URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Копыленко М.М., Попова З.Д. Очерки по общей фразеологии: Фразеосочетания в системе языка
Id: 110603
 
239 руб.

Очерки по общей фразеологии: Фразеосочетания в системе языка. Изд.2

URSS. 2010. 192 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-01290-4.

 Аннотация

Настоящая книга представляет собой одну из работ авторов, посвященных общей фразеологии. В ней рассматриваются пути развития фразеологии, обсуждаются некоторые теоретические вопросы: о предмете фразеологии, ее терминах и концептах, об особенностях фразеологической номинации, семантике фразеосочетаний, а также о вхождении фразеологии в единую лексико-фразеологическую систему языка. Кроме того, книга содержит материалы по компаративным фразеосочетаниям и результаты исследований в области древнеславянской фразеологии.

Книга рассчитана на лингвистов всех специальностей, особенно исследователей фразеологии, а также на широкий круг практических работников --- переводчиков, преподавателей иностранных языков, в частности русского как иностранного. Может быть полезна студентам филологических вузов.


 Оглавление

Фразеологические исследования
 Накопление фразеологического материала
 Фраземообразование
 Фразеологическая номинация
 Изучение семантики фразеосочетаний
 Проблема сочетаемости слов
 Системные связи фразеосочетаний
 Некоторые итоги обзора
О предмете фразеологии, ее терминах и концептах
 Фразеология как наука о сочетаемости-лексем
 Денотативные и коннотативные семемы
 Семема Д2
 Семема Ю
 Семема К2
 Семема КЗ
 О моделировании типов семантем
 Недискретность семантического пространства в системе язык
 Перифразы (вторичные номинации) и фразеология
 Пословицы и поговорки в отношении к фразеологии
Типы сочетаемости лексем
 Свободная сочетаемость лексем
 Широкая, групповая, единичная сочетаемость лексем
 Серийная сочетаемость лексем
 Фразеология и синтаксис
 Сочетания лексем в их отношении к понятию
Фразеосочетания в системе языка
 Парадигматика слова и фразеосочетания
 Опыты построения лексико-фразеологических полей
 Типология межъязыковых лексико-фразеологических соответствий I несоответствий
Два фразеологических очерка
 Компаративные фразеосочетания
 Опыт выявления исконно славянских фразеосочетаний
Заключение
Условные сокращения
Указатель работ по семантической типологии фразеосочетаний
Литература

 Из главы первой

Бурные дискуссии конца 60-х -- начала 70-х гг. стимулировали активное и, можно сказать, фронтальное изучение фразеосочетаний на материале разных языков и диалектов. Накопление фактического материала сопровождалось плодотворным развитием теории. Продвигалось решение ранее поставленных вопросов, стали намечаться новые проблемы, возникли контуры новых теоретических концепций и построений, окончательное формирование которых произойдет, надо полагать, в будущем.

Так, за прошедшее десятилетие очень заметно углубилось и расширилось изучение способов образования фразеологических единиц (ФЕ), сложившееся в особый отдел фразеологии, называемый "фразообразование", или "фраземообразование", что, на наш взгляд, предпочтительнее. В его рамках наметился ономасиологический аспект исследования, сформировались элементы категориального аппарата этого отдела, в частности категория фразеологической модели.

Протянулись связи между фразеологией и словообразованием, нащупаны несомненные семантические и структурные аналогии между ними. Складывается учение о фразеологической номинации, базирующееся на учении о номинации лексической, но вносящее в общую теорию языковой номинации много новых понятий.

Внимание ученых привлекло семантическое исследование ФЕ, предметом которого является специфика значения фразеологических единиц. Сделано немало попыток найти особое "фразеологическое" значение, отличающееся от лексического. В ходе семантических поисков обнаружены такие типы значений слов в составе фразеосочетаний, как связанное, символическое, перифрастическое, стали очевидными аналогии, параллели и прямые зависимости семантики слов и семантики фразеосочетаний, обусловливающие необходимость рассматривать эти типы значений слов и ФЕ одновременно, комплексно.

Работы по фраземообразованию и по семантике ФЕ "не могли не затронуть проблему лексической сочетаемости, разрешение которой должно ответить на вопрос о механизме возникновения ФЕ из сочетаний лексем. Но в создании учения о сочетаемости лексем пути фразеологов неизбежно перекрещиваются с подходами лексикологов и синтаксистов.

Изучение системных отношений между ФЕ, начатое в предыдущее десятилетие, значительно обогатило знания о связях и отношениях между ФЕ и закономерно привело к установлению неразрывных связей и соотношений всякого рода между лексикой и фразеологией. В ряде работ последних лет сделан необходимый шаг к постулированию лексико-фразеологической системы языка.

Сближение фразеологии с лексикологией, словообразованием, робкие пока еще контакты фразеологии с синтаксисом, свидетельствуют о том, что фразеология вступила в свой зрелый возраст, вполне оформилась как область лингвистического знания и стала вносить ощутимый вклад в постижение системного устройства человеческого языка.

Остановимся на названных выше направлениях развития фразеологической науки более подробно.

Накопление фразеологического материала

В книге Л.И.Ройзензона "Русская фразеология" (1977) были определены многие типы фразеологических единиц и сделаны очерки по каждому из них. Рассмотрены ФЕ с деминутивами, с субстантивированными словами, тавтологические, с отрицаниями, компаративные ФЕ, ФЕ свободного и связанного употребления, присоединительного типа и др. В очерках по каждому типу даны иллюстрации, выявлены фразеомодели и показано, как создаются новые ФЕ по моделям, минуя стадию словосочетания с прямыми значениями слов. Это богатый материал, хорошо систематизированный, дающий четкие аспекты дальнейших исследований.

Фразеологическая литература последних лет отражает развитие намеченных направлений. В ней представлены описания групп ФЕ, отобранных по семантической общности, например ФЕ, обозначающие время и пространство (Жайсакова, 1977; Шумилов, 1985), дающие качественную оценку лица (Ионова, 1977; Солодуб, 1982 и 1985; Овезова, 1986), выражающие значение удивления (Кашина, 1981), значения количества (Семенова, 1982), состояния (Бондаренко, 1983), предельности, непроцессуального признака (Штефан, 1984; Чебан, 1985) и некоторые другие.

Группы ФЕ подбираются также по тому или иному свойству входящих в них компонентов. Например, описываются ФЕ, включающие собственные имена (Мокиенко, 1977), цветовые прилагательные (Кругликова, 1977; Васильев, 1978), названия животных (Ходос, 1984), ФЕ, построенные из антонимов (Синюк, 1976, 1 и 2; Павленко, 1983), ФЕ, включающие одну и ту же лексему, например "дело" (Маркелова, 1979), "глаз" (Перевозчикова, 1979), "нет" (Арват, 1979), "не" (Фоменко, 1977), слова-сопроводители (Кунин, 1982) и т.п.

Весьма популярны работы, в которых ФЕ отбираются по их функциональному назначению в коммуникации. Большое внимание привлекают терминологические сочетания и составные наименования (Павленко, 1976; Глухов, 1978; Сидоренко, 1981; Снитко, 1981; Ильина, 1983; Горшкова, 1983). Как известно, этот тип фразеосочетаний не входит в состав фразеологии, понимаемой в узком смысле. А, В.Кунин (1970) полагает, что этот тип ФЕ изучает не фразеология, а фразеоматика. Но важность их коммуникативной роли, место, занимаемое ими в системе языковых знаков, столь очевидны, что и сторонники узкого понимания фразеологии занимаются их изучением (Молотков, 1977).

Выделены ФЕ, выполняющие междометные функции (Старикова, 1980), функции модальных слов (Куприянов, 1975, 1 и 2), частиц, союзов, других служебных слов (Голощапова, 1986). Поставлены интересные вопросы, хотя приравнивание к ФЕ таких единиц, как при всем том; так же как и; не только... но и; ввиду того, что; потому что и т.п., представляется нам сомнительным (Ле Дык Чонг, 1978).

Распространено изучение группировок ФЕ, вычленяемых по набору составляющих их грамматических словоформ. Так, рассматриваются ФЕ со структурой, эквивалентной предикативной единице, типа носились слухи, кровь играет (Панасенко, 1981 и 1983; Пашкова, 1983; Козырева, 1983; Ренская, 1983; Тулина, 1976; Бахарев, 1981), слово не воробей, голова кругом идет, дом не дом, а..., узнает не узнает и т.п. Изучаются ФЕ с сочиненными компонентами (отцы и деды, альфа и омега -- Шумилов, 1981), с подчинительной связью (Таева, 1983; Жердева, 1977).

Большое внимание уделено глагольно-именным фразеосочетаниям, обычно с отвлеченными существительными, широко распространенными в разных функциональных стилях современного русского языка (Cermak, 1974; Сергеева, 1977; Лукавченко, 1982; Гайсина, 1983; Лаврова, 1985).

Вызвали интерес многих фразеологов ФЕ, имеющие структуру сравнительного оборота (компаративные фразеологизмы) (Алефiренко, 1977; Антонова, 1978; Судоплатова, 1979; Мейеров, 1979; Кожин, 1980), а также ФЕ, застывшие в одной (двух) падежной или предложно-падежной форме, такие, как на самом деле, по свежим следам, по дороге и пр. (Каменева, 1976; Семина, 1976; Рогожникова, 1977; Трухина, 1982). Для таких ФЕ авторы констатируют взаимодействие лексических и грамматических значений (Клевцова, 1975; Шумилова, 1982). Несколько работ посвящено ФЕ, образованным из прилагательного и зависимого от него слова (нечистый на руку, никуда не годный -- Шумилов, 1978).

Еще один способ выделения ФЕ для изучения -- функционально -стилистический. Исследователи, осуществляющие такой подход, характеризуют ФЕ той или иной сферы общения или ситуативной сферы, например сферы общения молодежи (Бутенко, 1977), сферы разговорной речи (Авалиани, 1983) и т.п.

Известное свойство ФЕ -- наличие грамматических ограничений на изменяемость словоформ, существование соотнесенности ФЕ по синтаксическим функциям с частями речи получило дальнейшую разработку (Бондаренко, 1978; Янцен, 1979; Жуков и Жуков, 1980; Лион, 1980; Гришанова, 1981; Бондаренко и Смерчко, 1980; Чепасова, 1985; Кондрашкина, 1981; Сидоренко, 1981; Мелерович, 1983; Пашкова, 1985; Чепасова, 1985; "Фразеологизмы...", 1986).

Выявлены ограничения глагольных форм в составе ФЕ. Б.С.Шварцкопф, например, описал ограничения в формах вида, наклонения, времени, лица, числа, залога и рода для форм прошедшего времени (Шварцкопф, 1977), а также узуальные ограничения. Устанавливаются особенности порядка слов в ФЕ (Гужанов, 1981; Gunter, 1982).

В последнее время наметился путь к анализу грамматической семантики, заключенной в ФЕ. Выделяются категории результативности, завершительности, итеративности, деминутивности и некоторые другие (Эмирова, 1981; Подлепич, 1982 и 1983; Митина, 1984). Изучаются изменения, претерпеваемые грамматическими значениями в составе фразеологизмов (Орлов, 1982; Чепасова, 1982; "Фразеология и синтаксис", 1982). Выявление грамматических характеристик ФЕ имеет практическое значение для описания, словарной обработки и нормативного употребления ФЕ (Бабкин, 1981).

Особенно широко распространены исследования, выясняющие условия употребления и разнообразные (Преобразования ФЕ в речи и текстах. Чаще всего рассматриваются фразеологизмы художественных текстов (Алтыбаев, 1977; Шамаева, 1978; Семенова, 1979; Бакина, 1980; Бойко, 1981; Воронина, 1982; Ломов, 1982; Леонтович, 1982; Бирих, 1983; Ничик, 1983; Островская, 1984; Хроленко, 1984; Ломов, 1985; Мурзаханова, 1985; Белова, 1985; Агабабова, 1985 и др.). Обращаются фразеологи и к другим стилям -- газетному, научному, разговорному, просторечию (Майборода, 1975; Федосов, 1977; Морозова, 1979; Капралова, 1980; Баркова, 1982; Жукова, 1983; Кирсанова, 1983; Житенева, 1984; Алексеенко, 1985; Мануйлова, 1986 и др.).

Исследователи текстового употребления ФЕ, как справедливо заметил В.М.Мокиенко, показали большую изменчивость ФЕ в живом употреблении и стилистический эффект этой изменчивости. Именно такие работы заставили теоретиков обратить внимание на проблему фразеологической вариантности (Мокиенко, 1979, с.19). Одним из результатов таких исследований явилось возникновение фразеологической стилистики, обоснованной и утвержденной трудами С.Б.Берлизон (1975), А.В.Кунина (1975), А.Г.Ломова, И.А.Федосова (1976, 1977, 1983, 1984) и ряда других ученых (Болдырева, 1978; Ковалева, 1979; Кожин, 1982; Вакуров, 1983; Ушаков, 1984 и др.).

А.Г.Ломов включил в предмет фразеологической стилистики изучение стилистических слоев ФЕ, их экспрессивно-эмоциональных свойств, соотношения и преобразования в пределах текста, художественных тропов, лежащих в их основе, идейно-художественных функций в конкретном художественном произведении (Ломов, 1976, с.6; Ломов, 1982). Все эти аспекты интенсивно разрабатываются в трудах по фразеологической стилистике.

Продолжается обсуждение вопроса об отношении пословиц и поговорок к фразеологии. Структурно-семантическая самодостаточность пословицы, ее текстовая, а не строевая природа служат здесь камнем преткновения. Вместе с тем возвести барьер между фразеологизмами и пословицами не удается, их взаимодействие выявляется все отчетливее. Пословицы и поговорки явно совпадают с фразеологизмами по функциям в коммуникации (Исабеков, 1977; Янкоускi, 1981), они являются одним из источников пополнения фразеологии (Шкляров, 1975). Пословицы и поговорки способны выступать в качестве члена предложения, т.е. превращаться в номинации (Бондаренко, 1985). Полной ясности в отношениях пословиц, поговорок и фразеологизмов пока нет.

Изучение употребления ФЕ в разных ситуациях общения представителями разных социальных групп определило постановку проблемы "фразеология и социолингвистика", которая пока еще не нашла большого развития. Предметом ее изучения является распространение тех или иных фразеологизмов в зависимости от социальной группы говорящих, ролевых отношений коммуникантов, регистров ситуации общения и т.п. (Кулакова, 1980; Чиненова, 1983). Рассматриваются фразеологизмы некоторых социальных групп (Голикова, 1983).

Углубление анализа функций ФЕ в коммуникации привело к постановке вопроса о прагматическом значении идиом. В трактовке А.М.Эмировой прагматическое значение идиом состоит из следующих компонентов: экспрессивного, апеллятивного, фатического и эстетического (Эмирова, 1985, с.108). Разные стороны этого вопроса представлены в книге "Фразеологическая семантика..." (1985).

Весьма ощутимо идет развитие фразеологической науки вширь, разрабатываются материалы все большего числа языков. Продолжалось изучение английской, французской, немецкой фразеологии, имеющее в нашей стране прочную традицию (А.В.Кунин, А.Г.Назарян, И.И.Чернышева и др.). Появились описания австралийской фразеологии, заметно отличающейся от американской и английской (Ходжагельдыев, 1983).

Богатый фразеологический материал собран и описан белорусскими (Мордкович, 1977; Аксамитов, 1978; Янкоускi, 1981) и украинскими (Медведев, 1977; Авксентьев, 1983; Жовтобрюх, 1983) учеными. Имеются работы по фразеологии других славянских языков (Lewicki, 1976).

Ведется изучение фразеологии языков народов СССР -- тувинского, лезгинского, дагестанского, чувашского и др. (Хертек, 1978; Гюльмагомедов, 1978; Хушенова, 1980; "Вопросы общей и дагестанской фразеологии", 1984; Чернов, 1985 и др.). Написаны труды по фразеологии японского (Фролова, 1979) и персидского (Рубинчик, 1981) языков. В Польше появилась работа по арабской идиоматике (Чапкевич, 1983).

Следует отметить большую работу немецких ученых по фразеологии родного и других языков (Hemmerling, 1978; Hausermann, 1977; Fleischer, 1982; Untersuchungen..., 1981, и др.). В целом же фразеология разрабатывается главным образом в нашей стране.

Расширение фразеологических исследований идет и за счет исторического и диалектологического материалов. Описываются и толкуются отдельные фразеологизмы в их историческом развитии (Волков, 1977, 1--3), фразеологизмы разных периодов истории русского языка (XVIII в.: Дидковская, 1975; Смирноc, 1976; Палевская, 1977; Жмурко, 1980; XIX в.: Гусейнов, 1977). Работы М.Ф.Палевской, Ф.Г.Гусейнова и других авторов (например, Стыцына, 1984) убедительно показали, что на начальных этапах формирования фразеологическая единица имеет неустойчивый лексический состав, большую грамматическую вариативность, которые изживаются лишь с течением времени благодаря целому ряду структурно-семантических изменений.

В рамках исторической фразеологии сложилась фразеологическая этимология. В этой связи следует назвать серию этюдов разных авторов (Гладышева, 1978; Солодуб, 1978; Колесов, 1979; Вакуров, 1980; Мещерский, 1977; Богородский, 1977 и 1981), многолетнюю работу В.М.Мокиенко, отраженную в многочисленных публикациях в журнале "Русская речь" и представленную в целом в книге "Образы русской речи" (Мокиенко, 1986), изящную книгу Ю.А.Гвоздарева "Пусть связь речений далека..." (1982) и др.

Методика научного этимологического анализа, намеченная в основных чертах Н.И.Толстым (1973), подробно разработана и обстоятельно изложена в книге В.М.Мокиенко "Славянская фразеология" (1980). Славянская фразеология раскрывается и в работах Л.И.Ройзензона (1975), Р.Эккерта и Добродомова (Eckert, 1981, 1987; Добродомов и Эккерт, 1986). А.Г.Назарян посвящает свои труды историческому исследованию французской фразеологии (1979, 1 и 2; 1981).

Изучаются источники происхождения фразеологизмов (Колиберская, 1980; Сальникова и Шулежкова, 1982; Наумова, 1983; Шумилов, 1983 и др.). Фиксируются и фразеологические неологизмы (Левашов, 1978).

Проблемы изучения диалектной фразеологии, очерченные в свое время Л.И.Ройзензоном (1972), нашли свое развитие в трудах Л.А.Ивашко (1978, 1981, 1 и 2), А.И.Федорова (1980), М.В.Орел (1981) и других авторов (Глухов, 1980; Сергеева, 1981; Мелерович, 1982; Шестакова, 1985 и др.).

Эффективно связала историческую и диалектную фразеологию принципом региональной отнесенности Л.Я.Костючук. Она рассмотрела псковскую фразеологию в современных диалектах и поставила ее в связь с фразеологией псковских памятников письменности. Автору принадлежит разработка действенной методики нахождения фразеологизмов в письменности минувших веков (Костючук, 1983). Разрабатывается методика описания диалектной фразеологии (Мокиенко, 1983).

Большое развитие получила сопоставительная фразеология (Охтшат, 1976; Вурм, 1976; Траутман, 1977; Иванова, 1977; Турковская, 1977; Войнова, 1978; Eckert, 1978; Grigas, 1978; Белецкий, 1978; Ткаченко, 1979; Авалиани, 1980; Глухов, 1980; Гвоздарев, 1981; Гиззатова, 1981; Джанелидзе, 1981; Ураксин, 1982; Чередниченко, 1984; Мохсен, 1984; Вайгла, 1984; Солодуб, 1985 и др.). Выявлены основные типы эквивалентности / неэквивалентности ФЕ (Солодуб, 1982; Киселев, 1984 и др.). Центральное место в этом разделе занимает книга А.Д.Райхштейна "Сопоставительный анализ немецкой и русской фразеологии" (1980), в которой суммируются достижения многих исследователей, излагаются принципы анализа, пригодные для любой пары сопоставляемых языков, намечаются направления дальнейших сопоставительных исследований.

Особым ракурсом отличаются сопоставительные исследования Э.М.Солодухо, который сосредоточил свое внимание на интернациональном фразеологическом фонде, определенном на материале 12 языков славянской, германской и романской групп. Автор показал, что интернациональные фразеологические средства занимают значительное место в системе языковых номинаций, и поэтому не следует преувеличивать роль национальной фразеологии, придавать ей абсолютный характер (Солодухо, 1977, 1982, 1--5).

Теоретическое осмысление разных сторон фразеологической науки стимулировало и развитие прикладных аспектов. Определяется нормативное употребление современных фразеологизмов (Кирсанова, 1978; Шварцкопф, 1983), разрабатывается методика преподавания фразеологии неродного языка (Эккерт, 1976; Хошу, 1976; Быстрова, 1979; Панин, 1980; Копыленко, 1980; Федосов, 1981; Верещагин, Костомаров, 1982; Каршиев, 1983; Морковкин и Шахсуварова, 1984; Миракьяи, 1985 и др.) Поставлен вопрос об интонационных особенностях ФЕ (Гришанова, 1979).

Большое место среди прикладных аспектов занимает составление фразеологических словарей разных типов, обсуждение принципов их составления, теоретических проблем фразеографии (Чыонг Донг Сан, 1976; Умарходжаев, 1977, 1979--1983; Кадыров, 1978; Cermak, 1978; Городецкая, 1979; Бушуй, 1979; Бушуй и Сальхиддинов, 1980; Бушуй и Нушэров, 1983; Палевская, 1980; Канестри, 1981; Matesic, 1982; Павлова, 1983; Эмирова, 1984; Быстрова, Окунева, Шанский, 1984; Власенков, 1985; Федоров, 1986; Дегтяренко, 1986 и др.). Необходимо отметить обобщающий труд А.И.Молоткова "Основы фразеологии русского языка", (1977), в котором синтезированы итоги лексикографической и фразеографической практики автора, а также работы М.И.Умарходжаева (1983), обосновывающего выделение фразеографии в самостоятельный раздел общей лексикографии.

О том, что фразеология вполне сложилась как отдел науки о языке, свидетельствует появление работ по ее историографии. В трудах, написанных до оформления фразеологии как науки, исследователи находят первые наброски учения о фразеологизмах, создают очерки и обзоры по новым работам (Ройзензон, 1975; Попов, 1976; Eckert, 1979; Шевлякова, 1981; Кунин, 1981; Малиновский, 1984).

В каждом из направлений, по которым идет накопление нового фразеологического материала, вполне определились пути и методы исследований, подготовлен широкий фронт работ. Богатство фразеологического материала, разнообразие аспектов его рассмотрения не могли не отразиться в теоретических трудах по фразеологии, не привести к появлению новых отделов и направлений развития этой науки.


 Об авторах

Моисей Михайлович КОПЫЛЕНКО (1920--1997)

Ученый с мировым именем, создатель школы казахстанской лингвистики. Доктор филологических наук, профессор. Учился на филологическом факультете Одесского государственного университета и Среднеазиатского государственного университета в Ташкенте. C 1957 г. -- доцент кафедры общего языкознания Алма-Атинского педагогического института иностранных языков; позже заведовал кафедрой общего и русского языкознания, работал в Институте языкознания при Академии наук Казахстана. Внес неоценимый вклад почти во все области науки о языке. Диапазон его научных интересов простирался от шумерских памятников письменности до современного молодежного жаргона, от древнееврейских текстов до последних достижений структурализма, от проблем общего и славянского языкознания до вопросов функционирования языка в полиэтническом обществе. Автор более 250 научных работ, в том числе 14 монографий. Под его руководством подготовлено 78 кандидатских и 6 докторских диссертаций.

Зинаида Даниловна ПОПОВА (род. в 1929 г.)

Доктор филологических наук (1970), профессор (1972), заслуженный деятель науки РФ. В 1951 г. окончила Воронежский государственный университет. Специалист в области теоретической лингвистики, исторического и современного синтаксиса русского языка, общей лексикологии и фразеологии, контрастивной и когнитивной лингвистики. Профессор кафедры общего языкознания и стилистики Воронежского ГУ. Научный руководитель теоретико-лингвистической научной школы университета, утвержденной МО РФ в качестве ведущей. Автор почти 400 научных трудов (в том числе книги "Лексическая система языка"; совм. с И. А. Стерниным; 1984, 2-е изд. URSS, 2010). Научный редактор более 25 учебных пособий, монографий и научных сборников. Научный руководитель 68 защитившихся аспирантов, 15 докторантов.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце