URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Бодуэн-де-Куртенэ И.А. Сборник задач по введению в языковедение, по преимуществу применительно к русскому языку
Id: 100397
 
2999 руб.

Сборник задач по введению в языковедение, по преимуществу применительно к русскому языку

1912. 96 с. Мягкая обложка. Букинист. Состояние: 4. .

 Аннотация

Предлагаемая читателю книга уникальна. Это, по сути дела, единственное последовательное изложение теоретических идей крупнейшего ученого, классика науки о языке, основателя Петербургской школы языковедения И. А. Бодуэна де Куртенэ. В основе книги --- курс лекций, который читался для выпускников гимназий, поступивших в университет. Особое внимание в книге уделяется фонологии и морфемике; в трудах Бодуэна де Куртенэ разработаны важнейшие понятия лингвистики --- "фонемы" и "морфемы". Рассматривается также двойное членение предложения: на фонетические слова, слоги, фонемы и на синтаксические целые, синтагмы, морфемы; поднимаются многие другие проблемы лингвистики XX в.

В приложении к книге публикуется выходивший отдельно сборник задач по курсу "Введение в языковедение", составленных автором. Именно Бодуэн де Куртенэ впервые использовал жанр задач для знакомства с основами науки о языке, проверки и закрепления знаний в этой области.

Рекомендуется студентам-филологам и всем, кто интересуется начальными сведениями по языкознанию.


 "Введение в языковедение" И.А.Бодуэна де Куртенэ

Среди трудов классика русской (и одновременно польской) науки о языке Ивана Александровича Бодуэна де Куртенэ (1845--1929) "Введение в языковедение" занимает совершенно особое место. Так получилось, что у него, несмотря на долгую жизнь и немалое число публикаций, почти не было работ, где бы он систематически излагал свои теоретические идеи. Книг у него было немного, а те, что были, в основном касались сравнительно узких проблем. Почти в каждой публикации имеются замечания и отступления, относящиеся к общим теоретическим вопросам, но обычно они имеют лишь попутный характер. В отличие от концепций многих других лингвистов концепция Бодуэна де Куртенэ может быть сколько-нибудь адекватно понята лишь при знакомстве со всем его обширным наследием, наиболее полно представленным в двухтомнике трудов ученого, изданном в 1963 г. Академиями наук СССР и Польши. К тому же надо учитывать и постоянные изменения этой концепции, все время развивавшейся.

Лишь дважды Бодуэн де Куртенэ, и то скорее по необходимости, выступил с более или менее связным и последовательным изложением своих теоретических идей. Первый раз это было в статье "Язык и языки" в энциклопедии Брокгауза и Ефрона (1904). Но там, во-первых, объем текста не мог быть большим, во-вторых, по требованиям жанра ученый должен был писать не только о своих идеях, но и об идеях других языковедов. Второй раз такое изложение мы имеем в данном учебнике, впервые увидевшем в свет в 1908 г. В основу данной публикации положено пятое, последнее его издание 1917 г. В двухтомник 1963 г. вошли лишь извлечения из учебника (тогда как энциклопедическая статья была переиздана целиком), полностью он воспроизводится здесь впервые.

Учебник относится к петербургскому периоду деятельности ученого (1900--1918), в который его лингвистическая концепция окончательно сложилась; в самый последний, варшавский период она уже не претерпела значительных изменений. В эти годы Бодуэн де Куртенэ был профессором Петербургского (затем Петроградского) университета, одновременно он читал лекции и в других учебных заведениях, в том числе на Высших женских курсах (в университет до 1917 г. женщины не допускались и должны были учиться отдельно). Именно из лекций по введению в языковедение на этих курсах сложился данный текст. Надо учитывать, что все его публикации не были полноценными изданиями и не поступали в продажу. Это были так называемые литографированные издания, размножавшиеся в помощь студентам. Профессор при повторных публикациях дополнял свой текст; в том числе в 1912 г. он добавил к нему сборник задач. Как сам Бодуэн де Куртене писал в послесловии, он мечтал "о составлении книги по "введению в языковедение", обработанной как следует". Но он вынужден был заявить: "К сожалению, обстоятельства и условия моей жизни таковы, что они парализуют мою научную деятельность". Надо учитывать, что с 1913 г. Бодуэн де Куртенэ подвергся судебным преследованиям за свою деятельность в защиту прав языков национальных меньшинств России, несколько месяцев в 1914 г. провел в тюрьме и вынужденно покинул университет, куда ненадолго вернулся лишь после Февральской революции. Учебник так и не получил настоящей известности и не был до конца доработан.

Несмотря на это, а также на вытекающую из жанра особую популярность изложения (курс введения в языковедение читался для выпускников гимназий, только поступивших в университет), учебник содержит много интересных идей и положений. Его автор просто не умел ограничиваться простой регистрацией фактов, не любил пересказывать "общепринятые" чужие мнения, а всегда излагал собственные взгляды. К тому же сам жанр требовал объяснения главных понятий науки о языке, популярного знакомства с основами лингвистической теории.

Жанр учебника введения в языковедение сейчас уже представлен в нашей стране рядом книг, найдя классическое выражение в широко известном учебнике А.А.Реформатского (первое издание -- 1947). Во времена Бодуэна де Куртенэ этот жанр только складывался. Надо учитывать, что тогда еще господствовало представление о языковедении как о чисто исторической науке. Считалось, что любой лингвистический курс должен, прежде всего, рассказывать об истории конкретных языков, о том, как языки развиваются и к чему восходят те или иные явления. Но в этой книге мы видим иное. Ее большая часть говорит о языке "вообще" без какого-либо обращения к языковой истории. Как стало принято говорить в лингвистике XX в., подход автора вполне синхронен. Лишь ближе к концу, особенно в связи с разграничением типов чередований, Бодуэн де Куртенэ начинает обращаться и к историческим вопросам, поскольку наряду с чередованиями, объяснимыми исходя из современного состояния языка, существуют и чередования, объяснимые лишь исторически. Но и здесь он строго разграничивает современный язык и его прошлое, предостерегая против их смешения, наблюдавшегося в тогдашних описаниях русского и других языков, в том числе в учебниках.

В книге затрагиваются многие важнейшие вопросы теоретической лингвистики, хотя и с разной степенью подробности (что хорошо видно, если сравнивать данный учебник, скажем, с учебником Реформатского). Специально не говорится о семантике, сравнительно мало затронут синтаксис, не рассмотрены такие вопросы морфологии, как части речи или грамматические категории. Основное внимание уделено двум дисциплинам: фонологии и одному из разделов морфологии -- морфемике. В связи с фонологией также рассмотрены вопросы письменности, обычно находившиеся в XX в. на периферии внимания лингвистов. Безусловно, Бодуэн де Куртенэ излагал, прежде всего, то, чем сам более всего занимался и во что внес наибольший теоретический вклад. Важнейшие для науки о языке понятия фонемы и морфемы впервые были разработаны именно в его трудах. Хотя к этим понятиям он возвращался в своих публикациях неоднократно, постоянно их модифицируя, но именно здесь ему пришлось наиболее последовательно и четко (хотя по необходимости крайне популярно) дать изложение своих фонологических и морфологических взглядов. Подробно изложена психологическая концепция фонемы и морфемы, трактуемых как результат ассоциаций "произносительно-слуховых представлений". От такого понимания фонемы и морфемы следующее поколение лингвистов отказалось, однако сами эти два понятия остались и на них всегда основывались соответственно фонология и морфология XX в. Детально рассмотрены также проблема соотношения фонемы и письменной единицы -- графемы, принципы фонологической транскрипции, типы фонемных чередований.

Помимо фонологии и морфемики в учебнике специально рассмотрен общий вопрос членения текста на единицы разных уровней. До начала XX в. этот вопрос не ставился в науке о языке, так как языковеды ограничивались интуитивными представлениями о выделении слов и звуков. Однако исследования языков, по строю отличавшихся от европейских, для которых нельзя было опираться на интуицию, требовали выработки собственно лингвистических критериев выделения единиц языка. Бодуэн де Куртенэ был здесь одним из первых в мировой науке. В учебнике он повторил произведенное в вышеупомянутой энциклопедической статье двойное членение предложения: на фонетические и "семасиологически-морфологические" единицы. На примере фразы Что написано пером, того не вырубишь топором выделяются единицы первого членения (фонетические слова, слоги, фонемы) и единицы второго членения (синтаксические целые, синтагмы, морфемы). Отметим, что оба этих членения, основанные на строго лингвистических критериях, не позволяют выделить слово в традиционном смысле. Например, целая последовательность не вырубишь (одновременно фонетическое слово и синтагма) ни в одном из предлагаемых членений не делится на не и вырубишь. Она может делиться лишь на четыре слога или же (при иных границах) на четыре морфемы. Бодуэн де Куртенэ фактически пришел к выводу, что привычное членение на слова не может быть получено на основе собственно лингвистических критериев.

Среди более частных морфологических проблем отметим выделение в учебнике нулевых морфем, например, показателей именительного падежа единственного числа в словах вроде дом, конь. Понятие нулевой морфемы даже к середине XX в. признавалось далеко не всеми лингвистами, а здесь оно уже последовательно сформулировано.

В учебнике Бодуэн де Куртенэ объяснял студентам основные понятия новой лингвистики XX в., тогда только создававшейся. Этой науке он противопоставлял архаические традиции современных ему гимназических учебников. Русская (и не только русская) школьная традиция той эпохи основывалась на идеях и методах, мало изменившихся со времен античных и средневековых грамматистов. Путали звуки и буквы, систему современного языка и его историю. Борьба с этой традицией, стремление связать науку со школьной практикой -- общая черта, объединявшая Петербургскую школу, созданную Бодуэном де Куртенэ, с другой ведущей школой русского языкознания -- Московской школой, основанной Ф.Ф.Фортунатовым. У самого Бодуэна де Куртенэ высказывания на этот счет постоянны на всем протяжении его деятельности. В современных школьных учебниках, конечно, кое-что изменилось, например, звуки (фонемы) отграничиваются от букв более или менее строго. Однако, некоторые из положений, критикуемых в данной книге, можно найти и в современных учебниках. Во всяком случае, проблема научной основы школьных учебников родного и иностранных языков продолжает оставаться не менее актуальной, чем почти столетие назад.

Наконец, надо остановиться на приложении к учебнику Бодуэна де Куртенэ -- отдельно изданному сборнику задач по курсу введения в языковедение. Эти задачи служат иллюстрацией ко многим пунктам курса, сама структура задачника в основном повторяет структуру учебника. В частности, критика тех или иных ошибочных или примитивных формулировок гимназических учебников дополняется задачами, в которых студентам предлагается самостоятельно опровергнуть эти формулировки. Далее многие задачи представляют собой просто упражнения на закрепление тех или иных положений курса: Что такое фонема? Что такое графема? и т.д. Есть также и упражнения на применение этих положений к конкретному материалу, главным образом русского языка.

Сама идея применения жанра задачи к курсу введения в языковедение была для того времени новой и оригинальной (пусть с нынешней точки зрения мы назвали бы большинство задач скорее упражнениями). С 60Нх гг. в нашей стране начал активно развиваться несколько иной жанр, -- так называемой самодостаточной задачи. Это развитие началось со статьи видного отечественного лингвиста, ныне академика А.А.Зализняка "Лингвистические задачи", опубликованной в 1963 г. в сборнике "Исследования по структурной типологии".

В 1965 г. в МГУ прошла первая школьная олимпиада по языковедению и математике. С тех пор прошло тридцать четыре таких олимпиады (теперь они именуются олимпиадами по лингвистике и математике), которые последние годы проводят два московских университета: МГУ и РГГУ, а в конце 2004 г. состоится тридцать пятая олимпиада. А помимо этих олимпиад проводятся игры-конкурсы "Русский медвежонок -- языкознание для всех". Наконец, олимпиада по лингвистике уже перешла и национальные границы: состоялись две международные олимпиады, последняя из которых прошла летом 2004 г. в Москве с участием команд из Нидерландов, Польши, Болгарии и других стран. Лингвистические задачи используются и в обучении студентов в МГУ, РГГУ и других вузах. С современным типом лингвистических задач можно познакомиться в ряде сборников: "Лингвистические задачи", М., 1983; "Задачи по лингвистике", М., 1991; "Лингвистика в задачах. Условия, решения, комментарии", М., 1995. Теория составления лингвистических задач специально рассмотрена в книге А.Н.Журинского (1938--1991) "Слово, буква, число. Обсуждение самодостаточных лингвистических задач с разбором ста образцов жанра", М., 1993.

Эти задачи не так уже похожи на те, которые составлял в качестве приложения к своему курсу Иван Александрович Бодуэн де Куртенэ. Однако идея использовать жанр задачи для знакомства студентов и школьников с основами науки о языке, выдвинутая выдающимся ученым, оказалась очень плодотворной. И многое другое из содержащегося в давнем и недостаточно известном его учебнике, как нам представляется, далеко не устарело и может быть интересно для современного читателя.

Доктор филологических наук, профессор В.М.Алпатов

 Оглавление

Предварительная замечанiя
Глава 1. Изъ русскихъ "грамматикъ", изъ "грамматикъ русскаго языка"
Глава 2. Простешiе элементы языка
Глава 3. Делимость писанно-зрительнаго /графически-оптическаго/ языка
Глава 4. Два главныхъ уклада языковыхъ представленiй
Глава 5. Описание произносительнаго ислолнительнаго аппарата
Глава 6. Упорядоченiе разнообразiя произносительно-слуховыхъ элементовъ языка, существующихъ въ психическомъ центре. Классификацiя фонемъ
Глава 7. /продолженiе 6-ой главы/. Обозренiеи упорядоченiе гласныхъ фонемъ /vocales/ русскаго языкового мышленiя
Глава 8. Связь писанно-зрительныхъ /графически-оптическихъ/ представленiй съ представленiями, съ одной стороны произносительно-слуховыми /фонацiонно-аудицiонными/, съ другой же стороны съ представленiями морфологическими и др. даннаго языкового мышленiя
 Формула русской графики
Глава 9. Измененiя и переходы въ языки. Чередованiя /альтернацiи/
Глава 10. Транскрипцiя
Глава II. Семасiологизацiя и морфологизацiя
Глава 12. Морфологическая ассимиляцiя /"аналогiя"/ и семасiологическая ассимиляцiя /"народная этимологiя", "народное словопроизводство", осмысленiе
Глава 13. Дополнительная
 А.Различенiе понятiй
 Б.Терминологiя, Объясненiе некоторыхъ терминовъ
Глава 14. Объяснительная и дополнительная /частью вместо Предисловiя/
 Указанiя, какъ пользоваться этими лекцiями
 Сопоставлено параграфовъ изъ Б.-де-К.Зад., Б.-де-К.Вв. и Б.-де-К. Отн.
 Объясненiе сокращенiй и знаковъ. Заглавiя книгъ, статей и литографированныхъ изданiй
 Рисунокъ. Вертикальный сагиттальный разрезъ головы и шеи. Органы обнаруживанiя произносительно-слухового языка
 Оглавленiе
 Опечатки

Приложение. Сборник задач по "Введенiю в языковеденiе (по преимуществу применительно к русскому языку)

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце