URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Дицген И. Письма о логике: Специально демократически-пролетарская логика. Пер. с нем.
Id: 116762
 
186 руб.

Письма о логике: Специально демократически-пролетарская логика. Пер. с нем. Изд.4

URSS. 2010. 144 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-01506-6.

 Аннотация

Книга известного немецкого философа Иосифа Дицгена (1828--1888) посвящена проблемам логики и теории познания. Изложение построено автором в форме писем к сыну, публицисту Евгению Дицгену. В книге не только содержится своеобразный курс логики, но и показано, что так называемая демократически-пролетарская логика находит обоснование в выводах логики вообще. Автор также показывает, в какой мере мыслительная способность человека может дать гарантию успеха при познании абсолютной истины, и какое значение может иметь такое познание, приобретаемое с помощью мыслительной способности.

Для философов, логиков, историков и методологов науки, а также всех читателей, интересующихся вопросами логики, мышления и познания.


 Оглавленiе

 Письмо первое
 Письмо второе
 Письмо третье
 Письмо четвертое
 Письмо пятое
 Письмо шестое
 Письмо седьмое
 Письмо восьмое
 Письмо девятое
 Письмо десятое
 Письмо одиннадцатое
 Письмо двенадцатое
 Письмо тринадцатое
 Письмо четырнадцатое
 Письмо пятнадцатое
 Письмо шестнадцатое
 Письмо семнадцатое
 Письмо восемнадцатое
 Письмо девятнадцатое
 Письмо двадцатое
 Письмо двадцать первое
 Письмо двадцать второе
 Письмо двадцать третье
 Письмо двадцать четвертое

 Первое письмо (отрывок)

Милый Евгенiй! Ты теперъ находишься въ такомъ возрасте, кагда молодежь стремится въ университетъ. Какъ это обыкновенно принято, студенты прежде всего записываются на курсъ логики -- collegium logicum, -- все равно, избираютъли они своей спецiалъностью юриспруденцiю, медицину, богословiе, или философiю. Логика является, такъ сказать, элементарной наукой для всехъ факультетовъ. Тебе, другъ мой, будетъ известно, что школу и жизнь обыкновенно разделяютъ, какъ две различныя между собой вещи. Я-же лично хотелъ-бы тебе указать на ихъ взаимную связь, -- ибо въ школе живутъ и въ жизни учатся. Я хотелъ-бы видеть въ твоей поездке въ Америку выступленiе на поприще высшей школы жизни, и мне хотелось-бы быть теперь твоимъ профессоромъ, читающимъ курсъ лекцiй по логике.

Къ такого рода должности я чувствую некоторое призванiе, и хотя я мало посвященъ въ тайны греческаго и латинскаго языковъ, но все-же смею думать, что я лично былъбы въ состоянiи лучше ввести тебя въ курсъ науки-логики, чемъ это можетъ сделать in optima forma ученый, дипломированный немецкiй профессоръ логики. Ты согласишься со мной, что, ведь, тотъ кто хотя что-нибудь имеетъ въ своей голове, можетъ въ конце концовъ лучше уяснить себе это немногое, чемъ тотъ, кто забилъ свой умъ оффицiальной ученостью по установленной программе.

Ты, мой сынъ, имелъ счастье пройти семилетнiй курсъ немецкой гимназiи. И такъ какъ при окончанiи тебе выдали самый лучшiй аттестатъ, -- то я смею думать, что ты въ состоянiи будешь не только учиться въ высшей школе жизни въ Соединенныхъ Штатахъ, но способенъ будешь также сознательно отнестись и къ моимъ рефератамъ изъ области высшей схоластики.

Но чтобы "ученый" ученикъ не превозносился сознанiемъ своего превосходства надъ самоучкой учителемъ, я укажу на тотъ фактъ, что человекъ, какимъ-бы ученымъ онъ ни былъ, въ отдельныхъ вопросахъ всегда останется жалкимъ профаномъ, и что, съ другой стороны, неосведомленностъ по многимъ вопросамъ не исключаетъ возможности изучить тотъ или другой частный вопросъ даже лучше, чемъ это могла сделать наука до сего времени. Я лично заявляю претензiю на то, что въ томъ вопросе, о которомъ я намеренъ здесь говорить, я прiобрелъ познанiя, выходящiя за пределы того, что я могъ найти въ спецiальной литературе по этому вопросу. Я говорю это, милый Евгенiй, со всею скромностью, не для того, чтобы возвеличить свою личность, но чтобы придать себе известный авторитетъ, какъ учителю, и внушить чувство доверiя къ себе со стороны ученика.

Да, по моему мненiю некоторая вера въ данномъ случае необходима. Хотя я и известенъ тебе, какъ демократъ, не придающiй значенiя авторитету, но ты въ то же время долженъ познакомиться со мной, какъ съ дiалектикомъ, который, выплескивая воду изъ ванны, не выкидываетъ вместе съ ней ребенка. Дети и народы въ перiодъ ихъ детскаго состоянiя не могутъ обойтись безъ авторитета; поэтому и для учителя, все равно, приходится-ли ему иметь дело съ детьми, или целыми народами, необходимъ известный ореолъ, возникающiй на почве доверiя къ нему. Ученикъ прежде всего долженъ верить въ мудрость своего наставника, чтобы сохранить въ себе должное вниманiе и известную умственную бодрость; и потомъ уже дальнейшее знакомство съ деломъ, его пониманiе сделаетъ всякiй авторитетъ излишнимъ. Такимъ образомъ, даже такая возвышенная вещь, какъ авторитетъ, подверженъ всеразрушающему влiянiю времени, подчиненъ законамъ историческаго процесса.

До настоящаго времени человечество слишкомъ часто впадало въ предразсудки, обоготворяя преходящее. Оно желало предохранить отъ всеразрушающаго влiянiя времени не только авторитетъ вообще, но, что еще хуже, определенные авторитеты, тотъ или другой тронъ или алтаръ. Отношенiе между преходящимъ и непреходящимъ оно постоянно извращало самымъ злостнымъ образомъ. Но такъ какъ логика есть наука, стремящаяся направить разсудокъ на правильный путь, то намъ несомненно не разъ еще придется возвращаться къ запутанному вопросу о временномъ и вечномъ.

Наиболее выдающимся представитедямъ логики ставили въ упрекъ то, что они излагали свои мысли слишкомъ туманно и тяжелымъ слогомъ. Мне приходилось слышать, что даже филологи жаловались на обилiе непонятныхъ иностранныхъ словъ, встречающихся въ этой дисциплине. Во многомъ, конечно, виноватъ таинственный характеръ самого предмета, сущность котораго въ продолженiи целыхъ тысячелетiй не могла быть выяснена вполне. Часть вины нужно отнести и на счетъ дурной привычки къ ученому жаргону. Но самое главное, что вызывало жалобы на трудностъ пониманiя логики, -- это я объясняю умственной ленью ученика. Безъ умственнаго напряженiя нельзя изучить ничего новаго, и такъ какъ ты решилъ уже продолжать свое образованiе, то ты самъ узнаешъ, что слова библiи о проклятiи, тяготеющемъ надъ трудомъ, неверны. Трудъ не можетъ вести своего происхожденiя отъ греха, ибо онъ является благословенiемъ, и ты теперь наверно уже по собственному опыту знаешь, какимъ прiятнымъ чувствомъ сопровождается производительный трудъ, какъ умственный, такъ и физическiй.

Добытое въ сфере науки безъ труда не можетъ быть ничемъ инымъ, какъ только плоскою тривiальностью.

Въ полной уверенности, что ты не откажешься отъ известнаго умственнаго напряженiя, я съ своей стороны обещаю сделать все возможное, чтобы облегчить твой трудъ. Я сделаю это темъ более, что мои письма къ сыну, нужно въ этомъ сознаться, написаны съ заднею мыслiю, путемъ печати сделать ихъ доступными более широкому кругу читателей...


 Об авторе

Иосиф ДИЦГЕН (1828--1888)

Известный немецкий философ. Кожевенный мастер, философскую эрудицию приобретший путем самообразования. В 1864--1869 гг. жил в Санкт-Петербурге. Его работы высоко ценили Л.Фейербах, К.Маркс и Ф.Энгельс, с которыми он был лично знаком. Дицген самостоятельно пришел к диалектическому методу в философии, которым пользовался с большим мастерством. Он обосновывал тождество сознания и бытия и искал пути преодоления противоречия между материализмом и идеализмом. В советское время это расценивалось как "ошибки" Дицгена. Сейчас способы прочтения философских текстов стали другими, в связи с чем появилась возможность нового прочтения Дицгена.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце