URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Реклю Э. Богатство и нищета. Пер. с фр.
Id: 118653
 
101 руб.

Богатство и нищета. Пер. с фр. Изд.2

URSS. 2011. 64 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-01642-1.

 Аннотация

Вниманию читателей предлагается книга известного французского историка, социолога, политического деятеля, одного из теоретиков анархизма Элизе Реклю (1830--1905), в которой он выступает с резкой критикой частной собственности, заставляющей жить в нищете городской и сельский рабочий класс, в то время как огромные богатства сосредоточены в руках небольшого количества собственников. В работе рассматривается распределение собственности в различных областях хозяйства и в разных странах, описывается положение городского и сельского рабочего класса по сравнению с правящим классом. Автор показывает, что на самом деле человечество имеет громадный избыток средств для своего пропитания и содержания, а нищая жизнь миллионов людей является лишь результатом неправильной организации общества, основанного на частной собственности. Э. Реклю также рассматривает системы общественной помощи нуждающимся, действующие в разных странах, не находя ни одну из них удовлетворительной.

Книга будет интересна как специалистам --- историкам, социологам, экономистам, так и широкому кругу читателей.


 Оглавленiе

I.  Земельная собственность
II.  Городская собственность
III  Положенiе крестьянъ
IV.  Положенiе фабрично-заводскихъ рабочихъ
V.  Статистика нищеты
VI.  Заключенiе

 Из вступительной статьи. Элизе Реклю, Петр Кропоткин и анархистский коммунизм

Петр Кропоткин и Элизе Реклю. Два этих имени прочно вошли в историю анархизма и в историю науки. И они не случайно стоят рядом. Личная человеческая, политическая и научная дружба этих людей началась сравнительно поздно, но оказала огромное влияние на обоих.

Что связывало двух человек со столь разным происхождением, выходцев из совершенно разной среды? Различными жизненными путями пришли они к своей первой встрече в швейцарском городе Веве в феврале 1877 г. Петр Кропоткин (1842--1921) -- князь, русский аристократ из семьи, превосходившей по знатности правившую в России царскую династию, имел за спиной привилегированный Пажеский корпус, офицерскую службу, физико-математический факультет Петербургского университета, славу блестящего путешественника и ученого-географа. Его революционная деятельность началась всего за 5 лет до этого, в 1872 г. в народническом кружке Чайковского. Через 2 года его арестовывают и бросают в Петропавловскую крепость в Петербурге. В 1876 г. он бежит из заключения, добирается до Англии, а в следующем году перебирается в Швейцарию.

Элизе Реклю (1830--1905) был на 12 лет старше своего будущего друга и товарища по борьбе. Его отец был скромным протестантским пастором. Элизе сравнительно рано покинул религиозную среду, прервал теологическое образование и посвятил себя географии, которая стала одним из главных дел его жизни. Он много путешествует, пишет первые блестящие научные труды. Но этим он не ограничивается. В 1864 г. он знакомится с Бакуниным и вместе с ним участвует в движении, из которого позднее вырос анархизм. В 1872 г. после активного участия в Парижской Коммуне и последовавшего за ее подавлением тюремного заключения Реклю поселяется в Швейцарии, где в июле 1874 г. вступает в анархистскую Юрскую федерацию,.

Молодого русского князя и сына французского пастора связала любовь к науке и жажда справедливости. Это последнее, глубоко этическое чувство и заставило их не только вырваться из своей социальной среды, но и посвятить свою жизнь борьбе за освобождение человечества. Дух свободы, солидарность и взаимопомощь, которые играли большую роль в системе взглядов как Кропоткина, так и Элизе Реклю, коренились глубоко в характере обоих революционеров. Вот что писал, например, Кропоткин в своих мемуарах о своем старшем товарище: "...великий географ Элизе Реклю, типичный пуританин в своих манерах и в жизни, а с интеллектуальной точки зрения -- французский философ XVIII века; вдохновитель других, который никогда не управлял и никогда не будет управлять никем; анархист, у которого анархизм является выводом из широкого и основательного изучения форм жизни человечества во всех климатах и на всех ступенях цивилизации, чьи книги считаются в числе лучших произведений XIX века и чей стиль поражает красотой и волнует ум и совесть. Когда он входил в редакцию анархической газеты, то первый его вопрос, хотя бы редактор был мальчик по сравнению с ним: "Скажите, что мне делать?" И, получив ответ, он садился, как простой газетный чернорабочий, чтобы заполнить столько-то строк для следующего номера... А когда он приглашал сотрудника для какого-нибудь тома своей всемирно известной географии и тот робко спрашивал: "Что мне нужно делать?" -- Реклю отвечал: "Вот книги, вот стол. Делайте, что хотите"".

А вот характеристика самого Кропоткина, данная историком анархизма Максом Неттлау: "Знакомясь с социалистическими доктринами и жизнью и характерами их творцов, мы находим в них поразительно сходные черты. Так обстоит дело и в данном случае. Кто трудился так неутомимо, как Кропоткин, и пользовался вознаграждением с такой неприхотливой умеренностью, как Кропоткин? Он был типом коммуниста, о каком он сам мечтал. Столь же бескорыстным был Кафиеро, таков же был Реклю. Они часто жили одним рисом и сливами и были неприхотливы так, как никто из нас"

Идея этического начала в жизни людей глубоко связывала Кропоткина и Реклю. Задолго до современной экологии они подвергли беспощадной научной критике социал-дарвинизм и идеи естественной, биологической иерархии в природе и обществе. Кропоткин посвятил блестящие работы принципу взаимопомощи в природе и в обществе, формированию и развитию этических начал солидарности. Реклю много писал об этом в фундаментальном труде "Человек и Земля". Как и Кропоткин, он видел "основную действующую силу человеческого прогресса" не в конкуренции и триумфе "сильнейших", а во взаимопомощи. Для обоих их жизнь, социальная практика и идеалы были практическим воплощением этих начал.

Именно эта готовность к самоотречению, к личным жертвам и тяготам во имя истины и свободы позволила Петру Кропоткину и Элизе Реклю стать теми, кем они были -- блестящими учеными и пламенными революционерами-анархистами.

Встретившись в Швейцарии, оба быстро обнаружили сходство своих интересов и позиций. Первоначально они жили в разных городах: Реклю -- в Кларане, а Кропоткин с женой -- в Женеве. Но их более тесное сотрудничество было лишь вопросом времени. С января 1879 г. Реклю активно сотрудничал в издаваемой Кропоткиным газете "Бунтовщик" ("Le Revolte") (в 1885 г. Элизе Реклю издал передовые статьи Кропоткина из этой газеты в виде отдельной брошюры под названием "Речи бунтовщика"). Газета издавалась на французском языке и была ориентирована, в первую очередь, на Францию. Ее посылали по почте в закрытых конвертах сотне адресатов по всей стране. Издание существовало на добровольные пожертвования подписчиков. После 1881 г. и до сентября 1887 г. газета издавалась в Париже. Как вспоминал позднее Кропоткин, "постепенно Элизе Реклю все более заинтересовывался изданием и впоследствии присоединился к нам", а после ареста Кропоткина в 1882 г. Реклю "всей душой отдался газете".

В 1880 г. Реклю попросил Кропоткина помочь ему в составлении 6-го тома его "Новой универсальной географии", посвященного Азиатской России. Сам Реклю выучил русский язык, но полагал, что Кропоткин может быть ему полезным, благодаря прекрасному знанию Сибири, где тот жил и много путешествовал в 60-х годах. (Этот том объемом в 918 страниц вышел в Париже в 1881 г.). ИзНза болезни жены Кропоткин вынужден был оставить Женеву и весной 1880 г. они с женой переехали в Кларан, где жил и Реклю. Они поселились над Клараном, в маленьком домике, с видом на Женевское озеро и гору Дан-дю-Миди. Под окном текла речка, превращавшаяся после дождя в бурный ревущий поток. Напротив, на склоне горы, стоял старинный замок Шатлар. Так Кропоткин и Реклю стали соседями. Но это было и начало глубочайшей личной дружбы. По словам самого Кропоткина, "мы, анархисты, рассеянные преследованиями по всему свету, больше всего нуждаемся в общении с образованными людьми одного с нами образа мыслей. В Кларане у меня было такое общение с Элизе Реклю и Лефрансэ, да, кроме того, еще постоянные сношения с рабочими, которые я продолжал поддерживать, И хотя я работал очень много по географии, я мог вести анархическую пропаганду еще шире, чем прежде". Два раза в месяц он ездил в Женеву, чтобы издавать "Бунтаря". Именно в этот период жизни в Кларане, писал Кропоткин, он "выработал... основу всего того, что впоследствии написал".

Соседство длилось недолго. В августе 1881 г. после участия в Лондонском социально-революционном конгрессе Кропоткин был выслан из Швейцарии. Они с женой поселились сначала в Тононе на берегу Женевского озера во Франции, затем в Лондоне, а в конце 1882 г. снова в Тононе. В декабре того же года Кропоткин был арестован и доставлен для суда в Лион. Как раз в это время умер брат жены Кропоткина, и она была в тяжелом душевном состоянии. В этой ситуации Элизе Реклю снова проявил себя как ближайший друг. Как позднее вспоминал Кропоткин, "Реклю, которого известили телеграммой, явился немедленно и проявил в отношении к моей жене всю доброту своего золотого сердца". Во французской тюрьме русский революционер находился до января 1886 г., затем провел несколько недель в Париже у брата Элизе Реклю -- Эли, после чего переехал в Англию, где жил до 1917 г. Элизе Реклю после 1883 г. в течение 10 лет много путешествовал (в Греции, Турции, Северной Африке, Португалии, Испании, Англии, США). Его поездки служили прежде всего научно-географическим целям, но использовались им и для расширения контактов с международным анархистским движением. С 1894 г. и вплоть до своей смерти в 1905 г. он жил в Брюсселе, преподавал в университете и активно занимался наукой. И хотя они с Кропоткиным жили теперь далеко друг от друга, их продолжала связывать тесная дружба. Характерно, что именно Элизе Реклю попросил Кропоткин написать предисловие к первому изданию одной из своих главных книг, в которой он обосновывает возможность анархистской революции и нового свободного общества -- "Хлеб и воля" (1892)...

Доктор исторических наук В.В.Дамье 

 Из главы I. Земельная собственность

Въ очеркахъ, посвященныхъ нами земледельческому и фабричнозаводскому производству, мы на основанiи неопровержiмыхъ цифровыхъ данныхъ установили, что пищевыхъ продуктовъ имеется вдвое, а фабричныхъ втрое больше того, сколько ихъ нужно для удовлетворенiя всехъ потребностей современнаго человека. Человечество имеетъ, такимъ образомъ, для своего пропитанiя и содержанiя действительно громадный избытокъ, и если миллiоны людей живутъ въ нищете, то это зависитъ отъ чудовищной оргашiзацiи современнаго общества. Эта истина въ общемъ не требуетъ поясненiй, на столько она очевидна. Темъ не менее не безъинтересно показать на точныхъ фактахъ, до какихъ позорныхъ результатовъ доходитъ общественный строй, основанный на частной собственности.

Избитая истина, что всюду, во всехъ государствахъ, богатство и власть принадлежатъ въ настоящее время аристократiи собственииковъ. Во Францiи, где до сихъ поръ воспоминанiя о 1789 г. действуютъ опьяняюще, мы охотно воображаемъ себе, будто Революцiя смела неравенства стараго общеетва, и если не установила полнаго равенства, то, по меньшей мере, сравняла положенiе людей и богатства. Къ несчастiю, факты далеко не соответствуютъ этой легенде, которую правящiе классы всячески стараются закрепить въ умахъ, чтобы темъ самымъ расшатать силу и значенiе пролетарскихъ требованiй. Мы восхищаемся великимъ революцiоннымъ движенiемъ, давшимъ намъ свободу мысли и, до известной степени, свободу слова, но мы также должны признать, что въ соцiальномъ отношенiи Революцiя завершилась выкидышемъ: феодальная собственность, которую она хотела разрушить, лишь преобразовалась. Этотъ феодальный строй стоитъ передъ нами могущественнее прежняго, ужаснее, чемъ когда-либо.

И прежде всего необходимо заметить, что земля, которую мы представляемъ себе чрезвычайно раздробленной, въ действительности почти повсюду прибрана къ рукамъ относительно небольшимъ количеотвомъ лицъ, иастоящими земельными баронами. Въ нашей такъ называемой цивилизованной Европе почти везде преобладаетъ крупное землевладенiе. Есть страны, въ которыхъ именiя важныхъ господъ и крупныхъ буржуа представляютъ по размерамъ целыя государства, на которыхъ бы могли жить сотни тысячъ людей. Въ Англiи, въ этой классической стране латифундiй или крупнаго землевладенiя, две трети всей страны принадлежатъ только 10,000 лицъ; изъ нихъ одни лорды Соединеннаго Еоролевства владеютъ слишкомъ 6,240,000 гектаровъ. Въ Шотландiи 21 человекъ поделили между собой около трети нацiональной территорiи, и 1700 человекъ владеютъ девятью десятыми ея. Въ Ирландiи вся земля тоже захвачена лендлордами. Чтобъ убедится во всехъ этихъ фактахъ, стоитъ только пробежать оффицiальную статистику землевладенiя въ Великобританiи. Это, правда, достаточно отталкивающее чтенiе, но зато поучительное: сразу глубоко проникаешь въ соцiальное положенiе Соединеннаго Королевства, когда узнаешь, что многiе благородные лорды, какъ напр., герцогъ Девонширскiй, владеютъ именiями въ 70,000 и до 78,000 гектаровъ и что одинъ шотландскiй лордъ, герцогъ Сутерландскiй, является собственникомъ огромнаго пространства въ 530,000 гектаровъ.

Не следуетъ, впрочемъ, думать, что Англiя является исключенiемъ въ Европе. Въ большинстве другихъ евроиейскихъ странъ крупное землевладенiе процветаетъ, правда, въ несколько меньшихъ, но все же въ чудовищныхъ размерахъ. Напр. въ Германiи, въ этой стране, такъ гордящейся своей высокой цивилизацiей, есть целыя области, где земля -- вся въ рукахъ небольшой кучки бароновъ, представляющихъ своими особами старинные обломки среднихъ вековъ. У некоторыхъ изъ нихъ есть поместiя пространствомъ отъ 2000 до 3000 квадратныхъ верстъ. -- Въ Пруссiи половина земли принадлежитъ тоже помещикамъ, имеющимъ не менее 75, а въ среднемъ 344 гектара каждый.

Если отъ Германiи мы обратимся къ Австро-Венгрiи то найдемъ здесь еще худшее распределенiе земельной собственности. Моравiя, Богемiя, Венгрiя, Галицiя представляютъ собой страны крупной земельной собственности. Такъ въ Венгрiи две третм всей земли принадлежатъ несколькимъ тысячамъ господъ, владенiя которыхъ заключаютъ въ себе отъ 1000--10,000 гектаровъ. Есть здесь несколько именiй, которыхъ ихъ собственники ни разу не осмотрели въ целомъ, такъ они громадны. То же самое въ Богемiи; тутъ князь Шварценбергъ одинъ владеетъ более чемъ тридцатой частью всей страны, а именно 178,000 гектаровъ. Въ Румынiи, въ Россiи, где уничтоженiе крепостного права должно было бы совершить коренной переворотъ, все те же бояре удерживаютъ въ своихъ рукахъ наибольшую часть земель. Вернемся на Западъ, пойдемъ въ Италiю, въ Испанiю, во Францiю, въ Бельгiю, въ эти государства, наиболее непосредственно испытавшiа влiянiе Революцiи, -- и везде мы, лишь въ различной степени, найдемъ все то же положенiе. Познакомимся ближе въ этомъ отношенiи съ Италiей. Согласно Итальянскому статистическому Ежегоднику за 1884 г. здесь имелось 2,668,696 земельныхъ собственниковъ. Но сюда присчитано очень значительное число такихъ, которые владеютъ ничтожными клочками земли, немогущими лрокормихь ихъ владельцевъ; на деле и тутъ преобладаетъ крупная собственность. Въ особенности это верно для южной Италiи. Чтобъ ограничиться однимъ примеромъ, укажемъ на Базиликатъ, на эту область древняго Геркуланума. Здесь, въ Поликоро, мы встречаемъ поместье въ 14,000 гектаровъ. Владелецъ его, князь де Жерасъ, оказывается хозяиномъ семьдесятъ третьей доли провинцiи Потенцы, насчитывающей 525,000 жителей.

Въ Испанiи, главнымъ образомъ въ обеихъ Кастилiяхъ и въ Андалузiи, собственники сотенъ и тысячъ гектаровъ тоже захватили значительную долю земель...


 Об авторе

Элизе РЕКЛЮ (1830--1905)

Выдающийся французский географ, социолог и политический деятель, один из теоретиков анархизма. Родился в г. Сент-Фуа-ла-Гранд на юге Франции, в семье протестантского пастора. Учился в протестантской средней школе в Германии, провел один семестр в Берлинском университете. В 1851 г. после прихода к власти Наполеона III был вынужден покинуть Францию. Много путешествовал, работал в Ирландии и в США, около двух лет жил в Южной Америке. В 1857 г. вернулся во Францию и начал работать в издательстве и публик овать статьи в географических журналах. В 1868 г. вместе с М. Бакуниным и Д. Фанелли основал Альянс социалистической демократии, который в 1869 г. примкнул к Первому Интернационалу. В 1871 г. за участие в Парижской Коммуне приговорен к пожизненному заключению, которое благодаря ходатайству европейских ученых было заменено высылкой из Франции. Участвовал в создании Свободного университета в Брюсселе, а в 1898 г. основал в рамках университета Географический институт. Много работал над фундаментальными трудами "Всеобщая география" и "Человек и Земля", в которых наряду с описанием стран попытался дать общую картину развития человечества.

Будучи самостоятельным мыслителем, врагом религиозных и социальных принуждений, Э. Реклю развил в своих сочинениях идеи, выходившие за рамки чисто географических исследований. По его мнению, в процессе исторического развития изменились отношения человека с природой, а создатели индустриальной цивилизации преобразуют Землю в соответствии со своими потребностями, что нарушает первичную гармонию человека и природы. Необходимо вновь вернуть Земле красоту, познавать ее, руководствуясь принципами любви, а не насильственного преобразования, что возможно только путем воспитания, которое разовьет моральное чувство людей и приведет их к гармонии друг с другом и с природой. Человеческая солидарность, по мнению Э. Реклю, -- единственный способ положить конец социальному неравенству, что, в свою очередь, поможет человечеству перейти в своем движении от исторических циклов к подлинной эволюции.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце