URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Добиаш-Рождественская О.А. Эпоха крестовых походов (Запад в крестоносном движении): Общий очерк
Id: 108844
 
169 руб.

Эпоха крестовых походов (Запад в крестоносном движении): Общий очерк. Изд.3

URSS. 2010. 120 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-354-01245-9. Уценка. Состояние: 5-. Блок текста: 5. Обложка: 4+.

 Аннотация

Книга известного российского историка-медиевиста О.А.Добиаш-Рождественской, несмотря на небольшой объем, подробно и ярко повествует о событиях XI--XIII веков, когда огромные массы населения средневековой Европы пришли в движение, чтобы найти путь в Землю Обетованную. По мнению автора, крестовые походы были не только этапом экономической борьбы за восточные рынки, средством удовлетворения все возраставшей нужды в земельных наделах или грандиозной рыцарской авантюрой --- хотя все эти мотивы так или иначе присутствовали в крестоносном движении. Главным в крестовых походах было то, что они явились огромных размеров паломничеством, расширившим русла тех потоков, которые задолго до XI века катились на восток.

Рекомендуется специалистам-историкам, а также широкому кругу читателей, неравнодушных к проблемам исторической науки.


 Оглавленiе

I. Составляющiя крестоноснаго движенiя.
 Раннiя паломничества на Востокъ
 Завоеванiе Палестины арабами
 Новое оживленiе странничествъ
 Почему Европа приходить въ движенiе въ XI вЪкЪ?
 Какую роль въ подготовкЪ 1-го Крестоваго Похода играли голодовки и "небесныя знаменiя"
 Условiя паломничествъ, ихъ растущiй темпъ
 "Странствiе Карла Великаго"
 Организованныя силы, взявшiя руководство движенiемъ
 Норманнскiе кланы
 Роль Клюни
 Турки-сельджуки въ Сирiи и у воротъ Имперiи.
II. 1-й Крестовый Походъ
 Возбужденiе клермонскихъ дней
 Легенда Петра Пустынника
 Движенiе массы
 Еврейскiе погромы
 Хроникеры 1-го Похода
 Норманнская программа
 Бароны въ Константинополе и на малоазiйскомъ берегу
 Византiя предъ лицомъ крестоносцевъ
 Антiохiскiй эпизодъ
 Паденiе Iepyсалима
 Легенда о ГодфридЪ Бульонскомъ
III. Значенiе въ крестоносномъ движенiи торговыхъ флотовъ итальянскихъ республикъ
 Итальянскiя колонiи на Сирiйскомъ берегу
 Движенiе на Средиземномъ морЪ
IV. Латинское общество на чужой землЪ
 Типы заморскихъ бароновъ
 Военная оборона Палестины
 Образъ божiя воина-монаха
 Карта латинской Сирiи
 Паденiе Эдессы
 II-й Походъ
V. Тяжелыя десятилЪтия въ жизни Латинской Сирiи
 Саладинъ и потеря Iерусалима
 III-й Походъ. Имперская программа Гогенштауфеновъ
 Походъ 1197г
 Поворотъ IV-го Похода
 Латинская Имперiя и западная культура
 "Папскiй" (V) и "императорскiй" (VI) походы
 Конецъ Латинской Имперiи
VI. Причины паденiя крестоноснаго энтузiазма въ ЕвропЪ
 ИзмЪнeнie цЪлей походовъ въ мысли самого папства
 ПослЪднiе "вЪрные" крестоносцы Европы
 Походы Людовика Святого
 Конецъ Латинской Сирiи
VII. Эпилогъ крестоноснаго движенiя
 Смыслъ общей его линiи
 Проекты новыхъ походовъ
 Судьба эпигоновъ движенiя: учрежденiй и организаций, созданныхъ нуждами Палестины
 Можно ли говорить объ исторiи крестоноснаго движешя?
 Его внутреннее единство
Иллюстрацiи
 Рыцари на ночной стражЪ (съ евангелiя Sainte Chapelle)
 Развалины замка Маргатъ
 Французскiй принцъ-крестоносецъ XIII вЪка (съ печати Филиппа, сына Людовика IX)
Карта
 Латинская Сирiя въ XII в.

 Подготовка крестоноснаго движенiя

"Какъ случилось, -- спрашиваетъ въ началЪe своего повЪствованiя Фульхерiй Шартрскiй, участникъ и хроникеръ 1 Похода, -- что презрЪвъ цвЪтъ мipa, такiя массы вняли голосу Божiю, покинули женъ, родныхъ, именья и, по евангельскому велЪнiю, последовали за Богомъ, зажженные любовью къ Нему и исполняясь Его вдохновенiя? Великiя cтpaдaнiя претерпЪли наши воины. Они терзались невыносимыми муками голода и жажды. Ихъ распинали, избивали, съ нихъ сдирали кожу и отсекали члены. Тысячи мучениковъ, изъ любви къ Христу, погибли блаженною смертью, и ихъ дЪянiя озарены чудесами. Кто можетъ не изумляться, видя, что мы, малый народъ, могли среди столь многочисленной державы враговъ нашихъ не только бороться, но даже жить. Кто слышалъ когда-либо подобное? Вотъ Египетъ и Эфiопiя, вотъ Аравiя и Халдея, а также Сирiя, вотъ Ассирiя и Мидiя, вотъ Парфiя и Месопотамiя, вотъ Скифiя и Персида! Великое море отдЪлило насъ отъ христiанства и замкнуло въ рукахъ стужающихъ на насъ, по изволу Божiю. Но самъ онъ сильною рукою хранилъ насъ. Блаженъ народъ, съ которымъ владыка Богъ его".

Самъ Фульхерiй зажженъ огнемъ того вдохновенiя, которое описываетъ, и въ его свЪтЪ происходящее для него озарено чудесами. Но онъ старается сдержать волнующiй его энтузiазмъ и честно исполнить свой долгъ историка. Онъ исполнилъ его, -- это слЪдуетъ признать, -- очень дЪльно и объективно для своего времени и имЪлъ право -- которымъ гордился бы всякiй изслЪдователь крестоноснаго движенiя -- закончить свое введенiе словами:

"Весь же ходъ великаго дЪла, его начало, и какъ къ его совершенiю былъ подвигнутъ западный мiръ, и почему напрягъ онъ на него мышцы и волю, -- разъяснить следующее далЪе историческое повЪствованiе"...

Ища "составляющихъ" крестоноснаго движетя, хотЪли видетъ въ немъ этапъ экономической эволюцiи, длительный эпизодъ въ борьбЪ за восточные рынки; для извЪстныхъ элементовъ земледЪльческаго населенiя Европы оно явилось продолженiемъ начавшегося въ немъ съ XI вЪка переселенческаго движенiя; многодЪтныя семьи землевладельческой аристократiи стремились использовать походы за море, какъ средство удовлетворенiя возраставшей нужды въ земельныхъ надЪлахъ, -- "феодахъ"; въ нихъ можно усматривать грандiозную рыцарскую авантюру, дававшую исходъ жаждЪ приключенiй и подвиговъ. BсЪ эти мотивы и двигатели вмЪщаются въ крестоносномъ движенiи. Но больше всего и прежде всего, въ томъ, что было въ нихъ своеобразнаго, что делало ихъ явленiемъ всенароднымъ, Крестовые Походы являются огромныхъ размЪровъ паломничествомъ, расширившимъ русло тЪхъ потоковъ, которые задолго до XI вЪка катились на Востокъ.

Когда религiозное рвенiе Константина и Елены возвратило Iерусалиму его имя и честь святого города, вместо языческаго имени Элiи Капитолины, открыло пещеру Гроба Господня и холмъ Голгофы, когда на горЪ Елеонской и на вершинЪ Сiона зсiяли базилики, одЪтыя торжественнымъ искусствомъ века Флавiевъ, когда "отъ Дана до Вирсавiи съ Библiей въ рукахъ обошли Палестину и установили памятныя места священной исторiи Ветхаго и Новаго Завета", -- туда двинулись дружины путниковъ, охваченныя "любовной жаждой видеть святыя места" (cupido visendi). Отъ IV до XI века около святынь Iерусалима, среди массы посетителей отъ сосЪднихъ восточныхъ областей, прошелъ не одинъ гость далекаго Запада. Анонимный путешественникъ изъ Бордо, въ концЪ IV века проЪхавший вдоль Пиренеевъ, Средиземнаго приморья, затЪмъ поднявшiйся по Роне, чтобы у Mont-Genevre вступить въ Альпы, прошедшiй Ломбардiю, горы и равнины Балканскаго полуострова, и черезъ Константинополь, Малую Азiю и Сирiю достигали Iерусалима, оставилъ подробный указатель своего пути, съ перечисленiемъ этаповъ, остановокъ, где онъ ночевалъ, менялъ лошадей и сделалъ отметки о числе мильныхъ камней пройденнаго пути. Сухое перечислеше станцiй съ вступленiемъ въ Палестину превращается въ подробное описанiе святынь. Въ те же десятилетiя, зараженная увлеченiемъ блаженнаго Iepoнима, въ Палестину совершила паломничество группа знатныхъ римлянокъ. "Наступить ли день, -- пишетъ подруге одна изъ участницъ странствiя, -- когда намъ дано будетъ войти въ пещеру Спасителя, у Гроба Господня плакать съ матерью, плакать съ сестрой? Целовать Крестное древо и на горе Елеонской съ вознесшимся Спасителемъ возноситься духомъ и стремленiемъ; видеть исходящего Лазаря, спутаннаго пеленами, чистыя волны Iордана, притекшiя чистейшими къ купели Господней, проникнуть въ хлевъ пастырей, молиться у Давидова мавзолея?.." и перечисливъ въ томъ же порыве восторга памятныя места Палестины, странница заканчиваетъ; "И тогда вернемся въ нашу пещеру и будемъ петь непрестанно, часто плакать, непрерывно молиться; и уязвленныя копьемъ Спасителя, воскликнемъ: -- "Нашла я того, кого искала душа. Удержу его и не отдамъ".

Женскiе дневники -- самая благоуханная страница въ книгЪ паломничествъ. Въ вьерзонскомъ монастыре въ Испанiи накануне арабскаго нaшecтвiя читали и комментировали загадочный дорожникъ, также конца IV вЪка, извЪстный подъ именемъ "Хожденiя Сильвiи", Вновь открытый въ конце прошлаго столетiя (уже оборваннымъ, лишеннымъ начала и конца), онъ возбудилъ глубокiй интересъ европейскихъ и русскихъ изслЪдователей. Его авторъ -- женщина, несомненно очень знатная, повидимому, настоятельница или монахиня какого-то испанскаго монастыря. "Востокъ позналъ ее, -- говоритъ о ней вьерзонскiй инокъ VII века, -- деву, вышедшую отъ крайняго Запада, съ береговъ, омываемыхъ волнами Океана. Она не знала отдыха на земле, чтобы съ побЪдной пальмой достигнуть вЪчнаго покоя, "царства эфирнаго света". Онъ характеризируетъ ее одновременно, какъ "хрупкую, нежную" и вместе "мужественную". "Она посетила знаменитыя обители Фиваиды, она следовала въ Египте по путямъ народа избраннаго; она видЪла славные города и оставила изящное ихъ описанiе. СлЪдуя всюду по стопамъ Израиля, она достигаетъ, наконецъ, подошвы Синая". Нужная и простодушная, наблюдательная и "любопытная", -- такъ выражается о себЪ она сама ("я очень любопытна"), странница проникала всюду: въ пески Заiорданской Земли, въ глухiя обители на малодоступныхъ горахъ, гдЪ "святые" принимали ее съ благословетями и евлогiями, къ "послЪднимъ предЪламъ Имперiи, за которыми уже нЪтъ доступа римлянамъ", Одно изъ самыхъ прозрачно одухотворенныхъ впечатлЪнiй ея странствiя видЪeнie, открывающееся съ вершины Синая. "Труденъ подъемъ на эту гору. На нее восходишь не кругами... а прямо вверхъ, точно по стЪнЪ... Оттуда, гдЪ мы стояли подлЪ стЪнъ церкви, съ вершины центральнаго возвышенiя подъ нами разстилались, точно холмы, тЪ высокiя горы, по которымъ мы съ такимъ трудомъ только что взошли. При подъемЪ онЪ казались безконечными; я сказала бы, что не видЪла болЪe высокихъ, но эта средняя ихъ еще превосходила. И видЪли мы отсюда Египетъ и всю Палестину и Красное море, а также безконечные предЪлы сарацынъ такъ глубоко и далеко, что вы этому и не повЪрите"... Но земная картина, разстилавшаяся у ногъ неутомимой странницы, начинаетъ закрываться волнами небеснаго свЪта, и взглядъ обращается въ высоту. "Созерцая въ душЪ своей грядущее пришествiе Бога и какъ бы сопереживая его въ настоящемъ, въ забвенiи женской своей слабости и грозной суровости крутого утеса, точно поднятая божiею десницею, она возносится на святую гору, вершина которой уходитъ въ тучи, и гдЪ въ облакахъ небесныхъ явится некогдамы этого чаемъ -- неизреченная слава Божiя величiя".

Раннiй потокъ мирныхъ и радостныхъ паломничествъ обрывается въ событiяхъ, которыя навсегда оторвали христiанскiй Востокъ отъ власти византiйскихъ императоровъ. Съ наступательнымъ движенiемъ персовъ, достигшимъ въ 614 году Iерусалима, а въ 616 году Египта, справилась энергiя императора Ираклiя; но на развалинахъ персидскаго владычества поднялась новая сила арабскаго завоевашя. Въ 637 году Омаръ овладЪлъ Iерусалимомъ. Съ половины VII вЪка арабское господство утвердилось въ Персiи, Сирiи, Арменiи, АфрикЪ, угрожало Карфагену и самому Константинополю. "Неодолимая сила, -- замЪчаетъ историкъ, -- влекла арабовъ на Западъ, и эта сила сломилась только у Константинополя въ 718 году" передъ ополченiями Льва III и у Пуатье въ 732 году передъ конницей Карла Мартелла.

Его побЪда спасла отъ нашествiя сЪверную Европу, но Испанiя стала арабской державой; сарацыны распоряжались во многихъ портахъ и гаваняхъ южной Францiи и Италiи, главныя станцiи морского пути на Востокъ, Критъ и Сицилiя, -- оказались въ ихъ рукахъ; Средиземное море было покрыто арабскими судами. Въ такихъ условiяхъ не могло быть рЪчи о правильныхъ и многочисленныхъ паломничествахъ. Однако, даже въ VII вЪкЪ движенiе, уносившее на Востокъ западныхъ паломниковъ, внезапно и рЪзко замедлившись, не замерло вполнЪ. Поддерживая традицiю Григорiя Великаго, папы продолжали слать милостыни заморскимъ христiанамъ. Въ 670 году Аркульфъ "епископъ, по нацiональности галлъ, довольно пространствовалъ въ далекихъ странахъ, умный и правдивый наблюдатель... (такъ характеризуетъ его секретарь его Адамнанъ). Девять мЪсяцевъ провелъ онъ въ IрусалимЪ-градЪ, ежедневно обходя святыя мЪста, и изложилъ видЪнное мнЪ, Адамнану, внимательно выслушивавшему разсказъ, сперва заносившему его на таблички, чтобы потомъ вкратцЪ изложить на пергаменЪ". На восковой табличкЪ Аркульфъ, по просьбЪ своего сотрудника, чертилъ планъ Гроба Господня и церкви, воздвигнутой надъ нимъ. Онъ видЪлъ въ IрусалимЪ ярмарку 15 сентября, куда, по его свидетельству, сходятся, наряду съ сирiйцами, арабами и греками, "люди съ западныхъ береговъ". ВпечатлЪнiя дорожниковъ галла Аркульфа, итальянца Антонина (VII вЪка), англосаксовъ Виллибальда и Беды (начало VIII вЪка) проходятъ на темномъ фонЪ атмосферы, созданной для путниковъ въ Святую Землю" сарацынскимъ ужасомъ", господствовавшимъ на моряхъ, состоянiемъ смуты и несчастья, въ какомъ въ ту пору находились сильнЪйшiя изъ державъ христiанскаго Запада: Франкская Галлiя и Лангобардская Италiя; но и въ нихъ горитъ все тотъ же глубокiй и сосредоточенный жаръ божiя странничества, "любовная жажда видЪть святыя мЪста".


 Об авторе

Добиаш-Рождественская Ольга Антоновна
Выдающийся русский и советский историк-медиевист и палеограф, член-корреспондент АН СССР. Родилась в Харькове, в семье профессора греческой филологии чешского происхождения. Высшее историческое образование получила на Высших женских курсах, где училась в 1895–1899 гг. у профессора И. М. Гревса. С 1907 г. — профессор Высших женских курсов. В 1908–1911 гг. училась в Париже, в Сорбонне, где в 1911 г. защитила диссертацию, за которую ей была присвоена степень доктора Парижского университета. После возвращения на родину преподавала в Петроградском университете. Первая женщина в России, получившая звание магистра (1915) и доктора (1918) всеобщей истории; пожизненный профессор Ленинградского университета. С 1922 г. работала также в Отделе рукописей Государственной Публичной библиотеки в Ленинграде. В 1929 г. была избрана членом-корреспондентом Академии наук СССР.

Объектом научного изучения и преподавательской деятельности О. А. Добиаш-Рождественской было западноевропейское Средневековье; особое внимание она уделяла истории крестовых походов. Ее работы по истории Западной Европы в Средние века, крестовых походов, паломничества отличаются литературным блеском и, будучи по форме научно-популярными, основаны на исследовании источников. Ее перу также принадлежат труды по истории средневекового земледелия, поэзии голиардов, комментарии к средневековым рукописям и хроникам X–XIII вв. Кроме того, О. А. Добиаш-Рождественская была выдающимся педагогом, обучившим и воспитавшим немало молодых историков.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце