URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Березович Е.Л. Русская топонимия в этнолингвистическом аспекте: Мифопоэтический образ пространства
Id: 110366
 
299 руб.

Русская топонимия в этнолингвистическом аспекте: Мифопоэтический образ пространства. Изд.2, испр. и доп.

URSS. 2010. 240 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-484-01166-7. Уценка. Состояние: 5-. Блок текста: 5. Обложка: 4+.

 Аннотация

В настоящей монографии осуществляется этнолингвистический анализ обширного массива традиционной русской топонимии, собранной преимущественно в полевых условиях на территории Русского Севера. Автор реконструирует мифопоэтический образ пространства, отраженный в топонимии. Рассматриваются идеи и символы народной религии, представленные в топонимах; осуществляется характеристика топонимов, образованных от прецедентных сакральных локативов; анализируется концепция "заветного места" в русской топонимии. Кроме того, в работе исследуются особенности взаимодействия топонимической системы и фольклора, которые выявляются на материале топонимических преданий с мифологическими и историческими мотивами. Книга продолжает исследование, начатое в монографии "Русская топонимия в этнолингвистическом аспекте: Пространство и человек" (М.: URSS, 2009).

Книга адресована филологам --- научным работникам, студентам и аспирантам филологических вузов, преподавателям русского языка, а также всем заинтересованным читателям.


 Оглавление

Предисловие
Глава I. Народная религия и верования в зеркале топонимической номинации
 1.Идеи и символы народной религии в русской топонимии
  1.1.Персонажи и идеи, реализующие основную оппозицию народной религии
  Ангел; Бес; Бог; Бука; Дьявол; Жихарь; Кикимора; Леший (лешачиха); Нехороший; Оборотень (обмен); Поганый; Русалка; Сатана; Святой; Скоморох; Упырь; Херувим; Христос (Иисус); Черт; Шайтан; Ярила (?)
  1.1.1.О репертуаре персонажей и идей основной оппозиции народной религии, востребованных топонимией. Севернорусский топонимикон и языческие боги
  1.1.2.О специфике топонимического варианта репрезентации основной оппозиции народной религии
  1.2.Прецедентные сакральные локативы
  Ад; Афон; Вавилон; Голгофа; Елеон; Иерусалим; Иордан; Палестина; Рай; Синай; Сион; Содом
 2.Концепция заветного места в русской топонимии
  2.1.Семантическое поле "нечистое место"
  2.2.Семантическое поле "святое место"
  2.3.Семантическое поле "место смерти и захоронения"
Глава II. Топонимия и фольклор: к вопросу о взаимодействии различных версий этнокультурной информации
 1.Топонимические предания с мифологическими мотивами
 2.Топонимические предания с историческими мотивами
  Ассоциативное поле "военные действия"
  Ассоциативное поле "историческое лицо"
  Ассоциативное поле "чужой народ, племя"
  Ассоциативное поле "следы древних поселений и укреплений"
  Ассоциативное поле "сокровища"
  Ассоциативное поле "разбойники"
  Ассоциативное поле "первопоселенцы"
Заключение
Литература
Сокращения

 Предисловие

Настоящая книга -- продолжение работы автора по этнолингвистическому изучению русской топонимии. Методика такого исследования и некоторые его аспекты (изучение реального географического и "интерактивного", деятельностного, образа пространства) рассмотрены в книге "Русская топонимия в этнолингвистическом аспекте: Пространство и человек" (М.: Книжный дом "ЛИБРОКОМ"/URSS, 2009). Обе эти книги являются переизданием монографии "Русская топонимия в этнолингвистическом аспекте" (Екатеринбург, 2000). Вследствие того, что тираж исходной монографии был очень мал и книга быстро разошлась, встал вопрос о переиздании. При подготовке книги к переизданию в текст были внесены изменения и дополнения: пополнен фактический материал (в первую очередь учтены полевые записи Топонимической экспедиции Уральского государственного университета, сделанные в 2000--2009 гг., добавлены параллели к рассматриваемым топонимам Русского Севера, зафиксированные на других русских территориях, а также в различных славянских странах), обновлен справочно-библиографический аппарат. Однако эти изменения не являются принципиальными: известно, что попытки существенной модификации текста спустя несколько лет, как правило, заканчиваются "тотальным" переписыванием (меняется научный контекст; не стоит на месте, хочется надеяться, и сам автор). Это была бы уже совсем другая книга. Таким образом, в данное издание включены частично переработанные и дополненные главы III и V монографии 2000 г.

* * *

В настоящей книге анализируются географические названия, связанные с мифопоэтическими представлениями о пространстве. Реалии географического ландшафта, поименованные топонимами, выступают как арена, где действует крестная или нечистая сила, разворачиваются события мифологизированной истории, осуществляется обрядовая деятельность, -- тем самым топонимия закрепляет и транслирует мифопоэтический образ пространства. Благодаря способности географических названий устойчиво сохранять внеязыковые сведения, минимально трансформируясь во времени, топонимия нередко обнаруживает следы архаичных представлений о мире, которые могут быть утрачены другими культурными кодами.

Реконструкцией таких представлений занимается этнолингвистика -- дисциплина, которая "сформировалась на пограничье языкознания, мифологии, фольклористики, этнографии как комплексная дисциплина, изучающая традиционную народную духовную культуру и ее отражение в языке (специальная "культурная" терминология, семантика слов обыденного языка, народная этимология, мифопоэтические притяжения, метафорика, идиоматика и фразеология, фольклорные тексты и т. д.)" [Толстой, Толстая 1995б, 488]; в другой формулировке тех же авторов этнолингвистика -- "дисциплина, которая изучает язык сквозь призму человеческого сознания, менталитета, бытового и обрядового поведения, мифологических представлений и мифопоэтического творчества" [Толстой, Толстая 1995а, 5]. Таким образом, задается основная координата этнолингвистических исследований: язык и традиционная духовная культура народа. В применении к нашему исследованию (и подобным ему) есть смысл выбрать более узкий (и "направленный" вариант этой формулировки: в центре нашего внимания традициионная духовная культура в зеркале языка (системы географических названий). Соответственно наша цель -- выявить своеобразие русской топонимии как языкового источника информации о духовной культуре народа.

Значимость топонимических данных для осуществления этнолингвистического анализа не нуждается в доказательствах. В то же время топонимический материал требует выработки особых принципов и методики этнолингвистической реконструкции, попытка изложения которых представлена в [Березович 2009, 16--81; 2007б, 59--60].

Любой код традиционной культуры содержит специфическую версию этнокультурной информации, которая не дублируется полностью другими версиями, хоть и имеет с ними существенные пересечения, определяемые целостностью традиционной картины мира. Основу топонимической версии этнокультурной информации составляет информация о пространстве, которая реализуется в нескольких "изводах", вариантах. Пространство может осмысляться как некая протяженность, являющаяся, в первую очередь, ориентационным полем для человека; как окружающая человека земная поверхность --и всё то, что называется природой; как взаимодействующая с человеком среда, по отношению к которой человек играет роль и субъекта, и объекта воздействия; как "виртуальная реальность", наполненная сверхъестественными явлениями; как арена разворачивания исторических событий; и др. В нашей предыдущей книге [Березович 2009] были проанализированы две модели пространства -- модель реального географического пространства, отражающая локализацию в пространстве, охват местности, протяженность, обжитость пространства человеком, а также интерактивная (деятельностная) модель, которая фиксирует восприятие ландшафтных реалий в связи с деятельностью человка (в первую очередь хозяйственной).

В центре нашего внимания в настоящей книге -- модель ирреального (мифопоэтического) пространства. Забегая вперед, следует указать, что соответствующий блок представлений не является базовым для топонимической номинации, не создает крупных массивов топонимов и отражается в русской системе географических названий относительно редко. Однако некоторые топонимические модели, основанные на этих представлениях, вполне регулярны и значимы для системы, а главное -- данный блок информации следует считать одной из наиболее ярких и маркирующих, этноспецифических характеристик духовной культуры народа, поэтому любой источник сведений о религии, верованиях и фольклорных образах (особенно такой "консервативный", как топонимия) имеет непреходящую ценность. Таким образом, в поле нашего внимания попадает основной для этнолингвистики объект изучения -- "культурная" лексика (в нашем случае "культурная" топонимия).

Книга включает в себя две главы. В первой рассматриваются особенности отражения в русской топонимии народной религии и верований. Вторая посвящена взаимоотношениям, которые складываются между системой географических названий и фольклорными текстами.

В поисках конкретного топонимического материала для исследования мы обратились, в первую очередь, к данным картотек Топонимической экспедиции Уральского государственного университета (далее ТЭ) по территории Русского Севера (Архангельская, Вологодская области полностью и бульшая часть Костромской области). Выбор этого материала в качестве опорного для данного исследования может быть обоснован следующим образом: во-первых, территория Русского Севера является зоной, где русская топонимия характеризуется исключительным богатством. Этому способствует ландшафт территории и особенности хозяйствования: использование естественных урочищ (озер, пойменных лугов и т. п.) сменяется освоением новых, которые отвоевываются у лесов и болот, вследствие чего процесс топонимической номинации на протяжении многих лет обновлялся, сохраняя, вместе с тем, конструктивные принципы традиционного топонимикона. Разнообразие форм ландшафта (здесь представлено всё -- от морского побережья и огромных озер до небольших лесных делянок, за исключением, пожалуй, только горных хребтов), сочетание земледельческой и промысловой деятельности также не может не сказаться благотворно на состоянии топонимической системы. Кроме того, отсутствие помещичьего землевладения на большей части данного региона содействовало более свободному, чем на других территориях, развитию топонимической номинации. Окраинное положение территории Русского Севера и "самодостаточность" хозяйственного уклада обусловили хорошую сохранность топонимических данных.

Во-вторых, топонимический материал этой зоны собран весьма полно (пожалуй, полнее, чем по какой бы то ни было другой территории России) и, что особенно важно, в условиях фронтальных полевых экспедиций. Только полевой сбор дает возможность вести наблюдения над особенностями функционирования наименований в их "живой жизни", над фактами мотивационной рефлексии носителей топонимической системы, над вариантами и параллельными названиями и т. п. Значительный объем материала картотеки ТЭ по территории Русского Севера (более 1,5 миллиона единиц хранения) призван обеспечить полноту и достоверность наших выводов.

Кроме того, в сопоставительных целях в работе использованы материалы по топонимии других регионов: полевые записи ТЭ по территориям Урала, Западной Сибири (отдельные районы Свердловской, Пермской, Курганской, Челябинской, Тюменской, Омской, Оренбургской областей), а также некоторым зонам Кировской, Ярославской областей, Карелии, Башкортостана и др. Помимо данных ТЭ, привлекались факты, извлеченные из письменных источников: топонимических словарей, справочников, туристических путеводителей и т. п. Сопоставление топонимических материалов по этим территориям с топонимией Русского Севера демонстрирует известную общность номинативного фонда русской топонимии.

* * *

Хочется поблагодарить всех, кто оказал большую помощь в ходе работы над этой книгой и обсуждения затронутых в ней проблем. В первую очередь это коллектив кафедры русского языка и общего языкознания Уральского государственного университета: А. К. Матвеев, М. Э. Рут, А. А. Фомин, участники проблемной группы "Язык и мир" и другие преподаватели, сотрудники и студенты кафедры; книга была бы невозможна без огромного труда десятков сотрудников Топонимической экспедиции УрГУ, на протяжении многих лет собиравших топонимический материал, который лег в основу настоящего исследования. Кроме того, автор считает приятным долгом сказать слова благодарности коллегам, ознакомившимся в той или иной степени с работой и высказавшим ценные соображения и замечания: Р. А. Агеевой, Ж. Ж. Варбот, А. С. Герду, Г. В. Глинских, Т. А. Гридиной, А. Ф. Журавлеву, Е. Н. Поляковой, З. В. Рубцовой, Д. М. Савинову, С. М. Толстой, А. В. Юдину.


 Об авторе

Елена Львовна БЕРЕЗОВИЧ

Доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка и общего языкознания Уральского государственного университета (Екатеринбург). Известный специалист в области русской и славянской этнолингвистики, ономастики, диалектной лексикологии и лексикографии, семантической реконструкции и этимологии. Автор более 160 научных трудов. В работах Е. Л. Березович факты русской диалектной лексики и ономастики, рассмотренные на широком языковом и культурном фоне, становятся источником реконструкции народной картины мира.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце