URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Сорель Ж. Введение в изучение современного хозяйства. Пер. с фр.
Id: 118583
 
296 руб.

Введение в изучение современного хозяйства. Пер. с фр. Изд.2

URSS. 2011. 272 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-396-00306-4.

 Аннотация

Предлагаемая читателю книга известного французского социального философа, теоретика анархо-синдикализма Жоржа Сореля (1847--1922) представляет собой философский трактат о явлениях экономической жизни конца XIX -- начала ХХ века. По убеждению автора, для понимания социальных проблем необходимо прежде всего исследовать сельское хозяйство, поэтому в первой из трех частей книги рассматривается земельное хозяйство и его взаимосвязь с системой права. Вторая часть посвящена социализации в экономической среде. Автор излагает некоторые теории относительно реформ экономической среды, описывает явление кооперации, а также рассматривает различные учреждения, имеющие влияние на народное хозяйство. Наконец, в третьей части настоящей работы исследуется система обмена, рассматриваются такие понятия, как кредит, займ, процентная ссуда и т.д.

Книга отличается богатством мыслей, тонких наблюдений и смелых обобщений; она будет интересна не только специалистам --- экономистам, историкам, философам, социологам, но и широкому кругу читателей.


 Оглавленiе

Предисловiе автора къ русскому изданiю
Предисловiе автора къ французскому изданiю

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ. Сельское хозяйство и право  

ГЛАВА I
 Первоначальныя формы политической экономiи, разсматриваемой какъ наука, свойственная государственнымъ деятелямъ: финансовыя заботы, влiянiе гуманистовъ, естественная справедливость. -- Математическiя тенденцiи теорiи Рикардо; породившiя ихъ обстоятельства. -- Современныя попытки перейти къ практической экономике; трудности пониманiя новой экономики
ГЛАВА II
 Крупное влiянiе хлопчатобумажной промышленности; деспецiализацiя; рабочiе разсматриваются съ количественной точки зренiя. -- Соцiальная физика. -- Безусловная вера въ возрастающую разумность мiра. -- Значенiе научнаго земледелiя. -- Конкретная экономика описываетъ явленiя, представляющiя наиболее резко выраженныя различiя. -- Примеръ, данный Марксомъ
ГЛАВА III
 Измененiе точки зренiя у соцiалистовъ-парламентарiевъ; политическiя причины такого измененiя. -- Теорiи, изложенныя Жоресомъ въ 1897 году и его полемика съ Леруа-Болье. -- Онъ открываетъ крестьянъ въ 1900 году. -- Изследованiя Вандервельда относительно Бельгiи. -- Классификацiя различныхъ видовъ хозяйства; методы Рошера и Вандервельда; последнiй искажаетъ идеи Рошера и не приводитъ ни къ какимъ положительнымъ результатамъ, благодаря неуменью проникнуть въ сущность сельскохозяйственной жизни
ГЛАВА IV
 Изследованiя Ле-Пле и Демолена. -- Попытка Турвиля найти основанiе соцiальной науки. -- Почему изученiе рабочей семьи представляется основнымъе. -- Психологiя народа: все, что имеетъ буржуазное происхожденiе -- поверхностно. -- Семьи, преданныя труду. -- Различныя точки зренiя, съ которыхъ представляется изученiе рабочихъ классовъ. -- Правовое чувство народа; въ какихъ случаяхъ оно связывается съ трудомъ; въ какихъ случаяхъ оно привносится буржуазiей. -- У крестьянъ оно главнымъ образомъ проявляется въ обычаяхъ наследованiя
ГЛАВА V
 Практическая цель, преследуемая Ле-Пле: подражанiе благоденствующимъ народамъ. -- Влiянiе сенъ-симонистовъ. -- Его методъ деленiя исторiи Францiи и Англiи. -- Юридическiе постулаты, на которые опирается методъ Ле-Пле. -- Громадное значенiе, приписываемое имъ чистоте отношенiй между полами. -- Роль семьи. -- Выводы изъ изследованiй Ле-Пле относительно экономическаго положенiя рабочихъ
ГЛАВА VI
 Нападки Ле-Пле на юристовъ. -- Консерватизмъ юристовъ и ихъ недоверiе къ новымъ законамъ. -- Несправедливые упреки, которые имъ делаютъ по поводу ихъ обычной деятельности. Оппортюнизмъ и право. -- Значенiе идеи оппортюнизма въ законодательстве, относящемся къ сельскому хозяйству. -- Колдективныя работы по улучшенiю почвы; спецiальные сервитуты на леса и недра земли. -- Уничтоженiе черезполосицы и внутренняя колонизацiя
ГЛАВА VII
 Колонизацiя ищетъ спецiальныхъ формъ труда; режимъ нормальной эксплоатацiи не создаетъ производительныхъ силъ. Исторiя старинныхъ бенедиктинскихъ монастырей. -- Большое сходство этой исторiи съ исторiей капитализма; легкость прiисканiя рабочихъ рукъ; первоначальное накопленiе, высшая техника, дисциплина. -- Неуспехъ устава св.Колумбана. -- Упадокъ обществъ, которыя занимаются только потребленiемъ

ВТОРАЯ ЧАСТЬ. Соцализацiя въ экономической среде  

ГЛАВА I
 Частичный коллективизмъ. -- Теорiи Прудона относительно реформъ экономической среды. -- Различiе между производствомъ и обменомъ у Маркса. -- Противоречiе между логическимъ порядкомъ формулъ и действительнымъ ходомъ событiй. -- Противоположность производства и обмена съ точки зренiя реформъ. Изследованiя де-Рузье относительно синдикатовъ. -- Новыя соцiалистическiя программы
ГЛАВА II
 Прудоновская теорiя собственности и влiянiе крестьянскихъ вкусовъ Прудона. -- Теорiя владенiя. -- Его идеалъ собственности, отчасти заимствованный изъ римскаго права, и его сходство съ идеаломъ Ле-Пле. -- Федерализмъ и его объясненiе. -- Собственность не оправдала надеждъ Прудона
ГЛАВА III
 Кооперацiя въ качестве вспомогательнаго средства для капитализма. -- Кооперативы для покупки и продажи. -- Сходство кооперативовъ съ хозяйскими лавками. -- Административная оргаiнизацiя продовольственнаго дела. -- Сходство между кооперативами и демократическими учрежденiями. -- Сомненiя, вызываемыя способомъ функцiонированiя этихъ обществъ. -- Старая система хлебопекарень въ Париже; страхованiе противъ вздорожанiя ценъ, предложенное Ш. Гiессомъ
ГЛАВА IV
 Кооперацiя какъ средство содержанiя рабочей силы. -- Другiя учрежденiя, цеследующiя ту же цель: постройка рабочихъ жилищъ и кассы помощи. -- Страхованiе противъ несчастныхъ случаевъ. -- Различныя формы, въ которыя оно облекается. -- Все возраставдщее значенiе сельскозяйственнаго страхованiя. -- Несчастные случаи. -- Каменный уголь въ качестве повсеместнаго источника силы и нацiонализацiя каменныхъ копей
ГЛАВА V
 Духовная сторона экономической среды. -- Технологiя перестаетъ быть предметомъ частной собственности; патентъ на изобретенiе. -- Профессiональное обученiе переходитъ изъ мастерскихъ въ школы. -- Демократическое пониманiе народнаго образованiя. Дисциплина мастерскихъ. -- Ея происхожденiе; наполеоновское законодательство. -- Новыя техническiя условiя и новый режимъ прогрессивныхъ мастерскихъ
ГЛАВА VI
 Классификацiя учрежденiй, имеющихъ косвенное влiянiе на народное хозяйство. -- Две формы, въ которыхъ является государство. -- Различныя роли государства. -- Нейтральность экономической среды. -- Частое смешенiе законовъ экономической среды съ законами мастерской или государства
ГЛАВА VII
 Трудности, представляемыя общественнымъ управленiемъ хозяйствомъ. -- Опытъ венскаго антисемитизма. -- Предпрiятiя съ фискальною целью. -- Средневековая финансовая политика -- обложенiе средствъ обмена. -- Древняя бюрократiя, ея вырожденiе и близкое исчезновенiе. -- Контроль гражданъ надъ чиновниками. -- Различiе между демократической и соцiалистической точками зренiя

ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ. Система обмена  

ГЛАВА I.
 Средства передвиженiя. -- Различiе между городомъ и деревней. -- Различные способы внегородскихъ путей сообщенiя и ихъ зависимость отъ собственности. -- Железнодорожное сообщенiе: пассажиры и товары. -- Идеи Прудона относительно перевозки товаровъ. -- Легальные тарифы и принципъ взаимнаго обмена услугъ. -- Влiянiе демократiи, больше покровительствующей пассажирскому движенiю, чемъ товарному. -- Пошлины
ГЛАВА II
 Жалобы производителей на распределенiе кредита. -- Энтузiазмъ, вызванный первыми банками. -- Ростовщичество въ прежнiя времена и церковь. -- Отношенiе къ процентамъ св.Фомы и его происхожденiе. -- Борьба съ мусульманскимъ влiянiемъ. -- Еврейское ростовщичество делаетъ безполезнымъ ростовщичество христiанское и способствуетъ созданiю теорiи о недозволенности займа подъ %
ГЛАВА III
 Классификацiя различныхъ видовъ кредита въ зависимости отъ рода обезпеченiя. -- Уголовная санкцiя: неустойки, изувеченiе, отлученiе. -- Уничтоженiе долговъ въ прежнее время. -- Ломбарды. -- Солидарность въ райффайзеновскихъ кассахъ. -- Значенiе поручительства въ экономической исторiи. -- Ипотечный кредитъ. Отношенiя между кредитомъ и системами земледельческой культуры. -- Прежнiя идеи соцiалистовъ относительно ипотеки
ГЛАВА IV
 Ликвидацiя земельной задолженности. -- Монетное банкротство въ старое время. -- Биметаллизмъ и его основанiе. -- Земельный кредитъ. -- Облигацiи съ выигрышами. -- Морское залоговое право и ссуды подъ урожай
ГЛАВА V
 Теорiи займа подъ проценты. -- Уподобленiе займа товариществу на вере; теорiи Бастiа и Прудоыа. -- Вмешательство государства. -- Уподобленiе займа найму; теорiи современныхъ теологовъ и Маркса. -- Уподобленiе продаже; теорiи св.Фомы. -- Объясненiе безвозмезднаго договора. -- Классификацiя юридическихъ сделокъ согласно съ волевой скалой
ГЛАВА VI
 Торговыя биржи. -- Вопросъ о спекуляцiяхъ; трудность этого вопроса. -- Скупщики. -- Идеи парламентскихъ соцiалистовъ. -- Влiянiе на паденiе ценъ, приписываемое биржамъ. -- Сходство между биржевыми сделками и деятельности картелей
ГЛАВА VII Товарные склады. -- Статистика. -- Экспертиза. -- Идеи Прудона объ исчезновенiи спекуляторовъ. -- Прежняя местная спекуляцiя; ея психологiя; ея сходство съ феодальнымъ складомъ ума. Германскiе магазины для хлеба. -- Ямы для ссыпки хлеба, некогда предлагавшiяся Дуайеромъ
ГЛАВА VIII Варранты и ихъ значенiе. -- Современная теорiя процентной ссуды, вытекающая изъ этой практики. -- Мнимые сельскохозяйственные варранты
ГЛАВА IX
 Учетъ. -- Народный банкъ и споръ Прудона съ Бастiа. -- Учетный процентъ. -- Странная теорiя Поля Брусса. -- Современные принципы администрацiи крупныхъ банковъ. -- Общiй выводъ относителыю системы обмена
ОБЩIЯ ЗАМЕЧАНIЯ

 Предисловiе автора къ русскому изданiю

Если читатель этой книги желаетъ извлечь всю ту пользу, которую мне хотелоеь бы принести, онъ долженъ дать себе ясный отчетъ въ значенiи смысла заглавiя. Назвавъ эту книгу "Введенiе въ изученiе современнаго хозяйства", я хотелъ дать понять, что отъ нея нельзя ждать ни краткаго очерка политической экономiи, ни изложенiя принциповъ, на которыхъ эта наука можетъ быть основана, ни (еще менее) элементарнаго руководства, предназначеннаго для того, чтобы облечить изученiе более крупныхъ сочиненiй.

По тому смыслу, который лучшiе писатели вкладывали въ выраженiе "Введенiе", здесь надо искать не книгу, пригодную для первоначальнаго обученiя, но книгу, способную уяснить некоторыя проблемы людямъ, уже достаточно знакомымъ съ предметомъ и желающимъ заняться самостоятельными изысканiями; въ этой книге читатель долженъ найти указанiе техъ главнейшихъ путей, по какимъ следуетъ направиться для того, чтобы усовершенствовать решенiя, данныя темъ проблемамъ, которыя поставлены на очередь современною мыслью.

Такимъ образомъ "Введенiе" въ конечномъ счете представляетъ собою методъ, изложенный въ конкретной форме.

Итакъ, въ подобной книге вопросы самого большого значенiя должны трактоватъся очень сокращеннымъ образомъ, такъ что, напримеръ, читателъ сумеетъ извлечь пользу изъ намеченныхъ здесь положенiй относительно кредита и движенiя товара къ определенiю цены лишь при условiи, что онъ самъ будетъ применять данныя мною указанiя. Доктрина волевой скалы, напр. (ч. III), является, думается мне, большимъ нововведенiемъ въ теорiи права, и однако она сведена къ несколькимъ строкамъ.

Я очень настойчиво указывалъ на большое различiе, существующее между производствомъ и обменомъ, такъ какъ, по-моему, это различiе способно бросить очень яркiй светъ на проекты соцiальныхъ реформъ, которые въ наши дни занимаютъ всехъ и которые по большей части предлагаются людьми поразительно невежественными. До сихъ поръ Прудонъ остается писателемъ, сумевшимъ лучше всехъ распознать те крупныя последствiя, которыя можно вывести изъ этого различiя; онъ стоялъ на той точке зренiя, что широко развитая соцiализацiя способствуетъ укрепленiю собственности и что, повидимому, многiя соцiальныя реформы, которыя считаются удачными, еще носятъ такой характеръ. Я старался по возможности объяснить его доктрину, представляющую такiя большiя неясности, что немногiе могли дать себе отчетъ въ системе, развиваемой въ его посмертномъ сочиненiи о собственности.

Я надеюсь, что мне удалось -- лучше чемъ Прудону -- выяснить все огромное значенiе этого различiя, следы котораго можно найти и у Маркса. Мне кажется, что, следуя указанiямъ моей книги, можно придти къ очень полезному толкованiю соцiальнаго законодательства; я показалъ, какимъ образомъ можно придти къ более глубокому пониманiю роли ученичества, страхованiй, кооперацiи, государства.

Въ конце книги находятся несколько страницъ, которыя, боюсь, многимъ читателямъ покажутся очень темными: это попытки, кажущiяся мне теперь очень неудовлетворительными, объяснить отношенiе между человекомъ и соцiальной средой. Эти попытки тесно связаны съ метафизикой Бергсона. Къ сожаленiю, этотъ крупный философъ никогда не занимался исторiей хозяйства и права, такъ что въ своихъ изследованiяхъ онъ не далъ никакого указанiя относительно того, какимъ образомъ могутъ быть использованы его взгляды на действительность. Съ i903 года я имелъ возможность сильно углубить вопросъ о томъ, что я называю "соцiальными мифами"; я развилъ эту доктрину въ "Размышленiяхъ о насилiи" и мне кажется, что мне удалось устранить главнейшiя трудности, ею представляемыя, въ письме къ Данiелю Галеви, которое служитъ предисловiемъ къ отдельному изданiю этой книги. Я гораздо меньше подвинулся въ разработке другой теорiи, которая много труднее; я уверенъ -- больше чемъ когда бы то ни было -- что мы никогда не сумеемъ прiобрести действительно полезнаго знанiя соцiальныхъ явленiй, если мы не будемъ группировать различныя точки зренiя, не пытаясь найти невозможный синтезъ; но мне еще не удалось дать общее и действительно философское изложенiе этого метода. Самое мудрое -- применять его; теорiя придетъ позднее: не во тьме ли обыкновенно пробуждается птица Минервы?

Жоржъ Сорель

Парижъ, iб февраля 1908.


 Из предисловiя

Несколько летъ тому назадъ почти все соцiалисты мнили себя последователями Маркса и преклонялись предъ его революцiонными идеями: они говорили, что близокъ новый мiръ, который родится изъ борьбы, возгоревшейся между рабочими массами и правящими классами; будущее имъ представлялось какъ осуществленiе техъ правовыхъ идей, назреванiе которыхъ они наблюдали въ недрахъ пролетарiата. Размышляя надъ фактами окружающей насъ действительности и силясь подражать методамъ, применяемымъ естествоиспытателями, они считали себя въ праве заявлять, что время утопiй прошло безвозвратно и что соцiализмъ научный или матерiалистическiй идетъ на смену старыхъ гуманитарныхъ бредней.

Было провозглашено господство марксистскаго ученiя, но нельзя сказать, чтобы оно было усвоено. Оно было плохо понято и такъ какъ влiянiе его было поверхностнымъ, то достаточно было ничтожной случайности, чтобы все опять было подвергнуто сомненiю. Движенiе совершенно исключительнаго характера раскрошило классы и придало огромное влiянiе некоторымъ частнымъ тенденцiямъ.

Старыя формы соцiализма, приспособленныя для чувствительныхъ буржуа, дамъ и артистовъ, возродились съ прежнимъ блескомъ.

Профессора словесности, богатые филантропы, скучающiе отъ безделiя люди хорошаго тона сжалились надъ умственнымъ убожествомъ марксистовъ и поставили себе высокую задачу цивилизовать наши варварскiе умы. Было очевидно, напримеръ, что нужно обладать въ большой мере невежествомъ для того, чтобы продолжать говорить о соцiальной революцiи, тогда какъ хорошiй тонъ предписывалъ на каждомъ шагу и по каждому поводу употреблять слово эволюцiя. Писались книги на тему объ эволюцiи литературныхъ формъ, почему же не писать объ эволюцiи экономическихъ и политическихъ формъ?

Я сомневаюсь относительно великихъ проповедниковъ соцiальнаго эволюцiонизма, даютъ ли они себе ясный отчетъ въ томъ, о чемъ хотятъ говорить; терминъ эволюцiя получаетъ действительно точный смыслъ лишь въ томъ случае, когда его применяютъ къ вполне завершившемуся прошлому, и когда это прошлое хотятъ объяснить при помощи настоящаго; это имеетъ место, напримеръ, въ дарвинизме, который представляетъ собой наиболее современную формулу эволюцiонной философiи.

Дарвинизмъ все сводитъ къ проявленiямъ соперничества и находится подъ влiянiемъ идей войны; лишь по окончанiи войны можно знать, какая армiя отличается действительнымъ превосходствомъ, и очень часто установившiеся взгляды на военную организацiю какой-либо страны изменяются после серьезнаго сраженiя: лишь после победоноснаго удара можно объяснить успехъ великаго завоевателя; точно такъ же естествоиснытатели-дарвинисты судятъ на основанiи исхода борьбы, кто изъ борющихся былъ лучше вооруженъ; я правъ былъ, говоря, что они объясняютъ прошлое при посредстве настоящаго.

Но наши соцiальные философы не намерены ограничиваться изследованiями этого рода; они хотятъ пророчествовать; ихъ методъ сводится къ тому, чтобы объяснять настоящее ири помощи гипотезъ относительно будущаго и затемъ утверждать, что эти гипотезы оправдываются темъ объясненiемъ (современности), какое они даютъ. Не трудно показать, что можно построить изрядное количество гипотезъ, противоречащихъ одна другой, но въ равной мере удовлетворяющихъ этому мнимому критерiю истинности; итакъ, соцiальный эволюцiонизмъ не что иное, какъ карикатура естествознанiя.

Революцiонная теорiя исторiи, разсматривая въ целомъ систему учрежденiй, сводитъ ее къ основному принципу и принимаетъ въ расчетъ лишь те измененiя, которыя выражаются въ преобразованiи этого принципа. Конечно, последователи этого ученiя не настолько наивны, чтобы думать, что ядро системы появляется вдругъ благодаря магической силе того слова, которое служитъ для его обозначенiя. Они точно такъ же не думаютъ, что декларацiя правъ или даже новое законодательство неминуемо вызываютъ превращенiе общества, на подобiе техъ превращенiй, о которыхъ мечтали алхимики. Они знаютъ, что пути, по которымъ следуетъ человечество въ своемъ преобразованiи разнообразны, сложны и запутаны, и что къ исторiи применимо то, что Либихъ говорилъ о природе, а именно, что она никогда не следуетъ прямымъ путямъ и что она часто кажется лишенной здраваго смысла. Частности темъ более ускользаютъ отъ всехъ попытокъ со стороны разума изследовать ихъ, чемъ более оне удалены отъ центра системы; лишь этотъ последнiй пригоденъ для философскихъ размышленiй относительно развитiя.

Эволюцiонисты въ литературе, политике и соцiальной науке стремятся действовать совершенно другимъ образомъ; они хотятъ установить связь между различными эпохами исторiи, устанавливая непрерывность между некоторыми видами деталей процесса. Подобная наука не представляетъ никакой пользы для практики; но она имеетъ внешнiй видъ точнаго знанiя и этого достаточно для литераторовъ.

Нетъ ничего более произвольнаго, какъ выборъ того частнаго признака, превращенiя котораго становятся предметомъ этого рода изследованiй; не все въ исторiи предстаетъ въ такомъ виде, чтобы его можно было систематически изучать на протяженiи времени; во многихъ случаяхъ нужно довольствоваться изследованiемъ переменъ, происходящихъ во второстепенныхъ явленiяхъ. Я заимствую несколько примеровъ изъ литературы сенъ-симонистовъ, ибо немногiе изъ современныхъ писателей проявляли столько же изобретательности по части того, что теперь называется эволюцiей. Право распоряженiя собственностью, по мненiю сенъ-симонистовъ, постоянно суживалось въ объеме: собственникъ сначала располагалъ имъ неограниченно, затемъ законъ сталъ обозначать наследниковъ или наследника, наконецъ, онъ сталъ делить имущества между наследниками; современный рабочiй -- преемникъ раба и крепостного, изъ которыхъ первый отдавалъ весь продуктъ своего труда хозяину, а второй -- лишь часть его. Надъ всемъ ученiемъ семъ-симонистовъ господствуетъ та идея, что мiръ пережилъ рядъ эволюцiй, имеющихъ вполне определенный смыслъ и что на образованныхъ и интеллигентныхъ людяхъ нашего времени лежитъ обязанность стать во главе этихъ эволюцiй, для того чтобы оне могли завершиться наиболее разумнымъ, легкимъ и скорымъ способомъ.

Философъ права обратитъ всегда гораздо больше вниманiя на противоречiя въ принципахъ системъ, следующихъ одна за другой, чемъ на непрерывность, более или менее кажущуюся, которая обнаруживается на поверхности. Возникаетъ даже вопросъ, нельзя ли считать закономъ более или менее всеобщимъ то, что непрерывпость темъ более полна, чемъ менее глубоки измененiя.

Доктрины новыхъ соцiалистовъ создаютъ иллюзiю, потому что оне невероятно туманно изложены; я приведу лишь одинъ примеръ, заимствованный изъ последней книги Жореса, въ которой онъ пытается дать философiю преобразованiй современнаго права. Выбранный мною примеръ кажется мне темъ более достойнымъ вниманiя, что вопросъ, изследуемый авторомъ, до такой степени простъ, что трудно понять, какъ удалось ему нагромоздить столько непонятнаго относительно столь простыхъ вещей...


 Об авторе

Жорж СОРЕЛЬ (1847--1922)

Известный французский социальный философ, теоретик анархо-синдикализма. Родился в Шербуре, в семье виноторговца. Закончил Политехническую школу в Париже; работал инженером в Перпиньяне, в дорожном ведомстве. В 1889 г. вышли его первые книги -- "Вклад в мирское изучение Библии" и "Процесс Сократа". Получив за службу орден -- крест Почетного Легиона, в 1892 г. Ж.Сорель, не дослужив до пенсии, в возрасте 45 лет вышел в отставку и занялся литературной и общественно-политической деятельностью. В 1895 г. вместе с П.Лафаргом и другими основал журнал "Le devenir social"; с 1899 г. сотрудничал в международном социалистическом журнале "Le mouvement socialiste". С 1897 г., после смерти жены, жил вместе со своими племянниками в предместье Парижа.

Философские взгляды Сореля сложились под влиянием А.Лабриолы, Э.Ренана, Ф.Ницше, А.Бергсона. Находясь в вечном интеллектуальном поиске, он часто менял свои теоретические и политические позиции. Вначале он считал себя представителем "новой школы" марксизма, но в дальнейшем выступил с критикой всех форм рационального познания и обоснования социально-политических программ, противопоставив им анархо-синдикалистское учение о социальном мифе. Миф, по Сорелю, -- нечто интуитивно цельное, символически образное, необходимый элемент мировосприятия любой социальной группы. Он есть выражение воли к власти группы или класса, возглавляющего социальное движение. Книга "Размышления о насилии", впервые опубликованная в 1906 г. в журнале "Le mouvement socialiste" и уже через год переведенная на русский язык (2-е изд. М.: URSS, 2011), стала вершиной творчества Сореля синдикалистского периода его деятельности и принесла ему мировую известность.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце