URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Паршин С.А., Горбачев Ю.Е., Кожанов Ю.А. Кибервойны --- реальная угроза национальной безопасности?
Id: 119613
 
299 руб.

Кибервойны — реальная угроза национальной безопасности?

URSS. 2011. 96 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-396-00329-3.

 Аннотация

В настоящей работе рассматривается комплекс вопросов, связанных с возникновением новой сферы противоборства между государствами --- противоборства в киберпространстве. Представлен анализ развития концептуальной базы разработки доктрины ведения кибервойны, основных организационно-штатных мероприятий, проводимых в вооруженных силах США с целью обеспечения защиты национального киберпространства и формирования комплекса сил и средств для проведения киберопераций наступательного, оборонительного и разведывательного характера. Раскрыты концептуальные основы ведения информационных и киберопераций Китая.

Работа предназначена для использования в учебном процессе гражданских и военных учебных заведений в качестве учебного пособия. Может представлять интерес для специалистов в сфере обеспечения национальной безопасности в современных условиях.


 Содержание

Введение
Глава 1. Операции в киберпространстве как неотъемлемый компонент информационных операций США
Глава 2. Разработка в США национальной доктрины кибервойны
Глава 3. Основные положения перспективной доктрины кибервойны США
Глава 4. Развитие в ВС США организационной структуры противоборства в киберпространстве
Глава 5. Концептуальные основы информационной и кибервойны Китая. Формы и способы ее ведения
Заключение
Приложение. Существенные происшествия в киберпространстве с мая 2006 по июль 2010 года

 Contents

Preface
Chapter 1. Operations in cyberspace as an integral part of the US information operations
Chapter 2. US efforts to elaborate a national cyber war doctrine
Chapter 3. Fundamental tenets of the prospective US cyber war doctrine
Chapter 4. US efforts to streamline DoD's cyber warfare organization
Chapter 5. Fundamental principles of Chinese information and cyber war. Their forms and means
Conclusion
Appendix. Significant cyber incidents May 2006 to July 2010

 Введение

Одним из фундаментальных последствий глобальной информатизации, произошедшей в ходе становления современной информационной эпохи и возникновения экономики знаний, стало появление и стремительное развитие принципиально новой сферы противоборства между государствами -- противоборства в киберпространстве. И если между ведущими в военном и экономическом отношении государствами к настоящему времени сложился в той или иной степени стратегический паритет в области обычных вооружений и оружия массового поражения, то вопрос о паритете в киберпространстве на настоящее время продолжает оставаться открытым. И, как следствие, для любого государства безопасность в киберпространстве (кибербезопасность) стала новейшей, наиболее острой и специфической проблемой в обеспечении национальной безопасности в XXI в.

"Кибервойна уже началась. В ожидании враждебных действий многие государства заранее подготавливают поле боя... засылают хакеров друг к другу, готовят черные ходы и закладывают логические мины... в мирное время. Идущая в настоящее время кибервойна смешивает привычные понятия войны и мира, добавляет новое опасное измерение к мировой нестабильности", утверждает в своей новой книге Ричард Кларк, бывший советник президента США Б.Клинтона по кибербезопасности.

В международных отношениях противоборство в киберпространстве (или кибервойна) в основном ведется на основе использования компьютерных технологий (рис.fig:1), являющихся в этом противоборстве как наступательным, так и оборонительным оружием.

Важно подчеркнуть, что резкое увеличение за последние годы количества политически мотивированных кибератак всё больше беспокоит военно-политическое руководство многих государств мира. К примеру, в США атаки постоянно отмечаются против таких значимых объектов, как Белый дом, министерство внутренней безопасности, Секретная служба, министерства обороны, юстиции, торговли, транспорта, и ряда других учреждений. Такие кибератаки могут привести к катастрофическим разрушениям инфраструктуры жизнеобеспечения государства и, как следствие, к гибели многих людей. Это уже не просто война в компьютерных сетях, такая виртуальная борьба может обернуться реальными жертвами и потерями.

Опасность кибервойн особо подчеркивают специалисты в сфере защиты киберпространства. К примеру, помощник начальника управления по киберпреступлениям Федерального бюро расследований (ФБР) США в своем интервью отразил точку зрения, что компьютерные атаки представляют собой даже больший риск "для обеспечения национальной безопасности, чем применение оружия массового поражения или подрыв ядерного устройства в одном из наших самых крупных городов". Руководитель подразделения по сотрудничеству в области обороны киберпространства НАТО Кевин Колеман заявил, что "кибертерроризм и кибератаки представляют собой такую же по степени угрозу национальной безопасности, как и ракетная атака".

Ряд произошедших не так давно громких событий, получивших широкий международный резонанс, в очередной раз подчеркнул огромную значимость использования киберпространства при конфликтах между государствами и в системе международных отношений.

Например, в начале июля 2009 г. волна кибератак, предположительно с территории КНДР, временно подавила работу веб-сайтов некоторых государственных учреждений Южной Кореи и США. Произошло это в период проведения КНДР последовательной серии пусков баллистических ракет, усиления общей дипломатической напряженности, связанной с ее ядерной программой, и угрозы введения санкций со стороны США и ООН. Незадолго до корейского эпизода были проведены кибератаки против Эстонии в 2007 г. и Грузии в 2008 г., по предположению ряда западных экспертов, осуществленные с территории Российской Федерации. К другим примерам можно отнести кибератаку Израиля против Сирии в 2007 г. при подготовке авиационного удара по ее ядерному объекту, применение США кибероружия в Ираке и постоянно освещаемые в СМИ и приписываемые Китаю проникновения в государственные и частные компьютерные сети США.

Пожалуй, наиболее громким происшествием последнего времени, произошедшим 23 сентября 2010 г., стала вирусная атака на компьютеры сотрудников атомной электростанции в иранском Бушере, причем, видимо, через зараженные вирусом Stuxnet флэш-носители пострадала компьютерная системауправления электростанцией. Правда, по заявлению иранских официальных лиц в газете Iran Daily, эта атака не нанесла серьезного ущерба основному контуру управления, что скорее всего можно поставить под сомнение. Данное происшествие, безусловно, окажет влияние на сроки введения станции в полномасштабную эксплуатацию, ввиду необходимости не только тщательного расследования случившегося, но и проведения ряда дополнительных мероприятий по обеспечению безопасности станции. Всего на многих промышленных объектах в Иране, по данным британской газеты The Daily Mail, данным вирусом было заражено свыше 30 тыс. компьютеров.

Все эти факты лишний раз подтверждают, что проблематика нарастания противоборства в киберпространстве стала весьма актуальной.

Для большей ясности в вопросе об угрозах для национальной безопасности государств, исходящих из киберпространства, формах и способах противоборства в нем необходимо начать с выработки определения, а что такое собственно кибервойна (Cyber Warfare). А для того чтобы дать определение понятию кибервойна, прежде всего необходимо определить, что такое киберпространство (Cyber Space).

Поскольку не существует международно признанного определения киберпространства, то, соответственно, существует довольно большое количество частных, зачастую просто ведомственных определений, вытекающих из целей и задач ведомств и поэтому достаточно сильно различающихся.

Определение киберпространства, прежде всего, зависит от того, рассматривается ли оно с точки зрения обеспечения защиты информационно-коммуникационной инфраструктуры государства или с точки зрения ведения военных операций в киберпространстве, предусматривающих комплексное и синхронное решение наступательных, оборонительных и специальных задач с использованием всех сил информационных операций.

Так, с одной стороны, министерство обороны (МО) США еще в едином уставе Комитета начальников штабов (КНШ) 2001 г. определило киберпространство как "глобальную область в рамках информационного пространства, состоящую из взаимосвязанной сети инфраструктур, созданных на базе информационных технологий, включая Интернет, телекоммуникационные сети, компьютерные системы, а также встроенные в другие технические объекты процессоры и контроллеры". С другой стороны, в ряде источников МО значительно расширяет это понятие в свете совершенствования доктринальной базы ведения информационных операций, составной частью которых наряду с применением сил радиоэлектронной войны, военной дезинформации, психологических операций и оперативной безопасности являются силы, средства и методы операций в компьютерных сетях, предназначенные для атаки компьютерных сетей противника, использования их в своих целях, извлечения из них информации и защиты сетей своих вооруженных сил (ВС).

Поэтому, с учетом комплексного характера любых военных операций, уже в едином уставе КНШ ВС США Joint Pub. 3--13 2006 г. (Информационные операции) была предложена формулировка, в которой киберпространство рассматривается как "сфера (область), в которой применяются различные радиоэлектронные средства (связи, радиолокации, разведки, навигации, автоматизации, управления и наведения), использующие электромагнитный спектр частот для приема, передачи, обработки, хранения, видоизменения (трансформации) и обмена информации и связанная с ними информационная инфраструктура ВС США".

Что касается общегосударственного определения киберпространства, то впервые в докладе исследовательской службы конгресса США 2001 г. оно определено как "всеохватывающее множество связей между людьми, созданное на основе компьютеров и телекоммуникаций вне зависимости от физической географии".

Широко известный в мире специалист в сфере кибербезопасности Томас Вингфилд в своей книге "Законы информационного конфликта: Законы в сфере безопасности национального киберпространства", предлагает, с его точки зрения, лингвистически более ясное определение: "Киберпространство не является материальным местом -- оно не поддается никакому измерению в любой физической или временной системе мер. Это больше стенографический термин, определяющий пространство, сформированное за счет функционального объединения взаимосвязанных сетей компьютеров, информационных систем и телекоммуникационных инфраструктур, в целом трактуемого как World Wide Web".

Наличие такого разнообразия определений киберпространства, в свою очередь, отражает всю сложность определения "кибервойны" (Cyber Warfare). Признавая, что военные операции в киберпространстве могли бы рассматриваться в качестве "акта войны", ряд экспертов США и Великобритании предлагает при анализе широкого спектра военных операций в киберпространстве вместо термина "кибервойна" использовать термин "боевые операции в киберпространстве" (Cyber Warfare Operations). А для кибервойны между государствами вне состояния официально объявленной войны они предложили следующее определение -- "использование сетевых возможностей одного государства для искажения, нарушения целостности, деградации, манипулирования или уничтожения информации, постоянно находящейся в компьютерах или циркулирующей в компьютерных сетях, или собственно компьютеров и сетей другого государства".

Доклад Национальной академии наук и Национального совета по научным исследованиям США "Технологии, политика, законодательство и моральные принципы в отношении приобретения и использования США возможностей кибератак" 2009 г. определяет кибератаки как "...преднамеренные действия для изменения, разрушения, искажения, нарушения или уничтожения компьютерных систем или сетей и информации и/или программ, размещенных (резидентных) или передающихся в этих системах или сетях".

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце