URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Селищев А.М. Введение в сравнительную грамматику славянских языков
Id: 109847
 
224 руб.

Введение в сравнительную грамматику славянских языков

URSS. 2010. 128 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-484-01123-0.

 Аннотация

Вниманию читателя предлагается книга выдающегося русского слависта А.М.Селищева, в которую вошли его работы в области славянского языкознания. Основной труд, давший заглавие всей книге, представляет собой, по мысли автора, "учебное пособие по пропедевтическому курсу славянского языкознания". Автор приводит достаточно полный обзор фонетических и грамматических черт всех славянских языков, выявляя черты общности и различия. В книгу также включены краткий очерк болгарского языка, работа о шипящих и свистящих согласных в славянских языках и статья, посвященная культуре западных и южных славян.

Для филологов-славистов, историков языка, студентов и аспирантов филологических факультетов вузов, всех заинтересованных читателей.


 Оглавление

Введение в сравнительную грамматику славянских языков
Болгарский язык
Соканье и шоканье в славянских языках
Культура западных и южных славян и ее вклад в мировую культуру

 Из введения

Предметом научного языкознания является человеческий язык в его истории. Язык каждого народа, каждой общественной группы; каждого индивидуума не остается в течение времени неизмененным, он подвергается постоянным, хотя и постепенным видоизменениям; каждый язык в известный период своего существования представляет собою результат тех изменений, которые были пережиты им в предшествующий период. Это постоянное видоизменение языка заключается в том, что он переживает постепенные изменения и в области звуков, и в формах слов и предложений, и в реальных и формальных значениях; он утрачивает некоторые из этих фактов и приобретает новые, неизвестные ему раньше. Например, в настоящее время в русском языке мы слышим зуп(б), гус' (гусь), между тем в раннюю эпоху жизни русского языка вместо у в этих словах звучал носовой гласный о, затем ц (носовое у), т.е. гласные о -- и, произносившиеся при опущенной нёбной занавеске, открывающей вход в носовую полость. При открытом входе в полость носа произносился и гласный е, звучавший некогда в таких.словах, как мясо, жатва, свят(ъ), пят' (пядь), пят' (пять) и др. Носовые гласные были известны русскому языку до X в. Тогда же и несколько позднее, приблизительно до половины XII в., в конце слов зуп(б), свят, пят' (пять), пят' (пядь) и т.п. слышался еще очень краткий гласный, короче обыкновенного краткого гласного, редуцированный гласный ъ (зубъ), или ь (пядь, пять); перед ъ в слове зубъ было не п, а б; в слове пят' (пишется пядь) перед ь не т', а д', т.е. звонкие согласные, сохранявшиеся некоторое время и по утрате ъ (ь), сохраненные некоторыми говорами, преимущественно украинскими, и до настоящего времени. Таким образом, в одну из эпох русским языком была пережита утрата носового произношения некоторых гласных и замена прежних носовых гласных неносовыми, чистыми, т.е. произошло изменение в условиях образования этих звуков. В другую эпоху русским языком были утрачены редуцированные гласные ь, ь; они или совсем исчезли из произношения (например, в конце слова), или заменились гласными полного образования: о (вместо ь), е (вместо ь): сънъ --> он, дьнь -->ден'. В дальнейшую эпоху звонкие согласные в конце слов утрачивали свою звонкость и становились глухими, т.е. при их произношении голосовые связки не были в напряженном положении и при прохождении воздуха в полость рта они не приходили в дрожание: зубъ --> зуб --> зуп. Но это изменение конечных звонких согласных было пережито не всеми русскими говорами: украинские говоры и некоторые великорусские и до сих пор знают в конце слова д, б, ж и другие звонкие согласные.

Далее, в жизни русского языка была такая эпоха, когда е и ь сильное, не подлежавшее выпадению, находясь перед твердыми слогами, испытывали изменение по направлению к гласному о; в результате этого изменения в эпоху более позднюю развился гласный о (одна из стадий этого процесса -- гласный о, лабиализованное е); вёсны (в'осны), с'остры, дён (д'он), л'он и т.п. Но мы слышим купец, конец и др. с гласными е, а не 'о (ё). Но в данных случаях надо иметь в виду следующее: когда е и ь сильное изменялись по направлению к о в положениях перед твердыми слогами, в то время ц было согласным мягким, и перед ним, естественно, не было указанного изменения е и ь (сильного). Отвердение ц -- явление позднейшее, не охватившее всех русских говоров; ц остается и до настоящего времени мягким согласным в северновеликорусских и украинских говорах. И вообще изучение физиологической стороны звуков языка оказывает существенную помощь при объяснении явлений языка, определяя часто самый характер изменения, самый процесс его и последовательность. Так, в отмеченном выше явлении е --> о такой переход совершился не сразу, а через стадию \"o (гласный переднего ряда, лабиализованное е). Таким образом, необходимо иметь в виду ту эпоху, когда происходило то или иное изменение в языке.

Затем, мы слышим плет'от'е, нес'от'е и т.п. Присутствие о в данных случаях (перед мягким согласным) объясняется влиянием таких форм, как плет'ом, нес'ом, где закономерно, фонетически перешло в о. Итак, наряду с фонетическими изменениями в языке происходят изменения и нефонетические (нес'от'е), объясняемые действием аналогии, когда звук речи или ряд звуков заменяется в известном слове другим звуком или рядом звуков под влиянием других слов, связанных с данным словом по закону психической ассоциации.

Из указанных примеров мы видим, что в языке или его наречии в известную эпоху при известных условиях происходит последовательное изменение в звуковом составе. Если нами определено это изменение, условия и эпоха его в данном языке (или наречии), то нами найден "звуковой или фонетический закон". Затем мы видели, что звуковые, фонетические законы нарушаются иногда действием психической ассоциации (плет'от'е). Факторы последнего рода стоят также в связи с некоторыми условиями; влияние аналогии, психической ассоциации протекает также по некоторым законам; но вполне определить последние пока не удается.

Стремление к изменению тех или иных фактов языка -- стремление бессознательное -- проявляется сначала у отдельных лиц, преимущественно лиц молодого поколения. С течением времени это изменение может распространиться и на других лиц того же поколения или следующих за ним; при этом данное изменение воспринимается или всей общественной группой, или только частью ее. В первом случае возникает новое явление, свойственное всем говорящим одним языком; во втором случае это новое явление свойственно только одной части говорящих; в последнем случае возникают диалектические различия в одном и том же языке одной и той же общественной группы. Такие частные распространения языковых новшеств могут с течением времени обособить ряд диалектических групп: возникают наречия, поднаречия, говоры. Этому диалектическому дроблению способствует в сильной степени и территориальное дробление, когда прерываются тесные непосредственные сношения между отдельными группами. В таких случаях явление, возникшее в языке той или иной общественной группы, не распространяется непосредственно на другую отдаленную группу.

Итак, язык в течение времени изменяется. Языковые изменения происходят постепенно и закономерно; они распространяются или на всех говорящих, или только на одну из групп их.

Исследователь языка в своем изучении должен охватить весь язык в его эволюции (эволюции, понимаемой, конечно, не в биологическом смысле), каждую эпоху связать с эпохами предшествующими и последующими; представить стадии, последовательно пройденные данным языком, установить строго историческую перспективу в развитии исследуемого языка. Дальнейшей задачей лингвиста являются попытки открытия законов, действовавших не только в данном языке, -- но законов, нормирующих жизнь языка вообще. Таким образом, мы видим, что метод науки о языке сравнительный и исторический.

Каковы источники для исследования языка? В ранних работах по истории языка источниками служили преимущественно и часто исключительно памятники письменности на этом языке. Но может ли дать письменный памятник исчерпывающий и достоверный материал для исследования языка в известный период его жизни? Мы должны ответить отрицательно.

1) Ни в древнее, ни в наше время графика не передает всего богатства звукового состава данного языка.

2) Почти всегда письменный памятник связан в большей или меньшей степени с орфографической традицией и далеко не служит верным отражением говора писца.

3) В частности, по отношению к славянской письменности надо принять во внимание и условия возникновения ее. Русская письменность развилась на основе болгарской. Правда, тот или иной списатель XI, XII и последующих веков невольно давал выражение и своему родному говору; но все же он старался держаться тех оригиналов, по которым он учился писать. Так же обстояло дело и в письменности сербскохорватской. Лишь болгарский язык во второй половине IX в. послужил живым органом возникавшей тогда славянской письменности. В 862--863 гг. Константин (Кирилл) "съложи писмена" и "начеть беседоу писати иевангельскоу" -- на языке славян болгарских. Но надо принять во внимание, что во второй половине IX в. болгарский язык не представлял уже полного единства; в основу языка письменности был положен Кириллом и Мефодием один из его диалектов -- южно-македонский. К тому же в последующие столетия на болгарских памятниках письменности отразилось влияние языка других славян: сербов и русских. Что касается западных славян, то письменность на их языках возникает поздно: у чехов первые памятники письменности относятся к XIII, у поляков -- к XIV в. При этом латинская графика, которой пользовались западные славяне, была не приспособлена к выражению чисто славянских звуков и весьма запутанно передавала последние.

4) Далее, письменность у каждого народа возникает сравнительно поздно. До введения того или иного языка в письменность, он успел уже в течение столетий пережить ряд изменений. Если же в письменных памятниках видеть исключительный материал для исследования языка, пришлось бы начинать изложение его истории с того периода, от которого, благодаря некоторым обстоятельствам, дошли до нас письменные памятники. А между тем нельзя в действительности полагать исходным пунктом, например для польского языка, XIV столетие. Наоборот, нам чрезвычайно интересно и необходимо заглянуть в прошлое польского языка д о XIV в., ибо к этому времени закончились уже некоторые крупные процессы в жизни этого языка.

И вот, чтобы воспользоваться надлежащим образом письменными памятниками как материалом для исследования языка, чтобы выделить в них следы жирого говора писца, чтобы дополнить этот материал, нам идут на помощь современные, живые говоры данного языка. Тщательное сравнительное изучение этих говоров в полном их составе познакомит исследователя не только с современным их состоянием, но и вскроет их прошлое, -- вскроет гораздо полнее, чем это можно наблюдать по свидетельствам памятников письменности. Но при изучении языка нельзя игнорировать и памятники письменности, нельзя отрицать того ценного значения, которое они представляют для истории языка: они помогают определить хронологически то или иное изменение, пережитое языком; они, кроме того, дополняют в некоторых случаях и данные, извлекаемые из показаний современных говоров. Благотворны результаты будут тогда, когда сравнительно-историческое изучение живых говоров будет поставлено в связь с исследованием соответствующих памятников письменности.

Изучая наречия и говоры современного русского языка, исследователь отметит в них ряд общих черт в звуковом составе, в области форм, в синтаксисе и словаре. Эти общие черты ясно укажут, что украинский, русский и белорусский языки по своему происхождению -- единый древнерусский язык. Определив те явления, которые некогда, до распадения на отдельные диалекты, переживал древнерусский язык во всем своем составе, исследователь укажет и те явления, те новшества, которые не распространялись на всех говоривших русским языком, захватывали только ту или иную группу, -- отметит ту эпоху, когда рушилось единство древнерусского языка; применяя правильно сравнительно-исторический метод, он воссоздаст историю древнерусского языка и его диалектов. Далее, изучение древнерусского языка в связи с другими славянскими языками -- болгарским, сербскохорватским; словинским, чешским, польским и другими -- откроет перед исследователем то далекое прошлое, когда все славянские языки составляли один общий язык -- праславянский язык (точнее, последний период в жизни этого языка; см. ниже). Праславянский язык имел ряд черт, роднивших его с языками литовским, иранским, индийским, греческим, германскими и некоторыми другими. Все эти языки вместе образуют так называемую индоевропейскую, или ариоевропейскую, семью языков. Путем сравнительно-исторического изучения всех языков этой семьи лингвист восстанавливает, хотя далеко не во всех деталях, тот язык, который был общим для всей этой семьи языков -- индоевропейский праязык. По распадению общего индоевропейского языка выделились следующие группы языков: индийская, иранская, армянская, албанская, греческая, италийская, кельтская, германская, или немецкая, балтийская, или литовская, и славянская.

В состав славянской языковой семьи входят следующие языки: древнерусский с его наречиями -- украинским, русским и белорусским,-болгарский, сербскохорватский, словинский, чешский со словацким, лужицкий (верхний и нижний), польский с кашубским. Все славянские языки можно объединить в 3 крупные группы:

1) восточную: русский, украинский, белорусский языки;

2) южную: языки болгарский, сербскохорватский и словинский;

3) западную: языки чешский со словацким, лужицкий, польский с кашубским; к этой группе относились и говоры вымерших славян полабских (поэльбских).


 Об авторе

Афанасий Матвеевич СЕЛИЩЕВ (1886--1942)

Выдающийся отечественный языковед, славист, член-корреспондент Академии наук СССР. Окончил Казанский университет (1911). В 1918 г. опубликовал свою диссертацию "Очерки по македонской диалектологии". Профессор Иркутского (1918--1920), Казанского (1920--1921) и Московского (с 1921 г.) университетов. С 1929 г. член-корреспондент АН СССР, с 1930 г. -- член-корреспондент Болгарской академии наук и почетный член Московского научного общества. С 1936 по 1938 гг. -- профессор Института истории, философии и литературы.

Главным направлением научной деятельности А. М. Селищева была славистика. Среди его общих работ, посвященных славянскому языкознанию, следует выделить "Введение в сравнительную грамматику славянских языков", "Славянское языкознание", "Западнославянские языки", а также вышедшие после его смерти издания, которые сегодня являются классическими учебниками, в том числе "Старославянский язык" (1951--1952; 3-е изд. М.: URSS, 2009). Кроме того, А. М. Селищев -- автор многих работ, посвященных этнографии, диалектологии южнославянских языков, а также истории, диалектологии и методике преподавания русского языка.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце