URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Кокошин А.А. Проблемы обеспечения стратегической стабильности: Теоретические и прикладные вопросы
Id: 116200
 
539 руб.

Проблемы обеспечения стратегической стабильности: Теоретические и прикладные вопросы. Изд.2, перераб. и сущ. доп.

URSS. 2011. 464 с. Твердый переплет. ISBN 978-5-354-01378-4.

 Аннотация

Серия "Актуальные проблемы национальной и международной безопасности"

Редакционный совет серии:

д-р полит. наук, проф. С.А.Бабуркин; В.А.Веселов; канд. воен. наук, генерал-лейтенант в запасе В.П.Володин;

канд. техн. наук И.Н.Гарбар; д-р филос. наук Н.Н.Ефимов; д-р ист. наук, проф., генерал-майор в запасе В.А.Золотарев; А.В.Лисс; канд. ист. наук, проф. С.К.Ознобищев;

д-р воен. наук, генерал-майор С.Л.Печуров; генерал-полковник в запасе В.Я.Потапов;

д-р полит. наук, проф. А.Г.Савельев; генерал-полковник в отставке В.В.Скоков;

П.П.Скороспелов; академик РАН А.В.Торкунов; академик РАН А.О.Чубарьян

В своей работе бывший секретарь Совета безопасности РФ академик РАН и Российской академии ракетно-артиллерийских наук А.А.Кокошин рассматривает основные принципы и параметры стратегической стабильности в исторической перспективе и в современных условиях, анализирует парадоксы ядерного сдерживания, говорит о проблемах предотвращения случайного и несанкционированного применения ядерного оружия.

Автор уделяет внимание и воздействию на стратегическую стабильность неядерных вооружений, новых способов и форм ведения боевых действий, региональных и глобальных дисбалансов в силах и средствах общего назначения.

В работе представлено также видение автором некоторых мер по укреплению боевой устойчивости российских стратегических сил, по созданию их более эффективной структуры.

Публикация предназначена как для специалистов, так и для широкого круга читателей, в том числе для использования в учебном процессе в военных и гражданских вузах.


 Оглавление

Предисловие
Введение
1 На пути к определению стратегической стабильности
2 О принципах и параметрах стратегической стабильности
3 Проблемы обеспечения гарантированного ответного удара и демонстрации способности к нему
4 Вопросы предотвращения случайного и несанкционированного применения ядерного оружия
5 Задача предотвращения эскалационного доминирования
6 О тактических и оперативно-тактических ядерных боеприпасах
7 Ядерное сдерживание как комбинация "уязвимости -- неуязвимости"
8 Пример "асимметричного ответа" на "Стратегическую оборонную инициативу" Р.Рейгана как комплекса мер по обеспечению стратегической стабильности
9 Некоторые новейшие тенденции в развитии неядерных вооружений, формах и способах ведения боевых действий и их воздействие на стратегическую стабильность
10 Проблема нераспространения ядерного оружия, средств его доставки и расщепляющихся материалов. Угроза использования радиоактивных материалов и ядерных боезарядов террористическими организациями
11 Некоторые замечания по поводу "диадных" отношений РФ--США
12 Роль других ядерных держав -- членов Совета Безопасности ООН в определении формулы стратегической стабильности
13 Проблемы ограничения противолодочной борьбы
14 Роль дисбалансов на уровне сил общего назначения и обычных вооружений
15 Размышления о некоторых гипотетических мерах по совершенствованию структуры и состава российских СЯС и по укреплению их боевой устойчивости
16 О системе неядерного (предъядерного) сдерживания для России
Примечания
 Приложения
 1Видные отечественные и зарубежные творцы ядерного оружия, средств его доставки и имеющих к ним отношение технологий; военачальники, государственные деятели, ученые
 2Отечественные и зарубежные системы стратегических ядерных сил, ядерных средств тактического и оперативно-тактического назначения, средства ПВО, оборудование для испытаний и прочие технологии и системы
Список сокращений
Именной указатель

 Предисловие

Главным достоинством данной работы является ее комплексный и многоплановый характер, что необходимо для рассмотрения столь важной для обеспечения национальных интересов, национальной безопасности России темы.

Рассмотрение проблем стратегической стабильности невозможно без учета политических, политико-психологических, научно-технических и оперативно-стратегических факторов. Именно это и присутствует во всей полноте в данной монографии, издаваемой вторым, переработанным и существенно дополненным изданием.

В нашей стране основные положения теории стратегической стабильности с учетом всех этих вышеупомянутых факторов были сформулированы еще в 1980Не гг. А.А.Кокошиным и рядом других отечественных авторов как в индивидуальных, так и в коллективных работах, которыми руководил А.А.Кокошин. При этом теоретические положения, сформулированные А.А.Кокошиным, опирались на многие работы прикладного характера отечественных авторов, целых коллективов, работающих над военно-техническими и оперативно-стратегическими вопросами этой темы. В необходимой мере им были учтены и работы ряда зарубежных авторов, опубликованные в различных изданиях.

Надо отметить, что разработки проблем стратегической стабильности, в том числе с использованием математических методов, в США и некоторых других западных странах в открытом, не засекреченном варианте велись с 1950Нх гг. По этой теме было выпущено большое число серьезных научных монографий, трудов, десятки статей.

В нашей стране таких работ практически не было вплоть до начала 1980Нх гг. В исследованиях же закрытого порядка абсолютно доминировали разработки научно-технического и военно-технического плана; к тому же они по условиям секретности были доступны весьма ограниченному числу лиц даже из тех, кто имел то или иное отношение к созданию соответствующих систем вооружений.

Так что Кокошину и другим отечественным специалистам, работавшим в этой области (А.Г.Арбатову, С.А.Благоволину, А.А.Васильеву, М.И.Герасеву, В.В.Журкину, В.В.Ларионову, М.А.Мильштейну, А.Г.Савельеву, Л.С.Семейко, Г.А.Трофименко и др.), пришлось устранять разрыв, возникший между отечественными и зарубежными авторами, который отрицательно сказывался на рассмотрении этой комплексной, многоплановой работы, в том числе в сугубо практическом плане.

Вполне оправданным является то, что автор этой монографии рассматривает проблему обеспечения стратегической стабильности в контексте развития сил и средств общего назначения, обычных вооружений, появления новых форм и способов ведения вооруженной борьбы. Здесь Кокошин отмечает такую все более важную тенденцию, как "диспергирование" боевых порядков, ведение многоочаговых боевых действий, возрастание роли сил и средств тактической, оперативной и стратегической мобильности, радиоэлектронной борьбы (РЭБ). (Кокошин давно и оправданно ратует за создание особого рода войск в наших вооруженных силах для ведения РЭБ во всех ее формах, включая то, что иногда называют "кибервойнами".) Это все те тенденции, на которые пока явно недостаточно обращают внимание многие отечественные военачальники и специалисты. И в этих вопросах, хотя бы в наиболее обобщенном виде, должны ориентироваться политики, занимающиеся проблемами национальной безопасности. Эти тенденции весьма существенно влияют на решение практических задач обеспечения стратегической стабильности, значительно изменяя условия по сравнению с тем периодом, когда разрабатывались соответствующие международно-договорные ограничения.

Применительно к проблеме обеспечения стратегической стабильности на уровне сил и средств общего назначения, неядерных вооружений А.А.Кокошин еще в 1980Не гг. опубликовал ряд принципиально важных трудов -- прежде всего совместно с генералом В.В.Ларионовым, в свое время бывшим основным автором коллективного труда "Военная стратегия" под редакцией Маршала Советского Союза В.Д.Соколовского. В том числе А.А.Кокошиным и В.В.Ларионовым весьма детально была разработана формула "контрнаступательной обороны" для обеспечения стратегической стабильности на уровне сил и средств общего назначения. Она была отработана ими на примере Курской битвы 1943 г. Эта работа, опубликованная в СССР, затем была переведена и издана во многих странах, в том числе в США, Великобритании, Франции, ФРГ, и активно обсуждалась на различных форумах экспертов самого высокого уровня. Такого рода исследования не проводятся в нашей стране уже на протяжении многих лет.

Полномасштабный учет таких тенденций крайне важен при выработке подходов к ограничению и сокращению стратегических ядерных вооружений, ибо существует тесная связь между стратегической стабильностью в ее ядерном и неядерном выражении. Особенностью А.А.Кокошина является то, что он одновременно и теоретик, и практик в сфере обеспечения национальной безопасности, причем с богатым опытом "кризисного менеджмента". Находясь на постах первого заместителя министра обороны РФ, Государственного военного инспектора -- секретаря Совета обороны, затем секретаря Совета безопасности (СБ) РФ, А.А.Кокошин много и плодотворно работал над развитием целого ряда отечественных систем вооружений, в том числе стратегических ядерных вооружений, для обеспечения перспективы для российских стратегических ядерных сил (СЯС). Особенно весом его вклад в создание ракетного комплекса стратегического назначения "Тополь-М" ("Универсал"), который в наше время стал едва ли не главной системой отечественных стратегических ядерных сил сдерживания. Кокошин стоял и у истоков системы для морской составляющей отечественных СЯС -- системы "Борей" головного подводного ракетоносца "Юрий Долгорукий", который был заложен в его присутствии в 1996 г.

Исключительно важными были подготовленные А.А.Кокошиным (совместно с занимавшим в то время пост генерального директора "Роскосмоса" Ю.Н.Коптевым) решения по программе баллистических ракет для подводных лодок "Синева". Без этого решения наша морская составляющая СЯС (МСЯС) сегодня находилась бы в исключительно сложном положении. Данное решение, по оценкам специалистов, обеспечивает наличие в боевом составе МСЯС по крайней мере 256 боевых блоков на четырех РПЛСН проекта 667 БДРМ до 2025 г. Это решение, как и многие другие, принимавшиеся Кокошиным, у которого нашлись весьма влиятельные оппоненты, потребовало гражданского мужества и высокой компетенции в военно-стратегических и научно-технических проблемах большой степени сложности.

В течение ряда лет "команда Кокошина" последовательно и целенаправленно работала над снижением шумности наших атомных подводных лодок, которая десятилетиями была настоящим бичом нашего подводного флота, резко снижавшим реальные боевые возможности ВМФ, морской составляющей стратегических ядерных сил. В середине 1990Нх гг. эту проблему удалось решить, и наши новые атомные лодки вышли на уровень шумов, соизмеримых с биологическими шумами моря. Этим вопросом в "команде Кокошина" непосредственно занималась группа адмиралов и офицеров Главкомата ВМФ России во главе с заместителем главкома ВМФ адмиралом В.В.Гришановым.

Работая под непосредственным руководством Кокошина, адмирал В.В.Гришанов и ряд его подчиненных сыграли решающую роль в достройке тяжелого атомного ракетного крейсера (ТАРКР) "Петр Великий", одного из крупнейших и наиболее мощных надводных кораблей российского ВМФ. Как отмечает в своем труде капитан первого ранга В.М.Васильев, "вызывает восхищение деятельность лиц, ответственных за создание этого корабля, которые в столь тяжелое для страны время смогли добиться его достройки и ввода в строй".

Немногим известно, что А.А.Кокошин сыграл большую роль в сохранении и развитии ядерного оружейного комплекса России, действуя здесь совместно с такими начальниками Генерального штаба Вооруженных сил РФ, как генералы В.П.Дубынин и М.П.Колесников, с министром атомной промышленности В.Н.Михайловым, его заместителями Л.Д.Рябьевым, Ю.П.Тычковым, академиками Е.Н.Аврориным, Ю.А.Трутневым, Р.И.Илькаевым и др.

Вместе с начальником Генерального штаба Вооруженных сил РФ генералом армии М.П.Колесниковым Кокошин выступал против тех положений российско-американского Договора СНВ-2, которые противоречили интересам безопасности России. К сожалению, их позиция не была принята во внимание, когда готовился и подписывался этот договор.

Кокошин был категорически против превращения российской стратегической "триады" в "монаду" с оставлением в СЯС только одного наземного компонента, к чему призывали некоторые наши военачальники и влиятельные эксперты. Такая позиция Кокошина опиралась на глубокую проработку учеными, военными и гражданскими экспертами проблем обеспечения Россией стратегической стабильности.

Став в 1998 г. секретарем Совета безопасности РФ, Кокошин сумел закрепить этот курс на сохранение стратегической "триады", а следовательно, на обеспечение высокой степени боевой устойчивости наших СЯС. Были приняты соответствующие решения Совета безопасности РФ по ядерной политике нашей страны, которые позднее были конкретизированы в нескольких указах президента России. Это были стратегические решения, сохраняющие свою значимость и по сей день. При подготовке этих решений Кокошин опирался на большую экспертную работу созданной им специальной комиссии Совета безопасности РФ во главе с вице-президентом РАН академиком Н.Л.Лаверовым, которая рассмотрела разные варианты развития всего комплекса сил и средств ядерного сдерживания и соответствующих компонентов отечественной науки оборонно-промышленного комплекса, в том числе ядерного оружейного комплекса.

Заложенные Кокошиным подходы к выработке решений по ядерной политике России были реализованы в конце 1998 г., уже после его ухода с поста секретаря Совета безопасности РФ, в виде созданного распоряжением президента России Постоянного совещания по ядерному сдерживанию. Этот рабочий орган СБ РФ возглавил секретарь Совета безопасности РФ, а его решения, после их утверждения президентом РФ, становились обязательными для исполнения всеми федеральными органами исполнительной власти. Рабочую группу по подготовке решений Постоянного совещания по ядерному сдерживанию возглавил заместитель секретаря Совета безопасности РФ В.Я.Потапов, а вся черновая работа в структуре аппарата Совета безопасности РФ легла на Управление военной безопасности аппарата СБ РФ, которым руководил генерал-полковник В.И.Есин (он в 1994--1996 гг. был начальником Главного штаба Ракетных войск стратегического назначения (РВСН) -- первым заместителем главкома РВСН).

Постоянное совещание по ядерному сдерживанию, опираясь на глубокие проработки научного и экспертного сообщества России, занимающегося проблематикой стратегических наступательных и оборонительных вооружений, сумело в 1999--2001 гг. выработать основы ядерной политики России, которые стали фундаментом тех планов строительства ядерных сил России, которые ныне реализуются на практике.

Многое было сделано А.А.Кокошиным в 1990Не гг. и в области развития технологий для отечественной системы противоракетной обороны. В том, что эта система продолжает жить и развиваться, в немалой степени его заслуга. Знающие люди считают особенно важным, что при непосредственном участии Кокошина удалось сохранить в стране (а кое-где даже и улучшить) кооперационные цепочки по разработке и производству стратегических ядерных вооружений (включая ядерный оружейный комплекс), высокоточного оружия в обычном снаряжении, радиолокационных средств для нужд системы предупреждения о ракетном нападении и противоракетной обороны, космических аппаратов различного назначения (в том числе для первого эшелона системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН)) и др.

В 1994 г. Кокошиным как первым заместителем министра обороны РФ была заложена программа развития отечественной электроники специального и двойного назначения, которая по большинству направлений успешно реализовывалась и реализуется по сей день. Так, по этой программе был создан первый за последние 12--15 лет за пределами США высокопроизводительный микропроцессор "Эльбрус-3М" оригинальной отечественной архитектуры (приоритетность и оригинальность этого достижения нашла свое признание в профессиональных отечественных и зарубежных изданиях). Была разработана и рядная система электронно-вычислительной техники военного и двойного назначения -- программа "Багет", сыгравшая в определенный момент весьма важную роль для самых разнообразных систем вооружений для ВС РФ, инициаторами и основными идеологами которой были Е.П.Велихов и его ученики (и прежде всего академик РАН В.Б.Бетелин) из созданного в начале 1980Нх гг. Велиховым Отделения информатики Российской академии наук.

Через почти полтора десятка лет (в 2007 г.) А.А.Кокошин, Е.П.Велихов и В.Б.Бетелин, как отмечается в "Большой российской энциклопедии", выступили инициаторами формирования национальной программы суперкомпьютинга (высокопроизводительных вычислений для специального и общего назначения), направив соответствующий документ в Правительство России.

Известно, что в 2009 г. состоялось решение Совета безопасности РФ, на котором была определена стратегия развития суперкомпьютинга в РФ, и президентом России Д.А.Медведевым это направление было объявлено в числе наиболее приоритетных научно-технических задач для модернизации отечественной экономики и обеспечения обороноспособности России.

В современных условиях полезно вспомнить о том, как формировались принципы стратегической стабильности в предыдущие десятилетия "ядерного века", что и делает в своем труде академик Кокошин. Большое и теоретическое, и прикладное значение имеют разработки Кокошина относительно обеспечения стратегической стабильности применительно к различным "многоугольным" конфигурациям, состоящим из нескольких ядерных держав, находящихся в сложных, многоплановых отношениях друг с другом.

Первоначально он очертил эту проблему в своей монографии "Ядерные конфликты в XXI в.", которая привлекла большое внимание отечественных и зарубежных специалистов (вскоре эта монография была переведена на английский язык и издана Гарвардским университетом в США в 2003 г.). В этой монографии Кокошин в числе прочего развил предложенную им ранее формулу "предъядерного сдерживания" (неядерного) для Вооруженных сил РФ, для нашей политики национальной безопасности. На протяжении многих лет А.А.Кокошин (в качестве ученого, первого заместителя министра обороны, секретаря Совета обороны, секретаря Совета безопасности РФ) большое внимание уделяет вопросам создания в нашей стране системы предъядерного (неядерного) сдерживания на практике, развитию соответствующих ударных и обеспечивающих средств, отработки возможных сценариев для этого. Соответствующие разработки Кокошина неоднократно публиковались в открытой печати и были предметом его служебных записок. В данном труде Кокошина формула предъядерного (неядерного) сдерживания предстает в наиболее отточенном виде; она базируется на целом ряде других исследований и разработок автора, проведенных за последние 10--12 лет.

Весьма интересно предложение Кокошина в "многоугольных" ядерных конфигурациях последовательно рассматривать все "диадные" взаимоотношения с параллельным анализом того, как они воспринимаются другими ядерными акторами "многоугольника". Это, безусловно, очень серьезная, трудозатратная работа, которая должна быть проделана отечественными учеными, военными и гражданскими специалистами. Иначе мы не будем иметь собственной отвечающей нашим национальным интересам картины складывающейся мировой политико-военной и военно-стратегической обстановки, происходящих системно-структурных трансформаций в этой сфере. Не будем мы иметь и современной формулы обеспечения стратегической стабильности.

Большое прикладное значение имеют представленные в данной работе оценки Кокошиным проблем противолодочной борьбы.

Значение постановки задачи такого рода исследований по проблемам обеспечения стратегической стабильности на уровне сил и средств общего назначения, осуществленной Кокошиным в этой монографии, представляется очень важным и крайне актуальным. Ведь известно, что формулирование целей и задач исследования -- это половина решения самой задачи.

Специалисты знают, насколько велико значение опыта по формированию отечественной концепции и конкретных программ "асимметричного ответа" на программу "Стратегической оборонной инициативы" ("СОИ") президента США Р.Рейгана. Эта работа, как известно, была успешно проделана в 1980Не гг. в первую очередь "группой Велихова", в которой Кокошин был заместителем вице-президента АН СССР Е.П.Велихова, крупнейшего отечественного физика, курировавшего всю оборонную проблематику в советской Академии наук.

Представленная в данной монографии классификация мер по обеспечению национальной безопасности нашей страны и стратегической стабильности на основе опыта работы советских ученых и специалистов по проблеме "антиНСОИ" сама по себе заслуживает внимания.

Эта классификация представляет интерес и с научно-методологической точки зрении для тех, кто изучает проблемы обеспечения обороноспособности страны, стратегической стабильности.

Она важна и с точки зрения отработки конкретных программ, средств поражения и противодействия, технологий в современных условиях.

Работа, которую вела "группа Велихова" по формулированию данной концепции и соответствующих программ развития вооружений по "анти-СОИ", носила комплексный и междисциплинарный характер; в ней принимали участие физики, математики, специалисты по расчетным системам, политологи, юристы-международники, историки, профессиональные военные. Среди них выделялись видный инженер-ракетчик А.А.Васильев (сменивший А.А.Кокошина на посту заведующего отделом военно-политических исследований Института США и Канады АН СССР), генерал-лейтенант М.С.Виноградов, высокопрофессиональный физик С.Н.Родионов (Институт космических исследований АН СССР), математик и политолог В.М.Сергеев, специалист по космическим системам О.Ф.Прилуцкий (Институт космических исследований АН СССР) и др. С научной (и организационно-научной) точки зрения это был один из самых интересных опытов в истории отечественной Академии наук, который должен быть в максимально возможной степени востребован и в современных условиях.

Основная работа на "стыках" различных дисциплин при проведении многочисленных исследований в рамках работы "группы Велихова" легла прежде всего на плечи Кокошина, а также Васильева, обладавших как естественно-научными и инженерными, так и общественно-научными знаниями, а также навыками руководства сложными разнородными исследовательскими коллективами.

Данная работа была крайне интересным опытом междисциплинарного и системного рассмотрения одной из важнейших (если не наиважнейшей) для того времени проблемы национальной безопасности нашей страны и обеспечения международной безопасности в целом. Она имела как закрытую, так и открытую составляющие.

Наличие открытой, несекретной составляющей в работе такого рода было беспрецедентным для СССР. Это было сделано по инициативе Е.П.Велихова, поддержанной Генеральным секретарем ЦК КПСС Ю.В.Андроповым. Андропов понимал, как важно работать с политическими кругами США и других западных стран, с общественностью в целом, взаимодействуя с крупнейшими, авторитетнейшими западными учеными. Как человек, много лет возглавлявший КГБ СССР и очень много внимания уделявший внешней разведке, он, в отличие от многих других советских руководителей, довольно неплохо знал, что на Западе секретно, а что несекретно, видел, насколько уровень секретности в СССР превышал ее уровень в тех же США, что вредило многогранному рассмотрению многих оборонных проблем.

Возникновению несекретной части разработки концепции и задач для программ "асимметричного ответа" с нашей стороны на программу "СОИ" способствовало и то, что данная программа преимущественно была конгломератом научно-исследовательских работ (НИР), напрямую связанных с решением широкого спектра общефизических проблем, которые рассматривались в публикуемых научных статьях многих стран мира. Даже при наличии мощной поддержки сверху для Велихова и его коллег по данному проекту ведение таких работ было далеко не простой задачей -- в силу долголетней традиции сверхсекретности того, что делалось в нашей стране в области обороны, и благодаря тому, что для многих работников оборонной сферы это просто было ненужно и чревато многими проблемами -- раскрытием несостоятельности тех или иных расчетов и планов.

Так что Велихов, развивая разработку данной проблемы сразу по открытому и закрытому вариантам, наживал себе немало недоброжелателей, которые, как выяснилось позднее, не раз в разного рода закрытых документах за его спиной, мягко говоря, подвергали сомнению целесообразность его деятельности в этой области. От Велихова и членов его "команды" потребовалось немалое мужество и искусство, чтобы продолжать крайне важную работу по обоим направлениям -- особенно от тех, кто одновременно занимался и открытой, и закрытой составляющими этого масштабного и многопланового проекта.

Профессор, кандидат исторических наук С.К.Ознобищев

Генерал-полковник в запасе В.Я.Потапов, бывший заместитель секретаря Совета безопасности РФ

Генерал-лейтенант в запасе В.П.Володин, бывший начальник Научно-технического комитета Генерального штаба Вооруженных сил РФ

 Об авторе

Андрей Афанасьевич КОКОШИН

Выпускник МВТУ (ныне МГТУ) им. Н.Э. Баумана по специальности "радиоэлектроника", доктор исторических наук, действительный член Российской академии наук, член Российской академии ракетно-артиллерийских наук, Академии общественных наук. Занимал посты первого заместителя министра обороны РФ, секретаря Совета обороны, секретаря Совета безопасности, и. о. вице-президента РАН. В настоящее время -- депутат Государственной Думы Федерального Собрания РФ.

А.А. Кокошин курировал создание многих новейших систем вооружений, программы технологий военного, двойного и гражданского назначения. Среди них -- межконтинентальная баллистическая ракета "Тополь-М", программа развития средств вычислительной техники военного назначения "Интеграция-СВТ", малошумные многоцелевые атомные подводные лодки, высокоточное дальнобойное оружие в обычном снаряжении и др.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце