URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Шпрингер Р. Национальная проблема: Борьба национальностей в Австрии. Пер. с нем.
Id: 110892
 
344 руб.

Национальная проблема: Борьба национальностей в Австрии. Пер. с нем. Изд.2

URSS. 2010. 328 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-396-00125-1.
Книга напечатана по дореволюционным правилам орфографии русского языка (репринтное воспроизведение издания 1909 г.)

 Аннотация

Вниманию читателя предлагается книга выдающегося государственного деятеля Австрийской республики К.Реннера (1870--1950), выпущенная им под псевдонимом Рудольф Шпрингер. Автор делает подробный анализ национального вопроса, описывает борьбу за власть между национальностями в Австро-Венгерской империи, предлагает систему национальных прав, получившую название "экстерриториальная национальная автономия", и дает ей юридическое обоснование.

Для историков, политологов, социологов, всех заинтересованных читателей.


 Оглавление

Предисловiе
Введенiе
  §§ 1.Предварительныя замечанiя. 2. Къ вопросу о методе
Глава первая. Проблема
  § 3.Возможные способы политическаго пониманiя нацiональной проблемы
 Отделъ I.Атомистически-централистическое воззренiе
  §§ 4.Нацiональность, какъ субъективное основное право индивидуума. 5. Нацiя, какъ массовое явленiе
 Отделъ II.Органическое воззренiе
  §§ 6.Общая часть. 7. Теорiя территорiальнаго государства. 8. Теорiя товарищества или персональнаго государства. 9. Нацiональная автономiя
Глава вторая. Постулаты нацiональной идеи
  § 10.Нацiональная идея
 Отделъ I.Нацiональное обособленiе
  §§ 11.Органическое объединенiе общества чрезъ государство вообще. 12. Нацiональное обособленiе
 Отделъ II.Правовые постулаты нацiональной идеи
  §§ 13.Право отдельнаго лица. 14. Нацiя въ целомъ. 15. Правовое отношенiе партiи къ государству. 16. Содержанiе нацiональнаго права. 17. Общiй обзоръ постулатовъ
Глава третья. Постулаты упорядоченнаго государственнаго управленiя
  § 18.Руководящiе принципы
 Отделъ I.Общiе принципы внутренней областной политики
  §§ 19.Государственная территорiя. 20. Административно -- техническiя соображенiя при деленiи территорiи на округа
 Отделъ II.Существующее областное деленiе его и недостатки
  §§ 21.Селенiе и община. 22. Части государственнаго местнаго управленiя. 23. Область промежуточныхъ государственныхъ инстанцiй. 24. Прежняя губернiя. Военное дело. Организацiя въ целомъ
 Отделъ III.Реформа организацiи управленiя
  § 25.Временное следствiе реформъ и предложенiе объ округахъ Кербера
Глава четвертая. Примиренiе государственныхъ и нацiональныхъ постулатовъ
 Отделъ I.Округъ, какъ основа примиренiя
  §§ 26.Государство и нацiя. 27. Коронная земля и нацiя.
 Отделъ II.Недостаточные способы федерацiи и ихъ опасности
  §§ 28.Централизацiя и децентрализацiя. 29. Три раздельныя функцiи самоуправленiя
 Отделъ III.О допустимыхъ размерахъ правъ самоуправленiя
  §§ 30.Автономiя коронныхъ земель. 31. Автономiя нацiональностей и политическiя перспективы
 Отделъ IV.Форма федерацiи
  § 32.Автономiя и унiя
Глава пятая. Союзно-нацiональное государство, какъ осуществленiе нацiональной автономiи и государственной унiи. 212-287
 Отделъ I.Нацiональная и территорiальная автономiя
  §§ 33.Органы нацiональной автономiи въ округе 34. Органы объединенiя въ округе и территорiальная автономiя округа. 35. Автономныя нацiи и ихъ органы
 Отделъ II.Государственная унiя
  §§ 36.Органы государственнаго единства. 37. Единство законодательства; палата депутатовъ. 38. Единство законодательства: влiянiе всеобщаго избирательнаго права на соотношенiя нацiональныхъ силъ. 39. Единство исполнительной власти: управленiе по министерствамъ 40. Единство целаго, или государство. 41. Выводы
Приложенiе. Пропорцiональные выборы въ округе

 Из предисловия к русскому переводу

Предлагаемая въ русскомъ переводе книга "Der Kampf der Oesterrsichischen Nationen um den Staat", посвященная анализу нацiональнаго вопроса и обрисовке нацiональной борьбы въ Австрiи, принадлежитъ перу австрiйскаго публициста Реннера, выпустившаго ее подъ псевдонимомъ Шпрингера. Темъ же авторомъ, подъ псевдонимомъ Синоптикуса, была издана еще въ 1899 году брошюра: "Staat und Nation", затемъ, подъ темъ же псевдонимомъ Шпрингера, появилась его брошюра "Staat und Parlament" и, наконецъ, въ 1906 году книга. "Grundlagen und Entwickelungsziele der Oesterreichisch-Ungarischen Monarchie", Wien 1906, въ предисловiи къ которой Реннеръ и раскрылъ свое подлинное имя.

Появляющаяся теперь въ русскомъ переводе книга Шпрингера-Реннера представляетъ собой заметное явленiе въ количественно богатой, но качественно весьма бедной литературе по нацiональному вопросу. По верному определенiю австрiйскаго соцiалъ-демократа Гертца, "о нацiонализме было написано очень мало ценнаго въ научномъ отношенiи, и... понятiе нацiональности въ настоящее время окружено такимъ же мистическимъ ореоломъ, какъ некогда понятiе религiи".

Заслуга Шпрингера и заключается въ томъ, что онъ въ своей работе далъ первую серьезную попытку снять "мистический ореолъ" съ понятiя нацiональности и вообще съ нацiональнаго вопроса, что ему въ значительной мере и удалось сделать въ предлагаемой имъ системе нацiональной автономiи.

Правда, съ проповедью этой идеи нацiональной автономiи, въ ея зачаточномъ состоянiи, выступила впервые австрiйская южно-славянская соцiалъ-демократическая партiя на страницахъ пражскаго журнала "Akademiker". Съ другой стороны, польскiй писатель К.Кульчицкiй, помещая въ своей книге "Автономiя и федерацiя" главу объ "экстерриторiальной нацiональной автономiи", замечаетъ: "Въ вопросе объ экстерриторiальной нацiональной автономiи я впервые формулировалъ свои взгляды, не будучи совершенно знакомъ съ трудомъ Шпрингера, на лекцiяхъ о сущности нацiи, организованныхъ въ Кракове народнымъ университетомъ имени Мицкевича". Верно, однако, то, что Шпрингеру принадлежитъ трудъ систематическаго обоснованiя идеи нацiональной автономiи, почему эта идея обычно и связывается съ его именемъ.

Девятнадцатый векъ былъ эрой роста и расцвета нацiональной идеи, движенiе которой выразилось, какъ въ процессе постепеннаго и медленнаго выделенiя отдельныхъ нацiональныхъ государственныхъ единицъ, каковы Сербiя, Болгарiя, Черногорiя, Румынiя, Австрiя, такъ и въ обратномъ процессе нацiональнаго объединенiя въ такихъ странахъ какъ Италiя, Германiя. Нацiональная идея въ это время сыграла роль фактора внешней государственной жизни, На долю двадцатаго века выпадаетъ сложная и трудная работа урегулированiя внутреннихъ нацiональныхъ отношенiй въ разноплеменныхъ государствахъ. Найти реальный способъ этого регулированiя и составляетъ основную задачу труда Шпрингера.

Императоръ Iосифъ II въ своемъ рескрипте отъ 11 мая 1784 года говоритъ: "Какая польза произросла бы для всего государства, если бы въ немъ говорили на одномъ языке". Утопичность этого благороднаго пожеланiя очевидна въ примененiи именно къ Австрiи. Но не менее утопично для настоящаго времени и для ближайшаго будущаго и требованiе немецкаго государствоведа Блюнчли, выраженное имъ въ следующихъ словахъ: "Каждая нацiя призвана образовать отдельное государство н въ праве это сделать. Мiръ долженъ быть разделенъ на столько же государствъ, на сколько нацiй распадается человечество. Пусть каждая нацiя будетъ государствомъ, каждое государство нацiональнымъ организмомъ". Но если даже предположить осуществленiе этой великодушной утопiи, требующей признанiя государственнаго существованiя за всеми безъ исключенiя нацiональностями, то и тогда не будетъ исключена необходимость, при современныхъ экономическихъ условiяхъ, наличности въ каждомъ нацiональномъ государстве инонацiональныхъ элементовъ. Разноплеменность современнаго государства-явленiе неустранимое, и неустранима, следовательно, потребность въ реальномъ средстве къ урегулированiю взаимныхъ нацiональныхъ конфликтовъ, къ разрешенiю нацiональной проблемы.

Важное и существенное значенiе нацiональной проблемы все более вырисовывается для Россiи, где живетъ въ перемежку более тридцати народностей съ ярко выраженными чертами нацiональнаго быта, и где даже господствующая великорусская нацiональность находится въ меньшинстве въ следующихъ местностяхъ: въ Астраханской губ. великороссы составляютъ 40% общаго населенiя, въ Уфимской-38%, въ Таврической-27,9%, въ Черниговской-26,6%,въ Херсонской 21,1%, на Кавказе-19,4%, въ Екатеринославской губ.- 17,3%,въ Витебской-13,3%, въ Бессарабской-8,1%, въ Лифляндской -- 5,2%, въ Виленской-4,9%, въ Ковенской-4,7%, въ Сувалкской 4,2%, въ Люблинской-4,1%, въ Седлецкой -- 2,5%. Немудрено, что русская политическая жизнь отличается участiемъ въ ней многихъ нацiональныхъ партiй, какъ буржуазныхъ, такъ и соцiалистическихъ, и что въ самомъ начале освободительнаго движенiя, уже на съездахъ земскихъ и городскихъ деятелей, былъ поставленъ нацiональный вопросъ, въ примененiи главнымъ образомъ въ Польше, какъ очередная задача текущаго политическаго момента.

Вотъ почему книга Шпрингера, какъ одна изъ первыхъ и лучшихъ попытокъ реальнаго решенiя запутаннаго нацiональнаго вопроса, представляетъ несомненный выдающiйся интересъ для всякаго русскаго читателя, интересующагося вопросами нашего политическаго переустройства.

Въ введенiи Шпрингеръ замечаетъ, что о нацiональномъ вопросе въ Австрiи писалось и пишется очень много, и авторъ вовсе не стремится своей книгой увеличить и безъ того обильный потокъ партiйно-политическихъ брошюръ. Его изследованiе является попыткой приложить научный методъ къ решенiю нацiональной проблемы. При этомъ его занимаетъ политико-юридическое пониманiе нацiи, которое резко отличается отъ соцiологическаго. Онъ разсматриваетъ нацiю -- конечный результатъ соцiологическаго изследованiя-спецiально и исключительно въ ея отношенiи къ государству. Взглядовъ, конструирующихъ отношенiе нацiи къ государству, существуетъ несколько. Съ одной стороны, воззренiе атомистически -централистическое; съ этой точки зренiя, нацiя представляетъ несвязанную сумму индивидуимовъ, а нераздельная государственная власть непосредственно противостоитъ индивидууму. Политики этого направленiя отрицаютъ идею о томъ, что нацiя есть некая цельная совокупность, и что она, какъ таковая, входитъ въ составъ государства, Они отвергаютъ мысль о необходимости дать нацiямъ, какъ большимъ группамъ людей, объединенныхъ государственнымъ интересомъ, возможность, путемъ согласованныхъ съ государственной конституцiей учрежденiй, влiять на законодательство и управленiе страной, и разсматриваютъ охрану и культивированiе нацiональныхъ особенностей и языка, лишь какъ субъективное основное право индивидуума. Это направленiе знаетъ лишь на одной стороне индивидуума, автономнаго въ определенной сфере, на другой-нераздельную государственную власть, ограниченную лишь основными правами личности. Это направленiе, съ одной стороны, атомистично, съ другой -- централистично. Но существуетъ другое воззренiе, органически-федералистическое, стоящее въ резкомъ противоречiи съ вышеизложеннымъ. Оно разсматриваетъ нацiю, какъ замкнутую цельную группу, имеющую свои особые интересы; эти группы противостоятъ другъ другу въ государстве нацiональностей (Nationalit"atenstaat), и это общее для нихъ всехъ государство получается лишь изъ соединенiя нацiй. Въ то время, какъ атомистически -централистическая школа разсматриваетъ государство, какъ соединенiе нацiонально-дифференцированныхъ индивидуумовъ, -вторая школа учитъ, что государство не есть конгломератъ индивидуумовъ, и что составными элементами государства являются нацiи, какъ целое. Эта школа, следовательно, признаетъ за нацiей право быть элементомъ, образующимъ государство; она подчиняетъ личность непосредствеiнно нацiи и только чрезъ нее -- государству. Это воззренiе, следовательно, съ одной стороны, коллективистично, съ другой -- федералистично. Въ то время, какъ для атомистически-централистической теорiи нацiональный вопросъ является вопросомъ о языке и о замещенiи должностей, т.е., главнымъ образомъ, вопросомъ административно-техническимъ, нацiональная проблема для последователей коллективно -- федералистическаго воззренiя есть вопросъ объ общегосударственной организацiи, вопросъ политическiй, вопросъ о конституцiи. Запасшись этимъ общимъ взглядомъ, этой общей характеристикой существующихъ типическихъ воззренiй по нацiональному вопросу,

Шпрингеръ, съ точки зренiя признаваемаго имъ коллективно-федералистическаго воззренiя, критикуетъ действующее австрiйское законодательство по нацiональному вопросу, насквозь проникнутое духомъ атомистически-централистическаго воззренiя.

Какъ известно, это пресловутое австрiйское законодательство по нацiональному вопросу, являющееся въ настоящее время источникомъ острыхъ нацiональныхъ конфликтовъ, сосредоточивается въ несколькихъ параграфахъ и особенно въ § 19 австрiйской конституцiи, изданной 21 декабря 1867 г. въ виде "Основного государственнаго закона объ общихъ правахъ гражданъ", источники котораго восходятъ еще къ сороковымъ годамъ прошлаго века.

Вотъ параграфы этого основного закона, имеющiе отношенiе къ нацiональному вопросу:

§ 1. Для всехъ подданныхъ представленныхъ въ рейхсрате королевствъ и земель устанавливается общее право австрiйскаго гражданства.

§ 2. Все граждане равны предъ закономъ.

§ 3. Все государственныя должности одинаково доступны всемъ гражданамъ.

§ 4. Свободное передвиженiе лицъ и имуществъ внутри государства не подчинено никакимъ ограниченiямъ...

§ 14. Всемъ гарантируется полная свобода вероисповеданiя и совести. Пользованiе гражданскими и политическими правами не зависитъ отъ вероисповеданiя.

§ 19. Все народности государства равноправны, и каждая народность имеетъ неприкосновенное право на охраненiе и развитiе своей нацiопальности и своего языка.

Государство признаетъ равноправность всехъ местныхъ языковъ въ школе, управленiя и общественной жизни.

Въ земляхъ, где обитаетъ несколько народностей, государственныя учебныя заведенiя должны быть такъ устроены, чтобы каждая изъ этихъ народностей, не будучи вынуждаема къ изученiю второго местнаго языка, могла на своемъ языке получать все необходимыя для образованiя средства.

Эти програмныя положенiя, которыя съ обычной обывательской точки зренiя могутъ показаться "прогрессивными" и даже "демократическими", въ корне не удовлетворяютъ Шпрингера. Уже многими юристами, въ томъ числе Еллиникомъ, была отмечена, такъ сказать, голословность пресловутаго § 19 австрiйской конституцiи, изъ-за котораго столько копiй было сломано въ австрiйской государственной жизни. Всеми критиками и комментаторами этого параграфа подчеркиваются категорiи желательности и долженствованiя, въ которыя облечены здесь нацiональныя права гражданъ. "Каждая народность имеетъ право на охраненiе своего языка", "государственныя учебныя заведенiя должны быть такъ устроены, чтобы каждая народность могла на своемъ языке"... Все это одни пожеланiя и долженствованiя, лишенныя точной и конкретной конструкцiи правовыхъ нормъ, направленныхъ къ осуществленiю признанныхъ правъ гражданъ. При такихъ условiяхъ, правильно замечаетъ Шпрингеръ, -правовое положенiе нацiи въ высшей степени жалкое. Нацiональная идея не можетъ удовлетвориться жалкими и ничтожными подачками, не дающими вовсе правовой санкцiи нацiональному коллективу и обещающими индивидууму лишь безсодержательное равноправiе. Параграфъ 19 является, поэтому, лишь провозвестникомъ того золотого века, когда наступить истинное равноправiе: этотъ параграфъ есть своего рода фейерверкъ, который "светить, но не греетъ".

И причины этого явленiя понятны по объясненiю Шпрингера. Въ § 19 сказано, что все народности равноправны, что каждая народность имеетъ неприкосновенное право на охраненiе и развитiе своей нацiональности, своего языка. Но права, и при томъ неоспоримыя, неприкосновенныя, можетъ иметь только субъектъ права. На нарушенiе ихъ опять таки можетъ жаловаться только субъектъ права. Правовая норма, неосуществимая и незащитимая, не есть правовая норма, но лишь благое пожеланiе. Между темъ, национальности въ Австрiи не существуютъ, какъ юридическiя лица; ихъ коллективное бытiе вообще не нормировано правомъ. Действующее право не знаетъ нацiи, оно считается съ нацiональностью, лишь какъ съ отличительнымъ признакомъ индивидуума. Австрiйское законодательство можно уподобить театральному кассиру, который неприступно возседаетъ въ своей будке и видитъ предъ собой всегда, благодаря остроумному устройству турникета, только одного человека изъ всей цепи ожидающихъ; при этомъ, онъ съ прискорбiемъ убеждается въ томъ, что все эта отдельные индивидуумы говорятъ на различныхъ языкахъ. Если онъ въ состоянiи сговориться со всеми ими на ихъ родномъ языке, то онъ считаетъ свою задачу исполненной. Такое положенiе явно ненормально. Нужно совершенно не понимать сущности нацiональной проблемы, чтобы видеть ея разрешенiе въ томъ, что государство гарантируетъ индивидууму право на сохраненiе его языка и нацiональныхъ особенностей. Всякая нацiя имеетъ неистребимое стремленiе образовать замкнутое единство и стать своимъ собственнымъ господиномъ. Если нацiи не могутъ добиться такого положенiя правовымъ путемъ, то оне стараются это сделать политически, для того, чтобы затемъ, какъ политическiя силы, завоевать себе право на единство и автономiю. Нацiональность, этотъ могучiй факторъ образованiя государства, до сихъ поръ не имеетъ еще въ Австрiи никакихъ государственныхъ функцiй. Нетъ нацiональнаго законодательства и управленiя.

Но какъ же пополнить этотъ существенный пробелъ законодательства? Для ответа на этотъ вопросъ необходимъ некоторый теоретическiй анализъ. Каждое право въ отдельности и система определенныхъ правъ въ совокупности, въ частности система нацiональныхъ правъ, предполагаетъ, какъ необходимое, неотъемлемое условiе свое, наличность носителя права, то, что мы называемъ лицомъ или субъектомъ права. Лица бываютъ физическiя и юридическiя, подъ которыми разумеютъ определенныя коллективности и къ которымъ должны быть отнесены и нацiональности, нацiи. Исходить изъ отдельныхъ нацiональныхъ индивидуумовъ и не видеть нацiи, какъ целаго, значитъ не понимать проблемы. Носителемъ нацiональныхъ правъ должна быть признана нацiя, какъ целое. Въ этомъ смысле нацiя должна быть признана юридическимъ лицомъ, въ смысле частно-правовомъ и публично-правовомъ, она должна обладать полной правоспособностью, правомъ заключать сделки, правомъ быть истцомъ и ответчикомъ на суде и т. ц. Не всякая соцiально выделяющаяся группа лицъ можетъ быть безъ всякихъ оговорокъ субъектомъ правъ и обязанностей; неорганизованная масса, простая толпа людей не обладаетъ никакой длящейся, постоянной волей, не исполняетъ никакихъ длительныхъ и серьезныхъ для правовой жизни актовъ и потому для юридической нормы представляется явленiемъ неуловимымъ. Поэтому, совокупность лицъ должна быть организованная, и правовой порядокъ долженъ наделить ихъ способностью быть субъектомъ права. Такiе именно институты и называются юридическими лицами, и нацiя должна быть такимъ юридическимъ лицомъ. Безъ конституированiя нацiональностей созданiе нацiональнаго права и устраненiе нацiональныхъ раздоровъ невозможны. Если, напр., въ настоящее время немецъ оказывается настолько великодушнымъ, что хочетъ славянамъ предоставить известныя имущественныя права, то онъ все-таки захочетъ, чтобы даръ его великодушiя достался темъ, для которыхъ онъ предназначенъ. А разве чехъ не хочетъ, чтобы все, добытое его трудомъ, досталось въ уделъ ему и его народу? Но юристы станутъ разсуждать, что нацiи не могутъ наследовать, потому что съ юридической точки зренiя оне отнюдь не являются носителями правъ; такихъ нацiй нетъ еще даже и въ зародыше. Наследства, поэтому, достанутся фиску.

Итакъ, носителемъ, субъектомъ нацiональныхъ правъ должна явиться нацiя, конструированная въ качестве нацiональнаго союза, обладающаго правами юридическаго лица. Какъ же решается вопросъ о принадлежности къ той или другой нацiи, къ тому или другому нацiональному союзу? Вопросъ о принадлежности къ данной нацiи былъ предметомъ многочисленныхъ научныхъ изысканiй; особенно трудную задачу составлялъ онъ для статистики. Въ этомъ отношенiи заслуживаютъ быть отмеченными дебаты петербургскаго международнаго статистическаго конгресса 1874 года. Определенiе нацiональности возможно троякимъ путемъ: 1) по этнологическимъ признакамъ, 2) по родному языку и 3) по разговорному языку. Конгрессъ высказался въ пользу третьяго пути въ виду большаго удобства его для статистическаго изследованiя въ вопросе о принадлежности къ данной нацiональности. Но въ настоящее время ясно, что ни одинъ изъ перечисленныхъ признаковъ недостаточенъ въ решенiи вопроса о нацiональности.


 Из введения


§ 1. Предварительныя замечанiя

О нацiональномъ вопросе въ Австрiи писалось и пишется очень много, и авторъ вовсе не стремится своей книгой увеличить и безъ того обильный потокъ партiйно-политическихъ брошюръ. Брошюры эти, по самому своему назначенiю, должны разрабатывать противоречiя и доводить ихъ до высшей степени остроты: партiя должна быть партiей, и ничего другого отъ нея, по всей справедливости, ждать нельзя. Но отысканiе равнодействующей всехъ борющихся и противоречивыхъ тенденцiй есть царственная миссiя политической науки; проводить въ жнзнь эту равнодействующую и реализовать, такимъ образомъ, общiй интересъ это уже задача государства и государственныхъ деятелей.

Борьба австрiйскихъ нацiональностей есть борьба за власть. Трудно, конечно, сказать, поддается ли вообще научному изследованiю голая борьба за власть; но если признать, что борьба нацiональностей вызывается не капризами и произволомъ отдельныхъ руководящихъ личностей, а является следствiемъ конкретныхъ причинъ, тогда ясно, что эта необходимость, эта связь причины съ действiемъ можетъ быть также и познана, можетъ служить предметомъ теоретическаго изследованiя. Само собою разумеется, что наука не въ состоянiи будетъ направить борьбу по другому новому руслу, не туда, куда ее толкаютъ интересы и ихъ фактическая сила; но наука можетъ перевести инстинктивное и слепое осуществленiе интереса въ область разсчета и яснаго сознанiя, она можетъ дать надежный масштабъ для измененiя силъ противниковъ, можетъ цивилизовать борьбу, отнять у нея элементъ случайности, давая возможность разсчитать заранее шансы на успехъ и пораженiе, можетъ съэкономить силы, указывая на решенiе путемъ компромисса интересовъ, а не борьбы. Поэтому-то научный методъ является въ то же время и самымъ практичнымъ методомъ политики. Наука не прокладываетъ дутей-это дело силы, толкаемой интересомъ, но она учитъ выбирать кратчайшiй путь, предохраняетъ отъ ложныхъ путей и является, поэтому, самымъ вернымъ средствомъ для достиженiя мира.

Наше изследованiе является попыткой приложить научный методъ къ решенiю нацiональной проблемы. Эта попытка отыскать путемъ систематическаго изследованiя политическiя предпосылки и юридическiя формы для решенiя вопроса должна была быть, наконецъ, сделана; и если она сделана не спецiалистомъ, то да простится намъ это во имя того, что это, наконецъ, должно было быть кемъ-нибудь сделано.

Мы знаемъ, что этимъ своимъ произведенiемъ мы не идемъ на встречу господствующему настроенiю. У насъ привыкли относиться съ величественнымъ презренiемъ ко всякаго рода общимъ, принципiальнымъ изследованiямъ; въ особенности наши политическiе деятели терпеть не могутъ никакихъ "основныхъ положенiй", какъ теоретическихъ, такъ и этическихъ. Этическая безпринципность повлекла за собою и идейную, и первая, по нашему глубокому убежденiю, далеко не такъ вредна для политики, какъ вторая. Если среднiй обыватель, обремененный своими мелкими, будничными заботами, видитъ только ближайшiе интересы, -- то это и не удивительно. Но политическiй деятель долженъ отличаться именно широтой взгляда, уменьемъ видеть целое и отдаленное. Тамъ, где обыкновенный смертный видитъ лишь нечто безсвязное и безцельное, тамъ политикъ долженъ проследить последаiя тенденцiи, конечныя цели. Онъ долженъ быть руководителемъ большихъ движенiй, стратегомъ политики, предоставляя болтливымъ выборнымъ агитаторамъ заниматься мелочной тактикой. Наши такъ называемые политическiе деятели принадлежатъ къ последней категорiи: каждый стережетъ свой избирательный округъ и всецело поглощенъ мыслью о томъ, какъ бы его не потерять. Ихъ политическая таблица умноженiя не знаетъ того правила, что армiи нужны не только часовые, охраняющiе посты, но и полководцы, жертвующiе постами для завоеванiя позицiй. Такъ, наши немцы убеждены, что успехъ "немецкаго дела въ Австрiи" измеряется количествомъ завоеванныхъ мандатовъ и судебныхъ округовъ, между темъ какъ жизнь показала, что партiи, имеющiя всего 5 представителей, но твердо и мужественно отстаивающiя свои принципы, могутъ сделать больше, нежели большiя фракцiи. Къ действiю побуждаютъ какъ цель, такъ и путъ. Ясно обозначенная цель, ярко обрисованные основные принципы имеютъ такую большую прятягательную силу, которую политикъ ни въ коемъ случае не долженъ недооценивать.

Мы будемъ стремиться въ дальнейшемъ не делать никакихъ уступокъ милымъ отечественнымъ привычкамъ; каждую мысль, каждую способную къ развитiю идею мы будемъ доводить до конца, каждую тенденцiю мы проследимъ отъ ея корней до крайнего вывода. При этомъ мы сами не забываемъ, -- и просимъ о томъ же читателя, -- что никакая политическая тенденцiя не действуетъ одна, что и нацiональныя стремленiя не образуютъ единственнаго содержанiя нашей политической жизни, и что даже наиболее ясно сознанная цель можетъ быть реализована лишь постепенно, шагъ за шагомъ. Да не испугается поэтому читатель, если мы, прежде чемъ определить, что именно возможно будетъ реализовать во взаимной борьбе противоречивыхъ тенденцiй, доведемъ до крайнихъ пределовъ результаты действiя каждаго политическаго фактора. Мы должны придерживаться того же метода, что и физикъ, который определяетъ сначала законы паденiя телъ въ безвоздушномъ пространстве, несмотря на то, что никакое тело въ действительности не движется въ такомъ пространстве; нужно дочитать книгу до конца, и мы увидимъ, какъ определяются законы сопротивленiя воздуха ж каковъ окончательный общiй результатъ. Мы, кроме того, знаемъ, что этотъ общiй результатъ нельзя будетъ сразу провести въ жизнь, -- но, несмотря на то, что намъ придется для полученiя окончательнаго результата переходить отъ одного частичнаго компромисса къ другому, что конечный идеалъ въ данную минуту не реаленъ, -- намъ все-таки нужно знать, куда м ы идемъ, мы должны разсмотреть все мыслимыя направленiя и изъ нихъ сделать выборъ. Мы ведь, и въ обыденной жизни никогда не отправляемся въ путь безъ определенной цели3 разве только когда отправляемся на прогулку, побродить за городомъ. Но политическимъ увеселительнымъ прогулкамъ долженъ когда-нибудь придти конецъ и у насъ.

Нетъ поэтому ничего более современнаго, актуальнаго, нежели эти нереальные, далекiе, утопическiе, конечные выводы, эти теоретическiя основоположенiя, постулаты, тенденцiи, которые такъ быстро утомляютъ читателя! Только они даютъ намъ руководящую точку зренiя для нашихъ ближайшихъ шаговъ и критерiй для оценки целесообразности нашей непосредственной деятельности. Если не все подготовительныя работы лежатъ въ направленiи къ конечной цели, то мы ими только загораживаемъ себе дорогу. Безъ широкихъ точекъ зренiя нетъ и ближайшаго успеха, безъ теоретически яснаго сознанiя нетъ и надежныхъ практическихъ меръ!

Юриспруденцiя и политическая наука дали намъ до сихъ поръ слишкомъ мало. Юриспруденцiя, восходя къ позитивизму и историзму, ограничивается историческимъ объясненiемъ правовыхъ явленiй и совершенно отказывается судить о незаконченномъ настоящемъ и о будущемъ. Она видитъ свое назначенiе въ томъ, чтобы быть вивисекторомъ, а не акушеромъ, облегчающимъ муки родовъ. Но мы, темъ не менее, полагаемъ, что она можетъ и должна оказать обществу гораздо большiя услуги.

Во-первыхъ: законъ не всемогущъ. Ораторъ, воскликнувшiй на соцiалъ-демократическомъ партейтаге въ Франкфурте: "дайте намъ государственную власть на 1 годъ, и соцiалистическое государство готово", -- этотъ ораторъ выразилъ весьма распространенный въ настоящее время взглядъ: веру во всесилiе закона. Но государственныя нормы-это только одинъ рычагъ во всемъ соцiальномъ механизме. Благодаря, конституцiонализму, народъ постепенно получаетъ уверенность въ томъ, что онъ нашелъ двигательный рычагъ, что онъ умеетъ имъ пользоваться, и это сознанiе вселяетъ въ него такое безпредельное доверiе къ закону, какое изобретатель физическаго рычага, Архимедъ, питалъ къ своему изобретенiю. Вспомните его восклицанiе: "Дайте мне точку опоры, и я переверну весь мiръ". Задачей юриспруденцiи является определенiе того, что возможно съ точки зренiя техники закона и что нетъ; напр., изследовать, возможно ли закономъ или циркулярнымъ предписанiемъ отграничить область примененiя немецкаго государственнаго языка отъ области нацiональнаго языка внутренней службы, и будетъ ли это разграниченiе прочнымъ.

Партiйные агитаторы при каждомъ удобномъ случае сыплютъ, какъ изъ рога изобилiя, самыми щедрыми обещанiями; у избирателей разгораются глаза, и никто не отдаетъ себе отчета въ томъ, какого невероятнаго напряженiя со стороны властей и гражданъ потребовало бы законодательное выполненiе этихъ обещанiй. Многое кажется такимъ понятнымъ и простымъ, но какъ трудно или даже невозможно провести это въ жизнь. Но ведь каждая партiйная программа претендуетъ на то, чтобы со временемъ превратиться въ законъ. Нужно поэтому попытаться выразить блестящую fata-morgana обещанiй въ ряде трезвыхъ параграфовъ закона, и сами авторы будутъ удивлены, какъ быстро эти золотыя горы превратятся въ маленькiя кучки земли, ничтожныя, но достаточно высокiя для того, чтобы о нихъ споткнуться.

Политическая наука также проходитъ мимо злободневныхъ вопросовъ. Вопросы государственнаго права, проблемы союзнаго государства непрерывно стоятъ на очереди. Наука о государстве знаетъ целую массу союзно-государственныхъ конституцiй; не имело ли бы смысла задать себе вопросъ: если бъ дело действительно зашло такъ далеко, то какую форму надо было бы избрать для Австрiи, чего следуетъ ожидать нацiямъ и государству отъ техъ или иныхъ формъ? Если немецкое единое государство Австрiи погибнетъ, то не воздвигнется ли на его развалинахъ союзное государство, которое, по крайней мере, какъ союзъ, будетъ носить немецкiй характеръ? Языкъ внутренней администрацiи въ большинстве случаевъ у насъ нацiональный; въ отдельныхъ языковыхъ областяхъ и весь штатъ служащихъ нацiональный, -- между темъ какъ употребленiе немецкаго языка ограничено некоторыми общими для всехъ областями управленiя; не следуетъ ли отсюда, что это обстоятельство вноситъ элементы союзно-государственнаго права въ австрiйскую конституцiю, и что этотъ вопросъ заслуживаетъ внимательнаго теоретическаго изследованiя? Достойно удивленiя, что государственныя науки такъ мало интересуются самымъ своеобразнымъ въ Европе государственнымъ организмомъ. У насъ наука очень далека отъ политики, а поэтому, быть можетъ, и политика такъ ненаучна. Цеховые ученые ревниво держатся за свои пожелтевшiя тетрадки лекцiй, предоставляя деламъ идти своимъ ходомъ. Отчасти такое поведенiе ученыхъ находитъ себе оправданiе въ нетерпимости невеждъ, гордыхъ своимъ невежествомъ. Наука перестала у насъ быть предметомъ спора, а въ этомъ ведь ея назначенiе, какъ назначенiе света въ томъ, чтобы светить.

Возможно, что первый опытъ въ этомъ направленiи, делаемый нами, окажется неудачнымъ. Да будетъ намъ тогда вменено въ заслугу хоть то обстоятельство, что нашъ трудъ вызвалъ необходимость въ более правильной постановке вопроса, что онъ способствовалъ постановке и разрешенiю дебатируемыхъ вопросовъ. Доколе мы будемъ ждать? Другiе народы выходятъ на сцену, делятъ между собою землю, а мы не можемъ справиться съ домашними распрями. Возможно, что у "другихъ" дележъ мiра отниметъ все время, и они забудутъ о насъ. Но гораздо вероятнее, что, въ то время; какъ мы сами пригвождаемъ себя къ кресту, они уже мечутъ жребiй по одеждахъ нашихъ. Черезъ десятокъ, другой летъ вселенная будетъ поделена; если мы еще промедлимъ съ решенiемъ нашего вопроса, то мы не только опоздаемъ къ дележу: мы сами попадемъ въ число техъ, которыхъ станутъ делить.


 Об авторе

Рудольф ШПРИНГЕР (настоящее имя -- Карл РЕННЕР; 1870--1950)

Выдающийся австрийский государственный деятель, первый федеральный канцлер (1918--1920) и первый президент (1945--1950) Австрийской республики после Второй мировой войны. Родился в Унтертанновице (Богемия), в крестьянской семье. Изучал право в Вене, зарабатывал на жизнь частными уроками, занимал должность правительственного библиотекаря. В 1894 г. стал членом социал-демократической партии. С 1907 г. -- депутат парламента. Участвовал в создании первой Австрийской республики. В 1918 г. стал канцлером и главой Государственного совета. В 1930 г. избран председателем Национального совета -- нижней палаты последнего выборного австрийского парламента, распущенного в 1933 г. канцлером Э. Дольфусом. И хотя в 1938 г. К. Реннер поддержал присоединение Австрии к Германии (аншлюс), именно ему, когда в 1945 г. Австрию освободили советские войска, было поручено сформировать временную администрацию. 20 декабря 1945 г. Национальный совет избрал его президентом восстановленной республики.

Являясь лидером социал-демократической партии Австрии и II Интернационала, главой правого крыла австрийской социал-демократии и идеологом австромарксизма, Карл Реннер в то же время был автором нескольких трудов, посвященных национальному вопросу. В них он отстаивал идею многонационального государства вообще и многонациональной Австрии в частности, выступал за демократическую федерацию на основе политического и культурного равноправия меньшинств. Наибольшую известность среди них получили "Государство и нация" (1899, под псевдонимом Синоптикус; на русский язык переведена в 1906 г.) и предлагаемая читателю "Национальная проблема" (1902, под псевдонимом Рудольф Шпрингер; переведена в 1909 г.).

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце