URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Блинова О.И. Мотивология и ее аспекты
Id: 103057
 
329 руб.

Мотивология и ее аспекты. Изд.3, испр. и доп.

URSS. 2010. 304 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-396-00126-8.

 Аннотация

Предлагаемая книга посвящена теоретическим основам мотивологии – нового научного направления в отечественной и зарубежной лингвистике. Ее отличительная черта – в широком обращении к человеку – языкотворцу, к его мыслям о слове, его истоках.

В книге впервые разносторонне охарактеризовано ведущее лексическое явление языка – явление мотивации слов, с его основными понятиями – мотивированностью, внутренней формой слова, мотивационными отношениями: освещены их сущность, роль в языке и речи, обыденной и поэтической, их жизнь в статике и динамике, своеобразие в сравнении с другими европейскими языками.

Для специалистов по общему и русскому языкознанию, мотивологии, семасиологии, ономасиологии, словообразованию, стилистике художественной речи, компаративистике.


 Оглавление

Предисловие
Введение. Мотивология как наука
Глава 1. Онтолого-методологический аспект мотивологии.
 Методологический аспект мотивологии
   1.1.Мотивология и её статус
   1.2.Объект и предмет мотивологии
   1.3.Аспекты мотивологии
   1.4.Принципы, методы и приемы мотивологического исследования
   1.5.Терминосистема мотивологии
 Онтологический аспект мотивологии
   1.6.Мотивированность как свойство слова
   1.7.Мотивированность и иерархия свойств слова
   1.8.Мотивационная форма и мотивационное значение
   1.9.Внутренняя форма слова
  1.1 .Типы мотивированности слова
  1.11.Отношения мотивации, их типы и категориальные единицы мотивационных отношений
  1.12.Актуализация мотивационных отношений слов в речи и её типы
Глава 2. Связь явления мотивации слов с другими лексическими явлениями
   2.1.Явление мотивации и явление варьирования слова
   2.2.Явление мотивации и явление синонимии
   2.3.Явление мотивации и антонимия
Глава 3. Функциональный аспект мотивологии
 Внутренняя форма слова в языке и речи
   3.1.Внутренняя форма слова и языковая система
   3.2.Мотивированность и компоненты слова
   3.3.Внутренняя форма слова и его функциональные характеристики
   3.4.Коммуникативная функция внутренней формы слова
   3.5.Экспрессивно-эстетическая функция внутренней формы слова
  3.6.Типологизирующая функция внутренней формы слова
 Функции мотивационно связанных слов
   3.7.Мотивационно связанные слова в коммуникативной сфере языка
   3.8.Мотивационно связанные слова в эстетической функции
Глава 4. Явление мотивации слов в динамическом аспекте.
   4.1.Процесс ремотивации слов
   4.2.Процесс неомотивации слов
   4.3.Процесс номинации
  4.3.1.Номинация как процесс
  4.3.2.Номинация и мотивация
   4.4.Процесс демотивации слов
   4.5.Процесс лексикализации внутренней формы слова
Глава 5. Сопоставительная мотивология
   5.1.Онтолого-методологический аспект
   5.2.Описательно-сопоставительный аспект
   5.3.Динамический аспект
   5.4.Функциональный аспект
   5.5.Другие аспекты сопоставительной мотивологии
Глава 6. Явление мотивации слов в лексикографическом аспекте
   6.1.Мотивационный толковый словарь
   6.2.Частотный мотивационный словарь
   6.3.Другие типы мотивационных словарей
  6.3.1.Толковые мотивационные словари
  6.3.2.Толково-сопоставительный мотивационный словарь (ТСМС)
  6.3.3.Толково-функциональный мотивационный словарь (ТФМС)
  6.3.4.Словарь внутренних форм слова (Сл. ВФС)
  6.3.5.Словарь терминов мотивологии (СТМ)
   6.4.Принципы и способы семантизации мотивированных слов в аспектных словарях
Глава 7. Источниковедческий аспект мотивологии
   7.1.Метатексты как источник мотивологии
   7.2.Источниковедческие возможности мотивационных словарей
   7.3.Другие лексикографические источники мотивологии
Послесловие
Список условных сокращений
Литература
Словарь терминов мотивологии

 Предисловие

Книга, которую вы держите в руках, посвящена одному из ведущих лексических явлений русского языка -- явлению мотивации слов, которое изучает молодая формирующаяся наука мотивология. Это наука о мотивированных словах (волнушка, незабудка, шиповник), составляющих более 80 % лексических единиц языка; о внутренней форме слова, в которой заключена разгадка названия (подсолнух -- похож на солнце), которая играет в языке образную, познавательную, системообразующую, культурологическую роль, выражает национальную самобытность языка и языковую картину мира.

Это наука о том, как отражаются в языке человек и Вселенная и как язык осознается человеком ("язык глазами человека"), это наука, которая развивается в тандеме ученого и рядового носителя языка.

Причин, побудивших автора написать эту книгу, несколько. Первая и главная -- необходимость целостного и систематизированного представления мотивологии как раздела науки о языке с ее отделами -- описательной и сопоставительной мотивологией, с ее аспектами -- онтолого-методологическим, функциональным, динамическим, сопоставительным, лексикографическим и др. на современном этапе развития.

Вторая причина -- появившаяся возможность подведения итогов пройденного мотивологией пути, обобщения и осмысления результатов, полученных с использованием разных источников -- данных русского языка в различных его разновидностях, стилях и жанрах и данных других языков. Растёт потребность и в систематизации научно-терминологического аппарата мотивологии для определения ее сущности, специфики и границ, а также места ее в ряду смежных лингвистических дисциплин; потребность обобщения разрозненных мотивологических исследований последних лет (диссертаций, монографий, статей), появившихся после публикации работы автора "Явление мотивации слов: Лексикологический аспект" (Томск, 1984) (см.: Мотивология: Библиографический указатель / Сост. О.И. Блинова, А.С. Филатова. Томск, 2004).

И наконец, третья причина -- желание убедить некоторую часть коллег-языковедов в том, что явление мотивации слов в той интерпретации, которая дана в работах автора и его последователей, -- явление лексикологическое, стоящее в ряду с явлениями синонимии, антонимии, варьирования слова и другими, сфера "обитания" которых -- семасиология, изучающая семантическую структуру слова, их свойства, системные отношения, т. е. то, что является и предметом мотивологии. Мотивология зародилась на стыке семасиологии, ономасиологии и синхронного словообразования, но ее онтология семасиологическая.

Несмотря на пристальный интерес, проявляемый к мотивированности слова, многое в этой области оставалось (и остается) неизученным, в связи с чем известный семасиолог Ст. Ульман вынужден был признать: "Вопрос о мотивированных и немотивированных словах уже несколько десятилетий ждет своего разрешения в лингвистике"[334: 23].

Сдерживающим фактором в течение некоторого времени служило сложившееся у ряда языковедов предубеждение против необходимости изучения мотивированных слов, так как, по их мнению, мотивированность слова не играет заметной роли в функционировании языка и потому не имеет научной значимости. В обоснование названной позиции приводились такие аргументы, как факт существования в языке наряду с мотивированными словами слов немотивированных, наличие процесса деэтимологизации, свидетельствующего о том, что слово может выполнять свои функции в языке, не имея живой внутренней формы, и некоторые другие доводы (Галкина-Федорук [122: 95], Звегинцев [165: 196].

И тем не менее проблема мотивированности стала объектом рассмотрения многих лингвистических дисциплин.

Придет время, когда явление мотивации слов войдет в учебные пособия по лексикологии и займет в них достойное место наряду с явлением синонимии, явлением антонимии и другими лексическими явлениями. Пока можно лишь констатировать, что отдельным вопросам теории мотивации уделено внимание в изданных учебных пособиях: Д.Н. Шмелева (см.: Современный русский язык: Лексика. М.: Книжный дом "Либроком"/URSS, 2009, разд. Ассоциативно-деривационные отношения, гл. 3, с. 225--232), Л.А. Новикова (см.: Семантика русского языка. М.: Высш. шк., 1982, § 44. Семантическая мотивированность значений (ЛСВ) как основа смысловой структуры слова. Понятие внутренней формы, с. 160--163), Э.В. Кузнецовой (см.: Лексикология русского языка. М.: Высш. шк., 1982, гл. 2, § 5, с. 26--29; гл. 3, § 5, с. 46--47, где дается понятие внутренней формы слова и формально-семантических оппозиций), О.И. Блиновой (см.: Русская диалектология. Лексика. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1984. Разделы: "Лексика говора как система", с. 66--75; "Фразеология говора как система", с. 105--112) и некоторых других [310].

Из существующих справочных изданий по русскому языку (см.: Русский язык: Энцикл. М.: Сов. энцикл., 1979) и словарей лингвистических терминов (Хемп Э. Словарь американской лингвистической терминологии. М.: Прогресс, 1964; Марузо Ж. Словарь лингвистических терминов. М.: URSS, 2004; Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. Справочник лингвистических терминов. М.: Просвещение, 1972 и др.) лишь в немногих из них (Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М.: Книжный дом "Либроком"/URSS, 2010; Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. Словарь-справочник. 2-е изд., испр. и доп. М.: Просвещение, 1976; Касаткин Л.Л., Клобуков Е.В., Лекант П.А. Краткий справочник по современному русскому языку. 2-е изд. М.: Высш. шк., 1995; Самотик Л.Г., Гуляева Л.А., Иванова В.Ф. Словарь-справочник по лексикологии русского языка. Красноярск, 1998) помещены термины, связанные с явлением мотивации слова. Это термины: мотивированный, мотивированное слово, мотивирующее слово, мотивация, мотивация имплицитная, внутренняя форма слова, народная этимология.

Настоящая книга в её первом и втором издании представляет собой дополненный вариант монографии "Явление мотивации слов" [95], давно ставшей библиографической редкостью. Отдельные ее фрагменты не претерпели изменений, в частности из-за желания сохранить статус кво мотивологии первого этапа ее осмысления, этапа 70--80-х гг. XX в. Произведены следующие исправления и дополнения: а) уточнены некоторые формулировки; б) дополнен иллюстративный текстовой материал; в) введены главы: "Онтолого-методологический аспект", "Сопоставительная мотивология", "Источниковедческий аспект мотивологии"; г) внесены необходимые дополнения в другие главы; д) пополнены состав терминов мотивологии и список литературы. Внесены исправления и дополнения в 3-е издание.

Книга состоит из введения, семи глав, послесловия, в качестве приложения дается словарь терминов мотивологии.

Пользуясь случаем, выражаю благодарность коллегам, оказавшим автору в разные годы в процессе работы над проблемами мотивологии помощь замечаниями, пожеланиями, сомнениями, возражениями, советами, -- Л.И. Баранниковой, М.Б. Борисовой, В.Е. Гольдину, Н.Д. Голеву, П. Джамбазову, М.И. Задорожному, Е.А. Земской, Н.А. Лукьяновой, А.К. Матвееву, О.Н. Мораховской, В.А. Меркуловой, В.В. Палагиной, А.И. Попову, М.Э. Рут, О.М. Соколову, Ф.П. Сороколетову, А.Н. Тихонову, Н.И. Толстому, И.С. Улуханову, А.И. Фёдорову, В.К. Янцену, М.Н. Янценецкой.

От имени коллектива томских мотивологов выражаю признательность Ю.Н. Караулову за высокую оценку наших работ.

Автор выражает признательность рецензентам настоящего издания доктору филологических наук, профессору Саратовского государственного университета В.Е. Гольдину и доктору филологических наук, профессру Уральского государственного университета М.Э. Рут.


 Введение


Мотивология как наука

... Часто гораздо легче открыть истину,
нежели указать подобающее ей место.

Фердинанд де Соссюр

Мотивология как зарождающееся научное направление заявила о себе в начале 70-х гг. XX в., хотя важнейшие её понятия появились разрозненно в периоды, отделенные десятками столетий: древнегреческий философ Платон открыл явление "идеи имени", "идеи образа" в V в. до н.э., а первое его разноапспектное осмысление под именем "внутренней формы слова" осуществил акад. А.А. Потебня в XIX в. В том же веке Ф. де Соссюр ввёл в науку о языке понятие о мотивированных и немотивированных словах ("знаках"), сформулировав два их свойства -- "произвольность" и "мотивированность", а также понятие "ассоциативных", или мотивационных, отношений слов. Эти три понятия -- внутренняя форма слова, мотивированность, мотивационные отношения -- сыграли основополагающую роль в мотивологии.

В XIX--XX вв. проблема мотивированности, возникнув в лоне общего языкознания, стала объектом рассмотрения ряда лексикологических дисциплин (этимологии, собственно лексикологии, ономасиологии, топономастики, фразеологии) и синхронного словообразования, что нашло отражение особенно в работах 40-х -- начала 70-х гг. XX в. -- Т.Г. Аркадьевой, Л.А. Булаховского, В.Г. Гака, Т.В. Гамкрелидзе, М.М. Гинатулина, М. До- кулила, Б.А. Зильберта, Т.Л. Канделаки, Е.С. Кубряковой, В.В. Левицкого, К.А. Левковской, А.А. Леонтьева, В.В. Лопатина, С.С. Масловой-Ла- шанской, А.И. Пелевиной, И.С. Торопцева, И.С. Улуханова, С. Ульмана, А.И. Фёдорова, Л.Г. Хижняк, М.А. Черкасского, В. Ченьковского, М.В. Че- репанова, Д.Н. Шмелёва и многих других, выполненных на материале различных языков мира, в том числе славянских.

В ономасиологии и синхронном словообразовании мотивированность стала одним из центральных научных понятий; в исторической лексикологии получили освещение лексические процессы обретения и утраты словом мотивированности ("народная этимология", деэтимологизация); была обоснована необходимость выделения особого раздела этимологии -- мотивологии (Гинатулин [129]), многоплановой интерпретации подверглось понятие внутренней формы слова.

70--80-е гг. ХХ в. получили такие характеристики, как "словообразовательный бум", "паронимический взрыв", "лексикографическая вспышка" и др. Е.С. Кубрякова определяет эти годы как годы с "радикальным характером потрясающих перемен", связанных с "трансформацией общих представлений о сути изучаемых объектов", с появлением новых взглядов на изучаемый объект, с новой интерпретацией фактов [205: 156--163].

В этот период было дано первое систематизированное представление мотивологии как науки об одном из ранее не изучавшихся лексических явлений -- явлении мотивации слов -- в докторской диссертации О.И. Блиновой "Проблемы диалектной лексикологии" [см.: 78], где оно рассмотрено наряду с другими лексическими явлениями -- явлением формального варьирования слова и явлением синонимии -- и где определены в лексикологическом ключе исходные понятия мотивологии, проанализированы лексические процессы, обслуживающие тенденции к мотивированности и произвольности языкового знака, обращено внимание на функции внутренней формы слова.

В качестве одного из приложений к диссертации был предложен фрагмент толкового мотивационного словаря, по образцу которого некоторое время спустя был создан двухтомный "Мотивационный диалектный словарь: Говоры Среднего Приобья" (Томск, 1982--1983), охватывающий около 2000 мотивационных парадигм -- комплекса мотивационно связанных слов, ядро которого составляет мотивированное слово, а периферию -- мотивирующие его слова.

Лексикографическую лабораторию словаря характеризуют следующие статистические данные. Материал для словаря собирался в ежегодных диалектологических экспедициях Томского государственного университета (ТГУ) в течение 30 лет (начиная с 1962 г. в них принимало участие более 100 сотрудников и студентов ТГУ ежегодно) в 408 деревнях и сёлах Среднего Приобья. В период с 1975 по 1978 г. шла обработка собранных данных, составление картотеки словаря, которая к моменту его создания насчитывала свыше 75000 карточек. Над созданием словаря трудился коллектив из 18 лексикографов: преподаватели и студенты ТГУ, их коллеги из сибирских вузов. В конечном итоге было составлено 17500 словарных статей, из их числа в двухтомник вошло лишь около 2000.

Коллективное лексикографическое исследование десятков тысяч контекстов с актуализованными мотивационными связями лексических единиц сибирских говоров не могло не дать положительного эффекта: прошли апробацию ранее предложенные термины мотивологии -- мотивированность, типы мотивированности, мотиватор (лексический и структурный), мотивационное значение, типы мотивационных отношений и др.; появились новые термины, отражающие языковую реальность, -- ближний и дальний мотиватор, полная и неполная актуализация мотивационных отношений, дистантная и контактная мотивация, мотивационный контекст и метаконтекст и некоторые другие; были разработаны принципы толкования заглавных мотивированных слов с учетом их статуса, с опорой на мотивационное значение слов; возникли идеи создания мотивационных словарей иных типов, один из которых был составлен и дан в качестве приложения к словарю -- "Частотный мотивационный словарь (говоры Среднего Приобья)" [243. Т. 2: 321--353], наглядно продемонстрировавший явление полимотивации диалектного слова, явление варьирования внутренней формы слова и ряд других функциональных характеристик, проявляющихся в тексте и метатексте.

Исходные научные понятия формирующейся мотивологии и другие её аспекты прошли апробацию не только в процессе лексикографирования, но и при их обсуждении на многих научных конференциях разного ранга -- от региональных до международных, при чтении авторского спецкурса в ТГУ, во многих вузах России. В итоге была опубликована монография автора "Явление мотивации слов: Лексикологический аспект" (Томск, 1984). Книга опирается на данные разных форм русского языка: материалы литературного языка и диалектной речи, языка художественных произведений и публицистики, языка средств массовой информации и некоторые другие. В ней изложены основы теории мотивологии с разработкой важнейших её аспектов: онтолого-методологического, функционального, лексикографического, источниковедческого.

Названные аспекты получили дальнейшее развитие в трудах автора книги и других представителей томской лингвистической школы -- в докторских и кандидатских диссертациях, монографиях, статьях М.Н. Янценецкой, Н.Д. Голева, В.Г. Наумова, Т.А. Демешкиной, Г.А. Ракова, А.Н. Ростовой, Н.Г. Нестеровой, М.В. Курышевой, Г.В. Калиткиной, Е.В. Ми- халевой, Е.А. Юриной, И.В. Тубаловой, А.Д. Адиловой, И.Е. Козловой, Л.В. Дубиной, Е.В. Найден, Е.В. Бельской, М.Н. Кураповой, Е.Ю. Сыпало (Погудиной), А.С. Филатовой (Саенко), О.С. Михайловой, Н.А. Чижик и др.

Фердинанду де Соссюру принадлежит следующее высказывание: "... часто гораздо легче открыть истину, нежели указать подобающее ей место" [311: 10]. Это высказывание как нельзя более точно иллюстрирует становление мотивологической терминосистемы и определение ее места в ряду лингвистических дисциплин.

Так, до возникновения мотивологии в различных областях лингвистического знания существовали разрозненно такие научные понятия, как "внутренняя форма слова", "народная этимология", "деэтимологизация", "ассоциативные (деривационные, мотивационные) отношения слов", "мотивированный / немотивированный знак", "мотивированность / немотивированность знака", "тенденция к мотивированности / произвольности знака" и некоторые другие, используемые в работах по общему языкознанию, этимологии, словообразованию.

С использованием лексикологического подхода к слову как единице лексико-семантической системы языка, а также принципов антропоцентризма, синхронности, системности, интегративности, функционализма была предложена такая интерпретация ранее существовавших понятий, которая позволила им обрести подобающее место в рамках мотивологии в качестве органично связанных компонентов единой терминосистемы.

Своеобразной "стартовой площадкой" мотивологии, ее "началом начал" является взгляд на слово не только как компонент лексической системы языка, но и как компонент метаязыкового сознания ч е л о в е к а, говорящего коллектива. "... Слово, -- писал Ж. Вандриес в начале ХХ в., -- присутствует в сознании со всеми своими значениями, со скрытыми и возможными, готовыми по первому поводу всплыть на поверхность <... > Оно зарегистрировано в моем сознании со всеми контекстами, в которых я его употребляю, со всеми сочетаниями, ему свойственными" [109: 171].

Антропоцентрический подход к слову, связанный с восприятием его человеком, носителем языка, высветил еще одно, важнейшее свойство слова на основе осознания носителем языка взаимообусловленности звучания и значения лексической единицы -- ее мотивированность. Многочисленные свидетельства тому -- показания метаязыкового сознания носителей диалекта, рассыпанные на страницах десятков областных словарей, а концентрированно представленные в "Мотивационном диалектном словаре: Говоры Среднего Приобья".

Как следствие антропоцентрического подхода к слову вкупе с системным и синхронным термин "мотивированность", один из центральных терминов мотивологии, получил интерпретацию свойства слова как элемента лексической (а не словообразовательной) системы, свойства, обусловленного соотношением слова с мотивирующими его лексическими (не производящими) в данный период единицами языка, независимо от его номинационной, словообразовательной и этимологической истории, которая устанавливается исследователем, а не рядовым носителем языка.

Так, мотивированность слова подушка (этимологически от подуха "перина" дух "надутое") носителями современного русского языка, по данным психолингвистических экспериментов, осознается как "постельная принадлежность" (эта сема выражена сегментом -КА, представленным в одноструктурных лексических единицах наволочКА, матрасовКА), которую кладут под ухо, или под ушко, отсюда мотивационная структура слова -- ПОД/УШ/КА. Еще пример. Мотивированность названия гриба волнушка (этимологически от вулна "шерсть") носители языка в настоящее время осознают как "гриб (эта сема выражена сегментом -ушка по аналогии с другими названиями грибов -- свинУШКА, чернУШКА) с волнистым краем шляпки", отсюда мотивационная структура слова -- ВОЛН/УШКА.

В ряд с такой трактовкой термина "мотивированность" встали и другие лингвистические термины, упомянутые ранее. Термин "внутренняя форма слова", привлекавший внимание известных ученых, филологов и философов и получивший неоднозначную интерпретацию, был определен как морфо-семантическая структура слова, выражающая его мотивированность [60; 82; 95 и др.]

Термин "мотивационные отношения слов" приобрел в мотивологии статус лексико-семантических отношений, при актуализации которых осознается мотивированность слов на основе общности, сходства звучания и значения лексических единиц, соотносимых носителями языка. При этом актуализация мотивационных отношений слов высвечивает не только "левую" часть мотивированной лексической единицы, в которой представлен мотивировочный признак (ШИПовник ШИПы "кустарник с шипами"), но и "правую", где содержится классификационный признак (шипОВНИК крыжОВНИК, тернОВНИК -- названия кустарников).

На ассоциативную природу мотивационных отношений слов именно как лексических единиц обращали внимание В. фон Гумбольдт, Ф. де Соссюр, Ш. Балли. Ш. Балли писал о том, что носители языка испытывают постоянную потребность в ассоциировании слов. Н.Д. Голев, основываясь на обширных экспериментальных данных, доказал, что "готовность к действию механизма мотивационного ассоциирования является постоянной", введя процесс ассоциирования в ранг мотивационно-ассоциативной деятельности человека.

Таким образом, "мотивированность", "внутренняя форма слова", "мотивационные отношения", обретя взаимосвязь, прочно заняли место исходных научных понятий мотивологии, а мотивационные отношения, получив статус лексических, встали в ряд с другими лексическими отношениями -- синонимическими отношениями, антонимическими, паронимическими и т.д., в связи с чем явление мотивации слов пополнило число лексических явлений языка, а мотивология стала одним из новых разделов лексикологии (в широком понимании этого термина).


 Об авторе

Ольга Иосифовна БЛИНОВА

Доктор филологических наук, профессор Томского государственного университета, академик Международной академии наук высшей школы. Заслуженный деятель науки РФ, лауреат Государственной премии РФ в области науки и техники (1997). Основатель томской мотивологической школы. Автор более 300 научных публикаций по лексикологии и лексикографии, мотивологии, диалектологии, лингвокультурологии, методологии лингвистики, среди которых: "Введение в современную региональную лексикологию" (1973), "Русская диалектология: Лексика" (1984), "Русская мотивология" (2000), "Словарь антонимов сибирского говора" (2003) и др. Научный редактор более 50 монографий, словарей, сборников статей.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце