URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Степанов Е.И. Современный терроризм: состояние и перспективы
Id: 1045
 

Современный терроризм: состояние и перспективы

URSS. 2000. 240 с. Мягкая обложка. ISBN 5-8360-0103-0. Букинист. .
Обращаем Ваше внимание, что книги с пометкой "Предварительный заказ!" невозможно купить сразу. Если такие книги содержатся в Вашем заказе, их цена и стоимость доставки не учитываются в общей стоимости заказа. В течение 1-3 дней по электронной почте или СМС мы уточним наличие этих книг или отсутствие возможности их приобретения и сообщим окончательную стоимость заказа.

 Аннотация

В книге нашли систематическое освещение основные аспекты конфликтологического анализа терроризма как социально опасного явления. Рассмотрены его история, социально-политические основания, типология, формы и механизмы осуществления, факторы обострения и нейтрализации, средства и способы предотвращения и преодоления. Особое внимание уделено состоянию и перспективам террористических и антитеррористических действий в современной России.

Для обществоведов, политиков, всех интересующихся проблематикой социальных напряжений и конфликтов.


 Введение: терроризм как предмет конфликтологической экспертизы

Нет сейчас у нас такого средства массовой информации -- электронного или печатного, -- которое обходило бы в своих сообщениях проблему терроризма и борьбы с ним. Нет такого публичного политика, который не высказал бы того или иного к нему отношения -- общего или конкретного, связанного с очередным террористическим актом. Нет, наконец, такого гражданина, к какой бы общественной группе он ни принадлежал, который, внимая этим сообщениям или комментариям, не испытывал бы определенной душевной тревоги. И все это -- потому, что терроризм "захлестнул" сейчас нашу повседневную жизнь, стал как бы ее непременной составляющей.

Произошло это весьма стремительно, примерно с той же стремительностью, с которой происходили существенные изменения в основных сферах жизни российского общества -- экономике, политике, межнациональных отношениях, идеологии и культуре. И это "совпадение" темпов, как мы постараемся показать ниже, вовсе не случайно. Наоборот, оно явственно показывает, что "корни" возникновения и распространения терроризма как социального феномена нужно искать в самих социальных условиях и процессах, складывающихся в современном российском обществе и приобретающих все более определенную направленность.

Но эти "корни" далеко не столь явственны и открыты восприятию, как связанный с ним рост проявлений террористической активности. Чтобы разобраться в них и адекватно их охарактеризовать и оценить, обществоведам предстоит предпринять серьезные исследовательские усилия по изучению самых разных аспектов террористической деятельности. Речь, по существу, должна идти о всесторонней экспертизе этой деятельности, ее структуры, функций, мотивов и форм, притом экспертизе, осуществляемой в постоянном, "мониторинговом" режиме, с тем, чтобы не только выявить механизмы возникновения и усиления терроризма в различных сферах и регионах российского общества, но и дать научно обоснованные рекомендации политикам и всем тем, кто так или иначе причастен к антитеррористической деятельности по предотвращению и преодолению этого социально опасного феномена.

Особенно важную роль в этом отношении, как представляется, призваны сыграть такие обществоведческие дисциплины, как конфликтология и ее особое направление, активно развиваемое в последние годы, -- террология. Некоторые их основные задачи на ближайшую перспективу и хотелось бы здесь рассмотреть хотя бы в самом общем и предварительном плане.

С начала 90-х годов терроризм в России все отчетливее начал проявлять себя как опасная форма поведения отдельных индивидов и целых организованных групп, которая взрывает общественный порядок, создает ситуации резкой конфронтации и тем самым дестабилизирует и нарушает весь ход общественной жизни. Поэтому уже в 1995 г. "Деловой мир", помещая комментарий специалистов по поводу событий в Буденновске, ставших в то время наиболее ярким проявлением этой тенденции, вполне справедливо представил их под общим заголовком: "Терроризм -- это уже и о нас".

Выступая следствием развертывающихся в российском обществе кризисных процессов и тесно связанных с ними социальных, политических, межнациональных и других конфликтов, терроризм сам, в свою очередь, их предельно обостряет и осложняет. Поэтому осмысление его природы, средств и методов борьбы с ним становится важной и неотложной проблемой социальной теории и практики, особенно в период перехода от тоталитаризма к демократии, который проходит сейчас наше общество, испытывая череду серьезных кризисов и даже катастроф, тяжело отзывающихся на жизни и судьбе больших масс населения.

Всю совокупность экспертно-аналитических задач по изучению терроризма можно распределить на три относительно самостоятельных "блока": теоретико-методологический, концептуальный и технологический.

Первый, теоретико-методологический, блок задач охватывает общие подходы к анализу терроризма и тот понятийный аппарат, с помощью которого этот анализ становится достаточно эффективным. Решение этих исследовательских задач необходимо прежде всего для того, чтобы сформулировать достаточно четкие критерии, позволяющие вычленить собственно терроризм среди общей совокупности социально опасных действий и тем самым -- создать основания, с одной стороны, для накопления точных статистических данных о количестве осуществляемых террористических актов, а с другой, -- для дальнейшего концептуального анализа их основных сторон, форм и механизмов осуществления, а также для тех конкретных особенностей, которые они приобретают в зависимости от условий места и времени. Представляется, что только таким путем можно, в частности, избежать достаточно распространенного сейчас как в публицистике, так и в исследовательской работе расширительного применения понятия терроризма, когда под него подводится все что угодно, начиная от самих по себе случаев захвата самолетов и кончая кровавыми криминальными "разборками".

В ряду теоретико-методологических проблем первой, разумеется, стоит проблема точного определения самого понятия терроризма, решение которой призвано помочь прояснению сути этого явления и критериев идентификации тех или иных его конкретных выражений и форм. В имеющейся литературе, по существу, общепринятым становится указание на два основных признака собственно террористических действий -- насилие и его необходимое следствие -- устрашение. И с этим нельзя не согласиться. Но вместе с тем следует особо подчеркнуть и вот что. Вспомним известную сталинскую формулу: "нет человека -- нет проблемы". Является ли она выражением принципа терроризма? Нет! Ибо если террорист просто уничтожит человека -- он тем самым уничтожит и ту проблему, ради решения которой он предпринимает свои действия. А вот если он не уничтожит человека посредством применения к нему насилия, а заставит его с помощью мер устрашения, "наведения ужаса" подчиняться себе, своим интересам, изменяя таким путем его прежние намерения и интересы, -- вот здесь, как представляется, и начинается терроризм. Поэтому не само по себе насилие и устрашение, как получается у многих, -- конечная цель и конечный результат терроризма и его субъекта в конфронтации с противником (а всякий терроризм -- выражение именно такой конфронтации, решительного противостояния, бескомпромиссного противоборства). Такой конечной целью и конечной задачей террориста является стремление заставить подчиниться. И упускать этого в определении сути терроризма, думается, никак нельзя.

1В концептуальном блоке задач сейчас наиболее важной для адекватного понимания и практического решения представляется проблема взаимоотношения терроризма и демократии. Кое-кому хотелось бы приписать взрыв терроризма, наблюдающийся сегодня не только у нас, но и в других странах, в том числе и таких демократически развитых, как Япония и США, самой демократизации общественной жизни. Это, разумеется, совершенно неверно. Терроризм имеет весьма почтенный стаж, кочуя из эпохи в эпоху, из одной общественной системы в другую и принимая при этом самые многообразные формы, зависящие от особенностей места, времени и конкретных идейных побуждений. Ибо в любом обществе всегда находились крайне радикалистские, экстремистские силы, недовольные теми или иными сложившимися условиями и стремившиеся преобразовать их с помощью применения для устрашения и принуждения своих противников насильственных средств, вплоть до самых варварских и бесчеловечных.

Больше того, именно демократия, по мере своего развития, создает все более действенные механизмы согласования интересов различных общественных групп вместо их противопоставления и "продавливания" одних вопреки другим посредством "силовых" мер, как это принято при других режимах. И этим она не только смягчает жестокость, по природе присущую террористическим актам, но и все более выбивает у них из-под ног идейную и социальную почву. Кто станет предъявлять и реализовывать свой интерес таким опасным и антигуманным способом, если он может быть учтен и обеспечен значительно более легко и просто путем нормальных переговоров с оппонентами и определения совместных и взаимовыгодных для всех мер?

И если теракты все-таки происходят даже в наиболее демократически развитых странах, как мы это сегодня видим на примере ряда террористических взрывов в США или газовых атак в Японии, то этим обнаруживается как раз "недоработка" демократии в деле выявления и согласования каких-то важных групповых и общественных интересов и вытекающая из нее необходимость дальнейшего совершенствования демократических начал, а вовсе не их свертывания и тем более отрицания.

Кстати сказать, это соображение имеет принципиальное значение для решения и блока "технологических" задач борьбы с терроризмом. Современная конфликтология и террология, как ее составная часть, и возникли как эффективные средства совершенствования демократических начал общества, различных его сфер и сторон. Поскольку их основная задача состоит в том, чтобы обосновать и предложить для реализации такие способы и меры урегулирования социальных конфликтов, которые переводили бы поведение их участников из формы конфронтации, ориентированной главным образом на применение насилия по отношению друг к другу, принуждение оппонента действовать во что бы то ни стало "как надо", по выгодному тебе сценарию, в правовую форму, ориентированную на поиск возможного компромисса или даже консенсуса с оппонентом, то есть частичного или полного взаимопонимания с ним, позволяющего наладить взаимовыгодное сотрудничество.

Какое отношение сказанное имеет к преодолению "корней" терроризма в нашей сегодняшней российской действительности? Думается, самое непосредственное. Лишь совершенно несведущий человек мог бы утверждать, что терроризм у нас возник только сейчас, в переходный период. Наоборот, тоталитаризм, от которого наше общество начало, наконец, избавляться, по природе своей представлял собой такой режим, который широко и охотно брал насилие, а значит и терроризм, как его крайне агрессивное проявление, "на государственное довольствие" и вооружение. Больше того, он монополизировал его, превратив в универсальное орудие государственного управления. Отсюда те многообразные формы терроризирования населения, всех его групп и слоев под видом "борьбы с врагами народа", которые так ярко и многократно описаны в нашей журналистике, публицистике, художественной литературе последних лет.

В настоящее время, благодаря начавшимся демократическим преобразованиям, тоталитаризм как общественный строй, как система определенных социальных отношений у нас в основе своей разрушен. Но наивно думать, что от него уже не осталось никакого следа. Наоборот, одно из самых неприятных последствий тоталитаризма состоит в том, что он наложил тяжелый отпечаток на сознание, привычки, стереотипы массового поведения, которые то и дело проявляются в нашей повседневной жизни. Сложившись и выросши при этом режиме, мы все еще, подобно Гамлету, "в подданстве у своего рожденья". Разве не от этого строя, опиравшегося на тотальное насилие, у нас такая массовая "нетолерантность", нетерпимость друг к другу, готовность в спорных случаях немедленно превратить нашего оппонента во врага, к которому необходимо применить силу, подавить его, а если он "не сдается", сопротивляется этому, то и уничтожить? И разве не здесь общие идейные истоки и благодатная почва для любого терроризма, какие бы масштабы и специфические формы он ни принимал?

Особенно наглядно сохранение прежних стереотипов массового сознания и поведения проявляется в представлениях о том, что такое "сильное государство" и "сильная политика". Не только в массе населения, но что еще более тревожно -- в массе политиков, "государственных мужей" преобладает мнение, что сильным является государство, способное силой принудить к выполнению того, чего оно хочет, что стремится реализовать, исходя их принципа "в силе -- право". Соответственно и политика оценивается как сильная, когда она опирается на силовые методы обеспечения политической воли.

Современный подход к политической власти, провозглашаемый в развитых демократических странах, совершенно иной. Там власть и политика считаются сильными и легитимными лишь в той мере, в какой они способны стать привлекательными для основной массы граждан, получить с их стороны одобрение. Ясно, что среди таких граждан, не обойденных вниманием государства и удовлетворенных его политикой, террористы не могут иметь ни почвы, ни поддержки.

Еще слабее эта почва и сильнее отпор терроризму там, где население не только удовлетворено деятельностью государства, но и само активно, самодеятельно, самоорганизовано, контролируя и решая собственные проблемы так, как считает нужным. В такой социальной среде терроризм лишен внутренних условий для возникновения, а если он появляется извне, то встречает дружное и эффективное сопротивление.

Все изложенные выше основные аспекты конфликтологической экспертизы терроризма как социально опасного явления, касающиеся его сути, форм и методов, а также подходов к борьбе с ним, так или иначе представлены и конкретизированы в представленной читателям книге.


 Оглавление

 История
  В. Е. Петрищев (Экспертный совет Комитета ГД ФС РФ по безопасности) История терроризма в России
  О. М. Хлобустов (Фонд национальной и международной безопасности) Терроризм в России и большевики
 Общие проблемы
  Ю. И. Авдеев (Академия ФСБ России) Терроризм как социально-политическое явление
  Ю. И. Авдеев (Академия ФСБ России) Типология терроризма
 Экспертиза
 Общесоциальный аспект
  О. М. Хлобустов (Фонд национальной и международной безопасности), С. Г. Федоров (Депутатская группа "Российские регионы") Терроризм: реальность сегодняшнего состояния
 Национально-этнический аспект
  В. Е. Петрищев (Экспертный совет Комитета ГД ФС РФ по безопасности) Роль национализма в воспроизводстве терроризма
  К. Х. Ипполитов (Российский союз предприятий безопасности), С. А. Гончаров (Ассоциация ветеранов подразделения "Альфа") Разрастание угрозы терроризма в регионе Северного Кавказа
  Д. Д. Гакаев (Чеченский Культурный Центр) Чеченский кризис: новая фаза развития и терроризм
 Духовный аспект
  А. Б. Наумец (Академия ФСБ России) Влияние религиозного фактора на возникновение политического экстремизма и терроризма
  А. Г. Ткаченко (Академия ФСБ России) Терроризм: духовно-нравственный аспект
 Международный аспект
  В. Е. Петрищев (Экспертный совет Комитета ГД ФС РФ по безопасности) Проблема международного терроризма в свете событий в Югославии
 Прогнозирование
  Ю. И. Авдеев (Академия ФСБ России) Основные тенденции современного терроризма
  Технологии предотвращения терроризма и борьбы с ним
 Информационный аспект
  О. М. Хлобустов (Фонд национальной и международной безопасности) Средства массовой информации и борьба с терроризмом
 Правовой аспект
  Е. В. Сарбатов (Академия ФСБ России) Правовые проблемы борьбы с захватом заложников как формой террористической деятельности
  В. А. Кригоузов (Академия ФСБ России) Борьба правоохранительных органов России с похищением людей и захватом заложников на Северном Кавказе
  В. Е. Петрищев (Экспертный совет Комитета ГД ФС РФ по безопасности) Российское законодательство: профилактика терроризма
 Международный опыт
 Правовой аспект
  В. Е. Петрищев (Экспертный совет Комитета ГД ФС РФ по безопасности) Антитеррористическое законодательство за рубежом
 Военный аспект
  В. Л. Суворов (Институт военной истории) Мировой опыт антипартизанских и антиповстанческих действий армии как формы борьбы с терроризмом

 О редакторе

Степанов Евгений Иванович
Директор Центра конфликтологии Института социологии РАН, доктор философских наук, профессор. Главный редактор серии «Социальные конфликты: экспертиза, прогнозирование, технологии разрешения» и научно-практического журнала «Конфликтология». Автор множества научных публикаций по различным направлениям конфликтологического анализа, в числе которых: «Духовные факторы социального обновления» (1990), «Конфликтология переходного периода: Методологические, теоретические, технологические проблемы» (1996), «Введение в конфликтологию образования» (1997), «Становление конфликтологического образования в России: Современные тенденции и перспективы» (1999), «Отечественная конфликтология: Современное состояние и задачи» (2001), «Конфликтология (учебное пособие)» (2005), «Конфликты в современной школе: Изучение и управление» ( URSS, 2006, 2012; в соавт. с С. В. Баныкиной), «Современная глобализация: Состояние и перспективы» (URSS, 2010; в соавт. с Л. А. Зеленовым и А. А. Владимировым) и другие.
 
© URSS 2016.

Информация о Продавце