URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Слюсарева Н.А. Теория Ф. де Соссюра в свете современной лингвистики
Id: 108993
 
224 руб.

Теория Ф. де Соссюра в свете современной лингвистики. Изд.3

URSS. 2010. 112 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-354-01250-3.

 Аннотация

В книге излагаются основные положения теории Фердинанда де Соссюра, выдающегося швейцарского лингвиста и одного из основоположников современного языкознания, с учетом новейших публикаций его работ, а также трудов, посвященных их анализу. Автором предлагается решение ряда вопросов, возникающих при рассмотрении этой теории в условиях современности.

Рекомендуется филологам всех специальностей, студентам и аспирантам филологических факультетов.


 Оглавление

Предисловие
Глава 1. Язык и речь
 § 1.Первый перекресток на исследовательском пути лингвиста
 § 2.Три ракурса определений языка и речи
Глава 2. Теория лингвистического знака
 § 1.Семиология
 § 2.Модель строения лингвистического знака
 § 3.Два принципа лингвистического знака
Глава 3. Главное звено теории Соссюра -- ценность лингвистических единиц
 § 1.Становление теории ценности в концепции Ф. де Соссюра
 § 2.Ценность единиц и схема лингвистического знака
 § 3.Проблема соотношения языка и мышления
Глава 4. Язык как система и метод ее анализа
 § 1.Особый характер системы языка
 § 2.Отношения единиц в системе языка
 § 3.Методы анализа языка
Глава 5. Четыре лингвистики (синхроническая и диахроническая, внутренняя и внешняя)
 § 1.Двойственность науки о языке
 § 2.Внутренняя и внешняя лингвистики
Заключение. Философия языка Ф. де Соссюра
Принятые сокращения

 Предисловие

Для развития теоретического мышления большое значение имеет изучение истории науки. Развитие языкознания связано с постоянным возвращением к определению языка, с уточнением его категориальных, т.е. сущностных характеристик. Широкое обращение к своей истории наблюдается в языкознании с конца пятидесятых годов XX в.

В одной из работ, анализирующих историю языкознания, ставится вопрос: почему лингвистические школы сменяют друг друга? Потому ли, что они не ответили на какой-либо вопрос, или потому, что стремление к новизне предваряет научный подъем, или же потому, что происходит некое столкновение крупных фигур, жаждущих власти, или, наконец, потому, что на развитие языкознания влияет изменение течений в более мощных секторах интеллектуальной и художественной жизни? При ответе на эти вопросы необходимо учитывать взаимодействие внешних и внутренних факторов, определяющих прогрессивное движение каждой данной науки и являющихся в конечном счете результатом развития социальной жизни человечества.

На всем протяжении истории движущим фактором развития языкознания выступают потребности практики: обучение ораторскому искусству, создание письменности (алфавитов), глоссариев (затем -- словарей), нормативных грамматик, анализ исторических памятников в связи с обращением к истории народов, обучение языку (родному и иностранному), создание средств накопления информации и ее передачи, проблемы массовой коммуникации и т.п. Накопление знаний, полученных при решении практических задач, обусловливает обычно формирование гипотез, проверка и разработка которых приводят к созданию теорий. Развитие теории неотделимо от выработки методов анализа изучаемого материала и создания языка науки. Так возникали индуктивные теории, характерные для лингвистики XIX в.

В дальнейшем теория может опережать практику и становиться базой дальнейшего развития науки, что характерно для дедуктивных теорий XX в. Такой вид теорий в дальнейшем проверяется практикой, поскольку только последняя является в конечном счете единственным критерием достоверности теории. При этом практика не всегда непосредственно выступает критерием истинности конкретной гипотезы, а на основе практики создается разветвленный логический аппарат проверки теоретического построения. В этом сложном и постоянном взаимодействии теории, практики и совершенствования методов анализа складывается диалектика внутреннего движения данной области научного знания.

Однако наука не является автономной саморегулирующейся системой, движение которой определяется лишь логикой ее внутреннего развития. Определенное влияние на нее оказывают смежные науки, в некоторых случаях поставляя как методику анализа, так и способ рассмотрения объекта. Эти факторы являются внешними по отношению к данной науке. Среди них главнейшую роль играет философская основа, без более или менее прямого влияния которой не возникает ни одна концепция. Философия в развитии языкознания играет особую роль, так как одна из главнейших проблем -- "Язык и мышление" -- рассматривается и в философии, и в языкознании.

Диалектическое взаимодействие внутренних и внешних факторов развития языкознания в их соотношении с общим ходом развития общества позволяет понять закономерности развития лингвистики как борьбу, смену и развитие научных теорий. На этом общем фоне возникают национальные научные традиции, взаимно влияющие друг на друга. Особую задачу составляет определение роли разных школ, направлений и ученых в развитии науки о языке. Отдельные ученые синтезируют внешние и внутренние факторы развития языка и создают на их основе новые теории, Для формирования выдающегося ученого необходимыми условиями являются тяга к познанию предмета, способность обобщить предыдущий опыт человечества и талант созидания.

Путь познания в любой области не является прямым и равномерным. В истории языкознания существует закономерность чередования периодов относительно ровного развития, в течение которых накапливается материал и совершенствуются теории и методы, и периодов поворотных, когда теории и методы перестают удовлетворять запросы практики и вступают в противоречие с общим ходом развития научного знания. Таким моментом был рубеж XIX и XX вв., знаменовавшийся стремлением преодолеть узость сравнительно-исторического языкознания. Среди ученых, которые заложили основы нового подхода к языку, первыми следует назвать имена И.А.Бодуэна де Куртенэ и Ф.де Соссюра. Неудовлетворенность постулатами старой школы ощущалась и другими языковедами (У.Уитней, Ф.Ф.Фортунатов, Г.Габеленц, Г.Шухардт, А.Норейн и др.), но лишь главы казанской и женевской школ вскрыли основы определения языка как семиотической системы и, в связи с этим, ввели методику синхронного описания. Их учения имели прогнозирующую силу для дальнейшего хода истории науки о языке, так как направлялись по главному руслу течения лингвистической мысли.

Сходство русской и французской национальных научных тенденций проявилось в обращении к социальному аспекту языковых явлений, что в совокупности с развитием психологии переориентировало лингвистику на социальную психологию. Но оба ученых ратовали за самостоятельность науки о языке, познав уникальный характер ее объекта. Научная судьба Ф.де Соссюра оказалась более удачной, и он получил всемирное признание значительно раньше -- не будет преувеличением сказать, что нет другой такой книги, которая упоминалась бы в трудах языковедов XX в. столь часто, как "Курс общей лингвистики " Ф.де Соссюра (см. "Курс"). Ее воздействие на последующее развитие языкознания А.С.Чикобава справедливо сравнивает с влиянием критицизма И.Канта на немецкую идеалистическую философию.

Отдельные части концепции Ф.де Соссюра представляют собой филиацию идей, возникших в предыдущий период. Тем не менее теория Соссюра была воспринята как нечто новое не только благодаря органическому соединению ее компонентов, но и вследствие того, что центр ее составили проблемы внутренней лингвистики и в качестве стержневой, главной была поставлена проблема ценности (значимости) единиц языка как семиотической системы. Она-то и явилась тем новым, что было внесено в лингвистику Ф.де Соссюром и что обеспечило жизненность его взглядов. Распространению теории Ф.де Соссюра способствовала также большая популяризаторская работа издателей книги -- А.Сеше и Ш.Балли, сделавших все возможное для того, чтобы идеи их учителя не только в области индоевропеистики, но и общего языкознания стали широко известны. Текст, изданный ими в 1916 г. (незначительные исправления внесены в 1922 г.), приобрел канонический характер, и его всегда имеют в виду, когда ссылаются на труд Соссюра. Последующие издания и переводы на разные языки воспроизводят именно этот текст.

Лишь спустя полвека после смерти Соссюра в Женеве начали публиковаться его неизвестные ранее материалы вплоть до личных заметок. Обобщение тех сведений, которые научный мир получил из этих публикаций, было сделано Р.Годелем в 1957 г. (см. SM), положившим начало изучению научного наследства Ф.де Соссюра.

Наличие хотя и немногочисленных рукописных материалов побудило швейцарского лингвиста Р.Энглера попытаться ответить на вопрос, как соотносится интерпретация издателей с оригинальными источниками "Курса". Он писал, что постарается: а) чтобы текст книги был представлен в своем обычном виде, б) чтобы источники были доступны для чтения, а каждая перемена текста была соотнесена с тем, что ей предшествует или что следует за ней, и в) чтобы текст и его источники были легко обозримы и сравнимы. На подготовку критического издания "Курса" ушло почти десять лет, и в 1967 г. были опубликованы два первых тома, а в 1968 г. -- последний, третий, том. Это уникальное текстологическое издание вышло тиражом всего в 880 экземпляров под именем Ф.де Соссюра. Книга составлена весьма своеобразно. Р.Энглер не восстанавливает на основе новых данных некий единый текст, который был бы противопоставлен каноническому. Представленная им работа, по его же словам, является не антитезой, а синтезом всех материалов, поэтому Р.Энглер не предлагает исправление текста издателей, так как "ничто теперь не в силах восстановить подлинную мысль Соссюра" (ЕС, X), а дает возможность читателю самому сличить все источники. "Критическое издание, -- пишет он, -- не должно представлять собой критику "Курса общей лингвистики", а быть изданием, позволяющим сопоставить текст Курса с его источниками" (Там же).

После ознакомления с этими томами невольно возникает вопрос -- изменилось ли наше представление о лингвистической теории Ф.де Соссюра, сложившееся на основании канонического текста? Материалы, собранные в книге Р.Энглера, вносят лишь некоторые уточнения в ход научной мысли Соссюра и позволяют ответить на часть недоуменных вопросов, возникающих при чтении "Курса". Эти уточнения достаточно интересны, так как позволяют отделить мысль Соссюра от тех домыслов, которые привнесены, с одной стороны, издателями книги, а с другой стороны, многочисленными ее комментаторами. Труд Р.Энглера нельзя теперь не учитывать при ссылках на идеи Ф.де Соссюра. Однако и сейчас остаются действенными слова Р.Годеля: "Мысль де Соссюра, судя по его неизданным заметкам и записям курсов, блестяща, хотя улавливается с трудом. Она концентрируется вокруг нескольких основных положений, своего рода геометрических точек, наметивших систему линий, которые должны были в конце концов определить всю фигуру в целом. Но мы располагаем лишь некоторыми последовательными набросками и фрагментами этой фигуры, которые не дают возможности точно определить ее окончательные контуры" (SM, 249).

Книга, которую мы предлагаем вниманию читателей, ставит перед собой две задачи: 1) ознакомить всех интересующихся общим языкознанием и его историей с новыми соссюровскими материалами, изложив их содержание в связи с основными положениями теории Ф.де Соссюра, 2) сделать попытку современного истолкования основной проблематики теории Соссюра, которая открывает широкий простор для рассуждений и для построения модели языка. В качестве исходной позиции мы принимаем философскую теорию диалектического материализма и с этой точки зрения стараемся подойти к решению некоторых проблем внутренней лингвистики. В этом стремлении мы опираемся на высказывания К.Маркса, Ф.Энгельса и В.И.Ленина, а также используем труды советских философов, изданные за последние годы.

В процессе подготовки данной книги с ней ознакомился ряд языковедов, за советы которых автор приносит им свою глубокую благодарность.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце