URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Кареев Н.И. Историология: Теория исторического процесса
Id: 118041
 
375 руб.

Историология: Теория исторического процесса. Изд.2

URSS. 2011. 328 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-01608-7.
Книга напечатана по дореволюционным правилам орфографии русского языка (репринтное воспроизведение издания 1915 г.)

 Аннотация

Предлагаемая читателю книга выдающегося отечественного историка, социолога и философа Н.И.Кареева (1850--1931) представляет собой очерк теории исторического процесса --- историологии, которая ставит своей целью понимание того, как совершается история, какими силами историческая жизнь движется вперед. В работе рассматривается законосообразность в истории, перечисляются общие законы общественного развития. Анализируется влияние географических условий на историю, исследуются разные исторические судьбы отдельных народов и значение в истории прирожденных свойств расы. Описывается роль личности и общества, индивидуальных и социальных сил в истории. Особое внимание уделяется историческому прогрессу и регрессу. Противопоставляя внезапные кризисы в истории постепенной эволюции, автор стремится выявить источники исторических перемен.

Книга рекомендуется историкам всех специальностей, философам, обществоведам, студентам, аспирантам и преподавателям исторических факультетов, а также всем интересующимся теорией исторической науки.


 Оглавленiе

Вступленiе
I. Понятiе теорiи историческаго процесса
II. Законосообразность въ исторiи
III. Общiе законы общественнаго развитiя и различная обусловленность ихъ действiя
IV. Влiянiе географическихъ условiй на исторiю
V. Значенiе въ исторiи прирожденныхъ свойствъ расы
VI. Разныя историческiя судъбы отдельныхъ народовъ
VII. Понятiе культурно-соцiальной (надъ-органической) среды
VII I. Личностъ и общество въ исторiи
IX. Великiе люди и массы въ исторiи
X. Действiе закона причинности въ историческомъ процессе
XI. Необходимость, случайности и свобода въ исторiи
XII. Боръба индивидуальныхъ и соцiальныхъ силъ въ исторiи
XIII. Постепенная эволюцiя и внезапные кризисы въ исторiи
XIV. Акцiи и реакцiи въ исторiи
XV. Источники историческихъ переменъ
XVI. Взаимодействiе прагматики и культуры
XVII. Историческое развитiе изнутри и значенiе внешнихъ влiянiй
XVIII. Международная исторiя и всемiрно-историческая преемственность
XIX. Прогрессъ и регрессъ въ исторiи
XX. Исторiологiя и исторiографiя
Приложенiе

 Из вступленiя

"Теорiя историческаго процесса", представляя собою отдельное сочиненiе, входитъ вместе съ темъ въ cоставъ "Лекцiй по общей теорiи исторiи", первая часть которыхъ, изданная въ 1913 г., носитъ заголовокъ "Теорiя историческаго знанiя". Во вступительной статье къ этой последней книге уже достаточно было сказано о происхожденiи и общемъ характере обеихъ частей моей общей теорiи исторiи, равно какъ о прежнихъ моихъ работахъ въ этой области, которыя можно разсматривать, какъ матерiалъ, легшiй въ основу какъ историцистической, такъ и исторiологической части теорiи. Того, что тамъ было сказано, я здесь вообще повторять не стану, но для одного вопроса считаю нужнымъ сделать исключенiе. Именно, мне хочется несколько подробнее остановиться на общемъ характере той части теорiи исторiи, вступленiемъ къ которой должна явиться настоящая статья.

Во вступительной статье къ "теорiи историческаго знанiя" уже было отмечено, что исходнымъ пунктомъ моихъ исторiологическихъ занятiй былъ интересъ къ философiи исторiи, понимаемой, какъ исканiе смысла въ целомъ всемiрно-историческаго процесса, и къ проблемме прогресса, понимаемаго въ смысле осуществленiя исторiей известнаго этическаго и соцiальнаго идеала. Этимъ основнымъ интересомъ определялось содержанiе моей докторской диссертацiи "Основные вопросы философiи исторiи", вышедшей въ светъ тридцать летъ тому назадъ. Въ подзаголовке этого труда стояли слова: "Критика исторiософическихъ идей и опытъ теорiи прогресса", причемъ подъ "исторiософiей" я разумелъ совокупность теоретическвхъ принциповъ, которыми следуетъ руководствоваться при построенiи философiи исторiи, какъ философскаго обозренiя судебъ человечества въ прошломъ съ точки зренiя совершающагося въ исторiи прогресса. Конечно, решая такую задачу, я не могъ не интересоваться вопросомъ о томъ, какъ вообще происходитъ историческiй процессъ, вопросомъ о томъ, что можно вазвать механизмомъ этого процесса, но эта тема чисто научнаго характера была более или менее подчинена другой теме изъ области нравственной и общественной философiи -- о некоемъ высшемъ благе, которое должно осуществиться прогрессиввымъ историческимъ процессомъ. Короче говоря, въ центре моихъ исканiй былъ прогрессъ въ исторiи, а не историческiй процессъ безотносительно къ какой бы то ни было оценке того, что имъ приносится, и безъ всякаго желанiя постигнуть смыслъ исторiи, прожитой человечествомъ и имеющей еще быть переживаемой въ будущемъ. Однимъ словомъ, основная моя тема была исторiософическая, а не исторiологическая.

Работа надъ вопросомъ о томъ, какую разумную цель можно мыслить у исторiи и какъ эта цель можетъ быть постепенно осуществляема историческимъ движенiемъ, не могла, однако, не привести къ другому вовросу -- о томъ, какъ вообще делается или происходитъ исторiя, каковы бы ни были ея результаты для человечества и какъ бы мы эти результаты ни оцевивали съ точки зренiя вашего соцiальнаго и этическаго мiросозерцанiя. Если въ "Основныхъ вовросахъ философiи исторiи" я и отстаивалъ законность соцiально-этическаго субъективизма, возвышающагося вадъ всеми нацiовальными, вероисповедными, сословными, классовыми, партiйными и профессiональными пристрастiями и одвосторонностями, то отнюдь никогда изъ этого, какъ я его называлъ, "законнаго субъективизма", неизбежнаго въ философiи исторiи и въ исторiософiи, не делалъ какого-то особаго, "субъективнаго метода", признавая одинъ лишь методъ объективный, ведущiй къ познанiю истивы, и допуская субъективизмъ, -- за который стою и теперь, -- лишь въ качестве элемента оценки того, что есть, а не способа пониманiя того, что есть. Продолжая работать надъ общей теорiей исторiи, къ которой я подошелъ со стороны проблемы прогресса, я очень скоро увиделъ необходимость заняться решенiемъ чисто научнаго вопроса объ объективной сущности историческаго процесса безъ всякихъ мыслей о будущемъ человечества, о добре и зле въ человеческой жизни, о задачахъ, какiя должны себе ставить люди, желающiе быть прогрессивными деятелями историческаго процесса. Не отрицая правъ "законнаго субъективизма", я темъ не менее счелъ нужнымъ резче разграничить задачи субъективвой оценки и объективваго пониманiя, и задаче этого последняго былъ посвященъ мой второй большой трудъ подъ заглавiемъ "Сущность историческаго процесса и роль личности въ исторiи". Онъ вышелъ въ светъ черезъ семь летъ после "Основныхъ вопросовъ философiи исторiи", какъ третiй томъ этого сочивенiя въ первомъ его изданiи.

Изъ всего, что мною было написано во историко-теоретическимъ вовросамъ, я считаю наиболее значительвымъ именно книгу, озаглавленную "Сущность историческаго процесса и роль личности въ исторiи"! Въ то время, какъ первые два тома "Основныхъ вопросовъ" вызвали въ нашей перiодической печати целый рядъ статей, на которыя я отвечалъ тоже рядомъ статей и даже отделъной книгой, "Сущность историческаго процесса" после выхода въ светъ осталась почти неотмеченной въ вашихъ журналахъ и газетахъ, да и потомъ никто нигде, сколько я знаю, ее не вспоминалъ, хотя у читателей она имела успехъ и довольно скоро вышла изъ продажи. Еще очевь недавно мне пришлось убедиться въ томъ, что книга осталась неизвестной даже лицамъ, спецiально занимающимся теорiей историческаго процесса. Разныя обстоятельства помешали мне своевременно переиздать эту книгу, и только теперь после продолжительнаго перiода времени, когда ея не было въ продаже, я вповь выпускаю ее въ светъ.

Этотъ трудъ представлялъ собою въ первомъ изданiи томъ въ 627 стр. довольно убористой печати, только частью посвященныхъ изложенiю собственно моихъ взглядовъ, такъ какъ я очень много места отвелъ въ немъ передаче, анализу и критике взглядовъ целаго ряда писателей, такъ или иначе касавшихся отдельныхъ вопросовъ теорiи историческаго процесса. Я могу и теперь сказать, что никто нигде такъ подробно не разсматривалъ вопроса, выдвинутаго мною на первый планъ въ "Сущности историческаго процесса и роли личвости въ исторiи", -- вопроса, указаннаго во второй половине заглавiя книги, которая могла бы даже быть прямо быть названною "Роль личности въ исторiи".

Занимаясь теорiей прогресса въ те годы, когда, съ одной стороны, особымъ влiянiемъ пользовались теорiи безличной эволюцiи Огюста Конта, Герберта Спенсера и соцiологовъ-дарвинистовъ, а съ другой, раздавалась проповедь, призывавшая "критически мыслящую личность" къ осуществлевiю истины и справедливости, т.е. къ прогрессиввому деланiю, я не могъ раньше или позже не придти къ постановке вопроса о томъ, происходитъ ли историческiй прогрессъ самъ собою, въ силу некотораго общаго закова, действующаго въ исторiи, или же онъ совершается, благодаря деятельности людей, ставящихъ себе впереди известныя цели и делающихъ усилiя для нихъ достиженiя.

Я думалъ при этомъ, что для правильнаго решенiя даннаго вопроса необходимо перевести его на почву более широкаго вопроса о томъ, какъ вообще происходитъ исторiя, является ли она такимъ же механически-эволюцiоннымъ процессомъ, какъ и все процессы, совершающiеся въ природе, или же въ исторiи мы имеемъ дело и съ человеческимъ творчествомъ, ставящимъ себе цели и делающимъ усилiя для ихъ достиженiя. И то, что соцiальная эволюцiя сама собою приведетъ къ желаемому состоянiю общества, и то, что создать лучшее будущее могутъ люди, одушевленные прогрессивными идеями, оба эти взгляда, это были две веры, на место которыхъ нужно было поставить научное знанiе, стремившееся къ истине вне всякаго отношенiя къ нашимъ представленiямъ о желательномъ и должномъ. Другими словами, нужно было решить вопросъ о самомъ характере историческаго процесса, что бы имъ ни осуществлялось, -- есть ли онъ процессъ безличный или, наоборотъ, личный, т.-е. есть ли это -- общественное саморазвитiе или же результатъ творческой деятельности человеческихъ личностей. При такой постановке вопроса какая бы то ни было качественная оценка устранялась, и все дело сводилось къ количественной стороне: является ли человеческая деятельность въ историческомъ процессе чистымъ нулемъ или же она все-таки есть нечто и входитъ въ число слагаемыхъ, изъ которыхъ составляется общая сумма историческаго процесса?


 Об авторе

Николай Иванович КАРЕЕВ (1850--1931)

Выдающийся отечественный историк, философ, социолог, педагог и общественный деятель. Родился в Москве. В 1873 г. окончил историко-филологический факультет Московского университета, где учился у известных ученых -- филолога Ф.И.Буслаева, историков С.М.Соловьева и В.И.Герье. Читал лекции по истории в Московском и Варшавском университетах. В 1879 г. успешно защитил магистерскую диссертацию, а в 1884 докторскую -- "Основные вопросы философии истории". В 1885 г. переехал в Петербург, где работал сначала приват-доцентом, а затем профессором по курсу всеобщей истории в столичном университете. В 1905 г. был избран в Государственную Думу от партии кадетов. С 1910 г. -- член-корреспондент Петербургской академии наук, с 1929 г. -- почетный член Академии наук СССР.

Н.И.Кареев -- один из основателей отечественной социологии, крупнейший представитель классического позитивизма в социологии, последователь и популяризатор учения О.Конта и других западных философов и социологов. Он одним из первых предпринял попытку осмысления исторического развития социологии в России, обращая внимания на закономерности этой отрасли социального знания, обусловленные не только общемировыми тенденциями, но и исключительно специфическими для России. Помимо ряда историко-философских и социологических работ, он также был автором гимназических учебников, пользовавшихся большой популярностью: "Учебная книга новой истории" (1900) выдержала 15 изданий, "Учебная книга истории средних веков" (1900) -- 9 изданий, "Учебная книга древней истории" (1901) -- 8 изданий.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце