URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Шестаков В.П. США: псевдокультура или завтрашний день Европы?: Ридерз дайджест по американской культуре
Id: 112323
 
209 руб.

США: псевдокультура или завтрашний день Европы?: Ридерз дайджест по американской культуре. Изд.2, доп.

URSS. 2010. 224 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-382-01179-0. Уценка. Состояние: 5-. Блок текста: 5. Обложка: 4+.

 Аннотация

Предметом настоящей книги являются особенности американского национального характера и его отражение в различных областях американской культуры: философии, религии, привычках, традициях, моделях повседневного поведения. Автор исследует такие важные для американского самосознания феномены, как "американская мечта", философия успеха, идея равных возможностей. В книге анализируются основные общественные институты США, в том числе кинематограф, реклама, телевидение. Особенное внимание уделяется отношениям в области культуры между США и Россией.

Книга адресована всем, кто интересуется историей, политикой и культурой США.

x

 Оглавление

ОТ АВТОРА
ПРЕДИСЛОВИЕ
Глава 1. ИСТОРИЯ США И СТАНОВЛЕНИЕ АМЕРИКАНСКОЙ ДЕМОКРАТИИ
Глава 2. АМЕРИКАНСКИЙ ЭТНОС: ОСОБЕННОСТИ АМЕРИКАНСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА
Глава 3. "АМЕРИКАНСКАЯ МЕЧТА": ЕЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ И СОВРЕМЕННЫЙ СМЫСЛ
Глава 4. ФИЛОСОФИЯ БИЗНЕСА: ЭТИКА УСПЕХА И РАВНЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ
Глава 5. ИМИДЖИ, СТЕРЕОТИПЫ, ГЕРОИ
Глава 6. АМЕРИКАНСКИЙ АКЦЕНТ: ОСОБЕННОСТИ АМЕРИКАНСКОГО ЯЗЫКА
Глава 7. РЕКЛАМА ПО-АМЕРИКАНСКИ
Глава 8. ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА МАССОВОЙ КУЛЬТУРЫ В США
Глава 9. "НОВЫЙ ГОЛЛИВУД": "ИНДУСТРИЯ ГРЁЗ" ИЛИ ПОЛИТИКА НА ЭКРАНЕ?
Глава 10. ЕВРОПА И США: ОТНОШЕНИЯ "ЛЮБВИ И НЕНАВИСТИ"
Глава 11. РУССКОЕ ОТКРЫТИЕ АМЕРИКИ
Глава 12. АМЕРИКАНСКАЯ ЖИВОПИСЬ
Глава 13. СИСТЕМА ОБРАЗОВАНИЯ В США
Глава 14. АМЕРИКАНСКОЕ ВОСПРИЯТИЕ РОССИИ

 От автора

Материалом этой книги послужили мои посещения Америки, позволившие мне постепенно открывать для себя эту страну. Это не всегда было легко. В советское время поездка в США всякий раз представляла собой преодоление "железного занавеса". Для меня, в то время молодого человека, это было все равно как попасть на другую планету. Эти поездки требовали много времени на подготовку, согласований, рекомендаций, обещаний не остаться по ту сторону занавеса и т.д. Поэтому они были связаны с волнением и даже нервным напряжением. Однажды за день до вылета я оказался в предынфарктном состоянии и вместо Америки попал в больницу.

Первый раз я поехал в США в качестве гида на выставке "Детское художественное творчество" в 1975 году. Это была одна из первых выставок в США, она продолжалась около года и экспонировалась на всем Западном побережье, в Сан-Франциско, Портленде и Сиэтле, т.е. от Калифорнии до штата Вашингтон. Выставка была замечательная, на ней было представлено творчество детей из различных республик Советского Союза: детские рисунки, вышивка, прикладное искусство, техническое конструирование. В то время детское творчество в России развивалось не на коммерческой основе, как это происходит сегодня, существовали тысячи клубов детского творчества, выставки, конкурсы, и дети имели возможность свободно развивать свое мастерство в художественном и техническом творчестве. Все это поражало американцев, они приводили на выставку свои семьи, приходили целые школы, которые проводили на выставке целый день. На основе этой поездки я вместе со своим коллегой Б.Юсовым написал книгу "Искусство и дети. Эстетическое воспитание за рубежом" ("Искусство". 1975).

Потом была стажировка по линии организации, называемой АЙРЕКСОМ (IREX) -- смысл этого названия для меня и сегодня остается тайной. Но благодаря этой стажировке я попал в университет Беркли. Здесь я должен был заниматься изучением американской эстетики, как оказалось, скучной и формальной. Но в Беркли я обнаружил "Клуб международного кино", директором которого был Том Ладди. Я познакомился с ним и принял активное участие в деятельности этого киноклуба. В нем показывались фильмы всех стран мира, в том числе и из СССР. Благодаря Тому я познакомился с Френсисом Копполой, и мы часто, пожалуй, каждую неделю, посещали его дом, который был своеобразным клубом для творческой интеллигенции Сан-Франциско. Здесь обсуждались фильмы, книги, политика. Я учил Френсиса пить вино из грузинских рогов. В то время Коппола завершал "Крестного отца" и был на пике творческого успеха.

В Беркли я посетил издательство "Беркли Юниверсити Пресс" и познакомился с одним из его редакторов, который издавал все работы американского психолога искусства Рудольфа Арнхейма. Представитель гештальпсихологии, эмигрировавший из Европы в Америку, Арнхейм долгое время возглавлял "Американское общество по эстетике и художественной критике", издавал журнал этого общества. Я получил все книги этого ученого и в качестве автора предисловия участвовал в издании его книги "Искусство как визуальное восприятие". Позднее я встретился с Рудольфом Арнхеймом, передал ему русское издание этой книги. Арнхейм прожил плодотворную и долгую жизнь в 104 года, не переставая писать свои книги. Эти книги я читаю и издаю до сих пор.

В Сан-Франциско было много интересных встреч с людьми, которых я до сих пор вспоминаю. Там я познакомился с Теодорой Крёбер, женой умершего незадолго до моего приезда известного антрополога Альфреда Крёбера. Она пригласила меня в свой красивый дом из красного дерева на берегу залива Голден гейт. Теодора подарила мне свою замечательную книгу "Иши в двух мирах", которую позднее моя жена перевела на русский язык. Другим антропологом, с которым я встречался несколько раз и подружился, была Маргарит Мид, мэтр американской антропологии, выдающийся ученый и незаурядный человек.

В Сан-Франциско на выставку, которая проходила почему-то в помещении церкви масонов "Масоник Темпл", ко мне пришел представитель знаменитой русской фамилии Шаховских -- Дмитрий Алексеевич Шаховской, ставший архиепископом Сан-Франциским. Ему в руки попала книга по эстетике, написанная мною совместно с А.Ф.Лосевым, и он пришел в сутане, с группой церковных людей, сопровождавших его, чтобы выяснить судьбу Алексея Федоровича. Он знал о заключении Лосева и был несказанно рад, узнав, что Лосев освобожден и занимается преподаванием и научной работой. Благословив меня на виду у моих ошалевших от неожиданности коллег, он подарил мне автографы Цветаевой и несколько церковных закладок для книг из бисера. Все это у меня было отобрано сопровождавшим выставку "ангелом-хранителем" от КГБ. Очевидно, эти закладки и до сих пор пылятся в архивах КГБ, как предмет особой антисоветской опасности.

Потом я в Америке бывал неоднократно, то в командировке в Голливуде в Лос-Анджелесе, то с лекциями в различных университетах -- Университете Вашингтона в Сиэтле, Университете Флорида в городе Тампа. В Вашингтоне посчастливилось встретиться с прекрасным человеком и ученым, директором Библиотеки конгресса Дэниелем Бурстином, выпускником престижного оксфордского Бэллиол-колледжа. По моей инициативе и с моим послесловием в издательстве "Прогресс" вышел перевод трех томов книги Бурстина "Американцы" -- прекрасное исследование истории американской культуры. Бурстин предварительно познакомился с моей статьей и одобрил ее.

К сожалению, мне не удалось издать книгу "Икона и топор" нынешнего директора Библиотеки конгресса Джеймс Биллингтона. Я подготовил рецензию на книгу и договор на перевод этой книги в издательстве "Республика", но мы безрезультатно прождали несколько часов. Выяснилось позже, что он не мог приехать в издательство, потому что улицы Москвы были запружены танками, идущими к Белому дому. Над Москвой был занесен топор, и до икон не было времени. Договор не состоялся, книга была издана другим издательством.

Я встречался в Америке с многими художниками и артистами. Присутствовал на юбилее выдающегося американского фотографа Ансельма Адамса, основоположника калифорнийской школы фотографии. Мы с женой были в гостях у художника Эндрю Уайеза в его имении Чэддс Форд в штате Пенсильвания. Он выглядел суровым человеком, но при нашей встрече обнаружил большую душевность и общительность. Он показал нам свою мастерскую, новые картины, коллекцию одежды, которую он использовал при создании новых образов. Я думаю, это лучший американский художник современной Америки, сочетающий строгий реализм с фантазией и символикой. Он подарил нам свои альбомы и копию медали конгресса, полученную им в качестве награды в 1988 году. Эта медаль лежит на моем рабочем столе.

В 1999 году моя жена получила грант фонда Фулбрайта для исследования популярных в то время гендерных проблем, и мы приехали в городок Манкато в штате Миннесота. Это сельскохозяйственный центр Америки, на берегу реки Миссисипи. Здесь я впервые познакомился с настоящей, кондовой Америкой. На один университет в этом городке здесь приходилось 50 церквей, и все население делилось в зависимости от вероисповедания. Но мне кажется, что настоящей религией в этом городе была еда. В ресторане, заплатив всего 5 долларов за вход, можно было проводить весь день и в неограниченных количествах поедать любые деликатесы. Этим и занимались многие жители городка и его окрестности, добиваясь больших успехов в ожирении.

А в университетском городке, как раз напротив нашей съемной квартиры, молодежь по ночам наслаждалась наркотиками. В течение всей ночи сюда приезжали машины и зачумленные наркотиками люди бродили и буянили до утра, не давая спать. Полиция была бессильна. Поэтому мы были счастливы, покидая Манкато. После этого в Америку мы перестали ездить, сменив нашу ориентацию на Оксфорд и Кембридж. Причины были разные. Стало трудно получать визы в Америку. И старые дружеские связи как-то быстро распались, впрочем, clinex friendship -- это типично американское явление.

Но Америка -- огромная страна, с уникальными географическими феноменами. Я катался на лыжах по вулканам штата Орегон, погружался с аквалангом в чистейших водах залива Монтерей, бродил по лишенной жизни пустыне Аризоны, заглядывал в бездонные глубины Большого Каньона, водил самолет в небе над Западным побережьем Америки, ловил метровых сомов в грязных водах Миссисипи. Природа в Америке уникальна и разнообразна. Но культура Америки не менее богата и разнообразна, чем ее природа. Сводить ее к одному знаменателю, восторгаться ею, или сводить ее к нулю, как это пытаются делать некоторые, было бы неверно.

Итак, книга об американской культуре, которую я предлагаю читателю, -- не только академическое исследование, основанное на литературных источниках. В ней многое связано с личным опытом, с непосредственными впечатлениями о стране и ее жителях. Мною опубликованы отдельные книги об американском кинематографе, об Американской мечте, об американской массовой культуре. К сожалению, не удалось опубликовать книгу "Американская мораль", которая была бы сегодня чрезвычайно актуальна. Ее "зарезал" зам. директора Института США и Канады Р.Г.Богданов. Считалось, что мораль -- несущественный момент в наших межгосударственных отношениях, не заслуживающий серьезного внимания. Сегодня ошибочность этой точки зрения совершенно очевидна. Мораль в политике, да и вообще в жизни Америки, играет огромную роль.

Предлагаемая читателю книга представляет собою попытку показать американскую культуру как целое, в котором сложно переплетены политика, история, мораль, реклама, национальный характер, образование, живопись, кинематограф, межнациональные рефлексии. Автор надеется, что несмотря на известную фрагментарность отдельных глав читатель получит целостное и непредвзятое представление о различных сторонах современной культуры США.


 Предисловие

Было бы неверно полагать, что современные Соединенные Штаты Америки недостаточно освещаются в нашей научной или публицистической литературе. В России всегда существовал пристальный интерес к этой стране, ее истории, социальным институтам, политике, экономике, религии, искусству, литературе. Однако далеко не всегда в отечественной литературе можно найти обобщенный образ Америки, включающий анализ самых разнообразных сторон ее жизни, как проявления особого типа культуры, отличного от европейского.

К тому же, на книгах, посвященных Америке, долгое время лежала печать идеологического соперничества. Большинство книг, написанных в "застойное" время, сознательно или подсознательно преследовало цели идеологической борьбы. В результате вместо объективного исследования особенностей Америки и американцев наши американисты, а тем более публицисты, стремились к тому, чтобы создать из Америки "образ врага". Следует сказать, что в этом трудно винить самих авторов. Над ними висел Дамоклов меч цензуры, которая не пропускала в свет книг, не содержащих традиционный набор стереотипов и штампов из арсенала, накопленного в течение затяжной "холодной войны". Впрочем, такими же болезнями страдала и американская советология, посвященная России и русским, что создавало дополнительный стимул для конфронтации.

Сегодня ситуация значительно изменилась. Надо надеяться, что леденящая атмосфера "холодной войны", идеологическая и политическая конфронтация ушли в далекое и невозвратимое прошлое, уступив место партнерству в политической, экономической и культурной сферах. Но возникли новые проблемы.

Было бы явным преувеличением сказать, что современный молодой человек в России достаточно хорошо знает Америку, ее историю, ее политические и социальные институты, нравственные ценности или особенности национального характера американцев. Ложные идеологические стереотипы, создаваемые в свое время официальной пропагандой, сменились не менее устойчивыми стереотипами, создаваемыми рекламой и популярной культурой. Не секрет, что большинство представлений об Америке и американцах мы черпаем из голливудских фильмов и телевизионных сериалов, которые чаще всего построены на эскепистских моделях и совершенно далеки от реальности. Долгое время в Европе существовало ложное представление об Америке как "культурной пустыне" -- стране, где не существует строгих моральных и культурных принципов, где господствует только безудержное стремление к материальному обогащению и всесильному доллару. Сегодня этот стереотип оказался несостоятельным: американская массовая культура успешно штурмует Европу. Но у нас все еще существует иллюзорное представление, что если американцы добиваются успеха в материальной практике, то они все еще живут в духовном вакууме и не имеют устойчивых нравственных идеалов, тогда как наша жизнь скудна материально, но насыщена духовно. Однако я не думаю, что стоит кичиться духовностью, если живешь в нищете. Мне кажется, что это противопоставление духовного, как исконно русского, и материального, как продукта западной цивилизации, в известной степени условно.

Настоящая книга имеет целью опровергнуть этот традиционный стереотип и показать нравственные и духовные поиски американцев, то, как они складывались в прошлом, и то, как они проявляются сегодня. В этом контексте в книге рассматриваются такие традиционные для американского нравственного сознания представления, как "американская мечта", "равенство возможностей", "человек, создавший самого себя", анализируется американская концепция успеха и способы его достижения.

Специальный раздел книги содержит анализ американской популярной культуры и средств массовой информации, включая газеты, журналы и телевидение. Здесь Америка постоянно идет впереди Европы, подчас вызывая опасения о тотальной американизации европейской культуры и все возрастающей угрозе "культурного империализма". Тем не менее, именно американская популярная культура отличается высокой технологией, продуманной системой воздействия на общественное сознание, которые следует изучать и осваивать нашей "индустрии культуры".

Специальный аспект книги -- то, как Америка выглядит извне. Как и всякая национальная культура, культура США по-разному воспринимается в мире. Существуют положительные и негативные имиджи Америки, которые создавались и прежде, которые существуют и теперь. Многие воспринимали Америку как страну, дающую человечеству новые надежды и новые возможности. Роберт Пени называл Америку "Европой с рухнувшими стенами". Гете был убежден, что "Америка лучше, чем старый континент", что она -- "настоящее Эльдорадо для тех, кто ущемлен существующими условиями жизни". Немецкий философ Гегель назвал Америку страной будущего, которой еще предстоит выступить на арене всемирной истории.

"Америка, -- писал он, -- есть страна будущего, в которой впоследствии, может быть, в борьбе между Северной и Южной Америкой, обнаружится ее всемирно-историческое значение; в эту страну стремятся все те, кому наскучил исторический музей старой Европы".

С другой стороны, не было недостатка и в негативных имиджах, отражавших тот процесс притяжения и отталкивания, любви и ненависти (Love-Hate Relations), который связывал Новый Свет со старой Европой. Клемансо, например, называл Америку "движением от состояния варварства к декадансу без остановки на станции культура". Зигмунд Фрейд считал Америку "большой ошибкой". Освальд Шпенглер говорил, что Америка -- "это движение от культуры к механическому беспорядку, от природы к мегаполису". А американский писатель Генри Миллер, долгое время живший в Париже, по возвращении в Америку назвал ее "кондиционированным кошмаром".

Какие имиджи следует признать наиболее адекватными: позитивные или негативные? Или, быть может, надо считать, что справедливы и те, и другие? Так, например, поступал в своей книге "Америка и американцы" Джон Стейнбек, а другой американский писатель, Джеймс Фарелл, писал по этому поводу:

"Америка так велика, что абсолютно все мнения об этой стране могут оказаться справедливыми. Вы можете сказать что-нибудь прямо противоположное, и это будет правдой".

Очевидно, что все эти имиджи следует рассматривать в контексте исторических и культурных контактов различных стран с Америкой. Мы полагаем, что знакомство с американской историей, становлением ее демократических установлений и институтов, особенностями американского национального характера, ее культурой и искусством позволит отказаться от многих ложных стереотипов и выработать более адекватный образ Америки, соответствующий ее вкладу в мировую историю.

Есть еще одно обстоятельство, которое объясняет, почему Америка всегда вызывала и вызывает живой интерес у разных народов. Американская революция создала демократическую Конституцию, утвердила систему общественного правления, свободного от сословных пережитков и традиций, столь характерных для многих стран Европы. Поэтому отношение к Америке часто выходит за пределы знакомства с ее национальным опытом. Как писал Алексис де Токвиль, автор знаменитой книги "Демократия в Америке", "в Америке я увидел больше, чем Америку. Я увидел здесь образ самой демократии с ее характером, склонностями, предрассудками и страстями, чтобы знать, чего мы можем бояться и чего мы можем ожидать от ее прогресса. Очевидно, эта мысль все еще сохраняет свою ценность. Несомненно, что во всяком случае для России, которая только вступает на путь построения демократического общества, Америка может дать либо положительный пример, которому следует подражать, либо предупреждение, к которому следует прислушаться.

Настоящая книга основана, прежде всего, на материалах исследований выдающихся американских историков, к числу которых относятся Генри Адамс, Фредерик Тернер, Генри Коммаджер, Роберт Хофштадтер, Артур Шлезингер, Джордж Бэнкрофт, Аллен Невинс. Этим ученым принадлежат фундаментальные исследования истории США, в которых выдвинут ряд методологических принципов ее исследования, например "гипотеза фронтира" Ф.Тернера, идея "божественного предопределения", концепция "американского Адама" и т.д. Все эти концепции с той или иной полнотой рассматриваются в настоящей книге.

В нашей работе мы в значительной мере опираемся на трехтомное исследование известного американского историка Дэниеля Бурстина "Американцы", дающее широкую панораму истории американской цивилизации и культуры. Дэниел Бурстин является одним из выдающихся современных американских историков. Получив образование в Оксфорде, в одной из престижных и старейших оксфордских школ "Бэллиол-колледж", Бурстин становится профессором американской истории в Чикагском университете, где он редактирует 30-томную "Чикагскую историю американской цивилизации". В 1969 году он становится директором Национального музея истории и технологии в Смитсоновском институте в Вашингтоне, а в 1974 году избирается на престижный пост директора Библиотеки Конгресса, на котором он проработал двенадцать лет.

Административная должность не помешала Бурстину работать над своими книгами. Среди них -- "Потерянный мир Томаса Джефферсона" (1948), "Дух американской политики" (1953), "Имидж" (1969) "Демократия и ее неудобства" (1971), "Республика технологии" (1978), "Первооткрыватели" (1983), "Скрытая история" (1987) и др.

Но самая значительная, на наш взгляд, работа, принадлежащая перу Бурстина, -- это трехтомник "Американцы". Хотя все три тома написаны в разное время и имеют свои подзаголовки, все они составляют одно целое и дополняют друг друга.

В 1958 году вышла книга "Американцы: Колониальный опыт, в 1965 году появилось ее продолжение -- "Американцы: Демократический опыт" и, наконец, в 1973 году был опубликован завершающий том "Американцы: Национальный опыт". В целом все три тома представляют грандиозную эпопею истории США, от первых поселенцев до середины XX века.

Следует отметить, что "Американцы" -- это не гражданская история страны, а скорее история культуры США. В ней рассматривается развитие американской цивилизации от поселений первых колонистов до индустриальной культуры XX века. Бурстин подробно анализирует в своей книге утопические и религиозно-мессианские идеи "отцов-основателей", развитие школ и университетов, печати, американского языка, литературы и эпоса, автодорог, супермаркетов, средств массовой коммуникации, рекламы и развлечений. Фактически, исследование Д.Бурстина -- первая книга на русском языке, дающая обобщенную картину развития американской культуры и цивилизации.

Автор обращается также и к анализу культурологических исследований известных американских философов и социологов -- Дэниеля Белла, Герберта Гэнса, Джона Ковелти, Сеймура Липсета, Уолтера Липпмана, Лео Ловенталя, Кристофера Лэша, Чарльза Рейча и других. Эти работы показывают огромное значение, которое современные американские ученые придают проблемам культуры и национального самосознания.

Существует еще одна причина, которая делает актуальным новое исследование американской культуры и имиджа Америки. Дело в том, что в России за последние годы наблюдается рост антиамериканских настроений. Чаще всего он выражается в форме протеста против широкого проникновения в Россию американской поп-культуры -- коммерческой рекламы, телевизионных мыльных опер, посредственных фильмов, пропагандирующих насилие. Но подобный процесс наблюдается и во многих других странах, в частности во Франции или Великобритании, где, тем не менее, американская поп-культура не составляет серьезной угрозы для национальной культуры и ее традиций.

Действительные причины антиамериканских настроений связаны с трудностью осуществления демократических реформ в России. Но поскольку демократические преобразования, проводимые в России, традиционно отождествляются с американским опытом, постольку рост трудностей в осуществлении этих преобразований порождает естественное разочарование в самой Америке.

Эти настроения пытаются эксплуатировать некоторые политические партии, стремящиеся оторвать Россию от мирового сообщества и объявить ее жертвой тайного заговора, осуществляемого США и Западной Европой. Эту точку зрения высказывает, например, лидер ЛДПР В.Жириновский, который уже давно сделал антиамериканизм своей политической платформой. В книге "Последний вагон на север" Жириновский так обосновывает свою позицию: "...Идет большая тайная война Америки против нас. США до сих пор видит в России своего главного конкурента в борьбе за мировое господство. Сильная, богатая и могущественная Россия им не нужна... Мы должны спасти наших детей от американского Микки-Мауса". Трудно понять, чем добрейший Микки-Маус, который во всем мире воспринимается как символ справедливости, до такой степени насолил Жириновскому, что он хочет "спасать" от него бедных русских детей. Это можно отнести к числу нонсенсов, которыми так богаты выступления этого политического деятеля. Но видеть в Америке потенциального врага России, как это делает лидер ЛДПР, -- это опасная и, как мы покажем, антиисторическая точка зрения, противоречащая традициям русского восприятия США, в особенности их демократических устремлений.

Аналогичную точку зрения высказывает и лидер Коммунистической партии России Геннадий Зюганов, который, также, как и Жириновский, активно эксплуатирует в своих политических целях антиамериканизм. Он также считает, что Америка организовала тайный заговор против России, для чего она использует идеологию либерализма, риторику демократии, потребительство, аморальные фильмы и популярную культуру. В программе Коммунистической партии Российской Федерации записано, что каждый член партии должен бороться против распространения западничества и американизма, исторического вандализма, культа наживы, насилия и разврата, эгоизма и индивидуализма4. Здесь американизм прямо отождествляется с вандализмом, эгоизмом, насилием и развратом.

На наш взгляд, подобные мнения означают попытку возрождения холодной войны и представляют серьезную опасность для развития русско-американских отношений. Антиамериканизм показывает свою полную несостоятельность для каждого, кто сколько-нибудь внимательно изучает историю взаимоотношений между Россией и США.

Мы надеемся, что наша книга позволит наметить некоторые особенности культуры современных Соединенных Штатов и американского национального характера, что поможет понять своеобразие этой страны и в какой-то мере ответить на вопрос, поставленный еще два века назад Гектором да Кревкером: "Что такое американец?".

Книга написана на основе лекционного курса, прочитанного мною в Московском Международном университете. В большой степени к ее изданию меня побудил живой интерес студентов к идее Америки, их желание понять особенности американской цивилизации. Автор выражает благодарность всем тем, кто помог советом и делом ее изданию.


 Об авторе

Вячеслав Павлович ШЕСТАКОВ

Специалист в области эстетики, теории и истории культуры. Доктор философских наук, профессор, заслуженный работник культуры Российской Федерации. Заведующий сектором теории искусства Российского института культурологии, профессор кафедры истории искусства Российского государственного гуманитарного университета. Окончил философский факультет МГУ им. М.В.Ломоносова в 1957 г. В 1963 г. защитил кандидлатскую диссертацию, в 1975 г. -- докторскую. Преподавал в университетах США и Великобритании. Имеет гранты Варбурского института (Лондон), фонда Пола Меллона по изучению английского искусства, фонда "Про-Гельвеция" (Швейцария), Йельского центра изучения английского искусства (США).

Консультант Комиссии по делам ЮНЕСКО по вопросам культуры (1980--1990). Публиковал доклады и сообщения по вопросам культуры в документах ЮНЕСКО.

Основной научный интерес В.П.Шестакова -- интеллектуальная история, связанная с историей философии, эстетики и образования. Его работы посвящены изучению культурной истории США, Великобритании и России. Fвтор более 60 книг по проблемам эстетики, философии культуры и истории искусства. Среди основных сочинений: "История эстетических категорий" (совместно с А.Ф.Лосевым), "Очерки по истории эстетики", "От этоса к аффекту. История музыкальной эстетики", "Эсхатология и утопия. Очерки русской философии и культуры", "Мифология ХХ века. Теория и практика массовой культуры", "Америка извне и изнутри", "Английский акцент. Английское искусство и национальный характер", "Эрос и культура. Философия любви и европейское искусство", "Очерки по истории эстетики", "Эстетика Ренессанса", "Русская литературная утопия", "Мифология ХХ века. Теория и практика массовой культуры", "Искусство и мир в "Мире искусства"", "Интеллектуальная история Кембриджа", "Интеллектуальная биография Эрнста Гомбриха", "Трагедия изгнания. Судьба Венской школы истории искусств", "Философия и культура эпохи Возрождения", "История истории искусства: От Плиния до наших дней" (URSS, 2008), "История эстетических учений" (URSS, 2009), "США: псевдокультура или завтрашний день Европы?" (URSS, 2010, 2012), "История английского искусства: От Средних веков до наших дней" (2010), "Европейский эрос: Философия любви и европейское искусство" (URSS, 2011) и др.

Под научной редакцией В.П.Шестакова изданы книги, ставшие учебными пособиями для российских вузов -- пятитомная "История эстетики в пяти томах" (1962-1967), "Музыкальная эстетика западноевропейского Средневековья и Возрождения" (1965), двухтомная хрестоматия "Идеи эстетического воспитания" (1966), "Эстетика Ренессанса" (1981--1982), "Трактаты о любви и красоте женщин эпохи Возрождения" (1992). Он также исследует методологию истории искусства от ее происхождения до нашего времени.

Работы В.П.Шестакова переведены на английский, итальянский, польский, венгерский, чешский, словацкий и китайский языки.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце