URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Столетов А.Г. Ньютон, Гельмгольц, Ковалевская: Избранные работы по истории науки (Леонардо да-Винчи и М.П. Авенариус)
Id: 115291
 
169 руб.

Ньютон, Гельмгольц, Ковалевская: Избранные работы по истории науки (Леонардо да-Винчи и М.П. Авенариус)

URSS. 2010. 176 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-01435-9. Уценка. Состояние: 5-. Блок текста: 5. Обложка: 4+.

 Аннотация

Вниманию читателей предлагается книга крупнейшего русского физика А.Г.Столетова (1839--1896), в которую вошли написанные им историко-биографические очерки о выдающихся ученых. Перед читателем пройдут художественно очерченные образы великих естествоиспытателей Леонардо да Винчи, Исаака Ньютона, Германа Гельмгольца, математика Софьи Ковалевской, физика Михаила Авенариуса. В книге также содержатся доклады автора об эфире и электричестве и об организации физических лабораторий. В начале книги приведена биография А.Г.Столетова, написанная его другом, выдающимся отечественным биологом К.А.Тимирязевым.

Книга адресована физикам, историкам и методологам науки, а также широкому кругу заинтересованных читателей.


 Содержание

Александр Григорьевич Столетов. Биографический очерк
Эфир и электричество
Физические лаборатории у нас и за границей
Ньютон как физик
Гельмгольц и современная физика
Софья Васильевна Ковалевская
Леонардо да-Винчи как естествоиспытатель
М.П.Авенариус

 Александр Григорьевич СТОЛЕТОВ


ИЗ БИОГРАФИЧЕСКОГО ОЧЕРКА

(Родился в 1839 г., умер в 1896 г.)

В ночь с 14 на 15 мая, когда по улицам Москвы шумно расходились веселые толпы народа и один за другим потухали огни иллюминации, в стенах университета угасала жизнь одного из преданнейших и незаменимых его деятелей -- профессора А.Г.Столетова.

Вся эта жизнь была бескорыстным служением русской науке и университету -- для того, чтобы в результате привести к ряду горьких разочарований. "В сентябре меня уже не будет в университете", -- были последние, как бы прощальные слова, которые я слышал от него за несколько дней до его неожиданной смерти, как громом поразившей не только его друзей, но и всех, кто в состоянии был оценить значение его университетской деятельности. Ни он, ни я не подозревали, конечно, в эту минуту, что не через несколько месяцев, а через несколько дней его уже не будет не только в университете, но и в живых -- как будто ему уже не достало сил привести в исполнение свое намерение, как будто ему легче было расстаться с жизнью, чем с этим университетом; на который была растрачена вся его жизненная энергия...

Александр Григорьевич Столетов родился во Владимире (на Клязьме) в 1839 году. Происходил он от старинного новгородского купеческого рода, выселенного во Владимир после падения Новгорода. Картину мирной, патриархальной жизни, среди которой протекало его детство, он сам сохранил в детски наивных, безыскусственных дневниках, которые вел с девятилетнего возраста. На каждой странице этих дневников проглядывает глубокая привязанность к семье, в особенности к матери, которая, повидимому, имела главное влияние на его воспитание, и к родному Владимиру. Эти привязанности А.Г. сохранил на всю жизнь, до последних лет, не упуская почти ни одних вакаций, чтобы не навестить свою престарелую мать (скончавшуюся 82 лет в 1889 г.).

Благодаря этим дневникам является возможность изо дня в день, за целые годы, следить за всеми маленькими событиями (до недоразумений с кошкой включительно) и маленькими радостями в жизни их автора, и за все это время приходится отметить только одну маленькую ссору со старшим братом, но и здесь, как и во всех житейских столкновениях в зрелом возрасте, право было на его стороне: брат хотел нарушить его авторскую скромность и прочесть вслух тщательно скрываемые им стихи. Один товарищ детства А.Г. мог резюмировать свои воспоминания о нем одной фразой: "Это был очаровательный ребенок". Из того факта, что девятилетний мальчик, для своего личного удовольствия и скрывая от взрослых, писал стихи, а также на основании прекрасного, простого и правильного слога дневников видно, как рано А.Г. овладел родной речью, о чистоте и красоте которой так заботился всю свою жизнь, испытывая почти нервное раздражение при встрече с небрежным к ней отношением. Читать он научился самоучкой, когда ему еще не было пяти лет. Благодаря заботам старшего своего брата Николая (будущего шипкинского героя Николая Григорьевича) в раннем возрасте он уже свободно владел и французским языком.

Но в чем же заключались первые его радости, что же привлекало внимание ребенка? С первых же страниц они вращаются около книг, особенно иллюстрированных. Не знаю, согласятся ли со мной присяжные педагоги, но, наблюдая за детьми, я всегда приходил к заключению, что отношение к картинкам едва ли не лучшее мерило умственного развития ребенка. Присмотритесь, как он перелистывает страницы какой-нибудь старой иллюстрации, и вы получите гораздо более ясное понятие о том, насколько в нем проснулась собственная мысль, чем выслушивая, как он, с чужого голоса, отбарабанивает басни или рапортует оставляющий его совершенно безучастным урок грамматики. Томы "Musee des familes" и в особенности "Живописное Обозрение", получаемое из библиотеки одного знакомого, вот первые радости, первые впечатления, которые ребенок заносит на страницы своего дневника. Даже в последние свои годы А.Г. говаривал в шутку своим родным: "Хоть бы на Сухаревке отыскать эти номера "Живописного Обозрения", которые доставляли мне такое наслаждение". Однообразное течение жизни порой нарушалось и более крупными событиями, каковы: приезд в город зверинца или прогулки "за Лыбедью"; обстоятельному описанию того или другого посвящаются целые страницы, в которых сказывается неподдельная любовь к живой природе. Но рядом с этими, более или менее обычными вкусами в ребенке как будто уже проглядывает будущий физик. "Сегодня утром забавлялся, взвешивая у маменьки на весах разные вещи", -- читаем мы в одном месте дневника, а в другом упоминается, как с одним товарищем он мастерил какие-то часы из свинца. Только раз, на первых же страницах дневника, девятилетний мальчик заносит очевидно поразившее его известие из далекого мира, который, он и не подозревал, на всю жизнь сделается его миром, -- из мира университетского. "Был сегодня у нас полицеймейстер, -- пишет он, -- и рассказывал, что в Московском университете 50 студентов разжаловали в солдаты". Это был грозный сорок восьмой год. При той подробности, которой отличается дневник, поражает почти полное отсутствие первых школьных, гимназических воспоминаний; все ограничивается упоминанием об экзаменах с неизменным припевом: "получил пять баллов". Музыкальные успехи сестры Вареньки волновали маленького гимназиста более, чем собственные уроки. Повидимому, он сам начал учиться музыке самоучкой и тайком пока его не захватил врасплох учитель сестры, похваливший его за сделанные успехи. В позднейшие годы музыка была чуть не единственным развлечением, которое он себе позволял в качестве отдыха от усиленных умственных занятий.

Какое влияние оказала на него гимназия, кто были его учителя, к сожалению, мы почти не знаем. По рассказам его родственников, он уже тогда обнаруживал страсть к физике, воспроизводя перед домашними, какие только мог, физические опыты, виденные в гимназии, при помощи самодельных инструментов. Учителем математики и физики был Бодров, человек, по отзывам знавших его, весьма талантливый, но наибольшим влиянием пользовался учитель истории и географии А.Н.Шемякин, у которого он нередко бывал, получал от него книги и сохранил о нем самое теплое воспоминание. Но еще более плодотворно повлиял на развитие мальчика учитель местного духовного училища И.Г.Соколов, человек, несомненно, замечательных способностей, как можно заключить на основании следующего обстоятельства. Во Владимире жил врач, который, благодаря многочисленной практике, не успевал следить за своей наукой, и вот этот Соколов, несмотря на свое исключительно семинарское образование, взялся читать за него медицинские книги и сообщать ему новости по его специальности. Соколов, очевидно, привил А.Г. любовь к природе; с ним он делал экскурсии и по его указаниям, еще в гимназии, собрал довольно большой гербарий...


 Об авторе

Александр Григорьевич СТОЛЕТОВ (1839--1896)

Выдающийся русский физик и электротехник, педагог и организатор науки. Родился во Владимире, в купеческой семье. В 1860 г. окончил физико-математический факультет Московского университета и был оставлен для подготовки к профессорскому званию. В 1862--1866 гг. работал за границей под руководством Г.Магнуса, Г.Кирхгофа и В.Вебера. После возвращения из заграничной командировки работал в Московском университете; в 1869 г. защитил магистерскую диссертацию, в 1872 г. -- докторскую. В 1873 г. получил звание ординарного профессора Московского университета. Основатель первой в России учебно-исследовательской физической лаборатории.

Научные работы А.Г.Столетова были посвящены электромагнетизму, оптике, молекулярной физике, философским вопросам науки. В докторской диссертации "Исследования функции намагничивания мягкого железа" он впервые показал, что при увеличении намагничивающего поля магнитная восприимчивость железа вначале возрастает, а затем уменьшается, проходя через максимум. Впервые снял кривую магнитной проницаемости ферромагнетика (кривая Столетова). В 1888--1890 гг. выполнил цикл работ по исследованию явления внешнего фотоэффекта, обнаруженного Г.Герцем в 1887 г. Проведя серию оригинальных экспериментов, открыл первый закон фотоэффекта, согласно которому сила фототока прямо пропорциональна интенсивности падающего света. Этот закон послужил основой при создании первого фотоэлемента -- прототипа современных фотоэлементов, применяющихся в телевидении, кино и других областях техники.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце