URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Котляревский А.А. О погребальных обычаях языческих славян
Id: 119342
 
369 руб.

О погребальных обычаях языческих славян. Изд.2

URSS. 2011. 304 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-396-00318-7. Уценка. Состояние: 5-. Блок текста: 5. Обложка: 4+.
Книга напечатана по дореволюционным правилам орфографии русского языка (репринтное воспроизведение издания 1868 г.)

 Аннотация

Вниманию читателей предлагается книга известного русского слависта, археолога и этнографа А.А.Котляревского (1837--1881), в которой рассматривается похоронный обряд славян-язычников как проявление их представлений о душе и загробном существовании. В книге исследуются представления, понятия и верования, которые прямо относятся к концу человеческой жизни, соприкасаются с погребальным обиходом и определяют его порядки. Автор привлекает к исследованию самые разнообразные источники --- язык, народный быт славян, письменные предания, сохраненные летописью разных славянских народов, могильные памятники, материалы археологических раскопок, а также предания и обычаи других индоевропейских племен. Книга разделена на две смысловые части: первая посвящена критическому рассмотрению источников; вторая представляет собой систематический и отчасти исторический обзор понятий языческих славян о посмертном существовании и их погребальных обычаев.

Книга будет интересна как специалистам --- этнологам, историкам, славистам, культурологам, религиоведам, философам, психологам, так и широкому кругу читателей, желающих познакомиться с погребальными обычаями древних славян.


 Оглавленiе

Jus Manium
Славянское язычество и обычаи
Источники: 1. языкъ
2. народный бытъ
3. свидетельства письменныя
4. могилы
Дославянское время
Славянскiе порядки
Приложенiе: Славяне и Русь древнейшихъ арабскихъ писателей
Дополненiе

 Jus Manium (отрывок)

Въ числе великихъ задачъ, искони поставленныхъ природою человеческому разуменiю, ни одна не имеетъ такого верховнаго, необходимаго значенiя, какъ задача смерти.

Жизнь человека проходитъ въ заботахъ и борьбе, въ мятеже страстей и разнообразiи явленiй; несомый ихъ потокомъ, онъ редко отдаетъ равную дань каждому требованiю своей нравственной природы: въ увлеченiи однимъ -- онъ равнодушенъ къ другому, вообще же -- доволенъ ходячими, унаследованными мыслями и обходится безъ труда тамъ, где только можетъ. Среди такого самозабвенiя -- явленiя смерти, и не редко они одни, представляютъ вечный мотивъ, возвращающiй человека къ его нравственному долгу, къ серьезной работе мысли надъ задачами существованiя.

Смерть всегда была и вечно будетъ непримиримымъ врагомъ человека, и если во мгновенiя, свободныя отъ посещенiй страшной неземной гостьи, его мысль можетъ спокойно остановиться на ней и представить ее въ привлекательномъ образе добраго друга людей, молодаго генiя, гасящаго факелъ жизни и призывающаго всехъ къ безмятежному покою, -- то это лишь мечта поэта, далекая отъ действительной жизни, отъ обычныхъ человеку мыслей и чувствованiй, для которыхъ образъ смерти всегда отвратительно страшенъ, а ея явленiя -- всегда действуютъ новымъ и какъ бы внезапнымъ образомъ. Действительно, несмотря на законную необходимость смерти, на непрерывную, опытомъ вековъ угвержденную, власть ея надъ людьми, человекъ никогда не можетъ войти въ полную мировую съ нею, и вечный ааконъ природы все имеетъ для него значенiе случая или произвола: столько новой тревоги и лишенiй ведетъ за собою исполненiе этого закона! Оттого, ни равнодушiе къ общимъ вопросамъ жизни, ни сила привычки, прiучающей человека къ самымъ страшнымъ несчастiямъ -- не властны овладеть вопросомъ о смерти, обезсилть его или низвести на обыкновенную незнаменательную степень. И въ единичной жизни человека, и во всей исторiи человечества это -- роковой вопросъ, предъ которымъ все другiе кажутся столь малыми, чуть не суетными; самая жизнь ежедневно приводитъ къ нему и -- неудивительно, что на решенiе его потрачено столько крепкихъ думъ, столько серьезнаго умственнаго труда, что онъ всегда былъ великимъ нравственнымъ двигателемъ исторiи!

Ближайшею попыткою ответитъ на загадку смерти была мысль о матерiальномъ посмертномъ существованiи, идея о безсмертiи. Где существуетъ хотя какая нибудь связь семей и поколенiй, тамъ всегда есть и представленiя о загробной жизни; они вызваны потребностью души, для которой нетъ высшаго блага, какъ благо жизни, и нетъ чувства естественнее, какъ желанiе продолжить эту жизнь и за дверями гроба. Такимъ путемъ разрешаетъ каждый народъ страшную неизвестность смерти, -- и нетъ такаго, -- какъ бы ни былъ низокъ уровень его нравственнаго развитiя, который не испыталъ бы необходимости этой властительной мысли, потому что нетъ народа, который не чувствовалъ бы цены жизни, святости узъ родства и дружбы, любви и нравственной привязанности, который не оскорблялся бы безпощадными вторженiями смерти и, въ чувстве горькой утраты -- не отдался бы обаятельной мечте о временной разлуке и вечномъ союзе за гробомъ!

Смутная или понимаемая въ грубыхъ формахъ -- въ начале, возвышенно-идеальная -- впоследствiи, мысль о безсмертiи исполняла великую историческую миссiю: возстановляя нарушенный миръ души, она примиряла человека съ вечнымъ и непонятнымъ для него закономъ природы, поддерживала и укрепляла энергiю, готовую изнемочь предъ страхомъ совершеннаго уничтоженiя, она же столь часто указывала и ближайшую цель его деятельности и направленiя его исторiи: воодушевленiе безсмертiя влекло юные народы къ темъ славнымъ подвигамъ, о которыхъ разсказываютъ преданiя старины: легко разставаясь съ жизнью, они верили, что съ честью будутъ приняты въ обители блаженныхъ предковъ, что жизнь ихъ отныне будетъ вечнымъ праздникомъ и наслажденiемъ; путемъ идеи безсмертiя: обещанiемъ вечнаго блаженства и грозою вечной казни водворились высокiя истины Христiанства между грубыми варварами, темъ же путемъ, только действуя на чувственную сторону человека и льстя его чувственнымъ инстиктамъ, распространился и Исламъ, самъ по себе чуждый характера нравственнаго достоинства; множество и единичныхъ явленiй, подвиговъ, полныхъ истиннаго величiя, любви и блага для человечества -- вышли изъ этого чувства и этой высокой идеи...

Вообще можно сказать: нетъ сферы въ деятельности человека, где бы онъ, творя великое, не чувствовалъ бы вдохновительнаго влiянiя идеи безсмертiя и не согревался ея живительными лучами: боязнь однаго исключительно земнаго бытiя всегда указывала ему его высокое призванiе и вела его стезею добра и истины...


 Об авторе

Александр Александрович КОТЛЯРЕВСКИЙ (1837--1881)

Известный отечественный ученый-славист, археолог и этнограф; член-корреспондент Санкт-Петербургской академии наук. Родился в посаде Крюково (предместье города Кременчуга), в дворянской семье. Учился на филологическом факультете Московского университета; ученик выдающегося филолога Ф.И.Буслаева и одного из первых славистов России О.М.Бодянского. Принимал деятельное участие в основании Московского археологического общества (1864). В 1868--1872 гг. -- профессор Дерптского университета. С 1872 г. жил за границей, в основном в Праге, где опубликовал свои исследования по истории славян. В 1874 г. в Санкт-Петербурге защитил докторскую диссертацию. С 1875 г. -- профессор Киевского университета.

А.А.Котляревский -- автор более 100 печатных работ по славянской истории, литературоведению, фольклору и языкознанию, важнейшие из которых: "О погребальных обычаях языческих славян" (1868), "Древности юридического быта балтийских славян" (1874), "Древняя русская письменность. Опыт библиологического изложения истории ее изучения" (1881). В его трудах были привлечены к изучению самые разнообразные источники: славянские языки; древние предания, сохраненные летописью разных славянских народов; предания более позднего времени, сохранившие отголосок старого обычая; вещественные памятники, полученные в результате археологических раскопок; предания и обычаи других индоевропейских народов.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце