URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Джохадзе Д.В., Джохадзе Н.И. История диалектики: Эпоха античности
Id: 112055
 
391 руб.

История диалектики: Эпоха античности. Изд.2

URSS. 2010. 328 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-484-01220-6.

 Аннотация

В настоящей книге на основе богатого историко-философского, историко-диалектического и историко-логического источниковедческого материала, в том числе по античному диалогу и риторике, исследуется диалектическая природа древнегреческой философии, в методически систематической форме прослеживается внутренняя логика возвратно-поступательного развития истории античной философской мысли. Каждая из рассматриваемых философских систем, отдельных школ и персоналий представлена в диалектической связи как с предшествующими, так и с последующими философскими учениями в их проблемном ключе. Общая концепция книги и ее аналитические материалы апробированы авторами в научно-практических программах отечественных и зарубежных академических исследовательских центров, вузовских лекциях и спецкурсах разных лет, а также в докладах и выступлениях на всероссийских и международных конгрессах, конференциях и коллоквиумах по истории философии и общественной мысли.

В книге анализируются ключевые диалектические проблемы истории античной философии, рассматриваемые в контексте формирования и развития основных теоретических направлений этой эпохи, что способствует усилению учебно-методического аспекта труда, направленного на активное освоение материала, внутренней логики поступательного развития античной философии.

Книга рассчитана на научных сотрудников и аспирантов академического профиля, студентов и преподавателей гуманитарных факультетов университетов, а также всех интересующихся историей античного теоретического наследия, являющегося ареной отрицательно-положительного диалога философов, философских систем и отдельных школ.


 Оглавление

Введение

Раздел I. Объективная диалектика периода формирования античного рабовладельческого общества

Глава 1. Первоначальная диалектика милетской школы (Фалес, Анаксимандр, Анаксимен)
Глава 2. Развитие объективной диалектики у Гераклита
Глава 3. Пифагореизм. Диалектика числа
Глава 4. Диалектика в элеатской метафизике (Ксенофан, Парменид, Зенон, Мелисс)
 1.Ксенофан
 2.Парменид
 3.Негативная диалектика Зенона
 4.Мелисс

Раздел II. Объективная диалектика периода расцвета античного рабовладельческого общества

Глава 5. Развитие объективной диалектики "младшими физиками" (Эмпедокл, Анаксагор)
 1.Эмпедокл
 2.Анаксагор
Глава 6. Атомистика (Левкипп и Демокрит)
Глава 7. Развитие субъективной диалектики (Протагор и Горгий)
 1.Протагор
 2.Горгий
Глава 8. Развитие диалектики в объективном идеализме (Сократ; сократические школы -- киренаики, киники, мегарики; Платон)
 1.Сократ
 2.Киренаики (Аристипп, Феодор, Гегезий)
 3.Киники (Антисфен, Диоген Синопский)
 4.Мегарики (Евклид, Евбулид, Стилпон, Диодор)
 5.Платон
Глава 9. Синтез объективной и субъективной диалектики (Аристотель)
 1.Развитие диалектики у Аристотеля
 2.Логика Аристотеля и традиционная формальная логика
 3.Элементы диалектики в теории суждения
 4.Элементы диалектики в теории умозаключения
 5.Элементы диалектики в теории доказательства
 6.Категорология Аристотеля

Раздел III. Диалектика периода упадка античного рабовладельческого общества

Глава 10. Стоицизм
Глава 11. Эпикуреизм
Глава 12. Скептицизм
Глава 13. Неоплатонизм (Плотин и Прокл)
 1.Плотин
 2.Прокл
Глава 14. Диалог и диалектика
Заключение
Приложение. Теоретико-познавательные проблемы докторской диссертации Карла Маркса "Различие между натурфилософией Демокрита и натурфилософией Эпикура"
Примечания

 Введение

В последнее двадцатилетие интерес отечественных философов к диалектической проблематике заметно снизился. В этом, собственно, и заключается причина падения общетеоретического уровня философских исследований. Этому в определенной степени способствовало прекращение традиционных научных контактов наших ученых и обществоведов. В частности, развал СССР безусловно затруднил интеллектуальное взаимодействие представителей гуманитарных наук республик бывшего союза. Распались научно-творческие объединения. Напрочь исчезли разнопрофильные институты повышения квалификации, ушли в прошлое широко практиковавшиеся общесоюзные и межреспубликанские (межвузовские, межакадемические, межотраслевые и др.) научно-практические конференции, симпозиумы, коллоквиумы и т.п. мероприятия, на которых докладывались результаты научно-исследовательских достижений, устанавливались научные связи, вырабатывались индивидуальные и коллективные поисковые программы дальнейших исследований. Системы аспирантуры, ординатуры и докторантуры из-за экономических, финансовых затруднений и других самостийных преград стали в основном взаимно недоступными. Из-за центробежных течений в республиках СНГ, да и в России, вместо русского языка форсированно изучается английский, что объективно лишает народы бывшего СССР языковой почвы научного сотрудничества.

Кроме того, в результате повсеместного закрытия в России и СНГ кафедр марксизма и марксистско-ленинской философии, отмены в вузах преподавания этих дисциплин, прекращения плановой научно-исследовательской работы в академических институтах гуманитарного профиля и издательской деятельности в этой области, образовавшийся вакуум на книжном рынке зачастую заполнился литературой в основном религиозно-мистического и идеалистического содержания, эклектического и компилятивного характера; марксистская философская литература полностью вытеснена разного рода псевдонаучными "исследованиями", выполненными в большинстве случаев с позиций метафизического фидеизма и клерикализма. Четко выраженная тенденция теологизации общественной жизни и вытеснения марксистско-ленинского теоретического наследия теологией "без границ" проявляется и в преподавании гуманитарных наук как в общеобразовательных школах, так и в вузах России и СНГ. Часто, эта пестрая религиозная, философская, околофилософская и даже лжефилософская литература, как правило, страдает концептуальной рыхлостью и отсутствием признаков сколько-нибудь научно выверенной методологии, характеризуется в целом мировоззренческой размытостью, идеологическим нигилизмом и недостатком собственно философского содержания. Эти работы (по преимуществу -- фактографическо-описательного плана) хотя иногда и информативны, но из-за полного отсутствия логико-диалектического видения проблем страдают очевидным дефицитом существенно философской информации.

Заметно отсутствие в наших странах адекватной постсоциалистическому обществу идеологии, место которой в постсоветское время заняло в основном религиозное мировоззрение. Все чаще и чаще мы слышим настойчивые призывы вернутся назад к Богу, к поклонению божественному "началу"; нередки случаи, когда научный рационализм замещается религиозно-метафизическим иррационализмом и мистицизмом. Если же мы обратимся к иным типам верований, стимулируемым религиозным сознанием, то попадаем в сферу еще более темного и невежественного царства, где господствуют оккультизм, астрология, магия, ремесло колдовства и гадания и т.п., все то, что в постсоветские времена получило чрезвычайно широкое распространение.

Все отмеченное отрицательно отражается на состоянии академической, вузовской и отраслевой науки, гуманитарной в особенности. Между тем, именно гуманитарная интеллигенция ответственна за выработку общих теоретико-познавательных, мировоззренческих, идеологических и этико-политических ориентиров практически-теоретической жизнедеятельности государства и нации, базовых парадигм для достижения национально-культурного самоопределения, единства гражданского самосознания многонационального и поликонфессионального государства.

История познавательной деятельности человечества есть сложный процесс, процесс длительный и непрерывный, и совершается он не иначе как путем диалектического взаимодействия человека с окружающей его объективной действительностью: природой, обществом и, наконец, с самим собой. В этой сложной системе теоретико-познавательного творчества человека, каждая отдельно взятая наука имеет свою, ей присущую имманентную логику исторического развития, которая выявляет внутреннюю закономерность движения познания и концептуальную последовательность изложения ее предмета. Причем, как правильно писал П.В.Копнин, "логика науки -- это не отдельная наука, какая-то особая логическая система, а форма интеграции знания вокруг одного объекта, каким является наука". Одним из проявлений этого весьма ценного направления теоретической мысли современности является то, что, например, представители эмпирических наук все настойчивее стали исследовать логику развития той или иной определенной отрасли знания. Успешно пробивает себе дорогу плодотворная идея, что каждая отдельно взятая наука имеет собственную логику развития, которая указывает на закономерности познания и концептуальную последовательность изложения предмета своего исследования.

Естественно ставится вопрос о том, что является основной целью логики науки? Цель логики науки -- построить логическую систему познавательной деятельности человека в определенной области науки, максимально выявить прежде всего прогрессирующую поступательность и взаимосвязанность простановок проблем и их решения, сделать первые шаги в изучении того, как происходят научные открытия. Причем, ценность науки заключается не только в самих открытиях, что, конечно, очень важно, но ни в меньшей мере в логико-диалектических обоснованиях самих открытий, в приведении их в определенную логически последовательную систему. Из сказанного уже видно, что логика науки интересуется прежде всего внутренней закономерностью развития науки, логической основой науки. Следовательно, "Всякая наука, на основе своих теоретических построений создает правила, регулирующие дальнейшее движение познания своего предмета. Где есть правила движения мысли, там есть логика".

Здесь необходимо отметить, что один из крупнейших представителей диалектической философии Гегель, развивая диалектические идеи Аристотеля, конкретнее, чем другие до него философы, подошел к мысли о логике науки, характеризуя всякую науку как прикладную логику. Суть положения Гегеля о прикладной логике, как нам кажется, прежде всего заключается в том, что каждая отдельно взятая наука необходимо содержит в себе имманентную логику развития, имеющую своей основой объективную логику мышления. Он в целом правильно схватил суть каждой науки как прикладной логики, состоящей в том, "чтобы облекать свой предмет в формы мысли и понятия". Гегелевское положение о науке как прикладной логике было воспринято В.И.Лениным с должным вниманием и развито при разработке им проблем диалектической логики, которая, кстати, в настоящее время, как известно, ошибочно, точнее, из-за ленивости мысли, недооценивается не только политиками, претендующими возглавить культурное развитие нации, но, что прискорбно, даже многими философами. Между тем, в контексте нашего исследования истории диалектики, совершенно актуальным представляется положение Ленина о том, что "логика есть учение не о внешних формах мышления, а о законах развития "всех материальных, природных и духовных вещей", т.е. развития всего конкретного содержания мира и познания его, т.е. итог, сумма, вывод истории познания мира". Поскольку согласно, как мы позже увидим, еще Аристотеля, а потом Гегеля и, в след за ним Ленину, логика есть учение о законах развития всех материальных, природных и духовных явлений, постольку логика может должна служить человеку в качестве прикладной науки в любой области его мыслительной деятельности, в том числе и философской.

В исследовании собственной логики развития нуждаются все науки, в особенности же историко-философская наука, о которой мы как раз и будем говорить в дальнейшем. Между тем отсутствие более или менее строго доказанной закономерности философского развития приводит часто к элементам субъективизма в интерпретации результатов философских систем и отдельных школ. О внутренней логике последовательности и преемственности в истории философии писал до Гегеля еще Аристотель, этот, смело можно сказать, первый в мире историк философии. Аристотель был убежден в том, что философия в целом не есть результат научной работы лишь отдельных людей, а наоборот, она как наука создавалась в истории целой плеядой философов, каждый из которых вносил свою лепту. "Каждый говорит относительно природы что-нибудь и поодиночке, правда, ничего не добавляя для установления истины, или мало, но, когда все это собирается вместе, получается заметная величина "..." справедливо питать благодарность не только к тем, чьи мнения мы можем разделить, но и к тем, кто высказался более поверхностно: ведь и они привнесли кое-что, подготовив своим предварительным упражнением нашу способность к познанию". Аристотель заложил фундамент рассмотрения истории философии как науки, и Гегель во многом в этом отношении следовал за ним.

П.В.Копнин правильно констатировал, что "теория имеет свою логику развития". История философии выступает как совокупность множества теорий и разных систем. При такой пестроте философских направлений совершенно необходим их логический анализ, констатация логики движения всемирной философской мысли от одного направления к другому, от одной системы к другой. Тогда возникает вопрос: что же, собственно, является логикой развития истории философии? Если мы попытаемся ответить на этот вопрос, исходя из трудов Аристотеля, Гегеля, Маркса, Энгельса и Ленина, то должны признать, что логикой, управляющей всемирной историей философии, может быть только диалектика. С этой точки зрения диалектика -- это логика историко-философского процесса (причем эту дефиницию следует рассматривать как генетическую, а не предметную).

О диалектической проблематике пишут, и довольно много. Однако о диалектике как о методе логического обоснования философского развития, о ее специфической функции как логики истории философии еще нет специальных работ. Между тем, как нам представляется, рассмотрение теории диалектики под углом зрения ее понимания как внутренней логики историко-философского процесса послужит построению истории философии в целом. Объективная последовательность философских систем, теорий, проблем, их иногда взаимоисключающее, иногда взаимоопределяющее отношение как раз и должны составить предмет диалектики как логики философского развития. В диалектике, рассмотренной под углом зрения ее роли как особой логики истории философии, проявляется синтезирующая функция человеческого мышления.

Понимание диалектики как логики философского развития делает возможным постижение каждой философской системы в ее строго логической последовательности. Диалектика как логика беспрерывно сменяющихся философских систем интересуется теми главнейшими узловыми пунктами, моментами, перекрестками, расхождениями и сходствами, в выработку которых каждая философская система вносит свой закономерный вклад. В таком случае диалектика (которую не следует путать с эристикой и эристической болтовней) должна стать также подлинно аподиктическим обоснованием логики восходящей спирали всемирной философской мысли. Объективная последовательность философских систем, теорий, проблем, взаимоисключающее и взаимоопределяющее отношение как раз и должны составит предмет диалектики как имманентной логики философского развития. В диалектике, рассмотренной под углом зрения ее роли как внутренней логики истории философии, проявляется синтезирующая функция человеческого мышления. Следовательно, понимание диалектики как логики философского развития делает возможным сущностное постижение каждой философской системы в ее строго логической последовательности. Диалектика как логика беспрерывно драматически сталкивающихся и систематически сменяющихся философских систем интересуется теми главнейшими узловыми пунктами, моментами, перекрестками, расхождениями и сходствами мысли, в выработку которых каждая философская система вносит свой собственный вклад.

После Аристотеля вплоть до Гегеля история человеческого мышления не знает сколько-нибудь сознательной попытки исследования логики философского развития и, следовательно, построения истории философии как науки. Типичным было как раз обратное. Едва ли ни каждый мыслитель, игнорируя роль преемственности в истории мысли, субъективно не признавал зависимости собственной системы от предшествующей истории. Будучи не в состоянии найти критерий истины в области философских исследований и истории философии как науки, Секст-Эмпирик, в частности, писал: "...Как если бы мы представили себе, что в доме, в котором находится много драгоценностей, многие ищут золото ночью; каждый думал бы, что нашел золото, но не знал бы этого наверное, хотя бы и действительно нашел его. Точно так же философы вступают в этот мир, как в большой дом, чтобы искать истину; если бы даже нашли ее, то они все же не могли бы знать, достигли ли они ее". "Сравнение заманчивое...", -- замечает по этому поводу В.И.Ленин.

Исходя из нигилистического отношения к философской традиции и, следовательно, из отрицания логики философского развития, Ф.Бэкон не видел "ни в самих философиях, ни в способе доказательств... ничего верного или здравого". Поэтому Бэкон считал, что разум должен быть "освобожден и очищен" от влияния прошлых учений, ибо они отрицательно действуют на него, что "сколько есть принятых и изобретенных философских систем, столько поставлено и сыграно комедий, представляющих вымышленные и искусственные миры".

Декарт, отрицая преемственность в истории мысли, писал, что "нет нужды искать иных начал, помимо изложенных мною, для того чтобы достичь высших знаний, какие доступны человеческому уму, маловероятны решения тех же вопросов по началам, отличным от моих".

Фихте своих предшественников называл "мнимыми" друзьями по профессии, ибо сам думал, что "среди них вряд ли найдется и полдюжины таких, которые знали бы, что такое собственно философия". Он был убежден, что лишь его философия может быть последним словом, а что же касается "всех предшествующих так называемых философий", то он рассматривал их "лишь как попытки и предварительные работы".

Однако, что бы ни говорили отдельные мыслители, объективный ход развития человеческого мышления таков, что даже самые с первого взгляда несовместимые и противоположные отдельные системы в высшей степени взаимосвязаны друг с другом, если их анализировать в аспекте отношения к общему историко-философскому процессу.

Нетрудно сделать вывод, что упомянутые нами, а также многие другие философы в результате нигилистического отношения к иным философским системам сознательно или несознательно рассматривали собственную философию как якобы результат узко личного творчества и признавали ее истинной, а следовательно, и единственно компетентной.

Именно в связи с этим К.Маркс писал: "кто будет решать вопрос о компетентности? Кант не признал бы Фихте компетентным философом, Птолемей Коперника -- компетентным астрономом, Бернар Клервоский Лютера -- компетентным теологом. Всякий ученый причисляет своих критиков к "некомпетентным авторам"".

После Аристотеля первым, кто сделал попытку выявления внутренней логики историко-философского процесса и в связи с этим создания истории философии как науки, был Гегель. Он поставил своей целью проследить имманентную логику философского развития и таким образом построить научную систему истории философии и человеческого мышления вообще. "Моим намерением, -- писал Гегель, -- было способствовать приближению философии к форме науки -- к той цели, достигнув которой, она могла бы отказаться от своего имени "любовь к знанию" и быть действительно знанием". Осуществление этой цели стало возможным благодаря разработанному Гегелем диалектическому методу.

Как известно, классики марксизма высоко ценил деятельность Гегеля в обосновании им истории философии как науки. Так, К.Маркс считал, что Гегель "впервые постиг историю философии в целом". Главной заслугой его было применение диалектики к области истории человеческого мышления, разработка диалектики историко-философского процесса, на основе чего он как раз и смог показать логику поступательного развития истории философии. Диалектика возвратно-поступательного развития человеческого познания у Гегеля выступает как логика, характеризующая весь ход истории философии. В связи с этим Энгельс писал, что "Гегель старается найти и указать проходящую через нее нить развития".

О гегелевском определении логики историко-философского движения ("это движение есть, в качестве конкретного движения, ряд процессов развития, которые мы должны представлять себе не как прямую линию, тянущуюся в абстрактное бесконечное, а как возвращающийся в себя круг, который имеет своей периферией значительное количество кругов, совокупность которых составляет большой, возвращающийся в себя ряд процессов развития") В.И.Ленин пишет: "Очень глубокое верное сравнение!! Каждый оттенок мысли = круг на великом круге (спирали) развития человеческой мысли вообще". Указание на спиралевидность исторического процесса движения и развития философии имеет своей методологической основой рассмотрение диалектики как логики мыслительной деятельности человека.

Гегель в основном сумел показать, что история философии не есть совокупность обломков разрушенных систем, а наука, имеющая свою логику поступательного развития. "Если, -- пишет Гегель, -- мы возьмем логическое поступательное движение само по себе, мы найдем в нем поступательное движение исторических явлений в их главных моментах". Именно исходя из внутренней логики взаимосвязи и развития философской мысли, Гегель утверждал, что "история философии не есть вслепую набранная коллекция взбредших в голову мыслей, не случайное движение вперед. Я, наоборот, старался показать необходимое возникновение философских учений друг из друга, так что каждое из них непременно предполагает предыдущее. Последовательность философских систем не случайна, а представляет необходимую последовательность ступеней этой науки". Исходя из гегелевской логики постановки вопроса, необходимо следует вывод о том, что в истории философии ни одна философская система, взятая изолированно от других систем и от истории философии вообще, сама по себе не может быть ни полностью истинной, ни целиком ложной, ибо истинностную оценку им целесообразнее давать в аспекте их отношения к общей истории философии. Поэтому безусловно истинной может быть только совокупная целостность крупных философских учений. Такая точка зрения на историю философии, когда отдельные философские системы, несмотря на их кажущуюся пестроту, дисгармоничность и противоречивость, предстают как диалектически взаимосвязанные моменты, звенья всеобщей истории философии как единого целого, была в корне противоположна тогдашним взглядам на историю философии как на галерею разнородных и не связанных между собой мнений отдельных мыслителей.

В аспекте нашего исследования нам представляются исключительно ценными следующие положения:

1. Гегелевский метод интерпретации историко-философского процесса как диалектического саморазвертывания философских систем и на основе этого утверждение истории философии как развивающейся научной системы, диалектической целостности. "Цельность, совокупность моментов действительности, которая в своем развертывании оказывается необходимостью", -- выписывает В.И.Ленин из Гегеля и добавляет: "Развертывание всей совокупности моментов действительности NB = сущность диалектического познания".

2. Положение Гегеля о диалектическом единстве историко-философского процесса, о прогрессирующем развитии истины и возвратно-поступательном движении философского знания. "Философия есть развивающаяся система, и такова также история философии; это -- тот основной пункт, то основное понятие, которое выяснит вам даваемое мною изложение этой истории", и "лишь та история философии заслуживает название науки, которая понимается как система развития идей".

3. Диалектическое разрешение основной центральной идеи, заложенной в аристотелевской и гегелевской концепций истории философии, -- воссоздание предшествующего хода истории человеческого мышления вообще, и философии в частности, в ее необходимой последовательной связи во времени. Этот ход движения истории мысли у Гегеля уже воспроизводится и характеризуется как отношение исторического и логического, абстрактного и конкретного.

Диалектика, понимаемая как логика и, наоборот, логика, понимаемая как диалектика, выявляет, что любая философская концепция, даже если она в науке составляет эпоху, отнюдь не возникает внезапно, в стороне от общего хода истории философии. Все то, что мы имеем в философии, по мнению Гегеля, "обязано своим существованием традиции, которая через все, что преходяще и что поэтому минуло, тянется, по сравнению Гердера, словно священная цепь, и она сохранила и передала нам все, что произвели предшествовавшие поколения". Преемственность в области мыслительной деятельности человека не есть простой акт наследования. "Это наследование, -- пишет Гегель, -- есть одновременно и получение наследства и вступление во владение этим наследством".

Во-первых, диалектика как логика истории философии особое внимание уделяет выявлению единой нити преемственности и наследования в многообразном и подчас противоречивом материале -- результате многовековой мыслительной деятельности человека. Принципы диалектики здесь оказываются теми предпосылками, на основе которых выявляются преемственность, наследственность и последовательная взаимосменяемость отдельных философских концепций.

Во-вторых, движение истории философии диалектика представляет не как прямую, а как спираль восходящей линии. В таком случае логика философского развития выступает как развертывающаяся внутри себя целостность. Здесь диалектика как логика философии фигурирует как теория развития вообще и, являя логику развития философии, освобождает ее от всевозможного балласта, наслоения, от всего случайного и внешнего.

В-третьих, диалектика должна проследить логику, имманентно присущую истории философии, при условии, что она весь историко-философский материал рассмотрит сквозь призму единства исторического и логического.

Точка зрения диалектики исторического и логического является одной из предпосылок при раскрытии той общей, главной логической линии развития философии, которая обнаруживается в ее многообразных исторически сменяющихся формах, т.е. с точки зрения диалектики как логики философского развития различные философские эпохи, системы, школы и философы, выступающие во всем богатстве своих форм исторического проявления, составляют нечто единое, целое. Для диалектики главное -- не форма исторического проявления, т.е. историческое (хотя от этого она не отвлекается), а логическое содержание. Здесь историческое оборачивается логическим, а логическое -- историческим. Преувеличение одной из этих сторон вынуждает исследователя ударяться или в чистую эмпирию, или же в абстрактную бессодержательную логику.

В-четвертых, в результате рассмотрения диалектики как логики философского развития перед нами ясно вырисовывается не только различие между многочисленными системами, но и тождество между ними, т.е. внутренняя объективная логика всемирной истории философии поглощает конечные исторические формы отдельных систем так, что момент тождества и различия отчетливо выделяется.

В-пятых, диалектика как логика философского развития представляет историю философии как науку, развивающуюся на основе диалектического закона отрицание отрицания. История философии -- это беспрерывный процесс диалектического отрицания и утверждения. Каждая философская система содержит в себе в возможности нечто, получающее свое дальнейшее развитие в последующем. Философские системы содержат в себе и свое собственное отрицание. Каждая последующая философская система, отрицая предшествующую, содержит ее в себе в снятом виде и вместе с тем развивает ее дальше.

В-шестых, диалектика как логика и теория познания истории философии делает вывод о последовательности в развитии логических понятий и категорий. И в самом деле, подтверждением тому служит история диалектики, в которой всеобщие определения мысли выступают в их логической последовательности. Диалектика имеет дело прежде всего с понятиями, категориями, всеобщими положениями и теориями науки, законами развития природы, общества и человеческого мышления.

Диалектика как логика философии в конечном счете оборачивается последовательностью понятийных и категориальных определений истории всемирной философии. Или, что одно и то же, диалектика предшествующего и последующего в истории философии заключается в категориальном оборачивании предшествующей системы в последующие. Диалектическое положение о том, что "категории надо вывести (а не произвольно или механически взять) (не "рассказывая", не "уверяя", а доказывая)", находит свое наиболее адекватное отражение при диалектическом подходе к истории философии.

При таком рассмотрении вопроса история философии предстанет перед нами как своеобразная лаборатория борьбы взаимоисключающих мыслей, теорий, систем, в которой выкристаллизовывается объективная логика философского развития.

Итак, диалектика в истории философии должна найти себе подтверждение и, следовательно, свое выражение прежде всего как логика становления и развития философии. Нам кажется, что исследование логики развития истории философии в настоящее время уже приобрело значение назревшей задачи. Решение данной проблемы во многом способствовало бы тому, чтобы "царство мысли представить философски, т.е. в его собственной (NB) имманентной деятельности или, что то же, в его необходимом (NB) развитии", без чего невозможно создание истории философии как науки.

Тема настоящей работы представляет собой лишь частичку этой большой и сложной проблемы. Здесь мы исследуем логику философского развития античной философии, которая может служить иллюстрацией к диалектике историко-философского процесса. Именно после выявления внутренней логики истории философии классической Греции лишь и возможен вывод о том, что античная философия действительно дала "все позднейшие типы мировоззрений". Древнегреческие философы шаг за шагом поднимали, ставили и по-своему решали ряд очень важных проблем научного и философского знания, которые проходят через всю историю философии вплоть до возникновения марксизма-ленинизма.

Какова же логика поступательного движения античной философской мысли? Какова специфика этого прогрессирующего развития философии? Постановке и посильному решению этой кардинальной проблемы, а также разработке тесно связанных с нею других частных вопросов посвящается эта работа.

Диалектическая природа античной философии -- "это одна из причин, заставляющих нас все снова и снова возвращаться в философии, как и во многих других областях, к достижениям того маленького народа, универсальная одаренность и деятельность которого обеспечили ему в истории развития человечества место, на какое не может претендовать ни один другой народ", ибо уже греческая философия наметила "те области знания, из коих должна сложиться теория познания и диалектика, kurz, история познания вообще, вся область знания".


 Об авторах

Джохадзе Давид Викторович -- доктор философских наук, профессор Института философии РАН, где работает с 1961 г. по настоящее время.

Направления исследований: история философии, диалектики и логики; проблемы античного диалога и риторики в контексте связи с логикой, теорией познания и диалектикой; проблемы отечественного и зарубежного антиковедения и медиевистики; проблемы истории марксизма и диалектики социального развития; актуальные теоретико-познавательные проблемы современности.

Джохадзе Наталья Игоревна -- кандидат философских наук, доцент кафедры философии Московского государственного университета экономики, статистики и информатики (МЭСИ) с 1979 г. по настоящее время.

Направления исследований: история философии, социальная философия, эстетика, культурология.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце