URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Брюсов В.Я. Учители учителей: Древнейшие культуры человечества и их взаимоотношение
Id: 113099
 
249 руб.

Учители учителей: Древнейшие культуры человечества и их взаимоотношение

URSS. 2010. 168 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-396-00193-0.

 Аннотация

Перед читателем --- книга выдающегося русского поэта и литературоведа В.Я.Брюсова (1873--1924), в которой излагаются и анализируются сведения о древних культурах, полученные в результате археологических, этнографических, географических и исторических разысканий второй половины XIX -- начала XX вв. Автор исследует сложнейшие вопросы истории: причины миграции древних народов, проблемы взаимного культурного влияния, степень достоверности мифов и легенд, вероятность грандиозных катаклизмов природы, меняющих ход исторического развития. В заключительной главе рассматривается возможное влияние легендарной Атлантиды на развитие древних цивилизаций.

Книга В.Я.Брюсова в значительной степени не устарела и в настоящее время, выгодно отличаясь от многих работ на эту тему четкостью логики, сжатостью изложения и образностью языка.

Она будет интересна как историкам, археологам, этнографам, культурологам, так и широкому кругу читателей.


 Оглавление

1.  Наука и традиция
2.  Лабиринт
3.  Хозяева лабиринта
4.  Эгейское искусство
5.  История эгейцев
6.  Эгейя и Египет
7.  Пирамиды
8.  Исторические аналогии
9.  Атлантида
 I. Традиция
 II. Критика традиции
 III. Поиски Атлантиды
10.  Заключение

 Вступление

Ряд статей, объединенных общим заглавием "Учители учителей", является сжатым изложением курса лекций, прочитанных автором в феврале -- апреле текущего года, в Народном Университете имени Шанявского, в Москве. Основные положения статей были ранее изложены автором, также в форме публичной лекции, прочитанной дважды, в январе этого года, в Баку. Как в публичных чтениях, обращенных к аудиториям с весьма разнообразным составом слушателей (по их научной подготовке), так и в журнальных статьях, автор не считал уместным входить в некоторые подробности чисто ученого характера. Поэтому из статей исключены, по большей части, ссылки на источники, как бесполезные для читателей неспециалистов, и сокращена, до последней возможности, критика взглядов и теорий, с которыми автор не согласен (в случаях крайней необходимости критические соображения даны в подстрочных примечаниях). Точно так же перечень литературы предмета ограничен лишь самыми выдающимися сочинениями, притом -- легко доступными для русского читателя. Все эти ограничения будут восполнены в отдельном издании лекций, приготовляемом ныне к печати, которому будет предпослан специальный критический разбор возможных возражений на теорию автора и полный список источников, использованных им для его работы.


 Отрывок из главы 1

1. НАУКА И ТРАДИЦИЯ

Греки началом истории считали Троянскую войну, и от них этот взгляд перешел ко всем европейским историкам, с той розницей, что наука нового времени признала мифом и самый поход Агамемнона. Для историков XVIII и начала XIX века события 2-го тысячелетия до Р. X. уже представлялись лежащими за пределом истории. Не только "происхождение мидян и персов" казалось "темно и непонятно", но и весь мир Египта, почти до завоевания его Камбизом, был окутан непроницаемым мраком. В XVIII в. даже гениальный Гиббон тщетно пытался, в одном юношеском своем сочинении, сколько-нибудь осветить легендарный образ "Сезостриса Великого". Таким образом, вся жизнь культурного человечества рисовалась заключенной в тесные границы трех тысячелетий, считая от 1184 г. до Р. X., -- предполагаемый год падения Илиона.

Ученые долго мирились с крайними несообразностями, какие представляла такая хронология, с дряхлостью египетской цивилизации на самой заре ее истории, с противоречащими показаниями Библии, индийских преданий, даже некоторых античных авторов, начиная с Геродота, с иными выводами, к которым вели данные геологии, антропологии и самой археологии, -- наук, впрочем, еще мало развитых в XVIII в. Мирились и с тем, что существовала традиция, шедшая из отдаленного прошлого, которая утверждала гораздо большую древность человеческой цивилизации. Согласно с этой традицией, культурным мирам Египта и Месопотамии предшествовал, на сотни столетий, культурный мир погибшей Атлантиды, в свою очередь имевший предшественника в еще более древнем мире Лемурии. Но опиралось такое историческое учение только на значение предания, на некоторые общие соображения и на доводы аналогии. Наука XIX в., рациональная и позитивная по существу, признававшая только свидетельства "буквы" и "камня", проходила мимо традиций с пренебрежением, как бы не замечая их. Ученые предпочитали мириться с несообразностями, нежели допустить в науку что-либо, не подтвержденное документально.

Можно сказать, что в начале XIX в. для мыслящего человека предоставлялся выбор между двумя концепциями мировой истории. Первая концепция, быть может, преувеличивая и увлекаясь, считала сотнями тысячелетий. Она учила о четырех "расах", поочередно принимавших скипетр культурного владычества на земле: желтой, красной, черной и белой. Белая раса, господствующая ныне, признавалась поздним цветком на древе человечества, перед которым расцветали три других. Расцвет наиболее пышного из них -- культуры красной расы, культуры атлантов, заложивших первоосновы всего, чем и поныне живет человечество в области духовной, -- падал, согласно с традицией, на отдаленнейшие эпохи от 800--200 тысячелетий до нашей эры... Эта историческая концепция была не только объектом веры, но и предметом изучения и исследований в тех кругах ученых, которым обычно дается название оккультистов и в числе которых можно упомянуть имена: Луи де Сен-Мартена (1743--1803), Фабра д'Оливе (1767--1825), Элифаса Леви (1810--1875), Луи Лукаса (1816--1863), Ш. Фовети (1813--1894), из позднейших -- Станислава де Гуаита, Сент-Ив д'Альвейдра и др.

Вторая концепция заключала историю в гораздо более скромные пределы, хронологически. Исходным пунктом для нее являлась античная древность, т. е. 1-ое тысячелетие до Р. X. Историки знали, что Элладе и Риму предшествовали культуры Египта и Месопотамии, но предполагали, что ничего истинно значительного достигнуто ими не было, что эллины, переняв, может быть, некоторые, чисто внешние, культурные завоевания своих восточных соседей, были первыми, среди людей, работниками в области духовной. Именно эллинам приписывали историки все основоположения нашей науки, нашего искусства, нашей гражданственности. Во всяком случае, история не хотела, не располагая для того документальными данными, признавать особо глубокую древность ни за Египтом, ни за царствами Двуречия. Допуская, что начатки цивилизации развивались там во 2-м тысячелетии до Р. X., историки тотчас за этой эпохой ставили века "железный", "бронзовый " и "каменный", считая их временами варварства, полудикого состояния, сходного с бытом современных дикарей. Такая историческая концепция преподавалась еще в начале XIX в., со всех университетских кафедр и разделялась всеми, самыми выдающимися историками того времени. То был "общепринятый взгляд", дошедший, в некоторых школьных учебниках, типа нашего Иловайского, до самого конца миновавшего столетия.

Однако XIX в. был ознаменован целым рядом замечательных исторических открытий, которые, в самом основании, поколебали эту, тогда для всех привычную, концепцию. Следовавшие одно за другим, эти открытия произвели в историческом знании переворот настолько сильный, что сравнить его можно лишь с теми коренными изменениями самой исходной точки зрения, какие были вызваны в философии -- критицизмом Канта или, ранее, в космологии -- откровением Коперника. Первым из таких открытий было чтение египетских иероглифов и, одновременное с ним, чтение клинописи; позднее следовали: обнаружение Троянских древностей, микенской культуры и, наконец, культуры эгейской; несколько в стороне стоят, но не менее значительны, -- исследования культуры яфетидов на Кавказе и "тихоокеанской" культуры. Словно удары могучего тарана, эти открытия сокрушили цитадель исторической науки недавнего прошлого. За тем, что считалось конечным пределом истории, вдруг открылись неизмеримые дали веков и тысячелетий. То, что раньше представлялось всей "историей человечества", оказалось лишь ее эпилогом, заключительными главами к длинному ряду предшествующих глав, о существовании которых наука долгое время не подозревала или не хотела подозревать...


 Об авторе

Валерий Яковлевич БРЮСОВ (1873--1924)

Выдающийся русский поэт, прозаик, драматург, переводчик, литературовед, литературный критик и историк. Родился в Москве, в купеческой семье. По собственному признанию, рано начал сочинять, но к поэзии обратился только в гимназии. В 1899 г. окончил историко-филологический факультет Московского университета и полностью посвятил себя литературе. Возглавлял издательство "Скорпион", принял активное участие в организации альманахов и журнала "Весы" (1904--1909). В 1900 г. выпустил книгу "Третья стража", после которой получил признание как выдающийся поэт. В 1903 г. опубликовал книгу "Граду и миру", в 1906 -- "Венок", свои лучшие поэтические книги. После закрытия "Весов" в 1910--1912 гг. заведовал литературным отделом журнала "Русская мысль". После Октябрьской революции активно участвовал в литературной и издательской жизни Москвы, работал в различных советских учреждениях. В 1921 г. организовал Высший литературно-художественный институт (ВЛХИ) и до конца жизни оставался его ректором и профессором.

Обширное наследие В.Я.Брюсова очень разнообразно. Кроме поэтических и прозаических произведений, свое значение сохраняют многочисленные переводы из античной, французской, английской, немецкой, итальянской поэзии. Критические статьи В.Я.Брюсова являются важным материалом для понимания литературной ситуации рубежа XIX--XX вв. Его исследования поэзии XIX в. и работы по стиховедению внесли серьезный вклад в русское литературоведение.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце