URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Никонов А.А. Землетрясения...: Прошлое, современность, прогноз
Id: 101270
 
239 руб.

Землетрясения...: Прошлое, современность, прогноз. Изд.3

URSS. 2009. 192 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-00841-9.

 Аннотация

Вниманию читателей предлагается научно-популярная книга о природе и причинах землетрясений. Автор объясняет основные термины и понятия, принятые сейсмологами и геофизиками, рассказывает о «следах» землетрясений, обнаруженных при археологических раскопках, изучении исторических документов, мифов, сказаний и легенд, затрагивает проблему прогнозирования землетрясений и показывает, насколько она трудна и далека еще от окончательного решения. Значительное место в книге отведено научным, общественным и технико-экономическим мерам противостояния стихии --- сейсмозащите.

Рекомендуется как специалистам --- сейсмологам и геофизикам, так и широкому кругу читателей.


 Оглавление

Вступление в сейсмическую прозу
Несколько ступенек вниз при входе в здание сейсмологии
 Азбука понятий. Можно ли очутиться в очаге? Шкалы и баллы. Параметры и поля.
Наброски к будущей гуманитарной сейсмологии
 Откопанные катастрофы. Трагическая проза поэзии. Да кому же это нужно? Легенды и сказания в трафарете сейсмической шкалы. Опираясь на фольклор. Киты раскачивают землю. Сейсмогеологические реальности легенд.
Забытые землетрясения Азии, или О пользе сочинений исторических
 Сейсмологам полезны и средневековые трактаты. Заглянем в записи путешественников.
Кавказский сейсмоисторический детектив
 Закономерные случайности. Проблема "Эм-максимум". Сейсмический потолок заколебался. Кто ищет, тот... Сейсмический потолок всетаки рушится. Детектив заканчивается, исследование продолжается.
"...Потрясся град Москва..."
 От Карпат до Москвы. Свидетельствуют русские летописи. Очаг напряженности. Природа сложнее математики. Белое становится розовым.
Сарез ласковый, грозный и... полезный
 Обманчивая идиллия. Ката строфа уходит в прошлое, опасность приближается. Следствие или причина? Новые вопросы. Под контролем Госплана.
Камчатский опыт
 Сейсмические циклы. Камчатка заочно. Тридевятое царство. Загадка пушек Беринга. Циклы и модели.
Землетрясение в Калифорнии. Когда?
 "Золотой штат" лихорадит. Зловещее поднятие. Опасная история. "Тихие" землетрясения.
Прогноз оправдался, но...
 Трудности прогноза. Ожидание неожиданно оправдывается. Гипотеза миграции и миграция гипотезы. Десять дней в эпицентре. Прогноз, не доведенный до конца.
Они предупреждают об опасности
 Дольше ждать нельзя. Дней минувших анекдоты. Начала биосейсмологии и сейсмобиологии. Ошибаться свойственно всем. Вопрос вопросов. В прогнозе может участвовать каждый! Но... Три постскриптума.
Человек возбуждает землетрясения
 Непредвиденное возбуждение. Закономерность существует. Спровоцированные толчки.
Вы живете в опасной зоне
 Масштабы проблемы. Стратегия борьбы. Предупреждение о землетрясении -- это очень серьезно. Знать, помнить, действовать.
Литература

 Вступление в сейсмическую прозу

Рассказывают, что, когда в 1722 году Петр Первый въезжал в городские ворота Дербента, едва его лошадь ступила передними ногами за крепостные ворота, произошло сильное землетрясение. "Даже природа трепещет перед моим могуществом", -- якобы заметил удовлетворенно самодержец, принимая ключи от города, которые покорно и со страхом вручили ему жители.

Внезапное землетрясение силой восемь-девять баллов повергает в ужас всех людей без исключения. В международной сейсмической шкале балльности это отражено коротко и емко: "Всеобщая паника". Конечно, мы теперь противопоставляем стихии организованность, разум, мужество, героизм и другие лучшие человеческие качества, но все это, как правило, бывает потом, в борьбе с последствиями. В первый же момент -- самый страшный, самый критический -- все мы равно открыты натиску стихий. Не стихии трепещут перед человеком, но люди перед стихиями. Недаром мы и называем их "стихийными бедствиями", "природными катастрофами".

Ежегодно в мире от землетрясений гибнет в среднем 10 тысяч человек. Отдельные катастрофические землетрясения уносят одновременно сотни тысяч жизней, как, например, землетрясение 1976 года в Китае. Материальный ущерб исчисляется в среднегодовом расчете в 400 миллионов долларов.

Для цивилизованных народов позади то время, когда любое стихийное бедствие объяснялось волей всевышнего, карой за грехи людские. Со статистикой грехов человеческих дело обстоит из рук вон плохо, но статистика стихийных бедствий ученым известна.

В среднем на Земле за год насчитывают свыше 20 сильнейших и 100--120 потенциально разрушительных землетрясений. Отсюда следует, что разрушительное землетрясение возможно раз в три дня. Ежегодно случается несколько восьмибалльных землетрясений, таких, как Ташкентское 1966 года. Восьмибалльное землетрясение в населенной местности-это умеренные и тяжелые повреждения современных зданий, разрушение построек, обваливание оград, сдвигание или опрокидывание мебели, бой посуды, травмы или ранения и даже человеческие жертвы.

Из девятибалльных можно назвать Андижанское (1902), Гармское (1941), Чаткальское (1946), Ашхабадское (1948), Хаитское (1949), Средне-Байкальское (1959), Газлийские (1976), многие землетрясения Камчатки и Курильских островов. Это только по нашей стране, без учета девятибалльных толчков, зарегистрированных в XX веке в других районах земного шара.

Из десятибалльных назовем Кебинское (1911) в Средней Азии и Муйское (1957) в Сибири.

За многие годы число жертв и убытки при катастрофических землетрясениях не имеют тенденции к сокращению, несмотря на усилия ученых-сейсмологов и значительное развитие антисейсмического строительства. Дело не в том, что число землетрясений в последнее время будто бы возросло, как нередко думают. Просто резко увеличилась населенность сейсмических районов, растет концентрация населения в городах, весьма уязвимых к землетрясениям, происходит активное освоение и заселение новых, малоизвестных территорий; строительство и заселение, случается, ведутся без достаточной подготовки и оценки сейсмической опасности. Газлийские землетрясения 1976 года за 20--30 лет до этого принесли бы гораздо меньше ущерба в малонаселенной тогда пустыне, Ашхабадское землетрясение 1948 года сто лет назад было бы бедствием, но не катастрофой, о многих называемых ныне газетами толчках мы бы раньше даже не узнали.

Человечество освобождается от предрассудков и страха перед силами природы, учится контролировать природу и свое вмешательство в ее жизнь. Но подземные стихии ему еще не подвластны.

Чтобы не трепетать перед землетрясениями, перестать быть их постоянными жертвами и не терпеть все возрастающих убытков, люди должны глубже и полнее знать о них. Все большее число людей должно приобщиться к этому знанию.

Периодически подогреваемая возникающими то тут, то там подземными толчками, сейсмология активно развивается. Быстро растут объем и глубина научных знаний о землетрясениях. Пропорционально росту числа жителей в сейсмических районах, опасности сейсмических воздействий и уровню образованности растет и интерес населения к знаниям в области сейсмической опасности.

О землетрясениях написано такое количество книг, что специалистам требуются целые шкафы для их хранения, а просто интересующемуся проблемой человеку может не хватить и целой полки. Среди книг есть и руководства, и каталоги, и исследования, и описания. И конечно, популярные очерки. В 1982 году, например, в СССР вышли четыре книги, предназначенные для широкого круга читателей.

Наша книга отличается от других тем, что в ней лишь в малой степени излагаются или повторяются сведения из научных и популярных ее предшественниц.

Вышедшая из недр географии и геологии, сейсмология прочно стала наукой физической. Но вслед за развитием физического содержания приходит понимание: необходимо восстановить равноправие приставки "гео" в этой геофизической науке. Более того, широко мыслящие специалисты видят все большую потребность тесной связи с другими науками как естественного, так и гуманитарного циклов -- от биологии до истории. Именно эта тенденция привлекает автора и развивается в книге, тем более что вполне согласуется с популярным ее характером.

Достижения науки о землетрясениях, несомненно, значительно серьезнее, чем мы могли отразить в книге. Но не все достижения науки имеют общий интерес или общественный выход. Собранные же в настоящей книжке очерки связаны с жизнью в сейсмических районах, с вопросами инженерных преобразований в местах крупных строек, с животрепещущими проблемами прогноза подземных событий и защиты от них.

Каждое землетрясение -- это и урок, и экзамен. И не только для сейсмологов, специализирующихся и, может быть, наиболее способных учеников по классу землетрясений в Школе Природы, но и для проектировщиков, землеустроителей, строителей и экономистов. Более того, для всех жителей поражаемых подземными бурями областей.

Мировой опыт показывает, что сейсмическая безопасность населения зависит не только от качества сейсмической службы, усвоения прежних уроков специалистами, но и от общего уровня, так сказать, сейсмического образования и психологической подготовленности населения. В определенной мере не будет преувеличением сказать, что безопасность жителей сейсмических областей зависит и от них самих.

Поэтому и написанное далее можно считать одним из уроков сейсмического просвещения.

Но, может быть, о подземной стихии, ее жестоких проявлениях и грозных признаках лучше вообще не читать и не знать? Возможно, и так, особенно если вы уверены, что она не затронет вас и ваших близких. А если и затронет, что толку читать, сознавая свое бессилие перед подземным роком, неотвратимым и внезапным?

Такая психология фатализма, присущая людям в прошлом, давно сменилась сначала стихийным, а затем осознанным стремлением защититься. На наших глазах совершается переход к другому принципу: человечество стремится к предвидению стихийных бедствий и к борьбе с ними. Время, когда человек ощущал себя "мыслящим тростником", близится к концу. В борьбе со стихиями на разных этапах может участвовать каждый.

Итак, читать или не читать?

Если вы живете в сейсмически опасной зоне (а к ним относится свыше 20 процентов площади страны), этот вопрос, вероятно, излишен. Во всяком случае, если вы сами или ваши близкие окажутся в потрясенной области, книга, подобная этой, вас обязательно заинтересует. Но еще лучше, если вы сможете ее прочесть до того, как подземный "гром грянет". Впрочем, применительно к этой книжке совет, возможно, опоздал. Раз уж вы, читатель, взяли ее в руки... В добрый час! Пусть знакомство с книгой о землетрясениях предупредит и, может быть, ослабит трудности знакомства с землетрясениями.

По замыслу каждая глава книги вводит читателя в одну из ведущих и животрепещущих проблем на примере показательного региона или особо примечательных сейсмических событий. Этим обеспечивается познавательность. Материал естественно группируется в три раздела, которые условно можно назвать "история", "современность " и "прогноз". Конечно, история вторгается в современность и прогноз строится с учетом истории. Темы и районы ограничены в той мере, в какой ограничены интересы и личный опыт автора. Несомненно, такие ограничения ведут к определенным потерям. Может быть, они будут возмещены более или менее подробным показом самого процесса исследования и изысканий, трудностей и нерешенных вопросов. Стремление к занимательности изложения и некоторые журналистские приемы, думается, не должны нанести ущерба научной строгости приведенных сведений.

Главы книги, хотя и связаны общей тематикой и замыслом, вполне самостоятельны. Поэтому, прочтя любую из них, читатель может прервать чтение, не опасаясь, что не узнал самого главного. Но у автора есть надежда, что если какая-то глава заинтересует читателя, следующая за ней его не разочарует и не станет последней из прочитанных в этой книге. Труднее других преодолеть первую главу, но без нее неспециалисту вряд ли обойтись: с предметом, основными разделами, задачами, методами, понятиями и терминами все же лучше познакомиться заранее даже читателю, ищущему свободного чтения.

Многие люди -- коллеги, спутники по экспедициям, специалисты в смежных и дальних областях -- помогали так или иначе, большей частью не подозревая об этом, появлению книжки. Их имена по возможности приводятся в тексте. Кроме одного -- жены. А ей, Корнелии Ивановне Никоновой, наибольшая признательность за всестороннюю помощь.


 Об авторе

Андрей Алексеевич Никонов

Родился в Ленинграде в 1932 г. в семье геологов. Окончил Московский государственный университет им. М.В.Ломоносова. Доктор геолого-минералогических наук, профессор, главный научный сотрудник Института физики Земли им. О.Ю.Шмидта РАН. Ведет исследования по сейсмичности, палеосейсмологии, сейсмотектонике, новейшим и современным движениям земной коры, оценке сейсмической и цунамиопасности. Организатор и участник многих экспедиций на Кольский полуостров и в Карелию, в горы Средней Азии, Кавказа, Крыма, на Камчатку и Курильские острова, а также в Афганистан, Сицилию, Швецию. Участвовал в обследовании эпицентральных областей нескольких разрушительных землетрясений. Автор свыше 500 научных и научно-популярных публикаций. Среди них книги "От Амударьи до Гиндукуша" (1970), "Современные движения земной коры" (1979), "Человек возбуждает земную кору" (1980), "По следам сильных землетрясений" (совместно с В.С.Хромовских, 1984), "Землетрясения: прошлое, современность, прогноз" (1984).

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце