URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Томашевский Б.В. Стилистика
Id: 115845
 
296 руб.

Стилистика. Изд.3

URSS. 2010. 288 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-01454-0.

 Аннотация

Настоящее учебное пособие представляет собой работу выдающегося советского филолога Б.В.Томашевского (1890--1957), в которой систематически изложены основные проблемы стилистики художественной литературы --- одного из наиболее сложных разделов филологии. Автор рассматривает стилистику художественной литературы как составную часть поэтики, а стиль --- как художественное средство воплощения авторского замысла. В начале книги излагается история становления русского литературного языка --- от начала письменности до языка Н.В.Гоголя.

Пособие предназначено для студентов филологических факультетов, учителей средней школы, а также всех, кто интересуется проблемами стилистики.


 Содержание

Введение
 Форма и содержание; Значение слова "стиль"; Нормативная стилистика
I.  Становление русского литературного языка
 От начала письменности до конца XVII в.; Вопросы языка в XVIII в.; Вопросы языка у шишковистов и карамзинистов; Язык Пушкина; Язык Гоголя
II.  Лексика
 Вводные замечания; Славянизмы; Стилистические функции славянизмов; Историзмы и архаизмы; Варваризмы; Стилистические функции варваризмов; Разговорный язык: диалектизмы, просторечие, арго; Сказ; Народно-поэтическая лексика; Неологизмы
III.  Тропы
 Вводные замечания; Эпитет; Сравнение; Метафора; Метонимия; Перифраз; Переносы значения; Гипербола; Ирония
IV.  Фразеология
 Идиоматика; Иностранные речения
V.  Поэтический синтаксис
 Логическая и грамматическая связь речи; Интонация; Анаколуф; Эллипсис; Инверсивные формы; Параллелизм; Риторические обороты; Несобственно-прямая речь
Муратов Л.Б. Проблемы стилистики в научном наследии Б.В.Томашевского

 Из введения


Форма и содержание

Практика показывает, что при анализе художественного произведения очень часто камнем преткновения является анализ стиля. По большей части эти затруднения возникают из ошибочных, предвзятых представлений о методах изучения стилистических явлений. Большой ошибкой является распространенное убеждение, что мысль и ее выражение можно изучать независимо друг от друга. Между тем мысль мы узнаем только из словесного ее выражения; равно и выражение есть прежде всего средство передачи мысли.

Нельзя рассматривать художественную форму только как оболочку, заключающую в себе самостоятельно существующее содержание. Соотношение формы и содержания в художественном произведении нельзя уподоблять соотношению сосуда и содержимого (стакана и вина), как это иногда делается. Сосуд может существовать без содержимого и сам по себе представлять произведение искусства. Содержимое может быть перелито из одного сосуда в другой. Между тем если отнять у мысли ту форму выражения, в которую эта мысль облекается, то вообще может получиться нечто совсем иное. В поисках эквивалентной формы для одного содержания люди весьма ограничены в средствах (например, в практике переводов с одного языка на другой). Так, если одну и ту же идею (например, изобличение какого-нибудь общественного явления или порока) воплотить в публицистическую статью, драму или картину, то получатся произведения существенно различные, и не по одной форме.

Всё это необходимо учитывать для того, чтобы вскрыть истинный и полный смысл формулы "единство формы и содержания". Для некоторых, например для сторонников теории "сосуда и содержимого", единство формы и содержания сводится к желательности выбора для определенного и завершенного содержания приличествующей формы, т.е. чего-то вроде хорошей сервировки (чтобы пиво пили из кружек, а не из рюмок, и рейнское вино из цветных стеклянных бокалов). Другие видят единство в том, чтобы произведение было написано хорошим языком и изобиловало яркими, запоминающимися и типичными сценами, т.е. чтобы форма содействовала "доходчивости" содержания.

В действительности единство формы и содержания вовсе не есть только одно из требований хорошего произведения, без которого в крайнем случае можно и обойтись (когда содержание и без того достаточно ценно и к нему в случае неопытности автора может "приделать" соответствующую форму редактор). Единство формы и содержания есть одно из неотъемлемых свойств художественного произведения, не зависимое от желания и опытности автора. Разграничить форму и содержание в произведении невозможно. Форма и содержание -- два аспекта неделимого целого, два полюса, между которыми располагаются все взаимно обусловленные элементы произведения.

По отношению к произведениям литературы вопрос о соотношении формы и содержания не является просто частным случаем общефилософского или эстетического вопроса о форме и содержании, так как взаимосвязь мысли и ее словесного выражения имеет свои особенности, не только сужающие, но и совершенно видоизменяющие постановку вопроса. Это -- не частный случай, а особый случай.

С вопросами стиля приходится встречаться далеко не только в художественных произведениях. Всякая речь обладает своим стилем. При изучении явлений художественной литературы проблема стиля приобретает особую значительность, так как самый стиль становится художественным средством воплощения замысла автора. При изучении научного произведения вопросы стиля, если он удовлетворяет простейшим условиям ясности, не имеют никакого существенного значения. Но когда мы имеем дело с художественным произведением, то никак не можем обойти вопросы стиля.

Значение слова "стиль"

Стилистика занимает промежуточное положение между науками лингвистическими и литературоведческими.

Для языкознания познание языка есть некая самоцель. Как при всяком аналитическом изучении, объект как бы рассекается абстракцией, анатомируется и отдельно рассматривается тот или другой элемент, который в реальности неотделим от остальных элементов. Только путем научной абстракции мы можем изолировать этот элемент. Языкознание изолирует язык от содержания высказывания. Содержание высказывания учитывается, но только как некое свойство самого выражения, как значение речи, слова, предложения.

Для литературоведа, конечно, в первую очередь важен замысел, смысл. Он с этой стороны подходит к языку и для него язык важен только как выражение данной мысли. К одному и тому же явлению -- к языку литературного произведения -- языкознание и литературоведение подходят с разных сторон. Конечно, ни одно выражение нельзя изучить, не учитывая мысли, но изучается в языкознании именно выражение. Сделанное нами разграничение условно: сказать точно, к какой дисциплине относятся отдельные стилистические вопросы -- к языкознанию или к литературоведению, -- очень трудно. Стилистика является связующей дисциплиной между языкознанием и литературоведением. Нас будут интересовать вопросы стиля с точки зрения литературоведения с учетом интересов того, кто изучает историю литературы.

Итак, предметом нашего изучения является стиль. Но самое понятие стиля -- понятие сложное и многообразное. Поэтому прежде всего следует разобраться в том, какими значениями обладает слово "стиль", какие из этих значений существенны для нашего изучения.

В "Толковом словаре русского языка" (1935--1940) под редакцией Д.Н.Ушакова отмечено четыре значения слова "стиль". Первое значение: "Совокупность художественных средств, характерных для произведений искусства какого-нибудь художника, эпохи или нации". Примеры: "Архитектурные стили. Готический стиль. Мавританский стиль. Музыкальные стили 19 в. Русский стиль в архитектуре. Стиль модерн". Это -- словосочетания, в которых слово "стиль" фигурирует в этом первом значении. Первое значение слова самое широкое: совокупность художественных средств, характерных для того или иного произведения, общая система художественных средств. Впрочем, ни в определении, ни в примерах литература среди прочих искусств не упоминается.

Второе значение (это значение, по-видимому, ближе всего к тому, с чем нам придется иметь дело): "Система языковых средств и идей, характерных для того или иного литературного произведения, жанра, автора или литературного направления". Примеры: "Стиль Гоголя. Романтический стиль. Прозаический стиль. Поэтический стиль. Газетный стиль. Стиль фельетона". В этом значении имеется еще подразделение, т.е. некоторый оттенок значения, который, в общем примыкая к основному значению, несколько от него отличается, не составляя самостоятельного значения: "Способ, манера словесного выражения мыслей". Примеры: "Бледный стиль. Возвышенный стиль. Лаконический стиль"."

После этого следует третье значение, которое предваряется условным обозначением "переносно": это обозначение свидетельствует о том, что имеется в виду не самостоятельное значение слова, а перенос предшествующего значения по аналогии на другие явления. Это переносное значение определяется так: "Характерная манера поведения, метод деятельности, совокупность приемов какой-нибудь работы". Примеры: "Ленинский стиль в работе. Это не в ее стиле".

Вот особое значение, которое прилагается и не к художественному произведению, и не к явлениям языка, но в общем дает то же отношение к предметам, какое мы наблюдали в первом и втором значениях слова "стиль" по отношению к художественным произведениям и к языку.

И четвертое значение, которое к художественным произведениям и языку вовсе отношения не имеет и которое обозначено здесь как способ летосчисления. Примеры: "Старый стиль. Новый стиль".

Приведенные значения слова "стиль" должны помочь нам разрешить следующий вопрос: значения ли это одного слова или разные слова? Дело в том, что в словарной работе не всегда легко можно отличить совокупность разных значений одного слова от так называемых омонимов, т.е. разных по существу слов, обладающих только внешним звуковым и морфологическим сходством.

Омонимы бывают двух родов. Один род омонимов -- когда слова разного происхождения случайно совпадают в своем фонетическом и морфологическом облике. Возьмем, например, два значения слова кран: кран водопроводный и кран, которым поднимают тяжести. Это, конечно, разные слова, которые случайно совпали в одном облике. Или слово брак: брак как супружество, брак в производстве; есть еще другие значения слова брак, например, порода собак (лягавая). Это слова разного происхождения.

Бывают омонимы другого рода -- когда разные значения одного слова с течением времени настолько расходятся, что уже можно говорить о разных словах. Когда-то где-то было одно слово брань, а потом разные значения его разошлись и получилось слово брань -- ругань ("брань на вороту не виснет") и другое слово брань -- сражение, война ("на поле брани"). Это слова, разошедшиеся в историческом своем развитии, и вместо одного слова получилось уже два слова -- омонимы. Этот процесс совершается очень медленно, на протяжении веков. Возьмем слово глава: глава правительства и глава книги. Омонимы это или разные значения одного слова? Это уже омонимы, так как значения настолько далеко отошли одно от другого, что мы потеряли сознание общности их. А ведь происходят они от одного и того же слова глава в значении голова. Это подтверждается тем, что и на других языках глава книги называется словом, общим со словом голова (по-латински: caput -- голова человека и глава книги). А глава государства -- это выражение пошло от переносного значения слова голова с выдвижением на первый план оттенка значения этого слова: "нечто возглавляющее", "главное" (кстати, главный тоже идет от слова голова, так же как мы говорим головной -- идущий впереди). В дореволюционный период была должность "городской голова": вряд ли мы признаем это слово за то же самое, что голова в значении анатомическом. Это омонимы, разошедшиеся в своем значении слова.

Границу между разными значениями и омонимикой подчас трудно провести. Составители словарей очень часто затрудняются в решении вопроса: считать ли разные значения принадлежащими одному слову или разным омонимам. В словарном отношении это не такой простой вопрос. Существует целый ряд признаков, по которым можно отличать разные значения от разных слов (словопроизводство, управление, видовые формы глагола и т.п.), и эти признаки имеют большое практическое значение для составителей словарей. Но основное, конечно, это -- языковое значение. Поскольку слова являются средством общения, то их прежде всего надо расценивать как орудие нашей речи и нашего мышления. Если в системе нашего мышления значения слова разошлись, разорвались, -- это омонимы; если не разошлись, то это разные значения одного слова.

Спрашивается, в слове "стиль" первые три значения -- омонимы или разные значения одного слова? Мы скажем, что это разные значения одного слова, потому что у нас присутствует сознание чего-то общего в их значении, а именно значения "своеобразия". Под стилем мы всегда понимаем некое своеобразие. Будет ли это своеобразие художественное, будет ли это своеобразие языковых средств или в переносном значении -- своеобразие человеческого поведения, -- всё равно, своеобразие -- это первый признак значения слова стиль. Поэтому все три значения мы можем рассматривать как оттенки или отдельные значения общего единого слова.

Из этих трех значений слова стиль для нас, конечно, наиболее важно второе. Литературоведу приходится очень часто иметь дело и с первым значением, но это будет за пределам" сравнительно узкой области чисто стилистических изучений. Первое значение -- общая система искусства -- очень важный исторический критерий. Мы должны уметь относить произведение к той или другой исторической системе. Всякое изучение должно быть исторично; нельзя изолировать изучаемое произведение от той среды, в которой оно возникло, а эта среда сама по себе всегда отличается неким своеобразием.

Для нас не безразлично при анализе, берем ли мы произведение XVIII в. (Ломоносова или Сумарокова), или произведение, написанное на пороге XVIII--XIX вв. (например, Карамзина), или произведение 20-х годов XIX в. (например, какую-нибудь раннюю поэму Пушкина, хотя бы "Кавказский пленник"), или произведение середины XIX в., или второй половины XIX в. (какой-нибудь роман Л.Толстого), или мы возьмем современное произведение. Для нас не безразлично, как анализировать то или другое произведение, потому что прежде всего мы должны соотнести данное произведение с литературной и исторической средой, и только тогда мы можем приступить к его разбору. При изучении стиля в узком смысле этого слова мы должны решать вопросы стиля в широком смысле слова.

Однако нас интересует слово "стиль" прежде всего во втором значении его, т.е. тогда, когда оно связано с языком. Своеобразие языкового выражения -- вот предмет нашего изучения. Но такое общее определение недостаточно для уточнения предмета изучения, потому что на самом деле стилистика рассматривает разные явления стиля, и самый стиль, являющийся предметом стилистического изучения в узком языковом смысле, может рассматриваться с разных точек зрения. Эти разные понимания слова "стиль" можно определить следующим образом...


 Об авторе

Борис Викторович ТОМАШЕВСКИЙ (1890--1957)

Профессор Ленинградского государственного университета
Основоположник советской школы текстологии

Выдающийся филолог, один из основоположников советской школы текстологии. Родился в Петербурге. Окончил Льежский университет (1912) с дипломом инженера-электрика; в 1908--1912 гг. изучал французскую литературу, слушал лекции в Сорбонне (Париж). В 1915--1918 гг. воевал на австрийском фронте; после окончания войны служил в Москве чиновником статистических отделов различных учреждений. Переехав в 1921 г. в Петроград, стал сотрудником Института русской литературы (Пушкинский дом), где работал до конца жизни. С 1924 г. преподавал на кафедре русской литературы Ленинградского государственного университета; с 1942 г. -- профессор. В 1946 г. возглавил рукописный отдел Пушкинского дома, а в 1957 г. -- сектор пушкиноведения. За монографию о Пушкине был посмертно удостоен премии им.В.Г.Белинского АН СССР.

В круг научных интересов Б.В.Томашевского входили творчество А.С.Пушкина, французская поэзия, русская классическая литература, проблемы текстологии, стиховедения, стилистики и лексикологии, а также теории литературы в целом. Он принимал активное участие в подготовке и редактировании академических изданий сочинений Ф.М.Достоевского, А.Н.Островского, избранных текстов А.П.Чехова, полного академического собрания сочинений Пушкина (1937--1949); участвовал в составлении словаря языка Пушкина и издании пушкинских томов "Литературного наследства". Его важнейшими научными заслугами являются разработка принципов текстологии как особой литературоведческой дисциплины и применение этих принципов на практике, введение и осмысление обширного нового материала в пушкинистику, разработка систематического курса поэтики и создание для этого курса учебного пособия. Труды Б.В.Томашевского, многие из которых переведены на иностранные языки, оказали влияние на формирование ряда известных пушкинистов, текстологов и стиховедов и на развитие филологической науки в целом.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце