URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Красильникова Е.В. Русский язык зарубежья
Id: 109466
 
345 руб.

Русский язык зарубежья. Изд.2

URSS. 2010. 344 с. Твердый переплет. ISBN 978-5-354-01260-2.

 Аннотация

Настоящая книга представляет собой лингвистическое исследование, посвященное формам существования русского языка за рубежом (в частности, во Франции, Канаде, США). В нем изучался язык русских эмигрантов, общение в среде зарубежных молокан, старообрядцев, духоборов. Книга включает главу о языке эмигрантской художественной литературы. Завершают работу главы о выдающемся представителе русской культуры С.М.Волконском и современном филологе, редакторе журнала "Вестник русского христианского движения" Н.А.Струве.

Книга будет интересна лингвистам, студентам филологических специальностей, а также широкому кругу читателей, неравнодушных к судьбе русского языка за рубежом.

The book is devoted to the language of Russian emigrants. Tapes made by the participants of the project in France, Canada, USA are used. Colloquial speech of emigrants is studied on different language levels. The book contains also investigation of the attitude of Russian emigrants to the Russian language, religious language of molokans and old-believers (states of California and Oregon), language of literature of the Russian emigrants (linguistic appraisals, language of the revolutionary epoch portrayed by Russian emigre authors, metaphors and comparisons and other subjects). The book includes articles concerning two eminent Russian emigre representatives of different generations --- S.M.Volkonsky (first generation) and N.A.Struve, philologist and editor of the magazine named "Russian Orthodox Movement Bulletin'' (contemporary generation).

The book is devoted to the language of Russian emigrants. Tapes made by the participants of the project in France, Canada, USA are used. Colloquial speech of emigrants is studied on different language levels. The book contains also investigation of the attitude of Russian emigrants to the Russian language, religious language of molokans and old-believers (states of California and Oregon), language of literature of the Russian emigrants (linguistic appraisals, language of the revolutionary epoch portrayed by Russian emigre authors, metaphors and comparisons and other subjects). The book includes articles concerning two eminent Russian emigre representatives of different generations - S.M.Volkonsky (first generation) and N.A.Struve, philologist and editor of the magazine named "Russian Orthodox Movement Bulletin'' (contemporary generation).

 Оглавление

Введение
Эмигрантская русская речь (Н. И. Голубева-Монаткина)
 1.Русские эмигранты о русском языке
 2.Церковь и школа в эмиграции как "охранители" русского языка
 3.Общие особенности староэмигрантской речи
 4.Современная староэмигрантская речь во Франции
 5.Лексические и грамматические характеристики староэмигрантской речи во Франции
 6.Новоэмигрантская речь в Канаде
 7.Русский язык канадских духоборов
Русские конфессиональные группы в США: лингвокультурная проблематика (С. Е. Никитина)
 1.О предмете исследования
 2.Экскурс в историю
 3.О некоторых общих признаках двух рассматриваемых культур
 4.Некоторые сведения о русском языке в быту
 5.Вопросник как инструмент исследования
 6.О соотношении устной речи и письменных текстов
 7.Русский язык на богослужении. Штрихи к языковым портретам "старцев"
 8.Терминология духовной жизни молокан
 9.Судьбы русского языка в представлениях молокан и старообрядцев
О языке художественной литературы русского зарубежья (Н. А. Кожевникова)
 1.Топонимика в литературе русского зарубежья
 2.Особенности повествования
 3.Языковые оценки
 4.Язык революционной эпохи в изображении писателей русского зарубежья
 5.Цитаты, реминисценции, аллюзии
 6.Сравнения и метафоры в литературе русского зарубежья
 7.Развитие категории качественности
 8.Вариативность обозначений
 9.Паронимия
Сергей Михайлович Волконский (1860--1937) (Л. М. Грановская)
Никита Алексеевич Струве (Е. В. Красильникова)

 Введение

Лингвистическое изучение эмигрантских языков началось практически лишь во второй половине XX в. и постепенно становится все более интенсивным. Сначала эти языки рассматривались, в основном, в рамках этнопсихологических, билингвистических штудий, проблематика которых и сейчас достаточно разнообразна. Это может быть, например, овладение эмигрантскими детьми языком чужой страны и их обучение в детском саду, школе, культурно-языковая адаптация вновь прибывших эмигрантов как молодых (в том числе в высших учебных заведениях), так и тридцати--пятидесятилетних. Фонетические, грамматические, синтаксические, лексические и другие собственно языковые особенности языка эмигрантов действительно заинтересовали лингвистов лишь в последней трети XX в.

Эмигрантские языки обычно анализируются учеными тех стран, которые эмигранты покинули или в которые переселились, причем авторы нередко так или иначе сами связаны с эмигрантской средой и изучают, в частности, то, как изменяется родной язык эмигранта, как происходит переключение кодов -- code-switching.

Что касается эмигрантского русского языка, то по известным причинам первые работы о нем опубликованы вне России (хотя их авторами были сами носители этого языка) -- например, очень глубокая и "филологичная" заметка Н.А.Тэффи "О русском языке", напечатанная 19 декабря 1926 г. в газете "Возрождение", сборник статей С. и А.Волконских "В защиту русского языка" (Берлин, 1928) (см. о них подробнее, например, в разделе "Эмигрантская русская речь" настоящего сборника). Позже русский эмигрантский язык заинтересовал филологов США, Австралии, Канады, то есть крупных "иммигрантских" стран.

В США одна из самых ранних работ о русском эмигрантском языке появляется, по-видимому в 1932  г. Именно ее отмечает Мортон Бенсон, статьи которого, рассказывающие, в основном, о ряде фонетических и лексических "последствий" (типа он купил кару -- car, картон молока, френтка -- girl friend) длительного контакта русского с американским английским, получили широкую известность. Кроме того, необходимо также хотя бы упомянуть об исследованиях 1950--1960 гг. как английской речи русских американцев, так и сразу же привлекшего внимание зарубежных русистов языка потомков казаков-некрасовцев, покинувших Турцию в 1963 г.

В последние два десятилетия американские русисты сравнительно много занимаются русским эмигрантским языком, причем все чаще стремятся исследовать язык русских американцев не в целом, а учесть его особенности у носителей, принадлежащих к определенной "волне" эмиграции. Интересные работы, в частности, о заимствованиях, интонации в русском языке эмигрантов пишет исследователь из Джорджтаунского университета Дэвид Р.Эндрюс.

Довольно давно занимаются русской эмигрантской речью в Австралии. В начале 1970-х гг. филологи коллекционируют, к примеру, такие "живописные" слова, как флет `квартира', блок (земли) `участок (земли)', и такие высказывания, как на одной руке ему надо было идти в библиотеку, на другой руке он хотел играть в футбол on the one hand, on the other hand `с одной стороны, с другой стороны', ты пола'нчуешь у нас. В 1982 г. Р.Сассекс, работавший в то время в Мельбурнском университете, издает сборник о славянских эмигрантских языках "The Slavic Languages in Emigre Communities" (Linguistic Research Inc.) с разделом о грамматических особенностях речи русских австралийцев, а позже, в 1993 г., он же пишет главу о славянских языках эмиграции в коллективной монографии, где русскому языку уделено меньше места, чем другим.

Что касается русского языка русских канадцев, то в течение многих лет здесь изучался лишь язык духоборов, отметивших в 1999 г. столетие своего пребывания в стране (и это обусловлено как общей спецификой русской иммиграции в Канаду, так и яркими особенностями самой этой этнокультурной группы). Исследования канадских ученых, в том числе и духоборческого происхождения, дают уникальную возможноcmь проследить культурно-языковую адаптацию духоборов в Канаде. В настоящее время изучение духоборческого языка в Канаде продолжается.

В западноевропейских странах русским языком современных русских эмигрантов занимаются, в частности, в Бельгии Н.Станже-Жировова, в Австрии Х.Пфандль, а в Румынии интересуются речью местных липован (русских старообрядцев).

У нас в стране работы по эмигрантскому русскому языку начали публиковаться лишь с 1960-х гг. -- русский язык той части казаков-некрасовцев, которые в 1963 г. вернулись из Турции в СССР, исследуют А.Н.Качалкин, О.К.Сердюкова, Г.Л.Щеулина.

Однако самый активный период в изучении русского эмигрантского языка начинается в России в 1990-е гг. и с тех пор ежегодно появляются работы на эту тему. Первыми об этом пишут Ю.Н.Караулов, Л.М.Грановская, Н.И.Голубева-Монаткина, а в начале 1990-х гг. российские языковеды уже сообщают о результатах своих исследований на международных конгрессах и конференциях. Н.А.Кожевникова и Л.М.Грановская участвуют в издании "Культурное наследие русской эмиграции (1917--1990)" (М., 1993); авторы этой книги делают несколько предварительных публикаций в журнале "Русистика сегодня" (1994--1995 гг.).

В середине 1990-х отечественные лингвисты начинают публиковать свои статьи об эмигрантском языке также и в зарубежных журналах, круг российских исследователей русского эмигрантского языка все больше расширяется.

В настоящее время продолжается изучение зарубежных старообрядцев. Появляются диссертационные исследования эмигрантского языка, о его специфике начинают упоминать в университетских учебниках. Н.И.Голубева-Монаткина

* * *

Материалом этого исследования послужили в основном записи устной речи эмигрантов во Франции, США, Канаде. Нас интересовала прежде всего первая волна эмиграции. Сформулируем несколько общих вопросов, решавшихся в работе:

[1)] о соотношении устной и письменной форм владения русским языком;

[2)] о роли церковной и конфессиональной традиции в сохранении языка;

[3)] о языке художественной литературы русской эмиграции в связи с проблемой сохранения русской культуры за рубежом;

[4)] о структуре языковой личности в среде русской эмиграции.

Книга состоит из пяти глав.

Глава I "Эмигрантская русская речь" Н.И.Голубевой-Монаткиной содержит социологические и лингвистические характеристики речи русских эмигрантов Франции и Канады. Записи речи были сделаны в 1991--1992, 1995--1998 гг.

Конфессиональные традиции молокан и старообрядцев, живущих в США (1990, 1993, 1996 гг.), их отражение в языке исследовала С.Е.Никитина (Глава II "Русские конфессиональные группы в США: лингво-культурная проблематика"), в частности, формы сохранения языка и формы изменений, происходящих в живой речи под влиянием английского языка.

Глава III "О языке художественной литературы русского зарубежья" Н.А.Кожевниковой включает разделы о языке революционной эпохи в изображении писателей русского зарубежья, языковых оценках, цитации, топонимики, особенности повествования. Впервые построена система метафор и сравнений русских художественных текстов зарубежья. Автор приходит к выводу о единстве системы образных средств русской литературы XX в. (в России и за рубежом).

Л.М.Грановская (Бакинский славянский университет) -- автор главы о выдающемся деятеле русской культуры, бывшем директоре императорских театров С.М.Волконском (1860--1937); ему принадлежит исследование о состоянии русского языка в послеревоюционный период: "В защиту русского языка" (Берлин, 1928) в соавторстве с А.М.Волконским.

Последняя глава книги (автор Е.В.Красильникова) посвящена наблюдениям над языком Н.А.Струве, главного редактора издательства ИМКА-Пресс, редактора и автора журнала "Вестник русского христианского движения", известного литературоведа. В работе использованы записи беседы с ним в Москве (2000 г.) в фонде "Русское Зарубежье".

Тема этой работы была предложена Ю.Н.Карауловым. Она выполнена при поддержке гранта 95--06--17664 РГНФ.

Цель такого типа исследования можно видеть в осознании роли русского языка в драматических процессах, развивавшихся в политике, культуре на протяжении всего XX в. В будущем содержание темы "Русский язык зарубежья", очевидно, будет меняться, но в XX в. оно несло в себе всю глубину антиномий: разделение -- потеря, утрата; разделение -- примирение. Е.В.Красильникова

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце