URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Станиславский К.С. О различных направлениях в театральном искусстве
Id: 113075
 
169 руб.

О различных направлениях в театральном искусстве

URSS. 2010. 136 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-382-01200-1. Уценка. Состояние: 5-. Блок текста: 5. Обложка: 4+.

 Аннотация

Перед читателями --- книга выдающегося отечественного театрального режиссера и педагога К.С.Станиславского (1863--1938), в которой содержатся его работы, опубликованные более полувека назад и никогда ранее не выходившие отдельным изданием. В книге представлены важнейшие труды, касающиеся вопросов актерского ремесла, артистической этики, театральной критики и др. Затрагиваются проблемы необходимости постоянного расширения артистического горизонта, непрерывности исканий, мнимой и подлинной свободы творчества.

Книга будет интересна режиссерам, актерам, студентам театральных институтов, широкому кругу любителей театрального искусства.


 Оглавление

[О различных направлениях в театральном искусстве]
 1. Ремесло
 2. Искусство представления
 3. Искусство переживания
 4. Смешанные направления
Искусство актера и режиссера
Разные виды театров. [Из подготовительных материалов для вступительной главы книги "Три направления в искусстве"]
Из заметок об артистической этике и дисциплине:
 1. Письмо к некоторым из товарищей-артистов
 2. [О чистоте отношения к театру]
 3. Театр -- храм. Артист -- жрец
 4. ["Знаете ли вы этот знакомый тип актера?"]
 5. Из "Настольной книги драматического артиста":
  а) Создание благотворной атмосферы для свободного развития таланта
  б) Этика
 6. ["Коллективное творчество должно быть гармонично..."]
 7. Этика или атмосфера для развития таланта
 8. [О профессиональной этике и дисциплине]
Из заметок о театральной критике
Заявление в Правление МХТ
Из заметок о театральном искусстве:
 1. Режиссер
 2. [Свобода артиста]
 3. [Литературный анализ]
 4. [Искусство и искусственность]

 [О различных направлениях в театральном искусстве]


1. Ремесло

Можно докладывать роль со сцены, то есть грамотно читать ее в однажды и навсегда установленных для этого формах сценической интерпретации.

Это не искусство, а только "ремесло".

За много веков существования нашего искусства, очень косного и редко обновляемого, ремесло актера получило огромное распространение и право гражданства. Ремесло задавило истинное искусство, так как недаровитых ремесленников -- подавляющее большинство, а талантливых творцов -- до отчаяния мало.

Вот почему приходится довольно подробно говорить о ремесле.

Но есть и другая причина, заставляющая останавливаться на ремесле.

Дело в том, что нередко даже большие артисты унижаются до ремесла, а ремесленники возвышаются до искусства.

Тем точнее артисты должны знать границы своего искусства и начала ремесла; тем полезнее и ремесленникам понять черту, за пределами которой начинается искусство.

В чем же заключается ремесло и где его границы?

В то время как искусство "переживания" стремится ощущать чувства роли каждый раз и при каждом творчестве, а искусство "представления" стремится пережить роль дома, лишь однажды, для того чтобы сначала познать, а потом подделать форму, выражающую духовную суть каждой роли, актеры ремесленного типа, забыв о переживании, стремятся выработать однажды и навсегда готовые формы выражения чувств и сценической интерпретации для всех ролей и направлений в искусстве. Другими словами, в искусстве "переживания " и "представления" процесс переживания неизбежен, в ремесле он не нужен и лишь попадается случайно.

Ведь актеры-ремесленники не умеют создавать каждую роль в отдельности. Они не умеют переживать и естественно воплощать пережитое. Актеры-ремесленники умеют лишь докладывать текст роли, сопровождая доклад раз и навсегда выработанными средствами сценической игры.

Для этого актерам-ремесленникам нужны определенные приемы чтения всех ролей, им нужны готовые штампы для иллюстрации всех человеческих чувств, им нужны установленные трафареты для передразнивания всех человеческих образов. Приемы, штампы и трафареты упрощают задачи актерского ремесла.

Ведь и в самой жизни сложились приемы и формы чувствований, упрощающие жизнь недаровитым людям. Так, например, для тех, кто не способен верить, установлены обряды; для тех, кто не способен импонировать, придуман этикет; для тех, кто не умеет одеваться, созданы моды; для тех, кто мало интересен, выработаны условности и, наконец, для тех, кто не способен творить, существует ремесло. Вот почему государственные люди любят церемониалы, священники -- обряды, мещане -- обычаи, щеголи -- моду, а актеры -- сценическое ремесло с его условностями, приемами, штампами и трафаретами.

Ремесло не имеет отношения ни к искусству переживания, ни к искусству представления, основанным, как и всякое искусство, на полном или частичном переживании.

Ремесленник не живет, а лишь передразнивает жизнь, человеческие чувства и образы раз и навсегда установленными приемами сценической игры.

Вот как создались эти приемы.

Для того чтобы выразить чувство, надо его ощущать. Передразнить чувство нельзя. Поэтому ремесленник, не способный к переживанию, оставляет самое чувство в покое и все свое внимание обращает на телесное действие, или движение, характеризующее несуществующее переживание. Таким образом, ремесленник имеет дело не с самим чувством, а лишь с его результатом, не с душевным переживанием, а лишь с физическим действием, выражающим пережитое.

Поэтому на языке жеста, как и в речи актера, отражается не самое переживание, которое отсутствует у ремесленника, и даже не создается иллюзия его, как в искусстве представления, а просто механически передразнивается телесное отражение человеческого переживания, то есть не самое чувство, а его внешний результат, не духовное содержание, а лишь внешняя форма его. Эта раз и навсегда зафиксированная маска чувства скоро изнашивается на сцене, теряет свой ничтожный намек на жизнь и превращается в простой механический актерский штамп.

Целый ритуал таких штампов, раз и навсегда установленных, образует актерский изобразительный обряд, который сопровождает условный доклад или чтение роли.

Всеми этими ремесленными приемами игры актеры хотят заменить переживание и творчество.

Конечно, ничто не заменит настоящего чувства, тем не менее некоторые ремесленные штампы скрепя сердце терпимы хотя бы потому, что они не лишены смысла, а иногда даже и вкуса. Гораздо чаще ремесленный штамп оскорбляет дурным вкусом и удивляет узостью понимания человеческой души, прямолинейностью отношения к ней или просто глупостью. Тогда получается карикатура на человеческое чувство, над которой можно только смеяться. Но время и вековая привычка делают уродливое привычным и даже родным, и потому многие карикатурные штампы навсегда приросли к ремеслу и включены теперь в ритуал актерских обычаев.

Иные штампы так износились и выродились, что не сразу доберешься до их происхождения. Актерский прием, потерявший всякую внутреннюю суть, его породившую, становится простой сценической условностью, ничего не имеющей общего с настоящей жизнью и потому искажающей человеческую природу артиста. Такими условными штампами полон балет, опера и особенно ложноклассическая трагедия, в которой хотят однажды и навсегда установленными ремесленными способами передать самые сложные и возвышенные переживания героев. Но сложная жизнь нашего чувства меньше всего поддается ремесленной, механической трактовке.

Нет никакой возможности перечислить великое количество условностей, приемов, штампов и трафаретов, накопившихся в ремесле актера.

Существуют приемы и штампы: для доклада роли, то есть для голоса и дикции; для воплощения роли, то есть для походки, движений и действий, для пластики и внешней игры; для выражения всевозможных человеческих чувств и страстей; для передразнивания целых образов и типов разных слоев, эпох и национальностей; для исполнения отдельных пьес и ролей (Городничего, Фамусова и пр.). Кроме того, накопилось большое количество актерских привычек, ставших от времени традиционными.

* * *

В ремесле актера выработаны однажды и навсегда общеактерская речь и пластика, то есть общая и обязательная для всех манера докладывать роль и держаться на сцене сообразно с требованиями ремесла.

Эти общеактерские приемы преподаются в театральных школах учителями дикции и танца.

Задачи такой общеактерской речи и пластики -- облагородить голос, дикцию и движения актеров, сделать их красивыми и усилить их сценическую эффектность и образную выразительность. Но, к сожалению, благородство не всегда понимается правильно, красота растяжима, а выразительность нередко подсказывается дурным вкусом, которого на свете гораздо больше, чем хорошего. Вот почему вместо благородства незаметно создалась напыщенность, вместо красоты -- красивость, а вместо выразительности -- театральная эффектность. И в самом деле, начиная с условной речи и дикции и кончая походкой актера и его жестом, -- все служит крикливой стороне театра, недостаточно скромной для того, чтобы быть художественной.

В результате ремесленная речь и пластика актера свелись к показной эффектности, к напыщенному благородству, из которых создалась своя особая театральная красивость. Ремесло выработало свою красивость. Настоящая красота не поддается определению, но, конечно, она не похожа на то, чему поклоняются ремесленники. Настоящая красота волнует и глубоко западает в душу, ремесленная красивость лишь слегка дразнит зрение и чувство, не оставляя в душе глубоких следов. Настоящая красота возвышает чувства, воображение и мысли; красивость остается на уровне будничных ощущений, представлений и мышления. Настоящая красота рождена здоровой, сильной и нормальной природой; красивость родилась от бессилия, худосочия и придуманной условности. Настоящая красота не терпит насилия над природой, считая его уродством; она не порывает тесной связи с жизнью; красивость рождена насилием природы и любит его, так как не знает естественной мощи. Между красотой и красивостью такая же разница, какая существует между живым цветком, выращенным землей, и бумажным цветком, сработанным в мастерской.

Для того чтобы хорошо понять бессмысленность ремесленных приемов, штампов и трафаретов, приходится ознакомиться с ними в общих чертах.

Начнем с приемов доклада роли, то есть с голосовых штампов...


 Об авторе

Константин Сергеевич СТАНИСЛАВСКИЙ (настоящая фамилия Алексеев; 1863-1938)

Выдающийся русский и советский режиссер, актер, педагог, теоретик театра, почетный академик АН СССР, народный артист СССР (1936). Родился в Москве, в богатой купеческой семье. Сценические опыты начал с 1877 г. в домашнем Алексеевском кружке. В 1888 г. стал одним из основателей Московского общества искусства и литературы (МОИиЛ), а с 1891 г. официально взял на себя в Обществе руководство режиссерской частью. В 1898 г. вместе с В. И. Немировичем-Данченко основал Московский художественный театр. С 1918 г. возглавлял Оперную студию Большого театра (впоследствии Оперный театр имени Станиславского). В начале 1930-х гг., используя свой авторитет и поддержку вернувшегося в СССР М. Горького, добился особого положения для Художественного театра, получившего название МХАТ СССР им. Горького.

Деятельность К. С. Станиславского оказала значительное влияние на русский и мировой театр XX века. Он впервые утвердил на русской сцене принципы режиссерского театра (единство художественного замысла, подчиняющего себе все элементы спектакля; целостность актерского ансамбля; психологическую обусловленность мизансцен), а также разработал методологию актерского творчества, технику органичного перевоплощения в образ ("система Станиславского"). Его учениками и последователями были выдающиеся театральные деятели, режиссеры и актеры: В. Э. Мейерхольд, М. А. Чехов, Е. Б. Вахтангов, О. Н. Андровская, А. П. Зуева, Н. П. Баталов, М. Н. Кедров, Б. Н. Ливанов, А. Н. Грибов, М. М. Яншин и многие другие. Система Станиславского и сегодня лежит в основе практического обучения актеров и режиссеров.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце