URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Мост И. Капитал и труд. ПОПУЛЯРНОЕ ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ 'КАПИТАЛА' Карла Маркса, ОТРЕДАКТИОВАНО САМИМ Карлом Марксом. Пер. с нем.
Id: 116418
 
186 руб. Бестселлер!

Капитал и труд. ПОПУЛЯРНОЕ ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ "КАПИТАЛА" Карла Маркса, ОТРЕДАКТИОВАНО САМИМ Карлом Марксом. Пер. с нем. Изд.2

URSS. 2011. 144 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-354-01349-4.

 Аннотация

Предлагаемая вниманию читателей книга представляет собой популярное извлечение из выдающегося классического труда Карла Маркса "Капитал", написанное немецким социал-демократом Иоганном Мостом (1846--1906). Самые существенные, по мнению автора, положения "Капитала" изложены в книге дословно или с незначительными изменениями; другие же даются только в общем плане.

Данное сочинение занимает особое место среди многочисленных комментариев и введений к "Капиталу", поскольку текст второго немецкого издания этой книги, с которого и сделан перевод, редактировался самим Марксом.

Книга будет интересна историкам, экономистам, философам, социологам, политологам, студентам и аспирантам соответствующих специальностей, всем читателям, желающим ознакомиться с одной из самых выдающихся экономических теорий, многие положения которой сохраняют актуальность и в настоящее время.


 Содержание

Предисловие переводчика
Предисловие
Товар и деньги
Капитал и труд
Основа капиталистического способа производства
Рабочий день
Разделение труда
Крупная индустрия
Последствия развитого фабрично-заводского дела
Заработная плата
Процесс сохранения и накопления капитала
Капиталистический закон народонаселения
Различные формы капиталистического увеличения народонаселения. Массовая бедность
Происхождение современного капитала
Заключительные соображения
Послесловие переводчика

 Предисловие переводчика

Кризис, который переживает сейчас мировая экономика,
способствовал росту продаж "Капитала" -- главного труда
основоположника научного коммунизма Карла Маркса.

Associated Press

В разгар бушующего финансового кризиса, который еще в советское время прогнозировался на конец 1980-х гг., аналитикам, не занятым биржевыми страстями, самое время припомнить самим и напомнить другим основы анатомии экономической системы капитализма. Мы в общих чертах знаем, почему упомянутый прогноз не состоялся в указанные сроки. Парадоксально, но "палочкой-выручалочкой" послужил тут основной соперник международного империализма -- Советский Союз вместе со странами бывшего мирового социалистического содружества, который ради спасения "общечеловеческих ценностей" обрек себя на ограбление и распад, временно отказавшись от общенациональной цели и затормозив тем самым (но не прекратив!) движение своих народов и человечества в целом к социализму. Как теперь ясно многим, предательства Горби и разноцветных горбистов, долларового замутнения сознания миллионов хватило на два десятилетия. За этот период почти совершился полный оборот исторического цикла со всеми его повторами и новациями, который требует новаторского духовного довооружения и перевооружения людей труда в их историческом противостоянии силам капитала. Логика исторического процесса, вскрытая полтора века назад Карлом Марксом, изНза своей манеры переодеваться по последней моде постоянно обманывавшая ее заинтересованных "опровергателей", опять показала свой стальной норов. Поэтому и кстати, и настоятельно необходимо опять к этой логике (а никакой другой на планете нет) вернуться.

В ноябре 1985 г. мне посчастливилось посетить памятные места на родине Фридриха Энгельса в Вуппертале и встретиться с ветераном германской компартии, председателем Фонда Маркса и Энгельса Рихардом Кумпфом. Рихард много рассказывал тогда о работе Фонда по собиранию первоизданий основоположников научного коммунизма, других материалов, связанных с их жизнью и деятельностью, о популяризации марксистско-ленинского учения в ФРГ. Он подарил советским гостям блок из двух брошюр и поведал об их истории, но вполне оценить презент я смог, лишь возвратившись в Москву и получив в начале 1986 г. небольшое "окно" свободного времени.

Что это за брошюры?

Первая представляет собой репринт оригинального (второго, улучшенного) издания "Капитал и труд. Популярное извлечение из "Капитала" Карла Маркса". (Kapital und Arbeit. Ein popularer Auszug aus "Das Kapital" von Karl Marx), вначале осуществленного немецким социал-демократом Иоганном Мостом (1873), с собственноручной правкой Маркса и с припиской: "Выправлено самим Карлом Марксом. Лондон. Ф.Лесснер". (Лесснер Фридрих -- член Союза коммунистов, участник революции 1848--1849 гг., член Генерального Совета Международного Товарищества Рабочих, сподвижник Маркса и Энгельса.)

Другая брошюра -- современный комментарий к этому переработанному Марксом сочинению, которое вышло в свет повторно 125 лет назад.

По словам Р.Кумпфа, Маркс был очень недоволен первым изданием "Капитала и труда", появившемся в Хемнице в 1873 г. Поэтому летом 1875 г., когда стало готовиться переиздание, Вильгельм Либкнехт попросил Маркса просмотреть текст. Это было тем болеецелесообразно, что автор брошюры, депутат рейхстага, сидел к тому времени в тюрьме. Маркс ответил согласием и, несмотря на плохое самочувствие, сразу приступил к работе. Незадолго до отъезда для лечения в Карлсбад он выслал свой вариант брошюры в Хемниц для набора. Примерно год спустя Марксу были присланы готовые брошюры, на которых, по оговоренному соглашению, не значилось его имя. В одну из этих брошюр он внес чернилами поправки. Она-то -- редчайшая нынче удача -- и была обнаружена Фондом Маркса и Энгельса в декабре 1984 г.

Маркс и Энгельс считали автора первого "Популярного извлечения" способным, начитанным, темпераментным, но неглубоким и ненадежным деятелем. Об этом свидетельствуют многочисленные их высказывания, особенно в переписке второй половины 1870-х гг. "Человек этот -- имею в виду Моста, -- писал Энгельс Марксу 24 мая 1876 г., -- умудрился дать краткое изложение всего "Капитала" и все-таки ничего в нем не уразуметь". Как ни странно, в публикации Б.Г.Тартаковского "Изменения и дополнения К.Маркса во втором издании брошюры И.Моста "Капитал и труд"" эти слова Энгельса приписываются Марксу -- для профессионала такая ошибка непостижима. У Энгельса были и другие причины критически воспринимать взгляды И.Моста. Как раз в это время он выступал страстным апологетом печально знаменитого Евгения Дюринга, чьи труды, усердно рекламировавшиеся несколькими путаниками, при благодушном попустительстве В.Либкнехта создали опасность идеологической дезориентации германского рабочего движения.

У Маркса и Энгельса вызывали серьезную озабоченность как левацкие порывы И.Моста, так и право-утопические увлечения издателя журнала Zukunft Карла Хехберга, пытавшегося базировать социализм всецело на понятии "справедливость". "Такая программа, -- отмечал Энгельс, -- с самого же начала прямо исключала всех тех, кто рассматривает социализм в конечном счете не как следствие каких-нибудь идей или принципов вроде справедливости и т.д., но как идеальный продукт материально-экономического процесса, общественного производственного процесса на известной ступени".

В молодой Социалистической рабочей партии Германии, возникшей в результате объединения двух рабочих партий -- эйзенахцев и лассальянцев, шла напряженная идейная борьба. Маркс и Энгельс ратовали за сплочение партии на здоровой научно-теоретической и политической платформе, но оппортунистические элементы оказывали им упорное сопротивление. В какие формы это выливалось, показывает тот факт, что И.Мост, поддержанный Карлом Юлиусом Вальтейхом, выступил на Готском съезде партии (май 1877 г.) с предложением запретить публикацию Энгельсова "Анти-Дюринга" на страницах партийного органа Vorwarts. Только активное вмешательство Августа Бебеля и Вильгельма Либкнехта, энергичный поиск ими компромисса обеспечили своевременное появление крупнейшего после "Капитала" произведения революционного марксизма, где в блестящей полемической форме изложены три его составные части -- диалектико-материалистическая философия, пролетарская политическая экономия, научный социализм.

"В Германии в нашей партии не столько среди масс, сколько среди вождей (выходцев из высших классов и "рабочих") пахнет гнилью, -- писал Маркс Фридриху Адольфу Зорге 19 октября 1877 г. -- Компромисс с лассальянцами привел к компромиссу и с другими половинчатыми элементами, в Берлине (через Моста) с Дюрингом и его "почитателями", и, кроме того, с целой бандой незрелых студентов и преумнейших докторов, поставивших себе задачей дать социализму "более высокое, идеальное" направление, то есть заменить его материалистическую базу (требующую, раньше чем ею оперировать, серьезного научного изучения) -- современной мифологией с ее богинями справедливости, свободы, равенства и братства...

Что касается самих рабочих, -- продолжал Маркс, -- то они, когда бросают работу и становятся профессиональными литераторами, подобно г-ну Мосту и компании, всегда творят немало бед в "теории" и постоянно готовы примкнуть к путаным головам из так называемой "ученой" касты. В течение десятилетий мы с большим трудом старались очистить головы немецких рабочих от утопического социализма, от фантастического представления о будущем общественном строе, что и давало им теоретический (а потому и практический) перевес над французами и англичанами. Но вот утопический социализм снова распространяется и притом в форме, гораздо более жалкой по сравнению не только с великими французскими и английскими утопистами, но и с... Вейтлингом. Само собой разумеется, что утопизм, который до появления материалистически-критического социализма носил в себе этот последний in nuce (в зародыше (лат.). -- Р.К.), теперь, выступая на сцену post festum (задним числом (лат.). -- Р.К.), может быть только нелепым, -- нелепым, пошлым и в самой основе своей реакционным".

Редактируя Мостов "Капитал и труд", Маркс и Энгельс не просто оказывали добрую услугу товарищу по партии, который не очень тверд в теории. Они отнеслись к этой работе со всей присущей им взыскательностью и ответственностью, исходя из того, что речь шла о политическом просвещении рабочих. В письме к Ф.А.Зорге о пересылке ему нескольких выпусков французского издания первого тома "Капитала" от 4 июня 1876 г. Маркс добавил: "Посылаю тебе заодно исправленное мной издание Моста; я не поставил своего имени, ибо в противном случае мне пришлось бы изменить там еще больше (все, что касается стоимости, денег, заработной платы и многого другого, мне пришлось целиком вычеркнуть и вместо этого вставить свое)". Уже одно это заявление показывает, что второе издание "Популярного извлечения" можно считать не столько Мостовым, сколько Марксовым текстом.

С 30 декабря 1877 г. по 10 марта 1878 г. в американском еженедельнике Labor Standard печатался английский перевод "Капитала и труда", осуществленный Отто Вейдемейером. В публикации на этот раз указывалось,что перевод сделан специально для этого издания "с разрешения Карла Маркса". Тогда же встал вопрос о выпуске его в США отдельной брошюрой. В связи с этим Маркс не без горечи информировал Ф.А.Зорге об обстоятельствах прохождения своего варианта "Капитала и труда" в Хемнице. "Ты и понятия не имеешь, как поступила со мной партия, то есть хемницкая группа (представленная Вальтейхом), -- писал он 27 сентября 1877 г. -- Только по настоянию Либкнехта и потому, что из Хемница мне представили это дело как очень спешное, я принялся за работу еще до отъезда в Карлсбад, несмотря на крайнее расстройство нервов. А работа эта была нелегкая ввиду множества нелепостей, которые наделал Мост, и ввиду небольшого размера брошюры, который был обусловлен (этот Мост теперь благополучно причалил к г-ну Дюрингу; это -- тщеславный малый, и что бы он ни прочел, он все готов сейчас же использовать как материал для печати). Прекрасно! В течение нескольких месяцев я не получал никаких известий, запрашиваю, получаю "холодный" ответ Вальтейха, что книжка набирается в те небольшие промежутки времени, которые остаются свободными у партийной типографии от печатания хемницких филистерских объявлений! Такого наглого бесстыдства мне еще не приходилось встречать! Таким образом, печатание книжки продолжалось около года! Когда же наконец произведение это появилось на свет, оно кишело искажающими смысл опечатками!" Как видим, нет пророка в своем отечестве. Тяжкий смысл этого афоризма испытал на себе не какой-нибудь мифический проповедник, а непревзойденный колосс духа Маркс. И поныне не изжиты еще проявления высокомерия по отношению к гению. Проявления, тем более нетерпимые, что они, как правило, исходят от невежд, посредственностей или ничтожеств и используются ими для тщеславного и суетного самоутверждения.

Как оценивали Маркс и Энгельс "Популярное извлечение" в дальнейшем? Некоторый свет на это проливает реакция Энгельса на обращение к нему эмигрировавшего в США немецкого социал-демократа Адольфа Гепнера от 3 мая 1882 г. А.Гепнер просил разрешить перепечатку произведений Маркса и Энгельса за океаном, дать ему на этот счет советы. Отвечая 25 июля от своего имени и от имени Маркса в целом положительно, Энгельс затронул также вопрос о возможности нового краткого изложения "Капитала". По его словам, "у Маркса было с подобными изданиями столько неприятностей, что к нему с этим и не подступиться, в особенности теперь. Но, -- подсказывал Энгельс, -- из второго издания такого изложения, сделанного Мостом, Маркс устранил (это между нами!) наиболее грубые ошибки и сделал некоторые дополнения, так что у этого изложения есть все-таки свои преимущества и его можно было бы переиздать".

Повествуя об этих эпизодах из жизни основоположников марксизма, нельзя не напомнить еще об одном интересном и весьма своеобразном свидетельстве Энгельса. В статье "К смерти Карла Маркса", напечатанной в мае 1883 г., полный скорби, с досадой и возмущением он пишет о тех, прежде не выдержавших испытание жизнью людях, которые теперь изображают из себя "друзей" покойного. Среди них Энгельс называет и И.Моста, ушедшего в конце 70-х гг. к анархистам и в 1880 г. исключенного из партии. Энгельс приводит отрывок из письма секретаря Центрального рабочегосоюза в Нью-Йорке Филиппа Ван-Паттена следующего содержания: "В связи с недавней демонстрацией в честь Карла Маркса, в которой объединились все фракции, чтобы выразить свое уважение к покойному мыслителю, Иоганн Мост и его друзья заявили во всеуслышание,что он, Мост, был лично знаком с Карлом Марксом, что он сделал популярным в Германии его сочинение "Капитал" и что Маркс одобрял проводившуюся Мостом пропаганду. Мы очень высокого мнения о талантах и о деятельности Маркса, и мы не можем поверить, чтобы он сочувствовал анархистскому, дезорганизаторскому образу мыслей и действий Моста". Ф.Ван-Паттен просил Энгельса разъяснить вопрос об отношении Маркса к анархии и социал-демократии.

Понятно, что Энгельс, как и подобает коммунисту (особенно потому, что дело касалось памяти о Марксе), должен был и теоретически, и политически отделить его от И.Моста, самым решительным образом отмежеваться от последнего. "Кто утверждает, будто Мост, с тех пор как он стал анархистом, имел какую бы то ни было связь с Марксом или получал от Маркса какую-либо поддержку, -- писал Энгельс Ф.Ван-Паттену, -- тот либо обманут, либо сам заведомо лжет". Что же касается прежних заслуг И.Моста перед марксизмом, то Энгельс говорит об этом так: "Будучи еще в Германии, Мост опубликовал "популярное" изложение "Капитала" Маркса. Маркса попросили посмотреть это изложение для второго издания. Я проделал эту работу совместно с Марксом. Мы убедились, что если не желаем написать всю вещь с начала до конца заново, то не остается ничего лучшего, как выбросить хотя бы грубые нелепости Моста. Маркс разрешил вставить свои поправки лишь под тем непременным условием, чтобы его имя никогда не было ни в какой мере связано даже с этим исправленным изданием макулатуры Иоганна Моста".

На первый взгляд может показаться, что категоричность тона Энгельса, слова "никогда", "ни в какой мере", "макулатура" совершенно снимают вопрос о какой бы то ни было ценности "Популярного извлечения". Так подходил Энгельс к делу как политик 80-х гг. XIX в. и не мог подходить иначе. Но как в этом случае должен поступить историк другой эпохи, изучающий эту ситуацию более ста лет спустя?

Во-первых, он не может сбросить со счетов то, что в тексте "Популярного извлечения" все же есть Марксовы вставки, и оставить их без внимания не имеет права.

Во-вторых, "Популярное извлечение" было интенсивно прочитано Марксом и Энгельсом, выправлено ими, и небрежное отношение Энгельса к этой проделанной работе скорее внушено гневом в связи с кощунственным поведением И.Моста, чем содержанием ее второго, улучшенного Энгельсом вместе с Марксом издания, о котором сам Энгельс высказывался, как мы знаем из его письма А.Гепнеру, все же положительно.

В-третьих, если Марксу и Энгельсу было позволительно предать "грызущей критике мышей" "Немецкую идеологию", если неопубликованными при их жизни оставались "Экономическо-философские рукописи 1844 года", "Экономические рукописи 1857--1861 годов", "Диалектика природы" и многое другое, то это больше свидетельствует о щедрости гениев, нежели о качестве их трудов. Прав А.С.Пушкин, поистине гений -- парадоксов друг... Можем ли мы предать забвению теоретический и пропагандистский документ, который Маркс пропустил через свою творческую лабораторию?

В-четвертых, то, что Маркс в уже готовой брошюре счел необходимым исправить типографские ошибки (трудно сказать, знал ли об этом Энгельс), показывает, что он вряд ли считал это издание "макулатурой". Думается, что судить об отношении Маркса ко второму варианту "Капитала и труда" только по эмоциональному письму Энгельса Ф.Ван-Паттену от 18 апреля 1883 г., без учета всего сказанного ими ранее, как это делается в примечаниях к тому 35 указанных сочинений К.Маркса и Ф.Энгельса (С.442), было бы по меньшей мере неточно.

И еще одно. Наибольшей популярностью (в том числе среди студентов) несколько десятилетий пользовалось изложение первого тома "Капитала" Карлом Каутским -- "Экономическое учение Карла Маркса". Почему же не должно заслуживать внимания изложение первого тома "Капитала", к которому прямо причастен сам Маркс?

Как бы там ни было, "Популярное извлечение" 1876 г. занимает среди многочисленных комментариев и введений к "Капиталу" особое, уникальное положение. По свидетельству Р.Кумпфа, в данном жанре это "единственное сочинение, которое отредактировано и переработано самим Марксом". Уже одно это обстоятельство (при всех возможных оговорках) оправдывает его публикацию, вызывая к ней большой научный, политический и нравственный интерес.

К сказанному следует добавить, что второе издание "Популярного извлечения" распространялось и в среде передовой российской интеллигенции. В начале 1880-х гг. оно переводилось на русский язык и было нелегально напечатано в Москве гектографическим способом. С этим текстом я не знаком. Фрагменты брошюры, написанные и переписанные Марксом, должны быть известны научным работникам по упоминавшейся, правда, теперь уже давней публикации Б.Г.Тартаковского. Настоящий перевод выполнен по тексту Марксовой корректуры.

Относясь ко всему, что создано Марксом, как к бесценному сокровищу, я сосредоточил свое внимание на брошюре "Капитал и труд" и перевел только ее. Полагаю, что если специалистов заинтересует научный текстологический комментарий, они легко смогутс ним ознакомиться и в немецком оригинале. Во всяком случае, нас в первую очередь должно интересовать, что сказал (или же отредактировал) Маркс, а не то, что сказано о Марксе. Тем самым я ограничиваю свою задачу, хотя и могу подвергнуться за это (как и за недостатки перевода) критике.

Р.Косолапов
1986--2001--2008.

 Предисловие

Уже с возникновением капиталистического способа производства дает себя знать стремление вновь устранить таковой и на его месте возвести более справедливый, более общественно полезный. То здесь, то тамраздавались по этому поводу голоса, только то были по большей части ограниченные слезные жалобы на существующее положение, сочетаемые с фантастическими мечтаниями об облике будущего общества, проектами, едва пригодными для того, чтобы внушить утешение и надежду бедному, измученному народу, которые, однако, не имели никакого иного значения и потому, как правило, вскоре улетучивались в царство забвения.

Лишь в новое время устремления, которые направлены на преобразование нынешнего способа производства, а значит, и нынешнего общества, обрели прочное основание и практическую точку опоры -- на страх всем врагам народа. Повсюду еще кое-какие мутные головы или же внедренные твари реакции ведут наглую игру с народом, с тем чтобы морочить его утопиями, однако знание пробивает среди трудящихся классов зримый путь, так что не столь уж далеким должно быть то время, когда и скромнейший пролетарий сам будет только сострадательно пожимать плечами по поводу трагикомических призрачных картин подобного рода. Будущее ныне имеет только научный социализм.

С появлением "Капитала" Карла Маркса современный социализм приобрел прочное основание, непобедимое оружие. Этот труд разрушил все оптимистические иллюзии, ибо доказал, что ни одно общество не может быть выдумано и создано по индивидуальным планам; в то же время он, с другой стороны, воодушевляет каждого ясномыслящего социал-демократа полнейшей уверенностью в победе, поскольку указывает, что капитализм таит в себе неизбежность социализма, или коммунизма, и что первый с естественной необходимостью и благодаря своим собственным законам должен развиться в последний.

"Капитал", хотя вышел лишь первый том, уже получил большое распространение, однако еще не стал в должной мере оружием трудового народа. Цена произведения, хотя она соответствует не только его внешним размерам, но и заключенной в нем гигантской работе, при том плачевном положении, в котором томятся рабочие, затруднительна для такого его распространения, которое представляется желательным. Кроме того, на пути к пониманию книги -- я, сам пролетарий, должен это отметить -- стоит необразованность народа. Правда, Маркс постарался писать настолько популярно, насколько это позволяла научность материала, но он исходил все же из такой образовательной подготовки, которая вследствие систематически проводимого оглупления народа не является всеобщей.

С целью сделать по меньшей мере существеннейшее из этого особо важного произведения ныне доступным рабочим по дешевой цене и облеченным в легкоусвояемые формы я использовал, помимо прочего, свой вынужденный досуг, с тем чтобы путем извлечений популяризировать "Капитал" (И.Мост проделал эту работу во время своего восьмимесячного ареста в Цвикау. -- Р.К.).

Многое я изложил дословно или только с незначительными изменениями, главным образом, чтобы избежать необщеупотребительных иностранных слов. Многое же я полагал обязательным выразить только суммарно, а отдельные положения, которые казались мне несущественными, обошел вовсе. Я неохотно брался цитировать многочисленные данные, которые характеризуют положение трудящихся классов в подробностях, к этому меня обязывал только вынужденный объем, из которого не должна выйти брошюра, призванная действовать агитаторски. Впрочем, каждый рабочий должен по собственному опыту знать, как обстоят дела на сей счет. Работу я расчленил более или менее произвольно, как мне представляется, ради большей легкоусвояемости.

Если предлагаемая брошюра откроет многим глаза, я достиг поставленной цели. В заключение я не могу снова не побудить всякого, кто имеет для этого средства, приобрести Марксов труд, подтверждая этим его существование.

Цвикау, октябрь 1873 г.

А теперь привет и рукопожатие читателям!


 Об авторе

Иоганн Йозеф МОСТ (1846--1906)

Немецкий социал-демократ, деятель германского рабочего движения. Родился в Аугсбурге. Получил специальность переплетчика; в качестве ремесленника объездил Германию, Австрию, Швейцарию и Италию. С 1860-х гг. участвовал в рабочем движении, выступал с газетными статьями. В 1876--1878 гг. редактировал социал-демократическую газету "Berliner Freie Presse". С 1874 по 1878 г. -- депутат социал-демократической фракции в рейхстаге. После введения "Закона о социалистах" осенью 1878 г. эмигрировал в Лондон, где издавал еженедельную газету "Freiheit" ("Свобода") на немецком языке, на страницах которой подвергал критике политику социал-демократической партии с анархистских позиций. На партийном съезде в Видене (20--23 августа 1880 г.) был исключен из германской социал-демократической партии как анархист. В 1882 г. эмигрировал в США, где продолжал издавать газету "Freiheit" и участвовать в анархистском движении.

Во время тюремного заключения в Цвикау в 1873 г. Иоганн Мост написал небольшую книгу, сделавшую его знаменитым среди немецких социалистов: "Капитал и труд", содержащую популярное изложение первого тома "Капитала" Карла Маркса, книги, которую Мост очень ценил, но считал, что таким научным языком обращаться к рабочим нельзя. Второе издание "Капитала и труда" было отредактировано Карлом Марксом лично, вместе с Фридрихом Энгельсом, хотя последний критически относился к взглядам Моста, который в то время солидаризировался с Евгением Дюрингом и просил на конгрессе социалистов не издавать "Анти-Дюринга" Энгельса. И хотя Маркс пожелал, чтобы его имя не указывалось на обложке книги, отредактированное им издание внесло немалый вклад в то, что монументальный труд Маркса "Капитал" стал популярным среди рабочих.


 О переводчике

Ричард Иванович КОСОЛАПОВ (род. в 1930 г.)

Известный советский философ, доктор философских наук, профессор Московского государственного университета им.М.В.Ломоносова. Родился в станице Новониколаевская Волгоградской области. Окончил философский факультет МГУ (1955). Работал в Брянском обкоме ВЛКСМ (1955--1958), в Армавирском педагогическом институте (1958--1959). После двухлетнего пребывания в аспирантуре преподавал на философском факультете МГУ (1961--1964), затем перешел в Институт экономики мировой социалистической системы. С 1966 по 1974 гг. работал в Отделе пропаганды ЦК КПСС. В 1974--1976 гг.-- первый заместитель главного редактора газеты "Правда"; в 1976--1986 гг. -- главный редактор журнала "Коммунист". Дважды избирался в ЦК КПСС (1976, 1981), в Верховный Совет СССР (1979, 1984).

В настоящее время Р.И.Косолапов ведет исследовательскую работу по трем направлениям: изучение проблемы стимулирования труда, обоснование необходимости, помимо материальных и духовных стимулов, также стимулов творческих; ступени обобществления труда и производства; социально-философское осмысление международных отношений. Он является одним из руководителей движения Российских ученых социалистической ориентации (РУСО). В 1997 г. он инициировал продолжение публикации Собрания сочинений И.В.Сталина, начатого Институтом Маркса--Энгельса--Ленина при ЦК ВКП(б) в 1946 г. и прерванного в 1951 г. после выхода 13-го тома сочинений. Были выпущены 14--18 тома Собрания сочинений И.В.Сталина, предисловие к которым написал Р.И.Косолапов.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце