URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Конопкин О.А. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ механизмы регуляции ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Id: 113801
 
349 руб.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ механизмы регуляции ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. Изд.2, испр. и доп.

URSS. 2011. 320 с. Твердый переплет. ISBN 978-5-9710-0321-2.

 Аннотация

Настоящая книга включает в себя основные труды известного отечественного психолога О.А.Конопкина, отражающие результаты его многолетних фундаментальных исследований. Представлена разработанная им нормативная модель осознанного регулирования, обеспечивающего достижение максимальной эффективности деятельности относительно принятой субъектом цели; раскрываются закономерности осознанной регуляции. Данное издание включает в себя не только широко известную монографию О.А.Конопкина, впервые вышедшую в 1980 г., но и его обобщающие работы последних лет жизни, в которых очерчиваются перспективы дальнейшего исследования феномена саморегуляции.

Книга адресована психологам, психофизиологам, а также работникам различных специальностей, решающим практические задачи проектирования и оптимизации деятельности человека.


 Оглавление

Предисловие. О идеях и личности О.А.Конопкина (В.И.Моросанова)
Введение
1 Проблема осознанного регулирования деятельности. Предмет и задачи исследования
2 Темп поступления сигналов и скорость приема информации
 1.Темп предъявления сигналов как фактор скорости приема информации
 2.Психологический аспект анализа влияния темпа на скорость приема информации
 3.Ложная информация о темпе. Предварительное программирование как фактор скорости приема информации
 4.Речевое и "первосигнальное" предупреждение о темпе. Роль сознательной оценки условий деятельности
 5.Самостоятельное ознакомление с темповыми условиями. Стратегия деятельности как психологический феномен ее программирования. Субъективная модель условий деятельности -- функциональное звено целенаправленного регулирования
 6.Внезапное изменение темповых условий. Необеспеченность деятельности нужной программой. Субъективная модель условий деятельности и самопрограммирование
 7.Влияние темпа на скорость приема информации при разновероятных сигналах. Субъективная иерархия сигналов и программирование /деятельности
3 Регулирование деятельности в условиях временной неопределенности событий и в условиях отсутствия информации о необходимой продолжительности работы
 1.Временная неопределенность значимых событий и осознанное регулирование деятельности оператора
  1.1.Временная неопределенность событий как фактор напряженности ожидания и деятельности оператора в целом
  1.2.Преодоление оператором временной неопределенности событий. Субъективная модель условий и упреждающее программирование действий. "Физиологический" и "интеллектуальный" уровни ожидания
  1.3.Экспериментальное исследование влияния временной неопределенности альтернативных сигналов на прием информации
 2.Продолжительность работы и ее учет в процессе произвольной регуляции деятельности
  2.1.Информация о продолжительности работы как компонент субъективной модели условий деятельности. Методика
  2.2.Информация о результатах деятельности и система критериев успеха как функциональные звенья системы саморегуляции
4 Учет вероятностных характеристик среды в произвольной регуляции сенсомоторного реагирования
 1.Вероятность сигналов как условие приема информации, детерминирующее время реакций
 2.Роль субъективной модели вероятностных характеристик сигналов в регуляции скорости приема информации. Прогноз изменений вероятностных характеристик сигнальной последовательности и упреждающее программирование реакций
 3.Субъективная модель статистических характеристик случайной сигнальной последовательности и осознанное программирование действий
  3.1.Регуляторный аспект ситуации принятия решения в условиях стимульной неопределенности
  3.2.Отражение статистических характеристик среды и прогноз событий при специальном вероятностном обучении
  3.3.Ретроспективная сознательная оценка непроизвольно отраженных статистических параметров среды. Обобщенное осознанное оценивание статистических параметров среды как компонент непрерывной напряженной деятельности
  3.4.Отношение между субъективной моделью сигнальной последовательности, прогнозированием событий и упреждающим программированием ответных действий
5 Действенность психологического уровня регуляции в детерминации скорости простых сенсомоторных реакций
 1.Осознанное регулирование простых реакций и феномен рефрактерности
  1.1.Психологический рефрактерный период. Основные подходы к объяснению рефрактерности
  1.2.Субъективная иерархия условий деятельности и реконструкция субъектом заданной цели
  1.3.Временная неопределенность сигнала как условие, учитываемое при регуляции деятельности
  1.4.Учет субъективной вероятности появления сигнала при выборе программы действий. Оперативная смена программ в ходе деятельности
  1.5.Контроль за скоростью реакций. Информация о результатах, критерии успеха
 2.Зависимость времени реакций от интенсивности стимула и саморегуляции деятельности
  2.1."Закон силы", его универсальность, условия его ограничения
  2.2.Зависимость проявления "закона силы" от субъективной настройки на максимальную скорость реакций и от информации о порядке чередования сигналов разной интенсивности. Методика
  2.3.Субъективная неравноценность сигналов и наличие "блока" оценки скорости реакций как предпосылки ограничения "закона силы"
 3.Зависимость скорости простой сенсомоторной реакции от особенностей системы произвольного регулирования
6 Функциональная структура системы осознанного регулирования деятельности
 1.Предварительные замечания
 2.Функциональная структура процесса саморегуляции
  2.1.Цель и самопрограммирование деятельности
  2.2.Функциональный блок программирования исполнительных действий
  2.3.Оценка результатов как функциональный блок системы саморегуляции
  2.4.Корректирование системы саморегуляции
 3.Возможность целенаправленных влияний на результаты деятельности
Литература
Приложение 1. Структурно-функциональный и содержательно-психологический аспекты осознанной саморегуляции
Приложение 2. Участие эмоций в осознанной регуляции целенаправленной активности человека
Приложение 3. Осознанная саморегуляция как критерий субъектности
Приложение 4. Общая способность к саморегуляции как фактор субъектного развития
Приложение 5. Психическая саморегуляция произвольной активности человека (структурно-функциональный аспект)

 Предисловие О идеях и личности О.А.Конопкина

Книга, которую вы держите сейчас в руках, содержит наиболее значимые труды выдающегося российского ученого -- Олега Александровича Конопкина, масштабность работ которого еще предстоит осмыслить психологическому сообществу.

Олег Александрович Конопкин (1931--2008), доктор психологических наук, профессор, действительный член Российской академии образования, заслуженный деятель науки РФ, -- известный специалист в области общей психологии и психологии труда, один из основоположников психологии саморегуляции в нашей стране. Он был выдающимся ученым, одним из самых талантливых, творческих и благородных представителей отечественной психологической науки.

Проблемой психологических механизмов психической саморегуляции, интенсивно разрабатываемой в современной психологии, Олег Александрович занимался всю свою научную жизнь, начиная с шестидесятых годов XX столетия. Его труды хорошо известны специалистам -- психологам старшего поколения и в меньшей степени -- начинающим психологам. Во многом это связано с тем, что его монографии не переиздавались в постсоветское время, а научные издания, в которых публиковались его статьи, не отличаются большими тиражами. Цель данной книги его избранных трудов -- хотя бы в какой-то мере восполнить этот пробел. В нее вошла его монография "Психологические механизмы саморегуляции деятельности", ставшая классикой отечественной психологии, и статьи, опубликованные в ведущих психологических журналах в последние годы его жизни.

Именно такой подбор научных трудов для этой книги был сделан самим Олегом Александровичем, хотя, с точки зрения его последователей и учеников, к которым себя причисляет и автор этой статьи, круг работ мог бы быть значительно шире. В этом проявился характер О.А.Конопкина, он был чрезвычайно взыскателен к себе и своему творчеству.

Олег Александрович Конопкин родился 29 мая 1931 года в городе Ростове-на-Дону в семье служащих. Школьные годы провел в г.Балашове Саратовской области. В 1949 году с отличием окончил среднюю школу. Выбор специальности для последующего образования не был трудным -- он продолжил специальность отца, который заведовал кафедрой педагогики и психологии Балашовского педагогического института (мать в то время работала старшим преподавателем русского языка и литературы). В 1949 году поступил на отделение психологии философского факультета Московского университета им.М.В.Ломоносова, которое окончил с отличием в 1956 году. Именно в университете сложился устойчивый интерес к исследовательской деятельности, а также к решению практических проблем, которые имеют общепсихологическое значение.

С июня 1957 года Олег Александрович начал работать в Институте общей и педагогической психологии Академии педагогических наук СССР (ныне -- Психологический институт Российской академии образования), который стал фактически постоянным местом всей последующей творческой деятельности. Начал он с должности лаборанта в лаборатории психологии труда, в Институте подготовил и успешно защитил (в 1964 году) кандидатскую диссертацию по актуальным проблемам деятельности оператора в системе "человек и автомат". Немаловажно для научной судьбы то, что его научным руководителем был Дмитрий Александрович Ошанин -- российский ученый с европейским именем, классик отечественной психологии труда, автор концепции оперативной регуляции предметных действий.

В 1970 году О.А.Конопкин возглавил исследовательскую группу, созданную на базе лаборатории психологии труда, которой руководил Д.А.Ошанин. В 1971 году эта группа была преобразована в лабораторию для изучения психологических проблем регуляции деятельности, работа в которой была основной в его жизни. Уже в семидесятые годы раскрылся редкий талант Олега Александровича -- способность зажигать и объединять людей, развивая фундаментальные и прикладные исследования нового научного направления. Именно в эти годы было положено начало продуктивной разработке концепции психической регуляции поведения и деятельности человека, ставшей делом жизни Олега Александровича.

На всех этапах своей научной деятельности Олег Александрович всегда находился в центре научной и общественной жизни. В течение трех лет он был ученым секретарем Психологического института, в течение двенадцати лет -- заместителем директора Института, в течение одиннадцати лет -- заместителем главного редактора журнала "Вопросы психологии". О.А.Конопкин много лет являлся членом и заместителем председателя специализированного совета по защите диссертаций при Психологическом институте, членом специализированных советов по защите диссертаций при Московском педагогическом государственном университете, Институте психологии РАН и факультете психологии Московского государственного университета им.М.В.Ломоносова. Олег Александрович много сил отдал работе в Экспертном совете Российского гуманитарного научного фонда. В 1992 году О.А.Конопкин стал действительным членом Академии педагогических наук (ныне -- Академия образования), а в дальнейшем и заслуженным деятелем науки. Но даже в последние годы жизни, когда его физические возможности были ограничены, он продолжал научное развитие теории саморегуляции -- главное дело своей жизни.

Основное содержание теории осознанной саморегуляции О.А.Конопкина отражено более чем в 100 научных публикациях. Попробую выделить основные моменты и идеи этой теории, нашедшие отражение в его избранных трудах, представленных в этой книге.

О.А.Конопкиным выделено понятие и описана феноменология осознанной саморегуляции деятельности. Что же такое осознанная саморегуляция, какое содержание О.А.Конопкин вкладывал в это понятие? К сожалению, приходится сталкиваться с тем, что коллеги, интерпретируя взгляды Олега Александровича, вносят в них немало искажений. По-видимому, это связано не только с малой доступностью его публикаций, но и с динамикой развития исследований саморегуляции. Поэтому я коротко остановлюсь на их истории.

О.А.Конопкин является основоположником психологии саморегуляции, наряду с Н.А.Бернштейном и Д.А.Ошаниным, потому что он первым выделил исследование психологической саморегуляции как самостоятельную задачу психологии, создав лабораторию психологических проблем регуляции деятельности. В семидесятых годах в исследованиях лаборатории О.А.Конопкина регуляторная проблематика уже разрабатывалась не только в русле психологии труда, но и как общепсихологическая. Как следует уже из названия лаборатории, первоначально проблема саморегуляции изучалась в контексте деятельностного подхода. Тем не менее О.А.Конопкин, в отличие от других исследователей, выделял и исследовал саморегуляцию как относительно самостоятельную подсистему специфически регуляторных процессов психологической структуры деятельности. Проведенные им в этот период исследования обобщены в докторской диссертации, защищенной в 1977 году, и в монографии "Психологические механизмы регуляции деятельности" (М.: Наука, 1980), представленной сегодня в его избранных трудах.

Тем не менее до сих пор приходится сталкиваться с представлениями о том, что О.А.Конопкин занимался психофизиологическим уровнем саморегуляции. Этот миф так живуч в силу непонимания психологической сути этих исследований, которые проводились на материале измерения различных видов сенсомоторных реакций, но отнюдь не повторяли схему психофизиологического эксперимента классической психологии. Сенсомоторный эксперимент путем специальных модификаций был использован как модель реальной деятельности с контролируемыми внешними и внутренними условиями. Выбор именно такой лабораторной модели для исследования психологических механизмов саморегуляции деятельности О.А.Конопкин обосновывал следующим образом.

Относительная несложность внешней исполнительской стороны сенсомоторного реагирования на стимулы существенно упрощает психологическую картину активности субъекта и ограничивает разнообразие ее индивидуальных вариантов. При этом психологические феномены саморегуляции более доступны регистрации, наблюдению и самонаблюдению. В экспериментальных главах публикуемой в данной книге монографии (гл.2--5) показано, что с помощью инструкций экспериментатора можно целенаправленно влиять на зависимость параметров сенсомоторной деятельности от ее условий, способствовать точности или скорости реакций, повышать устойчивость к утомлению отдельных заданных элементов деятельности по приему информации и т.д. Например, эксперименты, описанные в публикуемой монографии, доказали, что даже простая реакция, выполненная по инструкции "как можно быстрее", существенно убыстряется, если испытуемые получают количественную информацию о времени выполнения каждой отдельной реакции. Было показано, что, варьируя инструкции, обращенные к разным функциональным звеньям (компонентам) саморегуляции, можно избирательно влиять на зависимость времени реакции от интенсивности сигналов, от их качественной и временной неопределенности, от темпа поступления сигналов, от структурных особенностей сигнальной последовательности, можно способствовать увеличению точности или скорости реакций, повышать устойчивость к утомлению отдельных элементов деятельности, связанной с переработкой информации. В его сенсомоторных экспериментах, организованных особым образом, была зарегистрирована и описана основная феноменология проявления общих закономерностей осознанной саморегуляции достижения принятых субъектом целей.

О.А.Конопкин писал о том, что "раскрытие закономерностей, в соответствии с которыми человек осуществляет саморегуляцию деятельности, ведет к познанию человека как действительного субъекта деятельности, создает основу для реализации целенаправленных воздействий на деятельность путем создания необходимых объективных и субъективных предпосылок саморегулирования" (1976). Уже тогда он говорил о необходимости изучения структуры процессов саморегуляции, что позволяет эмансипироваться от частных специфических особенностей различных видов деятельности, но вместе с тем не препятствует сколь угодно детальному рассмотрению и учету конкретных психических процессов и явлений, реализующих отдельные звенья процесса регуляции какой-либо определенной деятельности.

Усилия его лаборатории в семидесятых годах были направлены на выделение структуры основных звеньев регулирования, выполняющих специфические для каждого из них функции саморегуляциии в достижении результата деятельности. Уже тогда было достигнуто понимание того, что специфичность собственно регуляторных функций, присущих отдельным звеньям процесса регулирования, позволяет осуществлять унифицированный "регуляторный" анализ разных видов деятельности, рассматривая любой психический феномен, включенный в деятельность, в аспекте его принадлежности к одному из конкретных звеньев процесса регуляции.

Другой миф связан с неправильным пониманием того, что вкладывается в понятие осознанной саморегуляции. Осознанная -- это не значит, в понимании О.А.Конопкина и его последователей, что саморегуляция подразумевает непрерывную и полную представленность в сознании регулятивных процессов. Высший уровень психической саморегуляции характеризуется человеческой возможностью осознавания по мере необходимости (например, в случае возникновения трудностей) или осознанного построения (например, в случае освоения нового) планов и программ поведения. Смысл в том, что психическая саморегуляция принципиально осознаваема, и этим ее высший уровень, связанный со спецификой психики человека, отличается от саморегуляции у животных. Как писал Олег Александрович, имеется в виду не постоянно актуальная и развёрнутая осознанность субъектом всех моментов своей регуляторной активности, а их принципиальная "подотчетность" сознанию субъекта, доступность сознательному анализу, оценке, контролю и произвольному управлению.

Нельзя не заметить, что разработки по саморегуляции, будучи востребованы практикой, в своей методологической и теоретической части долгое время были на периферии внимания собственно фундаментальной науки. Уже в начале семидесятых О.А.Конопкин заговорил об актуальности проблемы саморегуляции, отделяя ее собственно от проблемы деятельности и подчеркивая ее взаимосвязь не только с деятельностью, но и с человеком, как субъектом этой деятельности. По существу, идеи и исследования О.А.Конопкина намного опередили свое время и стали по-настоящему востребованы уже в период утверждения неклассической парадигмы по мере увлечения психологов субъектным подходом к исследованию психики.

Исследования осознанной саморегуляции в 1970-х годах были связаны преимущественно с решением методологически важного вопроса об основных регуляторных функциях и принципиальной структуре системы саморегуляции. В работах сотрудников и аспирантов лаборатории проводились исследования функциональной структуры процессов психической регуляции деятельности в производственных условиях и на сенсомоторной модели деятельности.

На этой основе О.А.Конопкиным была разработана структурно-функциональная модель системы саморегуляции деятельности. Она блестяще описана в шестой главе его монографии, публикуемой в данной книге. Процесс саморегуляции рассматривался как целостная, замкнутая по структуре, открытая информационная система, реализуемая взаимодействием функциональных звеньев, основанием для выделения которых являются присущие им специфические регуляторные функции, системно взаимодействующие в общем процессе регуляции, независимо от конкретных психических средств и способов их реализации. Модель системы осознанного саморегулирования включает в качестве основных функциональные звенья цели деятельности, модели значимых условий, программы исполнительских действий, критериев успешности, оценки результатов и коррекции действий.

О.А.Конопкин признавал, что названные выше звенья, реализующие психологический уровень саморегуляции сенсомоторного реагирования, функционально сопоставимы со звеньями процесса регулирования, отраженными в кибернетических физиологических вариантах модели саморегуляции, в первую очередь -- в модели, сформулированной П.К.Анохиным. Это свидетельствует, по-видимому, о наличии принципиального сходства в общей функциональной архитектуре процессов саморегуляции, даже весьма различных по форме, уровню и средствам реализации, и тем самым -- об универсальности системно-функционального аспекта регуляции и о рациональности его разработки применительно к произвольной деятельности разных видов и уровней сложности. И чем более сложной, творческой и не детерминированной жесткими инструкциями и алгоритмами является деятельность, тем большую роль в детерминации ее конечных результатов будет играть психологический уровень саморегуляции.

На следующем этапе, в восьмидесятых и девяностых годах, разработанная ранее модель саморегуляции деятельности была уточнена и доказана ее применимость к анализу не только осознанной саморегуляции конкретных видов деятельности, но и к целостной многоуровневой системе осознанной саморегуляции произвольной активности человека, включающей и неосознанные средства регуляции. "Осознанная саморегуляция -- системно организованный процесс внутренней психической активности человека по инициации, построению, поддержанию и управлению разными видами и формами произвольной активности, непосредственно реализующей достижение принимаемых человеком целей", -- писал О.А.Конопкин в своей программной статье, опубликованной в журнале "Вопросы психологии" в 1995 году. Эта статья также публикуется в данной книге, и в ней универсальность модели саморегуляции для анализа различных видов и уровней произвольной активности человека обоснована не только теоретически, но и обобщением данных экспериментальных, эмпирических и практических исследований, выполненных в 1980--1990Не годы.

В этот период были выявлены основные общие закономерности саморегуляции и раскрыта взаимосвязь ее сформированности у субъекта с продуктивными аспектами разных видов деятельности (учебной, профессиональной, спортивной). Доказано, что успешность в различных видах деятельности обеспечивается сформированностью целостной системы саморегуляции, а любой структурно-функциональный дефект (недостаточная реализация какого-либо функционального компонента, неразвитость межфункциональных связей) процесса регуляции существенно ограничивает эффективность в самых различных видах деятельности. Другими словами, как бы ни был когнитивно одарен и компетентен человек, для высокой эффективности деятельности необходимо наличие у него развитой и совершенной системы регуляции достижения внешних практических и внутренних (направленных на себя и на решение своих проблем саморазвития) целей. Существование зависимости продуктивных аспектов деятельности от совершенства и развития системы осознанной саморегуляции нашло подтверждение практически во всех исследованиях, вне зависимости от того, на материале каких видов деятельности или активности они проводились.

В девяностых годах нормативная модель осознанной саморегуляции была применена к исследованию не только общих закономерностей, но и возрастных особенностей саморегуляции. В самостоятельные направления выделились исследования индивидуальных различий в саморегуляции и роли в ее становлении субъектного опыта человека. Логика этих исследований привела О.А.Конопкина и его коллег к идее перехода на совершенно новый уровень проблематики саморегуляции и обозначению проблемы психологических механизмов осознанной саморегуляции применительно не только к анализу различных видов деятельности, но и психологической системы произвольной активности человека. По сути, этот переход означал "поворот к субъекту": центральным в исследованиях становится субъект, осознающий и регулирующий свою активность по выдвижению и достижению ее целей с помощью всего арсенала внутренних (психологических) и внешних (практических) средств.

Отличительными особенностями Олега Александровича как ученого были неиссякаемая работоспособность, гибкость и фундаментальность мышления, постоянная готовность к творчеству. Основную ценность научных работ он видел в тех их результатах, которые могут провоцировать возникновение новых направлений исследования, давать какие-то ранее не существовавшие основания для новых, оригинальных работ. Именно такими являются последние работы Олега Александровича, представленные в данной книге четырьмя статьями, которые были опубликованы в ведущих отечественных психологических журналах в двухтысячные годы.

В статье "Общая способность к саморегуляции как фактор субъектного развития" (Вопросы психологии. 2004. N2. С.127--135) О.А.Конопкин вводит понятие общей способности к саморегуляции, необходимое для исследования роли осознанной саморегуляции в установлении человеком действенных отношений с окружающим предметным и социальным миром. Анализируя эту способность в качестве фактора и критерия субъектного развития и субъектного бытия человека, О.А.Конопкин обнаруживает ее проявления, прежде всего, в активном самостоятельном и успешном овладении новыми видами и формами деятельности. В этой работе, в эскизной пока еще форме, дана характеристика ряда важнейших психологических компонентов способности к саморегуляции; выделены условия -- прежде всего педагогические, -- благоприятствующие или препятствующие ее развитию, и тем самым определяющие развитие ребенка как действительного субъекта своей деятельности и поведения.

В статье "Структурно-функциональный и содержательно-психологический аспекты осознанной саморегуляции" (Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2005. N1. С.27--42) выделены и систематизируются данные о двух основные составляющих регуляторных процессов. Олег Александрович подчеркивает, что реальный регуляторный психический процесс существует лишь как исходное единство структурной и содержательной сторон, каждая из которых не является самодостаточной детерминантой его эффективности. Структурный ("формальный") аспект саморегуляции предполагает анализ внутренних механизмов саморегуляции, а "содержательно-психологический" направлен на исследование психических средств, которыми субъект реализует функциональную структуру регуляции. Эта работа направлена на развитие теории саморегуляции с точки зрения раскрытия саморегуляции как интегрального метапроцесса, обеспечивающего единство когнитивных, эмоционально-мотивационных и личностно-смысловых сфер психики человека.

В работе "Участие эмоции в осознанной регуляции целенаправленной активности человека" (Вопросы психологии. 2006. N3. С.39--48) О.А.Конопкин сосредотачивается на проблеме роли эмоционально-аффективной сферы в процессах осознанной саморегуляции. Надо отметить, что проблема эмоционального регулирования волновала Олега Александровича издавна, но предметом специального исследования она стала в этой статье впервые. На основе блестящего теоретического анализа им обосновывается и раскрывается роль эмоций, как важнейшего психического средства на всех этапах процесса осознанной саморегуляции выдвижения и достижения целей активности человека. В этой работе им глубоко и обстоятельно показаны особенности возникновения и развития различных по знаку и по степени выраженности эмоций как при выдвижении целей, так и в ходе выполнения деятельности. Публикация этой статьи в составе избранных трудов несомненно привлечет внимание специалистов и даст заряд новых теоретических оснований для исследования ныне столь популярной проблемы эмоций.

Работа "Осознанная саморегуляция как критерий субъектности" (Вопросы психологии. 2008. N3. С.22--34) является, по-существу, последней из опубликованных при его жизни статей. Она посвящена одной из наиболее обсуждаемых в отечественной психологии проблем -- проблеме критериев выявления феноменологии субъектности из многообразия психологических проявлений индивидуальности. Обосновывая роль осознанной саморегуляции как критерия становления субъектности, О.А.Конопкин пишет: "Субъектность проявляется в первую очередь в самодетерминации, в самостоятельной организации и управлении, т.е. по существу в осознанной саморегуляции своей деятельности во всех ее содержательных и структурных моментах. Таким образом, именно способность к осознанной саморегуляции и является психологическим критерием человека как субъекта. Психическая осознанная саморегуляция раскрывается как наиболее системная и всеобщая форма субъектной психической активности, реализуемая всем арсеналом психического развития человека и являющаяся результатом и критерием общего психического развития человека, его развития как личности и как субъекта деятельности, общения, самосознания и поведения в целом". В статье рассматривается проблема общего психического развития человека с точки зрения психологических предпосылок и стадий возрастного становления и совершенствования способности к осознанной саморегуляции.

Олег Александрович Конопкин продолжал работу над концепцией осознанной регуляции произвольной активности до последних дней своей жизни, и его работы, включая самые последние, содержат эвристичные идеи и методологические предпосылки для зарождения новых направлений исследования человека как субъекта активности.

Олега Александровича отличал редкий дар быть искренним и честным по отношению к окружающим его людям и науке. Его требовательность к себе и другим удивительно сочеталась с глубочайшим чувством такта, интеллигентностью и простотой в общении.

О.А.Конопкин -- создатель отечественной научной школы психологии саморегуляции, по тематике которой защищены более 30 кандидатских и 4 докторских диссертации. В истории нашей науки не раз бывало, что с уходом основателя школы прекращались исследования по разрабатываемой проблеме. Школа психологии саморегуляции О.А.Конопкина живет и развивается. Созданная им лаборатория психологии саморегуляции успешно работает под руководством автора этого предисловия в Психологическом институте Российской академии образования. У него много последователей в нашей стране, его работы переводятся и публикуются за рубежом (в Германии, США, Чехии).

Идеи, выдвинутые Олегом Александровичем Конопкиным, открывают новые горизонты исследования феномена саморегуляции. Думается, что издание этой книги даст новый стимул к развитию психологической науки в России и за рубежом.

Доктор психологических наук, профессор, зав. лабораторией психологии саморегуляции Психологического института РАО В.И.Моросанова

 Введение

Проблема закономерностей и механизмов произвольного регулирования человеком своей деятельности, рассматриваемая в монографии, -- одна из глобальных в психологической науке. Ее разработка определяет многие линии теоретического развития отдельных отраслей психологии и эффективность приложения психологических знаний к различным областям практики.

Изучение активного, постоянно действующего человека психологом (в какой бы отрасли психологии он ни работал) неизбежно приводит к тому, что он сталкивается с вопросами о закономерностях в осуществлении ребенком или взрослым того или иного вида активности -- собственно умственной, "внутренней" или "внешней", игровой или учебной, трудовой или спортивной и т.д. И часто задача психолога заключается в том, чтобы найти пути оптимизации деятельности человека, его поведения в целом, найти причины определенных неудач или отклонений, научить человека, что и как делать, чтобы данная его работа, данная целенаправленная деятельность была бы успешной. Оптимизация же любой деятельности на разных этапах ее формирования -- будь то первые шаги обучения или "шлифовка" уже освоенного профессионального мастерства -- требует представления о принципиальных психологических закономерностях строения регуляторных процессов, которые обеспечивают эффективное осуществление произвольной деятельности.

Потребность в таких знаниях отчетливо осознается психологией, в первую очередь психологами-практиками (обучение, медицина, спорт, промышленность), однако имеющиеся в распоряжении психологии данные еще недостаточны. Они недостаточны как для построения общей концепции психической регуляции деятельности, так и для создания более частных теоретических моделей, отражающих отдельные уровни психического регулирования.

Проблема произвольного регулирования является комплексной и многоаспектной. Книга излагает лишь некоторые существенные аспекты проблемы. Она посвящена осознанному уровню произвольного регулирования сенсомоторной деятельности и подчинена в первую очередь задаче выявления внутренней структуры этого процесса, т.е. выделения его отдельных, специфических по своему назначению компонентов и установления закономерных отношений между ними в рамках единого процесса осознанной регуляции деятельности.

Исходной теоретико-методологической базой исследования, обобщенного в книге, является обоснованное марксистской философией и отечественной психологией положение, согласно которому человек рассматривается и изучается как активный субъект деятельности, адекватно, осознанно отражающий действительность и использующий результаты отражения в своей практической деятельности. Работа в целом является экспериментальной разработкой названного методологического положения и его реализацией в психологической концепции регулирования деятельности.

В книге теоретически обосновывается и экспериментально доказывается тот факт, что зависимость сенсомоторной деятельности человека от комплекса объективных условий, в которых она осуществляется, закономерно опосредствуется процессом целенаправленной регуляции. Последняя основана на осознанном отражении и оценке условий в целях успешного осуществления деятельности. Именно осознанное регулирование является высшей инстанцией в системе факторов, детерминирующих сенсомоторную деятельность человека, включая и ее наиболее элементарные формы.

Материалы книги свидетельствуют о том, что единый в своей целенаправленности процесс осознанного регулирования имеет закономерную внутреннюю структуру, в которой каждый из ее отдельных компонентов выполняет специфическую регуляторную функцию. И лишь системное сочетание этих функций обеспечивает конечную эффективность целенаправленного регулирования деятельности.

В книге дается также основанное на конкретных данных обобщенное описание (концептуальная модель) функциональной структуры осознанного регулирования, при которой достигается максимальная эффективность сенсомоторной деятельности относительно принятой субъектом цели. Модель осознанного регулирования, отражающая его внутреннее строение, предлагается в качестве средства унифицированного анализа этого процесса в конкретных видах деятельности. Такой анализ направлен на выявление возможных структурных и содержательных дефектов осознанной саморегуляции и может служить основой для целенаправленного воздействия на отдельные компоненты и параметры деятельности путем соответствующей организации ее осознанного регулирования.

Излагаемые в книге результаты исследования раскрывают психологические механизмы саморегуляции, опосредствующие зависимость различных форм сенсомоторной деятельности от таких существенных характеристик внешней среды, как физические качества сигналов, временная неопределенность значимых в контексте деятельности событий (сигналов), различные временные характеристики потока сигнальных стимулов, вероятностные характеристики отдельных событий и структурные особенности сигнальной последовательности. Основные параметры сенсомоторной деятельности, характеризующие ее эффективность и надежность (скорость, точность, временная стандартность действия, предельная продолжительность эффективной работы), показаны в их закономерной зависимости от конкретных особенностей реализации осознанного саморегулирования.

Сенсомоторная деятельность -- типичная и многообразная форма целенаправленной активности человека. Предлагаемая автором концептуальная модель регулирования имеет, по его мнению, достаточно универсальный характер.

Книга состоит из следующих логически связанных частей: постановка задач, введение в проблему, обоснование аспектов исследования (гл.1); выделение и изучение отдельных компонентов регулирования и их взаимосвязей и отношений (гл.2--5); описание общей функциональной структуры осознанного регулирования деятельности и показ различных возможностей использования модели этой структуры в качестве основы для достижения заданных воздействий на результаты деятельности (гл.6).


 Об авторе

Олег Александрович КОНОПКИН (1931-2008)

Доктор психологических наук, профессор, академик Российской академии образования, заслуженный деятель науки РФ. В 1956 г. окончил отделение психологии философского факультета МГУ им. М.В.Ломоносова. В 1964 г. защитил кандидатскую диссертацию, в 1977 г. - докторскую. С 1972 по 1981 гг. -- заместитель директора Психологического института РАО по научной работе. В 1980-1981 гг. -- заместитель главного редактора журнала "Вопросы психологии". Награжден медалью К.Д.Ушинского, знаком "Отличник просвещения СССР".

О.А.Конопкин заложил основы нового направления в отечественной науке -- психологии осознанной саморегуляции произвольной активности; создал научную школу, в которой по исследованию осознанной саморегуляции в самых разных видах деятельности защищено более 30 кандидатских и 4 докторские диссертации. Является автором около 200 научных публикаций, многие из которых отмечены премиями и переведены на иностранные языки. Труды О.А.Конопкина стали настольными книгами нескольких поколений студентов, аспирантов, психологов, педагогов, физиологов, управленцев.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце