большую скорость, которая может превзойти всякий предел, тело может получить безконечную скорость.

В новой механике, наоборот, доказывается, что невозможно сообщить телу, переходящему из покоя в движение скорость-большую скорости света. Что же при этом происходит? Я буду рассматривать то же тело в состоянии покоя; я даю ему первый импульс той же величины, как в предыдущем случае, тело получить ту же скорость; дадим второй раз ему тот же импульс, скорость еще увеличится, но она не удвоится; третий импульс произведет подобное же действие, скорость будет увеличиваться, но она будет возрастать все менее и менее, так что тело противопоставляет действию силы все большее и большее сопротивление. Это сопротивление изменению движения есть инерция, которую обычно называют массой тела. Таким образом в этой новой механике все происходит так, как будто масса тела не остается постоянной, но растет со скоростью.

ФИЗИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ПРИНЦИПА ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ

П.П.Лазарев. (Лекция, прочитаная для Комиссии по улучшению быта ученых врачей)

В последние годы в западно-европейской литературе как чисто научной, так и научно популярной все более и более выдвигается в качестве нового всебъемлющего принципа физики -- принцип относительности Эйнштейна. Интерес к нему в европейских странах так велик, что не только специальные физические и философские журналы отводят значительное место обсуждению его, не только появляются в огромном количестве популярные книги, брошюры, но и общая газетная пресса, часто отражающая события в научном мире, помещает статьи как за, так и против принципа. Интерес читающей публики к этому принципу так велик, что небольшой обзор его был помещен даже в специальном медицинском еженедельнике.

Из этого обзора, написанного выдающимся немецким теоретиком Зоммерфельдом, мы заимствуем несколько цитат, чтобы выяснить лучше то положение, которое занимает вопрос о принципе и те причины, которые вызывают такой живой интерес к нему среди читающей публики.

"Еще никогда в истории науки, пишет Зоммерфельд: "научное открытие не обсуждалось широкими кругами так, как это имеет место с принципом относительности Эйнштейна. Прежде всего является вопрос, лежит ли причина интереса, вызываемого теорией, в потребностях ума нашего больного времени, или эта причина заключается в необходимости отвлечься от ужасающей действительности, переходя в область отвлеченной науки, законы которой не могут диктоваться грубым произволом. Несомненно, мы имеем перед собою факт, что до осени 1919 года только специалисты физико-математических наук занимались принципом относительности и, что с этого времени принцип относительности начинает подвергаться обсуждении сначала в английских, а затем и в немецких газетах. До 1919 года теория относительности тщательно изучается на специальных курсах: в Мюнхене, например, с 1809 года почти ежегодно читались курсы, посвященные принципу. С 1910 года принцип относительности преподносится широкой публике как призванными для этого специалистами, так и непризванными, при этом самый принцип или превозносится или смешивается с политической грязью вместе с выда- ющимся автором принципа, (как это было в известных берлинских собраниях). На наугеймском съезде естествоиспытателей и врачей, после того как председатель Ф.фон Мюллер в своей вводной речи жестоко порицал демагогический подход к принципу относительности в берлинских собраниях, удалось с большим трудом удержать дискуссии по принципу относительности на должной научной высоте".

Переходя далее к характеристике значения принципа, Зоммерфельд отмечает, что: "в противоположность широко распространенному взгляду -- влияние принципа относительности на реальное изучение природы весьма ограниченное...

Его действительное значение, в противуположность теории квантов (теории атомов энергию), гораздо менее заметное, почти скрытое и все же идейное значение принципа и субъективные заслуги Эйнштейна чрезвычайно велики".

Мы видим из этих слов Зоммерфельда, что от принципа относительности мы не можем ждать тех изумительных экспериментальных последствий, которые дала современная атомная теория, доказав в опытах Рутерфорда распадение атамов простых тел и разрешив загадку о строении материи. Значение принципа лежит, главным образом, в установлении безукоризненной во всех деталях системы теории физических явлений, значение, которое придает принципу относительности большой интерес с точки зрения теории познания. В настоящей статье происходить так, как будто бы пароход находится в покое.

В этом и состоит принцип относительности старой классической механики, принцип относительности Галилея и Ньютона.

ОТНОШЕНИЕ ФИЗИЧЕСКИХ ТЕОРИЙ ДРУГ К ДРУГУ

М.Планк. (Kultur der Gegenwahrt. Часть III, отд.III, стр.732--1915)

Прогресс каждой науки совершается, как известно, не систематически по единому, вполне определенному заранее плану; наука, соответственно многообразию, охватываемых ею проблем, развивается в разной степени и с разной скоростью более или менее одновременно в разных областях, в зависимости от числа и характера, работающих в ней исследователей.

Таким образом часто возникают параллельно многочисленные теории, которые развиваются сначала по существу независимо одна от другой и только позднее, когда они расширяются и дополняются, они начинают соприкасаться и влиять взаимно друг на друга, находясь, смотря по обстоятельствам, или в союзе или во вра- жде. Между математическими и опытными науками в этом отношении обнаруживается характерное различие. В науках математических две различные теории, если они вообще имеют под собой основание, никогда не противоречат одна другой. В математике поэтому нельзя говорить о противуположении теорий, можно говорить в лучшем случае о различии методов. Так например по существу является невозможным, чтобы алгебраическая теория противоречила геометрической, хотя алгебра и геометрия сначала развивались совершенно независимо друг от друга. В физике, представляющей собой опытную науку, наоборот часто случалось и случается теперь, что две теории, которые приобрели до некоторой степени самостоятельность, при их дальнейшем развитии сталкиваются и вызывают потребность в переделках, чтобы остаться приемлемыми. В этой возможности взаимного приспособления различных теорий и лежит главная причина их плодотворного дальнейшего развития и слития в единую теорию высшего порядка. Главная задача каждой науки ведь в том и состоит, чтобы объединять различные встречающиеся в ней теории в единую теорию, в которой все проблемы науки находят определенное однозначное место и однозначное решение. Поэтому можно принять, что наука тем ближе к своей цели, чем больше число, заключающихся в ней, самостоятельных теорий являются соединенными воедино.


 Об авторе

Петр Петрович ЛАЗАРЕВ (1878--1942)

Крупнейший российский и советский физик, геофизик и биофизик, академик АН СССР (1917). В 1901 г. окончил медицинский факультет Московского университета. С 1904 г. работал в университетской физической лаборатории у П.Н.Лебедева. В 1911 г. ушел из университета и вместе с Лебедевым организовал в Москве новую физическую лабораторию. Доктор физико-математических наук (1912), профессор Московского высшего технического училища. В 1920--1931 гг. -- директор созданного по его инициативе Института физики и биофизики. С 1931 г. заведовал отделом биофизики во Всесоюзном институте экспериментальной медицины. С 1938 г. -- директор Биофизической лаборатории АН СССР.

П.П.Лазарев -- автор более 550 научных работ в области физики, физической химии, геофизики, биофизики, медицины, истории физики. Он стал одним из основоположников современной биофизики; создал физико-химическую теорию возбуждения (ионная теория возбуждения); вывел единый закон раздражения и разработал теорию адаптации применительно ко всем органам и к центральной нервной системе. В геофизике наиболее важны его работы по исследованию Курской магнитной аномалии и связанные с этим труды в области теоретической геофизики. Он также создал свою школу физиков; среди его учеников выдающиеся ученые: С.И.Вавилов, Г.А.Гамбурцев, А.Л.Минц, А.П.Ребиндер, В.В.Шулейкин и другие.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце