URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Абашин С. Россия --- Средняя Азия: Политика и ислам в конце XVIII -- начале XX вв.
Id: 102824
 

Россия — Средняя Азия: Политика и ислам в конце XVIII -- начале XX вв. Т.1

URSS. 2011. 472 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-9710-0337-3. Уценка. Состояние: 5-. Блок текста: 5. Обложка: 4+.
Обращаем Ваше внимание, что книги с пометкой "Предварительный заказ!" невозможно купить сразу. Если такие книги содержатся в Вашем заказе, их цена и стоимость доставки не учитываются в общей стоимости заказа. В течение 1-3 дней по электронной почте или СМС мы уточним наличие этих книг или отсутствие возможности их приобретения и сообщим окончательную стоимость заказа.

 Аннотация

Предлагаемая читателю книга посвящена раскрытию одной из важных страниц истории и развития Средней Азии и рассматривает непростые взаимоотношения политики с исламом в данном регионе на протяжении двух с половиной столетий. Настоящее издание представляет собой первую часть книги, которая охватывает период с конца XVIII по начало XX века. Основное внимание в работе уделено рассмотрению роли религии в среднеазиатских ханствах и у казахов, истории вхождения региона в состав Российской империи и формированию исламской политики новой власти, а также отношениям государства с местной мусульманской элитой. Второй том книги (М.: URSS, 2011) посвящен взаимодействию политики и ислама в Средней Азии в период с начала XX по начало XXI века.

Книга будет интересна как специалистам --- историкам, политологам, религиоведам, студентам, так и широкому кругу читателей.


 Содержание

Предисловие
Глава 1. Западный Туркестан в конце XVIII -- первой половине XIX столетия
 1.1.Система "трех ханств" в Средней Азии (доминанты посткризисного общества)
 1.2.Ислам в местных ханствах (какой ислам под "Куполом ислама"?)
 1.3."Муджаддийская реформация": как "исправить" ислам и мусульман?
 1.4.Казахстан. Роль среднеазиатских ханств в исламизации кочевого населения
Глава 2. Образование туркестанского генерал-губернаторства. Исламская политика Российской империи в регионе
 2.1.Россия и Туркестан в контексте Большой игры: детерминизм и виртуальность в истории их взаимоотношений
 2.2.Ислам и империя: политика игнорирования
 2.3.Исламские институты в системе государственной власти: казийский суд, вакуфы и др.
Глава 3. Россия и исламский мир Туркестана (цивилизационный аспект)
 3.1."Русский вопрос" в Туркестане (историографический миф и реальность)
 3.2.Эпоха Туркестанского кружка любителей археологии: примат науки или геополитики?
 3.3.Борьба Петербурга и Стамбула за политическое, экономическое и культурное влияние в Центральной Азии
Глава 4. Мусульмане России в Туркестане
 4.1.Российские мусульмане на службе отчизне в Туркестанском крае
 4.2.Татары и их участие в духовно-религиозной жизни в Туркестанском крае
Глава 5. Политика формирования в Туркестанском крае лояльной России национальной элиты
 5.1.Миротворческие миссии в Туркестанском крае, Бухарском эмирате и Хивинском ханстве генерала Мир Хайдара Мирбадалева
 5.2.Лидер партии "Шурои Улема" Серали Лапин: путь от лояльной оппозиции до непримиримой конфронтации
 5.3.Тимуриды в борьбе с Россией. Тимуриды -- герои России. Путь от последовательной конфронтации до подлинной лояльной позиции: генерал-майор Джурабек и полковник Бабабек
Глава 6. Революционно-террористическая волна в мусульманском регионе Российской империи в начале XX века
Глава 7. Исламские общества Туркестана в ситуации политического выбора
 7.1.Андижанское восстание 1898 года: "Дервишеский газават", или Антиколониальное выступление
 7.2.Традиционная духовная элита. Проблема выбора: сосуществование с властью или панисламизм и пантюркизм
 7.3.Образование в  Туркестане: конкуренция разных идей
 7.4.Джадидизм: вместе с русскими или врозь?
Глава 8. Россия и протектораты. Традиция и проблема трансформации исламского общества в Средней Азии
 8.1.Бухарский эмират в контексте традиции и реформы
 8.2.Хивинское ханство накануне завоевания Российской империей и в ее составе: традиции и модернизация
Сведения об авторах

 Предисловие

Представленная на суд читателей книга посвящена раскрытию одной из самых важных и в высшей степени поучительных страниц истории и развития Туркестанского края в конце XVIII -- начале XX столетия. Общественно-политические и экономические процессы, происходящие в этом регионе, находились под влиянием, с одной стороны, исламской религии и мусульманской культуры, с другой -- России, ее политики в религиозной сфере. В исследовании основное внимание уделено рассмотрению в указанный период взаимоотношений религиозных и светских норм в среднеазиатских ханствах, в Туркестане, а впоследствии -- формированию государственно-конфессиональных отношений в государствах Средней Азии.

Интерес к истории центральноазиатского региона не ослабевает, а, скорее, повышается. Органическая необходимость в фундаментальном изучении отношений между Россией и Туркестаном -- Бухарским эмиратом, Хивинским и Коканским ханствами -- вытекает как из их общеисторической значимости, так и из современной геополитической ситуации, особенно в силу возникновения после распада СССР на политической карте мира новых независимых центральноазиатских государств.

В книге прослеживается линия становления восточной политики России, когда вырабатывался ее своеобразный национальный государственных строй. Это был период, когда формировались российские государственные и общественные институты, сочетавшие как европейские, так и восточные элементы, когда четко осознавалось чувство принадлежности к европейской цивилизации, чувство преемников Великой Византии и, наконец, осознание исключительно важной роли русского православия в становлении государственности. Этот процесс особенно усилился, когда к России были присоединены обширные территории Нижнего Поволжья, Урала, Западной и Восточной Сибири, в результате чего в состав российского государства вошли многочисленные тюркские, угро-финские и самодийские народы и народности.

Для пытливого читателя следует сказать, что история отношений Московской Руси со среднеазиатскими ханствами уходит своими корнями далеко в глубь веков. Например, известный историк-востоковед В.В.Бартольд началом постоянных и непрерывныхсношений России со Средней Азией считает период после присоединения к Москве Казани и Астрахани (1552--1554 гг.). С этого периода, считает он, связи между среднеазиатскими ханствами и Россией становятся более прочными и осуществляются уже в форме постоянных "ссылок" посольств Бухары, Ургенча, Хивы и Балха к русскому царю и обратно. В подтверждение этому в "Записках Императорского Русского географического общества" читаем, со ссылкой на имеющиеся архивные материалы, что первый посол Бухарский прибыл в Москву в 1589 г. Позднее, а именно с 1670 г., начались и сношения с Хивою. В то же время имеются документы, свидетельствующие и о более ранних отношениях Руси с ханствами Средней Азии, в частности Поволжья и Булгар, в первую очередь, через организацию караванной торговли.

Многочисленные исторические источники свидетельствуют, что еще ханы Золотой Орды имели оживленные отношения с сопредельными странами, среди которых были и русские цари. Например, уникальная рукопись поэта XIV в. Сайфи Сарайи "Гулистан бит-турки и Диван" включает в себя, наряду с коллекцией стихов поэтов Хорезма, Золотой Орды, Кавказа, Крыма, Малой Азии, Египта (мамлюкского), сведения о дарах посла Москвы ханам и ответных подарках, а также об исторических записях и др.

В очерках, предлагаемых вниманию читателя, интересующегося проблемами взаимодействия России и Туркестана, затронуты различные аспекты феномена контакта этих существенно различных цивилизаций Евразии. В частности, представляет интерес новая интерпретация завоевания Россией этого региона. В отличие от привычной, советской версии, для которой движение России в Среднюю Азию и последующее включение ее в рамки империи имело характер неизбежности и безальтернативности, в соответствующем разделе обоснована иная точка зрения, согласно которой овладение Российской империей среднеазиатского региона носило характер, не предопределенный ни желаниями правящих кругов России, ни интересами российской буржуазии, ни потребностями страны. Само движение России в глубины Азии рассматривается в контексте Большой игры, навязанной крупнейшей в Евразии империей, "владычицей морей" Англией.

Важной составляющей политики России в исламском регионе была проблема ее взаимоотношений с протекторатами -- Бухарским эмиратом и Хивинским ханством. Будучи, на первый взгляд, довольно простой, она отражала борьбу Министерства иностранных дел империи и Туркестанской колониальной администрации по вопросу об окончательном присоединении этих вассальных государств к России. В связи с этим немаловажное значение в начале XX в. приобрел и вопрос о возможности и необходимости проведения реформ в этих отсталых феодальных монархиях, то есть о частичной модернизации исламских социумов, оказавшихся в границах империи. В событиях, порожденных этой проблемой, в Бухарском эмирате принимали участие: туркестанская колониальная администрация, дипломаты, сотрудники Охранного отделения, местные прогрессисты -- реформаторы-джадиды. Особую остроту им придавал исламский фактор. В разделе, освещающем этот период истории Бухары и Хивы, на основе значительного комплекса источникового материала исследован процесс борьбы различных враждебных политических сил в контексте исторической дилеммы "реформа--традиция", раскрыт ход этой борьбы, представлены наиболее видные и активные участники исторической драмы.

В данном исследовании приняли участие представители таких авторитетных научных организаций России и Узбекистана, как Московский государственный университет им.М.В.Ломоносова (Д.Ю.Арапов, Ф.М.Мухаметшин), Институт этнологии и антропологии РАН (С.Н.Абашин), Институт истории Академии наукУзбекистана (В.А.Германов, В.А.Иванов, Р.Н.Шигабдинов) и Институт востоковедения Академии наук Узбекистана (Б.М.Бабаджанов).

Прежде чем приступить к написанию этой книги, коллектив авторов долго размышлял над ее концепцией. Никому не хотелось "перепевать" общеизвестные исторические факты, хотя и на новый лад. Да и не было у авторов стремления чрезмерно оригинальничать, тем более делать самоцелью собственные взгляды и рассуждения, поскольку было полное понимание важности и ответственности за результат своего труда.

При этом авторы не ставили цель прийти к единообразию мнений -- лишь к объективному изложению собственных позиций. И им это во многом удалось. В частности, авторы достаточно индивидуально подходят к употреблению тех или иных терминов, понятий, категорий, но всегда -- в строго научной форме. При этом они стремились максимально выдерживать академические каноны. Хотя писать научно вовсе не означает писать скучно и сухо. Читатель заметит, что авторы достаточно свободны в выборе терминологии, используя наряду с традиционной и устоявшейся системой терминов и понятий также и свои трактовки и видения. В частности, это касается таких терминов и понятий, как "исламизация", "народный ислам", "Большая игра", "элита", "прогресс", "национальное движение", "традиционализм", "реформаторство", "джадидизм", "мусульманское просвещение" и т.д.

В этом плане на примере данной работы мы видим не просто набор и перечисление каких-то исторических фактов (часто действительно интересных, малоизвестных, даже порой неожиданных), но и попытку их глубокого обогащения, систематизации и тщательного анализа.

Распад СССР, обретение бывшими советскими республиками государственной независимости придали мощный импульс росту и возрождению национального самосознания народов, открыли поистине безграничные возможности для национального культурного ренессанса, дали возможность исследователям провести объективную и беспристрастную оценку историко-культурного наследия.

Восстановление исторической памяти, возрождение национальной духовности, протекающие в тесной взаимосвязи с общим подъемом национального самосознания, выдвинули на передний план проблему бережного сохранения этнонациональных особенностей народов.

Высокая общественная значимость исторической науки определяется потребностями исторического прогресса, укрепления межнационального и межконфессионального согласия, поиска эффективных путей развития. Однако часто законный интерес к историческому прошлому приводит не столько к опровержению устоявшейся в советский период системы исторических "мифов", сколько к созданию новой мифологии. В частности, стало очень модно говорить о "кровавом завоевании" Туркестана, различных негативных последствиях включения Туркестана в состав Российской империи при полном игнорировании позитивных моментов. Какова же была реальная социальная и региональная ситуация в северо-западных регионах Центральной Азии, тем более когда они находились сначала в границах Российской империи ("Средняя Азия" или "Русский Туркестан")? Было ли это временем национального, религиозного угнетения, культурной экспансии, унижения достоинства народов, либо, напротив, эпохой развития -- образования, промышленности, науки, взаимообогащения культур и цивилизаций? Принесла ли Россия местному населению освобождение и прогресс или же новое порабощение и колониальную эксплуатацию? И в этом смысле данная работа есть попытка предельно объективно разобраться в нелегких перипетиях исторической правды, попытка поставить некоторый интеллектуальный заслон мутному потоку непрофессиональной истории.

Присоединение Средней Азии к России объективно отвечало интересам проживающих здесь народов, принесло с собой значительные перемены, создав возможности для развития экономики,изменения социальных условий, общественного строя. Вызвало рост промышленности, земледелия, транспортных коммуникаций, вовлекая регион в орбиту капиталистического развития России. Однако следует подчеркнуть, что прогрессивное значение присоединения Средней Азии к России не уменьшает те отрицательные явления, которые принесли колониальный режим царской России.

А ведь, как отмечал В.В.Бартольд, "образование Туркестанского генерал-губернаторства... вызвало в крае оживленную научную деятельность. Главной целью было изучение края в географическом, естественно-историческом и статистическом отношениях, но были также приняты меры для изучения быта населения и его прошлого". Иными словами, только с этого периода можно говорить о сколько-нибудь систематическом изучении региона.

В настоящее время независимые государства Центральной Азии находятся в процессе поиска цивилизаторской и политической самоидентификации. На основе учета традиционных балансов сил и интересов, а также современных условий, обусловленных целым рядом геополитических, военно-стратегических, экономических, дипломатических и, наконец, религиозных факторов, закладываются основы новой архитектуры региональной безопасности и центральноазиатского общего рынка. Здесь велико значение Республики Узбекистан, которая добилась за последние годы значительных успехов -- обеспечена политическая стабильность, укрепилась и продолжает развиваться экономика, государственная власть. Более динамичной становится внешняя политика страны, находясь на переднем крае борьбы с угрозами и вызовами современности, включая религиозный экстремизм.

Всякое научное исследование, и историческое в том числе, имеет свою методологию, то есть проводится в рамках определенной научной системы, отражает тот или иной взгляд на мир.

Авторы книги делают попытку вовлечь читателя в суть рассмотрения вопросов и сделать его своим единомышленником или по крайней мере соучастником процесса общественного и творческого переосмысления истории взаимоотношений России и Туркестана, Запада и Востока, политики и ислама.

Безусловно, читатель наделен полным правом на рассуждения, критику и собственное мнение.

Предпринимая попытку переосмысления, возможно, нового прочтения истории взаимоотношения Туркестана и России в XIX -- начале XX столетия, в которой в совокупности рассматриваются проблемы общественно-политического, религиозного и социально-экономического развития, авторский коллектив не мог не понимать сложности такой задачи. Решение многих вопросов -- и дискутируемых, и новых -- возможно лишь при наличии коллективных усилий ученых, требует последующего поиска новых источников, еще более глубокого осмысления многих аспектов истории изучаемого периода, дальнейшего накопления исследовательского опыта. Отстаивая свою точку зрения на поднятые в коллективной монографии проблемы, авторский коллектив не строит каких бы то ни было иллюзий относительно окончательности ответов на них и не стремится создавать подобные иллюзии у читателей. Отклики и замечания по поводу высказанных в книге суждений будут приняты с благодарностью.

Отдельные главы и разделы настоящей книги написаны следующими авторами:

С.Н.Абашин (1.4; 2.3; 7.3; 7.4),
Д.Ю.Арапов (2.2; 7.2),
Б.М.Бабаджанов (1.2; 1.3; 7.1),
В.А.Германов (3.2; 3.3; 4.1; 5.1; 5.2; 5.3; 8.2),
В.А.Иванов (1.1; 2.1; 3.1; Глава 6 (в соавторстве с Р.Н.Шигабдиновым); 8.1),
Ф.М.Мухаметшин (Предисловие),
Р.Н.Шигабдинов (4.2; Глава 6 (в соавторстве с В.А.Ивановым).

В коллективной монографии использован иллюстративный материал известного ташкентского краеведа, знатока туркестанской старины, коллекционера, писателя Б.А.Голендера. Большая созидательная работа по подготовке коллективной монографии к печати выполнена И.Ю.Фетисовым.

Международный коллектив авторов Российской Федерации и Республики Узбекистан выражает искреннюю признательность Посольству Российской Федерации в Республике Узбекистан и руководству кафедры мировой политики Московского государственного университета им.М.В.Ломоносова за помощь в подготовке к изданию этой коллективной монографии.


 Сведения об авторах

Абашин Сергей Николаевич (1965 г.р.), доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института этнологии и антропологии Российской академии наук им. Н.Н.Миклухо-Маклая. Автор свыше 100 работ по истории и этнографии Центральной Азии.

Бабаджанов Бахтияр Мираимович (1958 г.р.). Закончил Ташкентский государственный университет (1984 г.). Кандидат исторических наук. Исламовед, историк. Тема кандидатской диссертации -- "Политическая деятельность шайхов Накшбандийа в Центральном Мавараннахре (XVI -- начало XVII вв.)" (1995 г.). Имеет более ста публикаций в области исламоведения, истории, суфизма, эпиграфики, религиозных и политических аспектов современного ислама в ЦА, опубликованные в Узбекистане, Германии, России, Франции, Японии, США и др. В настоящее время работает над монографией с рабочим названием: "Религиозные реформации в Центральной Азии (XIX -- нач. XX вв.): три парадигмы спасения ислама и мусульман".

Германов Валерий Александрович (1950 г.р.). Родился в г.Ташкент (Узбекистан). В 1977 г. с отличием закончил исторический факультет Ташкентского государственного университета. Кандидат исторических наук, старший научный сотрудник. Преподавал в Узбекском государственном университете мировых языков, Национальном университете Узбекистана имени Мирзо Улугбека, Ташкентском государственном педагогическом университетеимени Низами. В 1988--1992 гг. -- заведующий Отделом историографии Института истории Академии наук Республики Узбекистан. Член Союза журналистов Республики Узбекистан. Ассоциированный член Французского института по изучению Центральной Азии (IFEAC). Автор более 130 научных и научно-популярных публикаций. Участник свыше 40 международных научных конгрессов, симпозиумов, конференций. В их числе XXXVII сессия Международного конгресса по изучению Азии и Северной Африки (Москва, 16--21 августа 2004 г.) и XXXIII сессия Международного конгресса по изучению Азии и Северной Африки (Стамбул, 10--15 сентября 2007 г.).

В центре внимания проблемы Россия и Средняя Азия во второй половине XIX -- начале XXI в. История, историография вопроса, общая и проблемная историография России и государств Средней Азии, экономическое и политическое присутствие Германии в Центральной Азии. Печатался, читал лекции, делал доклады в Узбекистане, России, Франции, Италии, Германии, Швеции, Турции, Японии, России, Республике Корея, Казахстане, Кыргызстане, Туркменистане. Гражданин России, живет в Республике Узбекистан и работает в Институте истории Академии наук Республики Узбекистан.

Иванов Владимир Алексеевич (1951 г.р.). Родился в Ташкенте. Окончил исторический факультет Ташкентского государственного университета. Кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института истории АН Узбекистана. Занимается вопросами среднеазиатского региона второй половины XIX -- начало XX в., результаты изучения представлены в ряде публикаций. В сферу научных интересов В.А.Иванова входят также проблемные аспекты истории глубокой древности. Исследование автором проблем биологической эволюции дало возможность предложить собственную гипотезу, получившую текстуальную реализацию: "Пневмотактильная бидоминанта, или Основной закон эволюции".

Мухаметшин Фарит Мубаракшевич (1947 г.р.). Родился в Республике Татарстан. Окончил Казанский авиационный институт, с отличием Дипломатическую академию МИД СССР, с отличием Правовую академию Минюста России. Доктор политических наук. Автор свыше 100 научных, научно-популярных и общественно-политических публикаций. Участник более 40 международных форумов, конференций и семинаров. В центре внимания вопросы современного состояния ислама в России, влияния религии на общественно-политические процессы, в том числе реализации на практике исламской религиозно-политической концепции развития в ряде стран мира.

Шигабдинов Ринат Начметдинович (1957 г.р.). Родился в Ташкенте. В 1982 г. с отличием закончил исторический факультет Ташкентского государственного университета. В 1990 г. закончил аспирантуру Института истории АН Узбекистана. Тема кандидатской диссертации"Политическая деятельность А.З.Валиди Тогана в Туркестане". Старший научный сотрудник Института истории Академии наук Узбекистана. Автор свыше 100 научных и научно-популярных публикаций в следующих странах: Узбекистане, России, Казахстане, Таджикистане, Туркменистане, Великобритании, Германии, Италии, США, Франции, Турции, Республике Корея, Японии и др. Участвовал в ряде международных конгрессов, симпозиумов, конференций. Среди них: Международная тюркологическая конференция (Казань, 1992); Международные Валидовские чтения (Уфа, 1997); Международный симпозиум в Осаке: "Migration Processes in the West of Central Asia in the Late Nineteenth and the Twentieth Centuries" (Осака, Япония, 1998); Международный конгресс востоковедов: ICANAS-37 (Москва) и ICANAS-38 (Анкара, 2007); ESCAS (Анкара, 2007); Международная исламоведческая научная конференция "Мир ислама: история, общество, культура" (11--13 декабря 2007, Москва); Международная конференция: "От колхозов до джамаатов" (Париж, Франция, 2010, поддержанный фондом "Фольксваген") и др.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце