URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Логофет Д.Н. Страна бесправия: Бухарское ханство и его современное состояние
Id: 117805
 
274 руб.

Страна бесправия: Бухарское ханство и его современное состояние. Изд.2

URSS. 2011. 248 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-01597-4.
Книга напечатана по дореволюционным правилам орфографии русского языка (репринтное воспроизведение издания).

 Аннотация

Вниманию читателей предлагается книга крупного русского ученого-востоковеда, исследователя Средней Азии Д.Н.Логофета (1865--1922), в которой он всесторонне описывает историю и быт Бухарского ханства (нынешние границы Узбекистана и Таджикистана). Проводится подробный обзор исторических событий, происходивших в Бухаре со времени ее присоединения к России и до современного автору периода. Рассматривается административное устройство Бухарского государства, его судебная структура, система образования и медицины, промышленность, торговля и т.д. Большое внимание уделено населению Бухары, его количественному и национальному составу. В приложении представлены различные документы.

Книга рекомендуется историкам, этнографам, исследователям Средней Азии, всем заинтересованным читателям.


 Оглавленiе

Предисловiе
Глава I. Историческiй обзоръ завоеванiя Бухары
Глава II. Дружественный договоръ
Глава III. Административное устройство Бухары
Глава IV. Населенiе
Глава V. Податная система и ея последствiя
Глава VI. Судъ
Глава VII. Армiя Бухарскаго Ханства
Глава VIII. Промышленность
Глава IX. Земледелiе и скотоводство
Глава X. Образованiе и врачебное дело
Глава XI. Богатства Бухары
Глава XII. Монетная система
Глава XIII. Почтовый вопросъ въ Бухарскомъ Ханстве
Глава XIV. Пути сообщенiя въ связи сь торговлей
Глава XV. Торговля съ Авганистаномъ и роль Бухарскаго правительства
Глава XVI. Итоги 40 летъ протектората надъ Бухарой
Глава ХVII. Наши отношенiя къ Бухарскимъ властямъ и населенiю
Глава ХVIII. Грехи дипломатiи въ Бухарскомъ вопросе и переселенческiй вопросъ
Глава XIX. Защита Бухарской границы
Глава XX. Аму-Дарьинская флотилiя и судоходство по Аму-Дарье и Пянджу
Глава XXI. Что нужно Бухаре
Приложенiя:
 Договоръ о дружбе 28 сентября 1873 года, заключенный между Россiей и Бухарою
 Протоколъ дополнительныхъ правилъ 23 Iюня 1888 г.
 Правила объ управленiи, хозяйстве и благоустройстве поселенiй близъ железно-дорожныхъ станцiй Чарджуй и Бухара
 Правила для торговли крепкими напитками въ Бухарскомъ Ханстве, Выс. утв. 25 iюня 1889 г.
 Правила о числе, роде и распределенiи местъ торговли крепкими напитками въ Бухарскомъ Ханстве и о порядке выдачи раарешенiй на открытiе означенныхъ местъ торговли. Утв. Туркестанскимъ Генералъ-Губернаторомъ 25 iюля 1889 г.
 Правила о виноделiи въ Бухарскомъ Ханстве. Утв. Турк Генер.-Губ. 15 Дек. 1893 г.
 Постановленiя о золотопромышленности въ Бухарскомъ Ханстве, утвержденныя Туркестанскимъ Генералъ-Губернаторомъ 24 Февраля 1896 г.

 Из предисловия

Посвящается Высокому Вниманию Государственной Думы
"Давно забытый Бухарскiй вопросъ скрываетъ въ себе непочатый ворохъ глубокаго трагизма вместе съ игривостью веселаго
(Изъ одиой статьи)

О Средне-Азiатскомъ государстве, носящемъ названiе Бухарскаго Ханства и существующемъ уже около сорока летъ подъ протекторатомъ Россiи, за исключенiемъ несколъкихъ ученыхъ трудовъ, появившихся сравнительно довольно давно, въ печати не встречается сведенiй, что происходитъ главнымъ образомъ, вследствiе, съ одной стороны, прежнихъ цензурныхъ правилъ, по которымъ печатать статей о Бухаре почти не разрешалось, а съ другой, благодаря отсутствiю интереса у насъ въ обшестве къ своимъ окраинамъ вообще, а къ средне-азiатскимъ въ частности. Между темъ, эта огромная территорiя, занимающая пространство, равное, по меньшей мере, двумъ среднимъ европейскимъ государствамъ и насчитывающее до трехъ миллiоновъ населенiя, заслуживаетъ гораздо большаго къ себе вниманiя.

Крайне интересенъ тотъ фактъ, что не только въ широкихъ кругахъ читающей публики, къ слову сказать, не особенно твердой въ географiи, но даже и среди людей прикосновенныхъ къ этой науке, сведенiя о Бухарскомъ Ханстве довольно туманныя, ограничивающiяся его географическимъ положенiемъ, а также и теми данными, которыя относятся всецело ко времени шестидесятыхъ годовъ прошлаго столетiя, когда это значительное Средне-Азiатское Государство, границы котораго соприкасались съ нашими, выступило на защиту своей территорiи, противъ отрядовъ нашихъ войскъ, двигавшихся для завоеванiя нашихъ теперешнихъ средне-азiатскихъ владенiй. Съ техъ поръ прошло почти сорокъ летъ, но интересъ къ этой стране, появившiйся въ свое время среди общества, вследствiе новизны, подъ влiянiемъ последующихъ событiй, выдвинутыхъ жизнью, отошелъ далеко на заднiй планъ, при чемъ лишь небольшое число лицъ, соприкасавшихся съ Бухарой, благодаря торговымъ и служебнымъ отношенiямъ, хотя и солидно ознакомилось съ этою страною, но поставленное въ особыя условiя, не могло особенно влiять на осведомленiе общества объ этой стране, такъ какъ, живя внутри считающагося самостоятельнымъ государства, одни отчасти по незнанiю местныхъ языковъ, а другiе въ силу необходимости устранять всякiе поводы къ недоразуменiямъ съ властями къ Бухаре, непосредственное отношенiе имеющими, считали неудобнымъ касаться Бухарскаго вопроса, который по какимъ-то совершенно необъяснимымъ причинамъ ведался на месте въ Средней Азiи лишь Императорскимъ Политическимъ Агентомъ въ Бухаре, а въ Петербурге частью Азiатскимъ отделомъ Главнаго Штаба и Министерствомъ Иностранныхъ Делъ, ревниво охранявшими эту страну отъ всякаго нескромнаго взора и стыдливо закрывавшими темнымъ покровомъ цензурныхъ ограниченiй ея внутреннiе непорядки.

И, такимъ образоемъ, кроме незначительныхъ корреспонденцiй о погоде, урожае хлопка, ценахъ на него, а также жизни городского русскаго населенiя, въ местную прессу не проникало никакихъ сведенiй. Сообщенiя же некоторыхъ, очень немногихъ путешественниковъ, хотя и касались иногда населенiя и его жизни, но въ большинстве случаевъ или печатались въ виде узко-спецiальныхъ работъ отдельными изданiями или же появлялись въ виде докладовъ въ ученыхъ обществахъ, а затемъ печатались въ изданiяхъ этихъ обществъ, имея самый ограниченный кругъ читателей, а потому совершенно не проникая въ общую прессу. Причиною подобнаго отношенiя представителей Военнаго Ведомства и Министерства Иностранныхъ Делъ, надо думать, былъ своеобразный взглядъ, положенный въ основу Бухарскаго вопроса, имеющiй до-нельзя шаткiя основанiя и заключающiйся въ томъ, что наша дипломатiя, опасаясь захватовъ Авганской территорiи англичанами, выдвинула на политическую арену Бухарскiй вопросъ въ такомъ, если можно определить, виде:

"Авганское государство самостоятельное и находится лишь подъ протекторатомъ Англiи, ко торая не имеетъ права вмешиваться въ его жизнь и внутреннее управленiе; въ противовесъ этому, непосредственно соприкасаясь съ Авганистаномъ, находится Бухарское Ханство, которое также самостоятельно и хотя находится подъ протекторатомъ Россiи, но Россiя также не вмешивается во внутреннее его управленiе".

Эта теорiя буферной системы для разделенiя владенiй Россiи и Англiи, имеетъ свою длинную исторiю и является однимъ изъ своеобразныхъ политическихъ измышленiй нашей дипломатiи, не желающей часто считаться съ действительностью и осуществляющей выработанную сплошь и рядомъ ошибочную программу съ какой-то особой малопонятною простымъ смертнымъ настойчивостью.

Независимо этого, постоянное искушенiе, являвшееся въ виде крупныхъ подарковъ, раздаваемыхъ Бухарскимъ Правительствомъ всемъ маломальски прикосновеннымъ къ Бухаре лицамъ, со здавало постепенно то странное положенiе, которое принялъ Бухарскiй вопросъ въ настоящее время.

Ни для кого изъ русскихъ, живущихъ въ Бухарскихъ владенiяхъ, не секретъ те безобразiя, которыя творятся въ стране бухарскою администрацiею, хотя въ то же время, какъ это ни странно, но объ этихъ вопiющихъ делахъ считалось почему-то неудобнiымъ писать, повидимому изъ боязни нарушенiя этимъ самымъ правъ Эмира, отношенiя котораго къ Россiи и Туркестанскимъ Генералъ-Губернаторамъ были всегда въ высшей степени корректны. Можно привести целый рядъ случаевъ, когда съ одной стороны, даже научныя работы, касавшiяся Бухарскихъ делъ, начатыя печатанiемъ въ местныхъ повременныхъ изданiяхъ, были прекращаемы распоряженiемъ властей, не желавшихъ, чтобы выносъ сора на улицу нарушилъ бы те дружескiя отношенiя, которыя образовались между представителемъ нашей власти въ Туркестане и Эмиромъ.

Парраллельно съ этимъ, постепенно Бухарское правительство, являвшееся крайне приниженнымъ и раболепнымъ во времена ГенералъАдъютанта Кауфмана, чувствуя колоссальную силу Россiи, влоследствiи при помощи широкой системы подарковъ власть имущимъ, поднимало постепенно голову.

Боязнь за свое существованiе, страхъ нередъ вмешательствомъ Россiи во внутреннiя дела, который являлся прежде сдерживаiощимъ началомъ, сталъ улетучиваться по мере более близкаго знакомства съ представителями русской власти, особенно внимательно относившимися ко всякимъ звездамъ съ бриллiантами и другимъ подаркамъ, щедро подеюсимымъ имъ при каждомъ удобномъ и подходящемъ случае.

Превращенiе это резко бросается въ глаза темъ туркестанцамъ, которые знаютъ Бухару еще со времени ея завоеванiя. Старые туркестанцы помнятъ одного изъ Генералъ-Губернаторовъ, любившаго шутя говорить:

"Самый исправный у меня начальникъ уезда въ Туркестане Эмиръ Бухарскiй".

Фраза эта вполне характеризовала положенiе, которое занимала Бухара въ то время, переживая лишь недолгiй переходный перiодъ, необходимый, по отзывамъ знатоковъ востока, для окончательнаго присоединенiя этой страны къ русскимъ владенiямъ, съ образованiемъ изъ нея новыхъ средне-азiатскихъ областей и съ введенiемъ русской администрацiи для ихъ управленiя. Но какъ далеко осталось позади это положенiе по сравненiю съ настоящимъ временемъ, когда искусственно нашею же дипломатiею было создано особое Бухарское государство, глава котораго занялъ твердое и прочное место въ недостигаемыхъ верхахъ и темъ самымъ не только не поставленный въ подчиненное положенiе относительно русскихъ властей Туркестанскаго края, но и являющiйся особою, стоящею на высшей ступени бюрократической лестницы, съ которой ссориться изъ-за какихъ-то пустяковъ, хотя бы въ роде обнищанiя 3-хъ миллiоннаго населенiя, не было и нетъ никакого разсчета.


 Об авторе

Дмитрий Николаевич ЛОГОФЕТ (1865--1922)

Русский и советский военачальник, крупный исследователь истории и этнографии Средней Азии. Происходил из дворян. Последовательно окончил Киевское пехотное юнкерское училище, Курсы восточных языков и Санкт-Петербургский археологический институт. С 1883 г. проходил военную службу в Отдельном корпусе пограничной стражи, в том числе в течение ряда долгих лет -- в Средней Азии, где прославился не только как военачальник, но и как ученый-востоковед. В 1911--1914 гг. -- начальник пограничной бригады на центральном участке линии границы между Литвой и Восточной Пруссией. Во время Первой мировой войны занимал руководящие посты в тыловых структурах действующей армии. В 1916 г. произведен в генерал-майоры. С 1918 г. на военной службе в Красной Армии; старший инспектор, помощник начальника Главного управления пограничной охраны РСФСР. С 1919 г. начальник ряда кавалерийских курсов, с 1921 г. член Совета Главного управления коннозаводства и коневодства РСФСР.

Д.Н.Логофет -- выдающийся знаток истории, экономики, быта и нравов среднеазиатских народов. В конце XIX в. он был одним из первых европейцев, кто путешествовал по Закаспийским областям и провел там около десяти лет, забираясь в самые удаленные и труднодоступные их уголки. Он всесторонне описал историю и быт Бухарского ханства, и его книги на эту тему фактически открыли читателям неизвестный до того времени мир с его культурой и традиционным укладом жизни. В них собран не только богатый исторический, географический и этнографический материал, но и легенды, сказки, предания; описаны яркие типы таджиков, узбеков, туркмен, афганцев, их мировоззрение и жизненный уклад. Работы Д.Н.Логофета навсегда вошли в число ценнейших источников по истории Средней Азии конца XIX -- начала XX веков.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце