URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Хайтун С.Д. Социум против человека: Законы социальной эволюции
Id: 104331
 
329 руб.

Социум против человека: Законы социальной эволюции. Изд.2

URSS. 2010. 336 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-484-01076-9. Уценка. Состояние: 5-. Блок текста: 5. Обложка: 4+.

 Аннотация

Рассмотрение социальной эволюции на фоне неорганической и органической в рамках универсального эволюционизма приводит к выводам, парадоксальным с точки зрения традиционных представлений.

1. Эволюция происходит через каскад точек ветвления (фрактально) в сторону интенсификации метаболизмов и круговоротов. 2. Человек не главная цель и итог эволюции, но ее промежуточный финиш на одной из ветвей мутовки "разумных систем". 3. "Смысл жизни" человека и социума состоит в следовании вектору эволюции ("эволюция --- мера вещей"). 4. В ХХ веке человечество вышло на кейнсианскую ветвь мутовки социально ориентированных политэкономических систем, разрешившую "неразрешимое" противоречие между хозяином и работником: увеличивая потребительский спрос, большая зарплата работников (в процентах от стоимости продукции) интенсифицирует экономику, повышая прибыли работодателей. 5. Кейнсианская ветвь могла состояться и победить во все увеличивающемся пуле стран "золотого миллиарда" только в конкуренции с двумя другими ветвями мутовки --- коммунистической/номенклатурной и фашистской/нацистской. 6. Историческая миссия России видится в отработке тупиковой номенклатурной ветви --- коммунистической, затем --- посткоммунистической. 7. Создавая стрессовое давление, катастрофы могут способствовать эволюции социума. Для того чтобы эволюционировать быстрее, социальный мир использует для генерирования такого давления два "домашних средства" --- войну и рынок, обеспечивающий постоянное направленное давление на членов социума (эффект "перманентной катастрофы"). Будучи эффективнее войны, рынок понемногу ее вытесняет. 8. В эволюционный прорыв могут входить социумы, задержавшиеся на "детской" стадии развития (социальная неотения). Таков генезис Ветхого Завета, Древней Греции и Возрождения, и, по-видимому, этот механизм еще не раз сработает в будущем. 9. Популярный сценарий энергетического будущего, связанный с торможением роста энергопотребления, направлен против вектора эволюции и потому грозит человечеству гибелью. Более перспективен переход к энергетике, построенной на круговороте тепла и потому находящейся на острие вектора эволюции.

Книга написана в развитие монографии "Феномен человека на фоне универсальной эволюции" (URSS, 2005, 2009), однако может читаться независимо. Она может быть интересна широкому кругу читателей, интересующихся социальной и эволюционной проблематикой.


 Оглавление

Введение
1 Универсальная эволюция: контуры авторской концепции
 1.1.Терминологическая преамбула: эволюция, революция, развитие, прогресс
 1.2.Эволюционное усложнение не противоречит закону возрастания энтропии, так как для реальных систем трактовка энтропии как меры беспорядка ошибочна
 1.3.Фрактальность эволюции
  1.3.1.Фрактальность наблюдаемого мира
  1.3.2.Мутовочный характер эволюции
  1.3.3.Уточнение: мутовочно-сетевой характер эволюции
  1.3.4.Непредсказуемость эволюции
 1.4.Автогенез: эволюция как саморазвитие материи
 1.5.Принцип минимакса
 1.6.Вектор универсальной эволюции
  1.6.1.Нефизические поля взаимодействий сотканы из физических, однако, имея специфическую природу, не могут быть описаны языком физики
  1.6.2.Эволюционное усложнение: наращивание эволюционных этажей
  1.6.3.Интенсификация метаболизмов
  1.6.4.Интенсификация круговоротов
  1.6.5.Другие компоненты вектора универсальной эволюции
 1.7.Эволюция эволюции
 1.8.Ускорение эволюции
 1.9.Устойчивое равновесие/неравновесие реальных систем
 1.10.Блочность (комбинативность) эволюции
 1.11.Эволюционные самосборки
 1.12."Смертность" возникающих структур и порождаемые ею представления о циклическом и регрессивном развитии
 1.13.Эволюционная роль среды
2 Негауссовость социальных явлений как результат эволюции наблюдаемого мира в сторону нарастания его фрактальности
 2.1. Феномен негауссовости социальных явлений
  2.1.1.Содержание феномена
  2.1.2.Частотная и ранговая формы распределений
  2.1.3.Гауссовые/негауссовые вероятностные распределения
  2.1.4.Гауссовые/негауссовые генеральные совокупности
  2.1.5.Авторская эмпирическая база феномена: открытые шкалы
  2.1.6.Обобщение на закрытые шкалы: индикаторы и латенты
  2.1.7.Роль центральной предельной теоремы и предельной теоремы Гнеденко--Д\"еблина
 2.2.Феномен негауссовости социальных явлений на фоне универсальной эволюции
  2.2.1.Негауссовые распределения генерируются фракталами
  2.2.2.Эволюция фрактального мира в сторону нарастания степени его негауссовости
 2.3.Негауссовая картина мира требует негауссового мышления
3 Научное инакомыслие как проявление фрактальности науки
4 Война и рынок как "домашние средства", используемые социальным миром для стимулирования своей эволюции
 4.1."Эффект потряхивания" эволюционирующей системы как подложка (нео)катастрофических представлений
 4.2.Катастрофы, пассивно переживаемые социальным миром
  4.2.1.Катастрофы внешнего происхождения
  4.2.2.Катастрофы, возникающие из-за исчерпания социумом природных ресурсов
  4.2.3.Катастрофы, возникающие из-за недостатка у социума собственных (социальных) ресурсов развития
 4.3.Катастрофы, активно генерируемые социальным миром
  4.3.1.Эволюционные функции войны
  4.3.1.1.Война в истории человечества
  4.3.1.2.Обсуждение: Дьяконов и Тойнби
  4.3.2.Эволюционные функции рынка
  4.3.2.1.Рыночная конкуренция как продолжение биологической
  4.3.2.2.Рынок в истории человечества
  4.3.2.3.Эволюционная роль противостоящей рынку Распределительной Системы
  4.3.2.4.Эволюционная роль порождаемого рынком социального неравенства
  4.3.3.Вытеснение войны рынком как более эффективным средством стимулирования социальной эволюции
  4.3.3.1.Мир (отсутствие войн) внутри древних империй и феномен осевого времени как его идеологическая база
  4.3.3.2.Низкая эффективность рынка древних империй и ее компенсация военной экспансией
  4.3.3.3.Восстановление внутреннего мира абсолютистскими и капиталистическими государствами
  4.3.3.4.Низкая эффективность (некейнсианского) рынка капиталистических государств и ее компенсация колониальной экспансией
  4.3.3.5.Ограничение войн, связанное со становлением кейнсианского рынка
  4.3.3.6.Война как средство борьбы за рынок против войны. Наполеон Бонапарт
  4.3.3.7.Концепция Назаретяна
5 Задержка социума на "детской" стадии развития (социальная неотения) как механизм эволюционного прорыва
 5.1.Органическая неотения
 5.2.Ветхий Завет как результат задержки иудеев на тотемистической стадии развития религиозных представлений
  5.2.1.Тотемистические корни иудаизма
  5.2.2.Выход за пределы тотемизма: Иисус и апостол Павел
  5.2.3.Тотемистические корни антисемитизма
 5.3."Древнегреческое чудо" как результат задержки Эллады на полисной стадии государственного строительства
  5.3.1.Главная составляющая "древнегреческого чуда" -- демократия, породившая установку на новое как позитив
  5.3.2.Многополисное устройство Древней Греции как следствие изрезанности рельефа
  5.3.3.Демократия как продукт многополисности Древней Греции
  5.3.4.Обсуждение: Ясперс и Петров
 5.4.Возрождение как средневековый дубль "древнегреческого чуда": вольные города Европы
6 Социальные параллелизмы
 6.1.Уроки неорганической и органической эволюции
 6.2.Социальные параллелизмы
 6.3."Новая хронология" Фоменко как некорректная реакция на исторические параллелизмы
7 Мнимая избыточность развитых социальных структур
 7.1.Проблема
 7.2.Мнимая избыточность мозга
 7.3.Мнимая избыточность генома
 7.4.Мнимая избыточность белка
 7.5.Мнимая избыточность социальных структур
 7.6.Эволюционный смысл "избыточных" структур
8 Феномен человека
 8.1.Человек на планете Земля
  8.1.1.На острие вектора эволюции
  8.1.2.Мутовка разумных существ
  8.1.3.Мутовка "разумных систем"
  8.1.4.Социум как "разумная система"
 8.2.Человек во Вселенной
  8.2.1.Контуры авторской космологической картины мира
  8.2.2.Антропный принцип
  8.2.3.Авторская редакция антропного принципа
  8.2.4.Космические робинзоны?
 8.3.Человек в социуме
  8.3.1.Социум против индивида
  8.3.2.Прогресс против индивида
  8.3.3.Социум и эволюция (о "смысле жизни" социума)
  8.3.4.Индивид на фоне социума (о смысле жизни индивида)
9 Будущее человека
 9.1.Неизбежность радикальных перемен в ближайшем будущем человечества
 9.2.Биологическое будущее: "человеческая" мутовка разумных существ
 9.3.Космическое будущее: выход в Космос как альтернатива стагнации человечества на Земле
 9.4.Энергетическое будущее: энергетика, построенная на круговороте тепла
  9.4.1.Неизбежность коренной перестройки энергетики в ближайшие 100--150 лет
  9.4.2.Популярный сценарий: ограничение роста потребления
  9.4.3.Популярный сценарий направлен против вектора эволюции, угрожая человечеству гибелью
  9.4.4.Альтернатива популярному сценарию: "фабрики холода"
  9.4.5.Обобщение: тепловая энергетика
  9.4.6.Запрет на тепловую энергетику (на вечные двигатели 2-го рода) некоторыми формулировками второго начала термодинамики
  9.4.7.Обсуждение: действующую на Земле тенденцию к рассеянию тепла физики ошибочно трактуют как закон
  9.4.8.Обсуждение: психологическая подоплека запрета на вечные двигатели 2-го рода
  9.4.9.Обсуждение: возрастать обязана только полная энтропия, тепловая может убывать
  9.4.10.Сценарии энергетического будущего
 9.5.Социально-экономическое будущее: "кейнсианизация" мировой экономики
  9.5.1."Кейнсианизация" экономики как вектор социальной эволюции
  9.5.1.1.Кейнсианская идея и ее отцы: Тагвелл, Рузвельт, Кейнс
  9.5.1.2.Реализация кейнсианской экономики в странах "золотого миллиарда"
  9.5.1.3.Кейнсианство и монетаризм
  9.5.1.4.Перспективы кейнсианизации мировой экономики
  9.5.1.5.Кейнсианизация мировой (межрегиональной) экономики как путь устранения социальных корней антиглобализма, этнических конфликтов и международного терроризма
  9.5.2.Древняя Месопотамия
  9.5.3.Древняя Греция
  9.5.4.Коммунистическая и посткоммунистическая Россия
  9.5.4.1.Коммунистическая номенклатура как закономерное порождение реального социализма
  9.5.4.2.Посткоммунистическая номенклатура: рост и коммерциализация номенклатурной собственности
  9.5.4.3.Бюрократию превращают в работающую на себя "разумную систему" (номенклатуру) привилегии, точнее -- их размытость
  9.5.4.4.Привилегии номенклатуры первичны, ее бизнес-деятельность вторична
  9.5.4.5.Несовместимость номенклатуры с кейнсианской экономикой
  9.5.4.6.Проблема (ликвидации) номенклатуры как "разумной системы" требует системного решения; это решение -- отмена номенклатурных привилегий
  9.5.5.Сценарии экономического будущего
Заключение: человек на пути к новой картине мира
Литература
Предметный указатель
Именной указатель

 Введение

Человечество надо брать таким, как оно есть, оно и так великолепно.
Томас Манн

В последнее время резко возрастает интерес к феномену социальной эволюции, и всегда-то привлекавшему внимание исследователей. Оно и понятно -- социальная эволюция ускоряется, становясь все более заметной буквально на глазах одного поколения. На протяжении XX в. происходили колоссальные социальные изменения, которые зачастую воспринимаются людьми как непонятные и угрожающие. Мы хотим понимать, что? происходит с нами и что? нас ожидает впереди.

В настоящей книге, написанной в развитие монографии [Хайтун, 2005а], социальная эволюция анализируется не сама по себе, но в тесной связи с неорганической и органической эволюцией. Другими словами, автор придерживается подхода, который называется универсальным эволюционизмом (Big History) и в рамках которого осуществляется сквозное рассмотрение эволюции всего наблюдаемого мира -- от Большого взрыва нашей Метагалактики до био- и ноосферы на Земле. В отечественной литературе универсальный эволюционизм иногда обозначается как глобальный.

Хотя неорганические, органические и социальные явления имеют разную природу, основные законы эволюции для них едины. Я не разделяю веры некоторых исследователей в то, что социальное можно объяснить только через социальное. Сопоставление социальной эволюции с неорганической и органической позволяет понять, какие черты социальной эволюции "необязательны к употреблению", имея привходящий характер, а какие являются проявлением общих законов эволюции, игнорируя которые социум обрекает себя на гибель, подобно тому как мы обрекаем себя на гибель, пренебрегая законами тяготения.

Вместе с тем я не разделяю и веры других авторов в возможность описания социальных явлений средствами физической теории. Имеет место эмпирический факт, который представляется фундаментальным: физики предпринимали уже множество попыток описать социальные явления средствами физики, однако это им до сих пор не удалось. Отрицательный результат этого затянувшегося на десятилетия эксперимента по проверке исходной гипотезы (социальные явления могут быть описаны физическими средствами) заставляет нас сделать вывод о ее ошибочности. Поэтому при описании социальной эволюции мы будем уклоняться от применения физического языка как чреватого физикалистскими стереотипами. Другое дело, что некоторые, казалось бы, сугубо физические понятия имеют смысл и за пределами физических явлений. К числу таких понятий общего потребления, которые могут быть использованы в рамках универсального эволюционизма, относятся, в частности, понятия взаимодействий и фракталов. Точно так же за пределы биологии может быть распространено понятие метаболизмов.

Физики говорят о взаимодействии частиц, составляющих физические системы, и о взаимодействии самих физических систем, которое в обоих случаях осуществляется посредством полей взаимодействий -- электромагнитных, гравитационных, сильных и слабых. В физике фигурируют также формы взаимодействий -- электромагнитные, гравитационные, тепловые и т.д., количественной мерой которых является энергия -- электромагнитная, гравитационная и т.д. В самом общем смысле взаимодействия выступают как материя (понятие взаимодействий синонимично понятию материи), а паттерны взаимодействий -- как материальные. Биологические и социальные системы также являются материальными, так что биологическими и социальными могут быть и взаимодействия, т.е. понятие взаимодействий является не только физическим, но и биологическим и социальным.

Не все формы взаимодействий могут быть охарактеризованы количественно (не все явления допускают количественное описание и не все величины имеют количественный смысл), так что понятие энергии в общем случае к биологическим и социальным взаимодействиям неприменимо. Однако в качественном смысле понятие взаимодействий распространяется на материальные системы любой природы, применительно к которым можно говорить также об интенсивности взаимодействий. Это справедливо, в частности, и в отношении социальных систем, взаимодействия в которых могут быть производственными, экономическими, культурными и т.д.

Метаболизмами принято называть процессы потребления вещества и энергии живыми организмами, или, что то же самое, осуществляемые ими превращения друг в друга разных форм вещества и энергии. Однако превращения вещества и энергии происходят и в неорганических материальных системах -- физических, химических, социальных. Это позволяет нам распространить понятие метаболизмов на материальные системы любой природы, понимая под ними (метаболизмами) процессы превращения друг в друга разных форм взаимодействий. В этом (универсальном) смысле понятия взаимодействий и метаболизмов пересекаются -- можно говорить об интенсивности взаимодействий, а можно-- об интенсивности метаболизмов.

На материальные системы любой природы распространяется и понятие фрактала. Представления о фрактальности наблюдаемого мира стали, быть может, главным достижением науки второй половины XX в. Дискретность наблюдаемого мира, воспринимаемая нами как системность, т.е. как большая или меньшая обособленность одних фрагментов мира от других, порождается именно его фрактальностью.

Сегодня благодаря синергетике доминируют представления о фракталах как пространственных структурах, степень обособленности которых друг от друга определяется расстоянием между ними. Мы обобщаем эти представления на непространственные фракталы. В этом случае система расщепляется на множество иерархически организованных подсистем, разделяемых непространственными "барьерами", в качестве которых выступают клеточные и субклеточные мембраны, клановые и этнические границы и т.д. Пространственные фракталы чаще встречаются в неорганическом мире, для органического же и социального миров более характерны непространственные фракталы. Если учесть, что фракталы могут быть и непространственными, то фрактальным оказывается практически весь наблюдаемый мир.

Четверть века назад автору этих строк выпало открыть феномен негауссовости социальных явлений. Тогда я противопоставил социальный мир природному, органическому и неорганическому. Факты заставили меня скорректировать первоначальную точку зрения, негауссовые распределения встречаются в природе значительно чаще, чем я считал ранее. Сегодня я полагаю, что негауссовые распределения генерируются фракталами и потому характерны и для неорганического мира, и для органического, и для социального.

Назову основные пункты авторской версии универсального эволюционизма.

1. Закон возрастания энтропии. Является физической проекцией общего закона эволюции, определяющего ее направление. Энтропия реальных систем (в отличие от энтропии отдельно взятого математического распределения) не является мерой беспорядка, почему эволюции наблюдаемого мира в сторону усложнения не приходится "преодолевать" рост энтропии. При рассмотрении органической и социальной эволюции, тем не менее, желательно обходиться без понятия энтропии, влекущего за собой груз физикалистских стереотипов.

2. Вектор универсальной эволюции. Образует мутовку компонент:

1) "поэтажное" возрастание сложности и разнообразия форм; 2) интенсификация метаболизмов разной природы, включая энергообмен и обмен веществ, химические метаболизмы и "метаболизмы" социальные; 3) интенсификация и расширение круговоротов энергии и вещества; 4) рост целостности (системности) структур; 5) рост связанности "всего со всем" и открытости систем (системы становятся всё более автопойэтическими); 6) нарастание степени фрактальности эволюционирующих систем; 7) нарастание степени негауссовости распределений, так что социальный мир более негауссов, чем органический, а органический -- чем неорганический. И т.д.

3. Движущая сила эволюции. Следуя автогенетическим традициям, я полагаю, что взаимодействия (материя) сами (сама) по себе являются (является) движущей силой эволюции, которая не нуждается, таким образом, в специальных движителях.

4. Эволюционная роль среды. В противовес эктогенетическим концепциям эволюции (дарвинизм из их числа), я считаю, что эволюционировать может и изолированная система (скажем, замкнутая метагалактика). Я полагаю вместе с тем, что общая направленность эволюции в сторону роста связанности "всего со всем" приводит к эволюционному возрастанию роли открытых систем, являющихся друг для друга средой.

5. Фрактальность эволюции. Проистекает из фрактальности наблюдаемого мира. Проявляется прежде всего в том, что эволюция реальных систем осуществляется дискретно/непрерывно через каскад точек ветвления. Мутовками происходит, в частности, и социальная эволюция.

Авторская эволюционная концепция приводит к выводам относительно социальной эволюции, парадоксальным с точки зрения традиционного подхода, в котором социальная эволюция анализируется отдельно от неорганической и органической. Вопреки русским космистам и П.Тейяру де Шардену, человек -- это не главная цель и итог эволюции, но всего лишь ее промежуточный финиш на одной из ветвей биологической мутовки разумных существ, к которым могут быть отнесены многие населяющие Землю животные. Обобщение понятия разумного существа, которое обладает сознанием, в понятие "разумной системы", которая в общем случае сознанием не обладает и которая, тем не менее, ведет себя как разумная система (к "разумным системам", например, могут быть отнесены достаточно развитые бюрократические структуры, проявляющие вполне "разумную" склонность работать на себя, парируя атаки извне), еще более рельефно показывает, что при поиске собратьев по разуму мы до сих пор руководствуемся слишком антропоморфными представлениями.

Как известно по органической эволюции, в теории которой большое место занимают концепции (нео)катастрофизма, создавая относительно кратковременное стрессовое давление на эволюционирующие системы, катастрофы способны вызвать их эволюционный рывок. Социальный мир продвинулся в эволюции дальше органического, почему он не только пассивно переживает сами собой возникающие катастрофы внешнего и внутреннего происхождения, но и активно их генерирует, чтобы максимально стимулировать свою эволюцию. "Домашними средствами" ускорения социальной эволюции являются война и рынок. Имеющая спорадический характер, "стреляющая по площадям" и наносящая большой сопутствующий урон, война представляет собой менее эффективное средство ускорения эволюции, чем рынок, обеспечивающий постоянное направленное стрессовое давление на членов сообщества, и потому понемногу вытесняется сегодня последним.

Рынок играет в социальной жизни столь большую роль, что социальная эволюция в значительной степени определяется его эволюцией. В эволюции же рынка определяющими являются взаимоотношения работника и работодателя. Главный сюжет здесь -- изменение во времени процента от стоимости продукции, который работодатель выплачивает работнику в виде заработной платы. В XX в. возникла мутовка социально ориентированных политэкономических систем, включающая коммунистическую (номенклатурную), фашистскую и кейнсианскую ветви, последняя из которых оказалась в эволюционном плане наиболее выигрышной, принеся там, где она уже победила, т.е. в странах "золотого миллиарда", разрешение "неразрешимого" противоречия между работником и работодателем. Выяснилось, что всей популяции работодателей выгодно платить работникам побольше, поскольку, увеличивая потребительский спрос, это стимулирует экономическое развитие, приводя к росту прибылей. Обеспечивая максимальную, по сравнению с конкурентными ветвями, интенсивность экономики, кейнсианская ветвь находится на острие вектора эволюции в сторону интенсификации метаболизмов.

Эволюционный прорыв зачастую осуществляется также социумами, задержавшимися на "детской" стадии развития и потому, казалось бы, проигравшими в эволюционной гонке более "взрослым" социумам. Такова социальная проекция феномена неотении, который хорошо известен по органической эволюции и благодаря которому возникли многие органические виды. С привлечением представлений о социальной неотении получают объяснение феномены Ветхого Завета (в развитии религиозных представлений иудеев произошла задержка на стадии тотемизма), Древней Греции (Эллада задержалась на полисной стадии государственного строительства) и Возрождения, которое было стимулировано вольными городами Северной Италии и Северной Европы (в этой связи можно говорить о средневековом дубле "древнегреческого чуда"). Другими словами, цивилизация обязана социальной неотении едва ли не самыми важными событиями в истории своего становления, и, по-видимому, этот механизм еще не раз сработает в будущем.

В основе авторского рассмотрения социальной эволюции лежит ее направленность в сторону интенсификации метаболизмов. Если человечество будет действовать, пренебрегая этим вектором, то рискует погибнуть. В интенсификации метаболизмов, на мой взгляд, и состоит "смысл жизни" социума и человечества в целом. Составляющие социум индивиды этому содействуют, интенсифицируя при этом каждый свои собственные метаболизмы, разнообразие которых нарастает в ходе эволюции. Индивидуальные смыслы жизни объединяет, служа мостиком между ними и "смыслом жизни" социума, стремление к активности, которое самоценно (первично), осуществляется зачастую поперек личного счастья и не может быть объяснено иначе, как направленностью эволюции в сторону интенсификации метаболизмов. Служа общим интересам человечества, "нечеловеческим" в своей прогрессивной основе, люди очеловечивают эти "нечеловеческие" интересы, переводя их на язык индивидуальных ценностей путем придания им формы морально-этических норм. В определенном смысле эволюция -- это мера вещей. Поскольку эволюция, из-за ее фрактальности, происходит мутовками, постольку "смысл жизни" человека и социума поливариантен.

Из-за поливариантности (мутовочности) эволюции на нее работает практически всё -- и то, что большинством людей полагается нравственным, и то, что считается безнравственным. Поэтому эволюционный подход, казалось бы, сталкивает нас с принятыми в обществе нравственными установками. Выясняется, что на протяжении тысячелетий война стимулировала социальную эволюцию, преступники, расшатывая социальные законы, ускоряют их (законов) "прогрессивное" развитие, а коммунизм и фашизм способствовали выходу человечества в XX в. на кейнсианскую (магистральную) ветвь социального развития (чтобы родилась и победила кейнсианская ветвь, были нужны две другие).

Однако в этих выводах нет нравственной крамолы. Осуществляясь через конкурентную борьбу разных ветвей эволюционных мутовок, эволюция предусматривает не только участие в ней войн, преступников и фашизма, но и борьбу с ними "здоровых сил", и это уже дело каждого из нас -- занять ту или иную нравственную позицию, работая на ту или иную эволюционную ветвь. Используя всех -- от праведников до бандитов, -- эволюция не избавляет каждого из нас от нравственного выбора, предоставляя -- по крайней мере в принципе -- и критерий оценки всего и вся: в конечном счете более нравственной оказывается эволюционная ветвь, находящаяся на острие вектора эволюции, т.е. обеспечивающая наибольшую интенсивность метаболизмов на возможно более отдаленное будущее.

Эволюционный подход позволяет также переосмыслить проблемы, связанные с ограниченностью ресурсов планеты. Большинство авторов уверены в том, что человечество оказалось сегодня на краю пропасти из-за того, что необдуманно перешло когда-то на индустриальный путь развития. Общество потребления, говорят нам, обречено и должно уйти в прошлое. На мой взгляд, очевидно, однако, что, будучи направленным против вектора универсальной эволюции, сколько-нибудь существенное торможение потребления относительно максимально возможных на текущий момент времени значений принесло бы человечеству гибель. Эволюционная парадигма предлагает выход из сложившейся ситуации в прямо противоположном направлении.

Надвигающаяся катастрофа -- рядовая для эволюционирующих систем, подобных в истории биосферы Земли было уже немало. Эволюция происходит в сторону наращивания эволюционных "этажей", причем переход на новый "этаж" происходит, когда исчерпываются эволюционные возможности старого и когда эволюционирующую систему сотрясает кризис. Именно это и наблюдается сегодня. Судя по всему, в ближайшие 100--150 лет человечество ожидают радикальные перемены, связанные с переходом эволюции на очередной эволюционный "этаж". В точности предсказать, какими будут эти перемены, невозможно из-за фрактальности эволюции. Мы пытаемся, тем не менее, наметить в книге некоторые из них. Укажем здесь одну из них.

Вызываемое человеком тепловое загрязнение среды способно вызвать гибель развитых форм жизни уже через 300 лет, когда удваивающееся каждые 27,5 лет потребление энергии сравняется с достигающей Земли солнечной энергией, катаклизмы же могут начаться существенно ранее. Решение проблемы автор видит в переходе к энергетике, которая будет построена на круговороте тепла и которая заставит нас устанавливать оптимальную температуру на поверхности Земли "руками". Переход к тепловой энергетике принесет одновременно и разрешение энергетического кризиса, связанного с истощением традиционных энергоресурсов.


 Об авторе

Хайтун Сергей Давыдович
Кандидат физико-математических наук, ведущий научный сотрудник Института истории естествознания и техники РАН. Автор более 180 научных публикаций и книг, среди которых: «Наукометрия: состояние и перспективы», «Механика и необратимость», «Мои идеи», «История парадокса Гиббса» (М.: URSS), «Феномен человека на фоне универсальной эволюции» (М.: URSS), «Социум против человека: Законы социальной эволюции» (М.: URSS), «От эргодической гипотезы к фрактальной картине мира: Рождение и осмысление новой парадигмы» (М.: URSS), «„Тепловая смерть“ на Земле и сценарий ее предотвращения» (М.: URSS; в двух частях), «Номенклатура против России: Эволюционный тупик» (М.: URSS).
 
© URSS 2016.

Информация о Продавце