URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Лебедев Н.К. К истории Интернационала: Этапы международного объединения трудящихся
Id: 110459
 
197 руб.

К истории Интернационала: Этапы международного объединения трудящихся. Изд.2, доп.

URSS. 2010. 152 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-484-01169-8.

 Аннотация

Вниманию читателей предлагается книга деятеля революционного движения, анархиста Н.К.Лебедева (1879--1934), посвященная истории международного рабочего движения и созданию Интернационала --- первой массовой международной организации рабочего класса. Автор подробно излагает исторические факты, начиная от зарождения идеи международной солидарности трудящихся и заканчивая попытками объединения профессиональных рабочих федераций; показывает борьбу различных направлений в Интернационале, представленных именами Карла Маркса, Пьера Жозефа Прудона, Михаила Бакунина.

Книга будет полезна историкам, политологам, активистам профсоюзного движения, всем интересующимся историей политических течений.


 Содержание

Предисловие ко второму изданию "Первый Интернационал и его исследователь Н. К. Лебедев"
Предисловие
I
 Интернациональный характер современного капитализма. -- Зарождение идеи о международной солидарности трудящихся. -- Первые попытки осуществления этой идеи
II
 Возрождение рабочего движения во Франции в эпоху шестидесятых годов. -- Французская рабочая делегация на выставке 1862 г. в Лондоне. -- Митинг в Сен-Мартине голле 28 сентября 1864 г. -- Основание Интернационала. -- Устав Интернационала и "Первый Манифест"
III
 Первый общий конгресс Интернационала в Женеве (1866 г.). -- Второй конгресс Интернационала в Лозанне (1867 г.). -- Третий конгресс в Брюсселе (1868 г.). -- Четвертый конгресс в Базеле (1869 г.). -- Франко-Прусская война 1870--71 гг. и Парижская Коммуна
IV
 Интернационал после Парижской Коммуны. -- Борьба Маркса с Бакуниным. -- Лондонская конференция 1871 г. -- Пятый конгресс Интернационала в Гааге. -- Распадение Интернационала. -- Юрская Федерация Интернационала и попытка федералистов сохранить единство Международного Товарищества Рабочих
V
 Развитие социал-демократического движения и основание "Второго Интернационала". -- Война 1914 г. и крушение второго Интернационала. -- Циммервальдская социалистическая международная конференция. -- Основание "Третьего Интернационала"
VI
 Развитие рабочего движения в Европе за последние пятьдесят лет. -- Рост профессиональных рабочих федераций. -- Синдикализм. -- Попытки международного объединения рабочих синдикатов. -- Международная Всеобщая Конфедерация Труда. --
Заключение
Приложение. "В. Н.Фигнер -- А. С. Бубнову"

 Из предисловия ко второму изданию


Первый Интернационал и его исследователь Н. К. Лебедев

Идея международной солидарности трудящихся не придумана никаким мыслителем, ученым или политиком. Она возникла под влиянием самой жизни среди самих трудящихся масс. Стремление к единству угнетенных классов разных народов не нова, ее следы можно проследить вплоть до глубокой древности -- до восстания Спартака и раннего христианства. В годы Французской революции родилась идея всемирной республики. Мысль о международном объединении развивали Сен-Симон и Оуэн. Последний в 1836 г. даже предпринял практические шаги по созданию "Международного общества всех классов и наций". Был выпущен "Призыв Ассоциации рабочих Лондона к рабочим классам в Бельгии". Позднее, под влиянием идей Оуэна английские чартисты пытались наладить связи с рабочими других стран, особенно во Франции.

В 1844 г. при содействии чартистских лидеров Джонса, Купера и Гарни был создан международный союз "Братских демократов", в который вошли жившие в Лондоне эмигранты из Польши, Германии и Италии. Цель общества заключалась во взаимном просвещении и пропаганде лозунга: "Все люди -- братья". В программе провозглашалось, что земля является общим достоянием, а частная собственность на нее служит основой рабства рабочего класса. В документах общества провозглашалось, что угнетатели во все времена использовали национальные предрассудки для того, чтобы властвовать и управлять, поэтому эти предрассудки должны быть устранены. "Все люди, независимо от места их рождения и принадлежности их к той или иной нации, являются членами одной великой семьи -- Человечества и гражданами одного общества -- Земли".

Почти одновременно в Париже было основано другое международное революционное общество -- "Интернациональный демократический комитет", который в 1846 г. из-за репрессий перенес свою деятельность в Брюссель. Среди его корреспондентов были, в частности, Прудон, немец Карл Грюн, лидер чартистов Джонс и представитель "братских демократов" Гарни.

В то же самое время мысль о необходимости международного союза возникает и среди самих рабочих. В 1842 г. парижские рабочие, издававшие газету "Мастерская", призвали английских рабочих объединиться в такой союз, чтобы совместно защищать свои права и интересы. Английские рабочие откликнулись с сочувствием, представители ряда тред-юнионов вступили в соответствующую переписку с редакцией газеты "Мастерская". Именно в письме английских рабочих содержатся знаменитые формулировки, повторенные позднее в знаменитом введении к уставу Первого Интернационала: "Для нас политическое освобождение не является целью... Политическое преобразование есть лишь преддверие преобразования социального... Экономическое освобождение рабочих представляет ту великую цель, которой должно быть подчинено всякое движение политическое".

В 1843 г. идею международного рабочего союза стала проповедовать последовательница Фурье Флора Тристан. Вернувшись из Англии, она начала ездить по Франции и пропагандировать идеи профсоюзов, борьбы за социализм и освобождение пролетариата. Она предложила, чтобы в каждой стране объединившийся рабочий класс создал единый мощный союз в борьбе за право на труд и организацию труда, а эти союзы слились во всемирный рабочий союз, который "учреждаясь во имя всемирного единства, не должен делать никаких различий между национальностями и (должен) объединить в себе всех рабочих и работниц, к какой бы нации они ни принадлежали". Флору Тристан можно по праву считать одной из основных предшественников Интернационала. В ее книге ясно сформулирована идея, согласно которой рабочие должны конституироваться как класс независимо от буржуазии и в борьбе с ней добиваться своего социального освобождения.

Французские рабочие союзы были разгромлены после поражения революции 1848 г. захвата власти Наполеоном III в 1851 г., и центр объединения революционных сил вновь переместился в Лондон. Здесь осели после краха революции немецкие последователи Маркса, создавшие в 1847 г. "Союз коммунистов". В 1855 г. находившиеся в Лондоне французские, итальянские, венгерские, польские и австрийские эмигранты создали свою "Международную ассоциацию". Манифест МА провозглашал ее целью "пропаганду идеи социальной революции, чтобы через нее установить всемирную социальную демократическую республику". Эта революция призвана осуществить полное освобождение пролетариата, уничтожить все привилегии. В новом обществе правительство должно быть только администрацией, избираемой народом, подотчетной его контролю и сменяемой в любой момент. МА призвала к объединению всех пролетариев и демократов-социалистов Европы, чтобы подготовиться к действию и придать следующей революции не политический, а социальный характер. Она призвала также к созданию повсюду секций ассоциации. В Ассоциации участвовали и анархисты (французский анархо-коммунист Дежак). Она существовала до 1859 г.

Французские рабочие знали о создании Ассоциации, но из-за репрессий не могли сразу присоединиться к ней. В стране постепенно оживали рабочие союзы и ассоциации. Наконец, весной 1856 г. из Парижа в Лондон отправилась рабочая делегация с целью обсудить с английскими рабочими создание Всемирного рабочего союза для борьбы с капиталом и достижения социального освобождения пролетариата, причем именно средствами экономической, а не политической борьбы. Вторую делегацию с этой целью удалось направить только в 1862 г., по случаю всемирной выставки. На совместном собрании английских и французских рабочих 5 августа 1862 г. Английские рабочие огласили адрес к французским товарищам, в котором говорилось, что времена изолированности и вражды между народами прошли, настала эра братства и труда. Основная и насущная задача человечества -- разрешение вопроса о праве рабочего на полный продукт его труда, причем этот вопрос могут решить только сами рабочие путем совместных организованных усилий. Они призвали найти пути и формы международного общения между рабочими. Французские делегаты приветствовали идею объединения и предложили сразу же создать Рабочий комитет международных связей. Предложение было принято, и по существу это было созданием Интернационала. Часть французских делегатов осталась в Англии, пошла работать на английские фабрики и стала изучать английский язык, чтобы способствовать дальнейшим переговорам. В 1863 г. в Париже и Лондоне были созданы рабочие комитеты по организации Интернационала. В том же году из Парижа в Англию направилась новая делегация рабочих во главе с гравером Толеном. Толен был одним из наиболее образованных последователей Прудона, которые и создали первые рабочие синдикаты во Франции в 1860-х гг.

На протяжении 1862--1863 гг. между парижскими и лондонскими рабочими шла оживленная переписка по поводу организации Интернационала. Но дело продвигалось медленно. Основание Интернационала было ускорено одним чисто внешним событием -- международным возмущением в связи с подавлением русским царизмом польского восстания 1863 г. 28 сентября 1864 г. в Лондоне в Сент-Мартинс-Холле был созван международный митинг протеста против репрессий в Польше. Трое французских делегатов (рабочие Толен, Перрашон и Лимузен) взяли с собой в Лондон проект устава и программы Международной ассоциации трудящихся, чтобы предложить их на обсуждение товарищам из Англии. В лондонском митинге приняли участие активисты английского рабочего движения, а также эмигранты, включая секретаря итальянского революционера Мадзини -- майора Вольфа, а также Карла Маркса, который, как он позднее писал Энгельсу, был только зрителем и молча слушал ораторов.

После речей в защиту Польши один из ораторов сказал: ясно, что поляки страдают. Но есть на свете великая нация, еще более подавленная и угнетенная -- это пролетариат. Пусть же с этого собрания раздастся первый призыв к освобождению рабочих. Затем представитель английских рабочих зачитал приветствие французским делегатам, те ответили и изложили свой проект международной организации. После этого присутствующие на митинге приняли следующую резолюцию: "Выслушав наших французских собратьев, присутствующие на митинге принимают их программу как полезную в деле улучшения условий жизни рабочих классов и берут ее как основу интернациональной организации рабочих". Митинг избрал временный комитет для доработки проекта устава, предложенного французскими рабочими. В комитет вошли: от Англии -- рабочие Оджер, Осборн, Хоуэлл, Люкрафт и Эккариус, от Франции -- Боске, от Италии -- Вольф, от Германии -- Маркс, от Швейцарии -- Герман Юнг. Так был создан Первый Интернационал, получивший название "Международной Ассоциации Трудящихся" (или "Международной Ассоциации Рабочих"). На русский язык это название переводилось раньше как "Международное товарищество рабочих". Как видим, МАТ была делом рук самих рабочих, их детищем, их собственным творением.

В октябре 1864 г. был опубликован временный устав Интернационала. Интересно, что на первых двух пленарных заседаниях временного комитета, на котором обсуждался проект устава, Маркс не присутствовал по болезни. Временный комитет передал проект для окончательного редактирования в уставную комиссию (англичане Кремер и Уэстон, француз Ле Любез, немец Маркс). В первых двух заседаниях этой комиссии Маркс тоже не участвовал. 20 и 27 октября комиссия заседала на квартире Маркса. Маркс требовал вычеркнуть из введения к уставу следующие фразы: "Интернационал и все входящие в него общества и лица, принимают истину, нравственность и справедливость основой своих отношений к людям" и "Они считают своим долгом требовать для всех равных прав человека и гражданина. Нет прав без обязанностей, нет обязанностей без прав". Марксу пришлось уступить, но он добился приемлемой для себя редакции этих формулировок.

В окончательной редакции во введении к уставу были провозглашены следующие принципы: освобождение трудящихся должно быть делом самих трудящихся; в борьбе за свое освобождение рабочие должны стремиться не к установлению новых привилегий, а к равенству прав и обязанностей для всех; экономическое освобождение трудящихся от порабощения их капиталом есть та великая цель, которой должно быть подчинено всякое политическое движение; освобождение трудящихся не есть вопрос местный и национальный, но международный; вновь созданная МАТ признает как основу отношения к людям истину, нравственность и справедливость; она требует прав человека и гражданина для любого человека, выполняющего свои обязанности, поскольку нет обязанностей без прав и нет прав без обязанностей.

Интересно, что марксистская версия введения к уставу МАТ, цитируемая, в частности, в собрании сочинений Маркса и Энгельса, отличается от той, которую приводят анархисты. Различие на первый взгляд не очень существенное. В версии, на которую ссылаются анархисты, говорится: "Экономическое освобождение трудящихся есть та великая цель, которой должно быть подчинено всякое движение политическое". В марксистской версии сказано: "Экономическое освобождение рабочего класса есть великая... цель, которой всякое политическое движение должно быть подчинено как средство". Однако различное истолкование этого текста (можно ли использовать политическую борьбу как средство) вызвало расхождения в Интернационале между марксистами и антиавторитариями; последние утверждали, что слова "как средство" были произвольно вписаны марксистским Генеральным советом. Существует и еще одно предположение: эти слова были во временном уставе 1864 г., но не в окончательном тексте, утвержденном на конгрессе 1866 г., протоколы которого легли в основу французских и итальянских переводов. Генсовет позднее самовольно вписал их и провел ратификацию на Лондонской конференции 1871 г.

Согласно уставу, Интернационал строился фактически как федерация рабочих союзов. Никакого централизма не было. Рабочие одной и той же профессии или местности образовывали секцию, все секции объединялись в национальные, то есть страновые федерации, посылающие делегатов в Главный совет. Совет являлся чисто координирующим органом, не могущим издавать никаких декретов, указаний и т. д. Ему надлежало разбирать споры и недоразумения между секциями. Все секции и федерации сохраняли автономию. Высшим органом МАТ был ежегодный конгресс делегатов от секций и федераций; только он мог обсуждать все вопросы, касающиеся ассоциации и международного рабочего движения, избирать Совет, менять или дополнять устав, разрешать окончательно споры и недоразумения между секциями.

Вместе с уставом был опубликован и первый манифест Интернационала (так называемый "адрес"). Его действительно написал Маркс, и в нем -- в отличие от устава -- отражены взгляды сторонников политической борьбы: "Первый долг рабочего класса состоит в завоевании политической власти". Это противоречило позиции большинства английских и французских рабочих, считавших, что борьба с капиталом должна вестись не за политическую власть, а за непосредственно на экономической почве.

МАТ строилась на классовой, а не идеологической основе. Вот почему в ее рядах оказались сторонники самых различных взглядов и идей: британские тред-юнионисты, французские прудонисты и бланкисты (то есть социалисты-якобинцы), немецкие последователи Маркса и Лассаля, итальянские мадзинисты, бельгийские коллективисты, наконец, с -- сторонники Альянса социальной демократии (бакунисты). В нем отнюдь не было марксистского большинства, но Маркс в письме к Энгельсу в 1867 г. откровенно признавал, что намерен сделать все, чтобы "эта мощная машина" оказалась "в наших... руках".

С какими идеями пришли в Интернационал Маркс и его сторонники? Еще за 20 лет до создания МАТ Маркс пришел к принципиальному выводу о том, что "пролетарии, чтобы отстоять себя как личности, должны уничтожить имеющее место до настоящего времени условие своего собственного существования,... т. е. должны уничтожить труд. Вот почему они находятся в прямой противоположности к той форме, в которой индивиды, составляющие общество, до сих пор выражали себя как некоторое целое, а именно к государству, и должны низвергнуть государство, чтобы утвердить себя как личности". Такие высказывания дали основания некоторым исследователям утверждать, что Маркс был "теоретиком анархизма", который "заложил рациональные основы анархистской утопии" и намеревался написать (но так и не написал) книгу о государстве с безвластнических позиций. Однако и они признают, что Маркс, конечно же, не был "практиком анархизма". Антиэтатистская цель оказалась принесена в жертву соображениям "реальной политики". Разумеется, это не было случайностью, а коренилось глубоко в самой марксовой философии истории. Согласно ей, социальная революция и будущее свободное общество станут естественным следствием противоречий самого капитализма, плодом его "диалектического развития", концентрации, централизации и рационализации производства. Иными словами, свержение капитализма следует логике самого капитализма и может быть лишь столь же авторитарным, как и она.

"В классической теории Маркса переход от капитализма к социализму рассматривается как политическая революция: пролетариат разрушает политический аппарат капитализма, сохраняя при этом технологический аппарат и подчиняя его целям социализации", -- отмечал Г. Маркузе. -- "Революция обеспечивает определенную непрерывность: в новом обществе технологическая рациональность, освобожденная от иррациональных ограничений и деструктивных функций, сохраняется и совершенствуется... Маркс полагал, что организация аппарата производства "непосредственными производителями" должна привести к качественным изменениям в технической непрерывности: а именно, к направлению производства на удовлетворение свободно развивающихся индивидуальных потребностей". Его ошибка заключалась во мнении, будто индустриальная форма общественной и производственной организации, "по крайней мере, в том, что касается технической основы развития производительных сил, может служить моделью для построения нового общества". В действительности огромные централизованные индустриальные комплексы почти невозможно социализировать, то есть поставить под сознательный контроль ассоциированных производителей. То же самое относится к системе централизованного управления общественными делами, то есть к государству.

Однако, следуя теории о том, что буржуазная политическая форма ("надстройка") сдерживает развитие производственной и технической основы общества, Маркс и Энгельс уже в 1848--1850 гг. пришли к выводу о том, что первоочередная задача сводится именно к разрушению этой политической формы и к замене ее новой. По их мнению, следовало сосредоточиться на "завоевании пролетариатом политической власти как первом средстве преобразования всего существующего общества". В результате произойдет "низложение всех привилегированных классов, подчинение этих классов диктатуре пролетариев". "Первым результатом пролетарской революции... будет централизация крупной промышленности в руках государства, то есть господствующего пролетариата". Но установление самой этой новой власти лишь откроет процесс "непрерывной революции вплоть до установления коммунизма", как "необходимая переходная ступень к уничтожению классовых различий вообще, к уничтожению производственных отношений, на которых покоятся эти различия, к уничтожению всех общественных отношений, соответствующих этим производственным отношениям". Иными словами, политическая революция открывала революцию социальную: предстояло "сломать" старую государственную машину и создать новую, "пролетарскую", которая затем должна была осуществить преобразование производственных и общественных отношений с тем, чтобы впоследствии исчезнуть вместе с классовым делением общества.

Но марксистская "реальная политика" этим не ограничивалась. На пути к революции предполагалось широко использовать политические формы существующей буржуазной системы. Последователи Маркса выступили за участие в парламентских выборах и "давление" на буржуазию, поскольку "в интересах рабочих поддерживать буржуазию в ее борьбе против всех реакционных элементов до тех пор, пока она верна самой себе". "С помощью свободы печати, права собраний и союзов он (пролетариат) завоевывает себе всеобщее избирательное право, с помощью же всеобщего и прямого избирательного права, в сочетании с указанными агитационными средствами, -- все остальное".

Такие взгляды Маркса отнюдь не имели поддержку большинства членов Интернационала, который, как я уже сказал, состоял из сторонников совершенно разных идейных течений. В этой ситуации совершенно естественно было ожидать, что на конгрессах МАТ возникнут острые споры и именно в ходе их предстоит прояснить позицию мирового рабочего движения.

Конгресс, намеченный на 1865 г. в Брюсселе, не состоялся из-за нового бельгийского закона против иностранцев. Вместо этого пришлось созвать конференцию в Лондоне, которая постановила собрать первый конгресс на следующий год в Женеве. Дискуссии по вопросу об отношении к лицам интеллигентских профессий и об участии женщин в МАТ не привели к принятию решений.

На Женевском конгрессе (сентябрь 1866 г.) присутствовало 60 делегатов (16 от французских секций, 3 от немецких, 4 от английских и 37 от швейцарских, бельгийцы --?). Избранная конгрессом комиссия окончательно отредактировала устав, и тот принят конгрессом. В Женеве произошло первое столкновений сторонников и противников борьбы за политическую власть. В докладе о кооперативных товариществах, представленном Генсоветом, говорилось о необходимости перехода политической власти в руки рабочих. В докладе же от парижских секций, напротив, подчеркивалось, что рабочие должны проявлять инициативу и самодеятельность прежде всего в экономической сфере -- в отличие от демократии. которая направляла все силы на политическую борьбу, то есть на выбор новых господ. Будущие антиавторитарии заявляли, что "любое действие должно иметь немедленной и непосредственной целью триумф трудящихся кал капиталом".

Женевский конгресс закрепил идею о революционном характере профсоюзов. В резолюции по этому вопросу говорилось, что профсоюзы призваны не только вести за непосредственные повседневные нужды и интересы рабочих, но должны действовать сознательно, как ядро организации рабочего класса, во имя его полного освобождения, для чего им следует объединяться в мировые федерации. Эта идея о двойной задаче профсоюзов легла позднее в основу анархо-синдикализма. Конгресс постановил также добиваться во всех странах 8-часового рабочего дня, ограничения женского и детского труда. замены постоянных армий народной милицией.

После Женевского конгресса Интернационал добился большого успеха во Франции, Бельгии, Швейцарии, отчасти в Италии. Через год в МАТ было уже около 200 тысяч человек.

Второй конгресс Интернационала состоялся осенью 1867 г. в Лозанне. Было представлено 50 делегатов, в большинстве своем -- французы и 26 швейцарцев. Поэтому на этом конгрессе, как и в Женеве, сильно ощущалось влияние прудонистских идей. В вопросе о войне Лозаннский конгресс провозгласил принципы антимилитаризма. В резолюции констатировалось, что война со всеми ее последствиями ложиться, в первую очередь, на плечи рабочего класса, лишая его средств к существованию и самой жизни, что вооруженный мир парализует развитие экономики и ведет к растрате сил и ресурсов, что мир необходим и "должен быть укреплен... новым общественным строем. В котором не будет больше разделения на классы". Конгресс постановил участвовать в работе конгресса "Лиги мира и свободы" и ее действиях., направленных на поддержание мира.

Основная борьба на конгрессе разворачивалась между швейцарскими и французскими прудонистами и английскими и немецкими коллективистами, то есть сторонниками общественной собственности на средства производства (среди них были и последователи Маркса). В одной из резолюций говорилось о том, что "социальное освобождение трудящихся неотрывно от их политического освобождения". Коллективисты-этатисты добились в противовес прудонистам принятия резолюции, призывавшей к огосударствлению средств транспорта и обращения.

Но будущие антиавторитарии не проявляли большой активности в дебатах. Однако характерно, что на лозаннском конгрессе впервые заявили о себе рабочие, которых можно считать предшественниками синдикализма. Исходя из практики повседневной рабочей борьбы, они подчеркивали первостепенное значение стачек и профсоюзов в борьбе за новое общество.

Это течение заметно усилилось ко времени третьего конгресса Интернационала в Брюсселе в 1868 г. Многое изменилось в связи с тем, что с конца 1867 г. французское правительство стало принимать активные меры, чтобы пресечь деятельность МАТ. После первых же репрессий (февраль 1868 г.) Толэн и парижская комиссия объявили о своем уходе. Они представляли традиционный прудонизм, выступавший за индивидуальную собственность, недоверчиво относившийся к стачкам, призывавший оставить женщину "в семье". Оставшиеся в Интернационале французские рабочие (во главе с Варленом) стремились преодолеть прудонизм, развиваясь в сторону коллективизма и синдикализма. Французская секция перешла на позиции "антиэтатистского коллективизма" (в противовес "этатистскому коллективизму" сторонников Маркса).

Позднее, в июле 1868 г. в Женевскую секцию МАТ вступил Бакунин. Он и его сторонники с 1860-х гг. пытались создать собственную международную организацию (Альянс социальной демократии, Альянс социалистов-революционеров, Международное братство), а затем присоединились к "Лиге мира и свободы". В 1868 г. на конгрессе в Берне Лига раскололась и ее социалистическое крыло присоединилось к МАТ.

Так начало формироваться крыло, получившее название "антиавторитарные коллективистов". В него вошли, в частности, французские коллективисты, бельгийские коллективисты во главе с Де-Папом, но, в первую очередь, последователи Бакунина -- будущие анархисты. Объясняя отличие своих позиций от взглядов авторитарных коллективистов, Бакунин писал: "Мы хотим достичь того же торжества экономического и социального равенства путем уничтожения государства и всего, что зовется юридическим правом и, с нашей точки зрения, является перманентным отрицанием человеческих прав. Мы хотим перестройки общества и объединения человечества не сверху вниз, при посредстве какого бы то ни было авторитета и с помощью социалистических чиновников, инженеров и других официальных ученых; мы хотим перестройки снизу вверх, путем свободной федерации освобожденных от ярма государства рабочих ассоциаций всех видов".

Маркс "хочет того же, чего хотим мы: полного торжества экономического и социального равенства, -- но в государстве и при посредстве государственной власти, при посредстве диктатуры очень сильного и, так сказать, деспотического временного правительства, то есть посредством отрицания свободы".

С точки зрения Бакунина, государство не может быть нейтральным инструментом, которое в состоянии использовать любые социальные силы и с любой целью. Он сформулировал положение о противоречии между обществом и государством: "Общество -- это естественный способ существования совокупности людей... Оно медленно развивается под влиянием инициативы индивидов, а не мыслью и волей законодателя... Государство не является непосредственным созданием природы; оно не предшествует, как общество, пробуждению человеческой мысли... Оно стоит над обществом и стремится его полностью поглотить". Государство было "необходимым злом" на протяжении части человеческой истории, но больше оно не нужно. Более того, оно -- орудие господства и несвободы и потому не может быть инструментом или средством освобождения. "Если есть государство, то непременно есть господство, следовательно, и рабство; государство без рабства... немыслимо -- вот почему мы враги государства".

История развития "естественного общества", согласно Бакунину, -- это история развития коллективной и индивидуальной свободы людей. "Свобода -- подобно человечности, чистейшим выражением которой она и является -- представляет собою не начало, а наоборот, завершительный момент истории". Этой свободе противостоит стремление к господству: "Все исторические несправедливости, все войны, все политические и социальные привилегии имели и имеют своей главной причиной и своей целью захват и эксплуатацию какого-либо ассоциированного труда в пользу более сильных... Такова истинная историческая... причина так называемого права частной и наследственной собственности". Вот почему для освобождения человечества необходим решительный разрыв со всеми основами существующего строя, "радикальная и всемирная, одновременно философская, политическая, экономическая и социальная революция". Она призвана немедленно уничтожить политическую власть (государство) и частную собственность, заменив их вольной ассоциацией производителей.

Бакунин не разработал систематической теории революции. Но можно утверждать, что он подходил к ней в соответствии со своей концепцией истории, которая позволяет считать его одним из основоположников "негативной диалектики" -- представления о возникновения нового не из противоречий старого, а как отрицания логики старого. Согласно Бакунину, "история представляется нам как революционное отрицание прошлого, иногда медленное, апатичное, сонное, иногда страстное и мощное. Она состоит именно в прогрессивном отрицании первобытной животности человека посредством развития его человечности". В социальной революции, свергающей капитализм и государство, он видел прежде всего, стихийный бунтарский взрыв масс и спонтанную самоорганизацию снизу вверх.

Бакунин выступил против предложенной Марксом очередности: сначала -- политическая революция, затем -- социальная и экономическая. Он предостерегал авторитарных социалистов, что такой подход -- попытка освободить "несознательных" трудящихся через создание "их" государства -- даже против воли самих марксистов приведет к перерождению революции и установлению господства нового привилегированного класса -- бюрократии и технократии. В таком режиме Бакунин видел попытку осуществить идею "государства ученых" (мнимых или действительных), которое понимает себя как "временную" диктатуру с целью "образовать и поднять народ как экономически, так и политически до такой степени, что всякое управление сделается... ненужным" и государство "упразднится". В действительности, предсказывал он, эта деспотическая власть будет лишь поддерживать сама себя.

3-й конгресс Интернационала в Брюсселе в сентябре 1868 г. стал важным пунктом в развитии МАТ, в ходе которого идеи антиавторитарного коллективизма мало-помалу распространялись в ассоциации. На нем было 102 делегата (56 бельгийцев, 18 французов, 11 англичан, 8 швейцарцев, 5 немцев, по 1 -- из Испании и Италии). Прудонисты остались в явном меньшинстве, а марксистские и антиавторитарные коллективисты по ряду вопросов выступили вместе. Так, была принята резолюция о коллективизации (обобществлении) шахт и рудников, железных дорог, пахотных земель, дорог и каналов, телеграфных линий и иных средств сообщения, лесов

Конгресс обсудил вопрос о стачках. Прудонисты выступили против стачек, заявив, что они незаконны и безнравственны. Но подавляющее большинство делегатов поддержало резолюцию о законности и необходимости стачек в современных условиях, хотя и настаивало на том, что они должны организовываться профсоюзами. Своевременность стачек и законность рабочих требований должны подлежать предварительному разбору в особой комиссии делегатов от всех отраслей производства данной местности.

Зато конгресс без всяких оговорок рекомендовал использование метода всеобщей стачки, поскольку "стоит производителям перестать работать, чтобы сейчас же парализовать все предприятия правительства". Кроме того, конгресс советовал рабочим организациям в случае объявления их правительствами войны ответить всеобщей стачки. Впоследствии идея всеобщей экономической стачки стала основной идеей революционного синдикализма и анархо-синдикализма. Маркс же в письме Кугельману назвал призыв бороться с войной посредством стачки "бессмыслицей".

Конгресс указал на то, что стачки и всеобщие стачки могут быть удачны только если проводятся организованными рабочими. Поэтому он вновь энергично призвал содействовать отраслевых профсоюзов и их объединению в международную конфедерацию. Некоторые делегаты, вместе с бельгийским делегатом Сезаром Де-Папом, предвосхищая взгляды революционного синдикализма, видели в профсоюзах не только орудия борьбы с капиталом, но и элемент будущего общества. В этом обществе они изменят свой облик и станут трудовыми ассоциациями свободного производства и обмена. В газете бельгийских секций "Ль`Интернасьональ" утверждалось, что МАТ "уже сейчас вырабатывает тип будущего общества, что его различные учреждения с некоторыми изменениями образуют уже теперь зародыш будущего строя... Интернационал заключает в себе зачатки учреждений нового мира... Пусть будет в каждой местности устроена секция Интернационала -- новому обществу будет этим самым положено основание".

Идеи МАТ быстро распространялись. После брюссельского конгресса число ее членов возросло до 2 миллионов (в т. ч. 1,2 млн. в Европе). Ко времени созыва 4-го конгресса в 1869 г. МАТ достигла наивысшей точки своего развития. Секции Интернационала существовали во всех крупных городах Европы и во всех промышленных центрах. Рабочие -- члены МАТ, объединенные в свои профсоюзы и федерации, вели успешную борьбу во Франции, Бельгии, Италии. Престиж МАТ был огромен, ее начали бояться европейские правительства.

Осенью 1869 г. в Базеле состоялся 4-й конгресс Интернационала. Открывая его, председатель базельской секции Брюэн заявил: "... Новое общество уже народилось... Зародышем этого общества является Интернационал... В будущем все люди на земле должны объединиться в один союз и все народы составят одну свободную федерацию свободных рабочих товариществ".

На базельском конгрессе ощущалось преобладание антиавторитариев. Присутствовали 80 делегатов: 27 французов, 23 швейцарца, 12 датчан, 6 англичан, 5 бельгийцев, 3 итальянца, 2 испанца, 1 американец и 1 австралиец). На основании голосований по различным вопросам можно установить силу отдельных тенденций. 63 % делегатов объединялось вокруг предложений и проектов антиавторитарных коллективистов (будущих бакунистов), 31 % стоял за авторитарными коллективистами (марксистами), 6 % были прудонистами.

Большее или меньшее единство было достигнуто по 2 пунктам. Как антиавторитарные, так и авторитарные коллективисты добились (в противовес прудонистам) принятия резолюции о необходимости социализации земли.

На конгрессе был вновь поставлен вопрос о профсоюзах. В докладе, представленном французским делегатом -- столяром Панди, говорилось о необходимости организации рабочих союзов, объединения их в местные, национальные и международные федерации. В будущем обществе, сказал Панди, профсоюзы должны образовать "свободные коммуны, при чем правительство и муниципальные управления будут заменены советами делегатов от профессиональных рабочих союзов". В итоге конгресс единодушно высказался за организацию трудящихся в "общества сопротивления" (синдикаты).

Бакунин внес на конгрессе проект резолюции о "полной и радикальной отмене права наследования". Маркс выступил против, Эккариус -- за ограничение права наследования. Предложение Бакунина было принято, но расхождения между марксистами и антиавторитариями усугубились.

Антиавторитарное крыло Интернационала предприняло в этот период большие усилия по расширению социальной базы международной организации трудящихся. В 1869 г. ЦК Женевских секций издал манифест к сельскому населению, призвав крестьян вступать в ряды Интернационала, создавать кооперативные союзы и общества. Манифест был переведен на итальянский., испанский, французский, польский и русский языки и был перепечатан секциями МАТ в Неаполе, Мадриде и Невшателе. Ряд швейцарских секций призвал к интернациональному объединению всех трудящихся как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. В Испании начали возникать секции сельскохозяйственных рабочих и мелких крестьян, примыкавшие к МАТ.

Противоречия между обоими крыльями Интернационала нарастали и начали приводить к расколу на местах. В апреле 1870 г. на региональном конгрессе Романской федерации МАТ (романской Швейцарии) делегаты полностью разошлись по вопросу об отношении к правительствам и партиям. Сторонники Бакунина добились принятие решения о том, что полное освобождение возможно только при переходе от "политического общества", основанного на привилегиях и власти, к обществу экономическому, основанному на равенстве и свободе; всякое правительство или политическое государство есть организация буржуазной эксплуатации, закрепленное в юридическое право; всякое участие рабочих в буржуазной правительственной политике служит укреплению существующего порядка вещей "любое участие рабочего класса в буржуазной правительственной политике может иметь результатом только укрепление существующего порядка вещей, что парализует социально-революционное действие пролетариата. Романский конгресс призывает все секции МАТ отказаться от осуществления социальной трансформации посредством национальных политических реформ и обратить свою активность на федеративное создание профессиональных объединений -- единственное средство обеспечить успех социальной революции. Эта федерация есть подлинное представительство труда, которое должно происходить абсолютно вне политического правительства". Марксисты же высказались за участие в политике, за выдвижение рабочих кандидатов на выборах с целью агитации, но проиграли при голосовании. Произошел раскол. Генсовет МАТ в Лондоне пытался предотвратить открытый конфликт и заявил бакунистам, что устав рекомендует политическое действие в качестве средства освобождения. Но конфликт быстро перерос швейцарские рамки, антиавторитарная позиция романской федерации, переименованной в Юрскую федерацию, получила активную поддержку во Франции, Испании и Бельгии...


 Предисловие

Настоящий очерк должен был служить введением к документальному четырехтомному сочинению Джемса Гильома "Интернационал", перевод которого, под редакцией автора настоящего очерка, издательство "Голос Труда" предполагало было напечатать.

К сожалению, общие условия современной русской жизни, невозможность достать для такого большого сочинения достаточного количества бумаги и другие обстоятельства заставили "Голос Труда" временно отказаться от своего намерения издать сочинение Гильома, отложив это издание до более благоприятного момента.

Однако, ввиду крайнего интереса к вопросу о международном об'единении трудящихся, с одной стороны, и ввиду необычайной скудости литературы по истории Интернационала -- с другой, "Голос Труда" решил издать отдельной брошюрой вступительный очерк тов. Лебедева к "Интернационалу" Джемса Гильома, предполагая, что этот очерк будет не без'интересен для русских товарищей, так как многое, о чем говорится в этом очерке, появляется на русском языке в первый раз.

Конечно, очерк тов. Лебедева не дает исчерпывающих ответов на многие вопросы интернационального движения. Автор совершенно не говорит о многих фактах или же лишь очень кратко упоминает о них; об'ясняется это отчасти тем, что очерк представляет, как мы уже упомянули, введение к сочинению Гильома и поэтому тов. Лебедев стремился говорить в своем очерке лишь о том, о чем не было сказано в сочинении Гильома.

Читателям, желающим познакомиться более детально с историей возникновения первого Интернационала, и не владеющим французским языком, или же не имеющим возможности достать в подлиннике вышеупомянутое сочинение Гильома, мы рекомендуем, кроме предлагаемого очерка, брошюру Джемса Гильома "Карл Маркс и Интернационал", которая печатается нашим издательством одновременно с настоящим очерком.

Голос Труда.
1 декабря 1920 года

 Об авторе

Николай Константинович ЛЕБЕДЕВ (1879--1934)

Историк, географ, литератор, деятель революционного движения. Родился в Нижегородской губернии, в семье приказчика, выходца из крестьянской среды. Окончил Московский народный университет им. А. Л. Шанявского. К анархистским убеждениям пришел в середине 1900-х гг., после знакомства с П. А. Кропоткиным. За революционную деятельность был арестован; освободившись, уехал за границу. Окончил Парижский университет, где ему присвоили степень доктора общественных наук. После февральской революции 1917 г. вернулся в Россию, участвовал в анархистском и рабочем движении. В начале 1920-х занимался преимущественно просветительской деятельностью: в 1921 г. принял активное участие в основании Музея П. А. Кропоткина в Москве, в 1921--1934 гг. был одним из его руководителей.

В эмиграции вместе с женой, известным историком анархизма Н. А. Критской, Н. К. Лебедев занимался исследованием революционно-синдикалистского движения Франции. В то время революционный синдикализм был столь же популярным социально-политическим движением, каким стал антиглобализм в конце XX -- начале XXI вв. В 1908 г. в России вышла и получила широкую известность первая книга Н. А. Критской и Н. К. Лебедева "История синдикального движения во Франции. 1789--1907". Другим заметным произведением Н. К. Лебедева стал биографический очерк Э. Реклю, написанный для русского издания его книги "Земля" (1914). Перу Н. К. Лебедева принадлежал ряд теоретических брошюр, популяризировавших планы социально-экономических преобразований анархо-синдикалистов, а также книга по истории географических открытий "Завоевание Земли" (1916), дважды переиздававшаяся в СССР. Книга "К истории Интернационала. Этапы международного объединения трудящихся", вышедшая в 1921  г., представляет собой одно из наиболее интересных произведений Н. К. Лебедева.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце